Царь Соломон. Философские истории

tsar-Solomon-filosofskiye-istoriiЦарь Соломон не достиг еще среднего возраста — сорока пяти лет, — а слава о его мудрости и красоте, о великолепии его жизни распространилась далеко за пределами Палестины. Чего бы глаза царя ни пожелали, он не отказывал им и не возбранял сердцу своему никакого веселия. Семьсот жен было у царя и триста наложниц, не считая рабынь и танцовщиц. И всех их очаровывал своей любовью Соломон, потому что Бог дал ему такую неиссякаемую силу страсти, какой не было у людей обыкновенных. Он любил белолицых, черноглазых, красногубых хеттеянок за их яркую, но мгновенную красоту, которая так же рано прелестно расцветает и так же быстро вянет, как цветок нарцисса. Он любил смуглых, высоких, пламенных филистимлянок с жесткими курчавыми волосами. Любил царь Соломон и нежных, маленьких, гибких аммореянок, сложенных без упрека, — их верность и покорность в любви вошли в пословицу. Любил царь и женщин из Ассирии, удлинявших свои глаза, и образованных, веселых и остроумных дочерей Сидона, умевших хорошо петь, танцевать и играть на арфе и флейте. Читать далее «Царь Соломон. Философские истории»

Сказка про царевича. Философская история о любви

Сказка про царевича. Философская история о любвиЭта история знакомит нас с одной интересной нравственной задачкой. Вот такой.

Жил-был царевич. Он был красивый, но по жизни жутко наивный – хотя бы потому, что его нежно любящий папа делал все, чтобы от житейских невзгод его отгородить.

А можете догадаться, что у папы нашего царевича возможности для этого были.

Но вот случился прокол, царевич жизни немного коснулся, ужаснулся – и решил, что должен идти в мир и найти путь, чтобы всех от такой жизни спасти навсегда. Естественно, его более здравомыслящие родные сделали все, чтобы он никуда не уходил, тем более – в его ситуации.

А ситуация была совершенно определенная: его любящий, но дряхлеющий отец мечтал только о том, чтобы наконец-то выросший сын наконец-то заступил на царствование, а молодая и красивая жена царевича как раз родила ему сына. Мало?
Читать далее «Сказка про царевича. Философская история о любви»

О душевном насморке

О душевном насморкеИменно к той любви, которую так восторженно воспевают поэты и с трепетом душевным ожидают подростки (и не подростки), я не могу относиться иначе, как к тяжелой душевной болезни (или, в ее легкой форме, как к душевному насморку).
Читать далее «О душевном насморке»

Любимый и друг. Философские истории психолога о любви

Любимый и друг. Философские истории психолога о любвиПозвольте предложить вам несколько вопросов. Что в них вы узнаете о себе? Наверное, многое, хотя мои комментарии будут минимальны. Все, что нужно, вы сможете сказать себе сами: все будет просто очевидно.

Итак,

У вас есть Друг – настоящий Друг с большой буквы, и ради него вы готовы на все. Но вот он, продолжая дружить с вами, стал дружить еще с кем-то.
Читать далее «Любимый и друг. Философские истории психолога о любви»

Свежесть Древнего Мира

Древние греки, как и римляне, в своем отношении к сексу в гораздо большей степени, чем мы, руководствовались здравым смыслом. Гетеры были украшением общества, и, когда город посещала известная гетера, самые уважаемые лица города считали за честь приветствовать ее как деятеля культуры. Больше всего женщин, предлагавших свое тело, кучковалось вокруг храмов, и выручка с этого богоугодного дела также подпитывала духовные устои общества. Естественно, была широко развита и обычная проституция, но она, как дешевая сексуальная распродажа, обществом и государством регулировалась – иногда поощрялась, иногда ограничивалась.

Читать далее «Свежесть Древнего Мира»

Детство на всю жизнь. Философские истории психолога о любви

Детство на всю жизньКогда ребенку плохо или что-то нужно, он плачет – тогда родители подходят и помогают ему. Это усваивается сразу: чтобы родители начали вокруг него крутиться, ему должно быть плохо.

Первый урок усвоен.

Далее: чтобы управлять ребенком, родители нередко перекрывают ему кислород – лишают любви. Но дети, увидев такой образец, начинают делать то же самое.
Читать далее «Детство на всю жизнь. Философские истории психолога о любви»

Две семьи. Философские истории психолога о любви

Две семьи. Философские истории психолога о любвиУ меня есть две знакомые семьи. В одной – постоянные ссоры, претензии, обиды и очень искренние сцены ревности. Костя иногда пьет, а когда-то Лиду и бьет. Но они не могут друг без друга жить, и, если Костя задерживается, Лида безумно переживает. А если, не дай Бог, с Лидой что-то случится, Костя, похоже, этого не переживет… Развод для них исключен, потому что они вросли друг в друга и, если бы случилось разводиться, резать пришлось бы по живому.

«С ним тяжело, но я к нему так привязана!» – всхлипывает Лида. Все верно, о любви тут говорить трудно, а вот привязанность – налицо.
Читать далее «Две семьи. Философские истории психолога о любви»