Сонет 339. С тех пор как небо мне глаза раскрыло — Франческо Петрарка

С тех пор как небо мне глаза раскрыло
И подняли меня Амур и знанье,
Я видел сам, как в смертное созданье
Свой блеск вливало каждое светило.

Иные мне, бессмертные явило
Высокие обличья мирозданье,
Которых ни земное созерцанье,
Ни робкое сознанье не вместило. Читать далее «Сонет 339. С тех пор как небо мне глаза раскрыло — Франческо Петрарка»

Как горько понимать, что стали мы чужими — Черубина де Габриак

Как горько понимать, что стали мы чужими,
не перейдя мучительной черты.
Зачем перед концом ты спрашиваешь имя
того, кем не был ты?

Он был совсем другой и звал меня иначе,-
так ласково меня никто уж не зовет. Читать далее «Как горько понимать, что стали мы чужими — Черубина де Габриак»

Баллада о графине Эллен де Курси — Максим Горький

Баллада о графине Эллен де Курси,
украшенная различными сентенциями,
среди которых есть весьма забавные

Известно ли Вам, о мой друг, что в Бретани
Нет лучше — хоть камни спроси! —
Нет лучше средь божьих созданий
Графини Эллен де Курси?

Все, что творится в мире,
Мы видеть и слышать должны,
Для этого нам добрым богом
Глаза и уши даны.

Из замка она выплывает, как лебедь,
К подъемному мосту идет.
Солнце смеется в небе.
Нищий стоит у ворот. Читать далее «Баллада о графине Эллен де Курси — Максим Горький»

Сонет 340. Мой драгоценный, нежный мой оплот — Франческо Петрарка

Мой драгоценный, нежный мой оплот,
Который скрыла от меня могила
И благосклонно небо приютило,
Приди к тому, кто состраданья ждет.

Ты посещала сны мои, но вот
Меня и этой радости лишила.
Какая останавливает сила
Тебя? Ведь гнев на небе не живет, Читать далее «Сонет 340. Мой драгоценный, нежный мой оплот — Франческо Петрарка»

В этот вечер парижский, взволнованно-синий — Ирина Одоевцева

В этот вечер парижский, взволнованно-синий,
Чтобы встречи дождаться и время убить,
От витрины к витрине, в большом магазине
Помодней, подешевле, получше купить.

С неудачной любовью… Другой не бывает —
У красивых, жестоких и праздных, как ты.
В зеркалах электрический свет расцветает
Фантастически-нежно, как ночью цветы. Читать далее «В этот вечер парижский, взволнованно-синий — Ирина Одоевцева»

Поэма (Старый розовый куст, колючий, пыльный, без листьев…) — Александр Блок

Старый розовый куст, колючий, пыльный, без листьев,
Грустно качал головой у подножья высокой бойницы.
Роза последняя пышно цвела вчера еще утром,
Рыцарь розу сорвал, он сорвал ее не для милой.
Листья ветер разнес и носит их по оврагу,
Лишь остались шипы, и бедные прутья со злобой
В окна бойницы ползут, но тщетно ищут добычи.
Бедный рыцарь! Он плачет горько на башне высокой,
Слезы роняет одну за другой, и катятся крупные слезы
Вдоль по старой стене на ветви страдающей розы…
Сорван цветок. Она не вернется. Сердце разбито.
Меч заржавел, просится в бой на страшную сечу,
Кончено всё. Счастье в могиле. В тоске безотчетной
Рыцарь плачет, и плачет бедный розовый куст.
Оба страдают. Один потерял свою розу,
Розу, алевшую в ярких лучах холодного утра… Читать далее «Поэма (Старый розовый куст, колючий, пыльный, без листьев…) — Александр Блок»

Сонет 342. Питаю сердце тем, чего довольно — Франческо Петрарка

Питаю сердце тем, чего довольно
От господина моего имею.
Зальюсь слезами, вздрогнув, побледнею, —
Так от глубокой раны сердцу больно.

Но часто мне, простертому безвольно,
Является она. Нет схожих с нею!
И у моей постели — я не смею
Взглянуть! — она садится, сердобольна. Читать далее «Сонет 342. Питаю сердце тем, чего довольно — Франческо Петрарка»

Здесь, на этом перекрёстке, в тихий, чуткий час ночной — Федор Сологуб

Здесь, на этом перекрёстке, в тихий, чуткий час ночной
Ты стояла предо мною, озарённая луной,
И, бессмертными словами откровенье роковое
Повторяя, говорила, что на свете только двое,
Что в созданьи многоликом только я и только ты
В споре вечном и великом сплетены, но не слиты. Читать далее «Здесь, на этом перекрёстке, в тихий, чуткий час ночной — Федор Сологуб»

Признание даме, спрашивавшей автора, отчего ему жарко — Владимир Соловьев

(Из Гафиза, подражание Лермонтову)
Мне жарко потому, что я тебя люблю!
Хоть знаю, что вконец себя я погублю,
Но тем не менее как свечка я горю.
Как свечка я горю и таю, как она! Читать далее «Признание даме, спрашивавшей автора, отчего ему жарко — Владимир Соловьев»

Когда-то, когда я носил короткие панталончики — Вадим Шершеневич

Когда-то, когда я носил короткие панталончики,
Был глупым, как сказка, и читал «Вокруг света»,
Я часто задумывался на балкончике
О том, как любят знаменитые поэты.
И потому, что я был маленький чудак,
Мне казалось, что это бывает так:

Прекрасный и стройный, он встречается с нею… Читать далее «Когда-то, когда я носил короткие панталончики — Вадим Шершеневич»