Aut nihil — Ольга Седакова

Когда они умирают
или приближаются к смерти,
мои споры с ними кончаются,
и теперь я на их стороне.

На стороне слепцов,
заводящих других слепцов в такую яму,
из которой уже не выбраться;
на стороне скупердяев,
которые сидят у родника и сосредоточенно терпят: Читать далее «Aut nihil — Ольга Седакова»

Пригорюнилась, похудела, или, может, стряслась беда — Аля Кудряшева

Пригорюнилась, похудела, или, может, стряслась беда? Это очень смешное дело — выйти из дому в никуда. Пусть не трогает время нас — мы оказались не на земле, а по городу ходит насморк и чихает куда не лень. Забирается в заоконье и из труб на асфальт течет, мне бы лучше сидеть спокойно, мне бы лучше писать отчет. Между прочим, такая тема, что сдавать его в ноябре, я бы, может, того хотела, но пока вместо текста — бред, вместо выводов — многоточье, вместо тезисов — ерунда, а пойдем погуляем ночью? Ненадолго, ненавсегда, просто выйдем в усталый будень, убежим от чужой возни и забудем все, и забудем, и забудемся, черт возьми. Читать далее «Пригорюнилась, похудела, или, может, стряслась беда — Аля Кудряшева»

Повесить его — Иван Тургенев

— Это случилось в 1805 году, — начал мой старый знакомый, — незадолго до Аустерлица. Полк, в котором я служил офицером, стоял на квартирах в Моравии.

Нам было строго запрещено беспокоить и притеснять жителей; они и так смотрели на нас косо, хоть мы и считались союзниками.

У меня был денщик, бывший крепостной моей матери, Егор по имени. Человек он был честный и смирный; я знал его с детства и обращался с ним как с другом. Читать далее «Повесить его — Иван Тургенев»

Приснился мне город — Уолт Уитмен

Приснился мне город, который нельзя одолеть, хотя бы
напали на него все страны вселенной,
Мне мнилось, что это был город Друзей, какого еще никогда
не бывало.
И превыше всего в этом городе крепкая ценилась любовь,
И каждый час она сказывалась в каждом поступке жителей
этого города,
В каждом их слове и взгляде.

Уолт Уитмен
(Перевод Корнея Чуковского)

Образ, как на Гексаграмме — Лью Уэлч

Вот образ, как на Гексаграмме:
Отшельник запирает дверь от бури.
Хранит тепло в дому.
Всю зиму разбирает всё свое.
Что начато — закончить надо.
А прочее — отбросить прочь. Читать далее «Образ, как на Гексаграмме — Лью Уэлч»

Мы растем из железа — Алексей Гастев

Смотрите! — Я стою среди них: станков, молотков, вагранок и горн и
среди сотни товарищей.
Вверху железный кованный простор.
По сторонам идут балки и угольники.
Они поднимаются на десять сажен.
Загибаются справа и слева.
Соединяются стропилами в куполах и, как плечи великана, держат всю
железную постройку.
Они стремительны, они размашисты, они сильны.
Они требуют еще большей силы. Читать далее «Мы растем из железа — Алексей Гастев»

Трактат — Уильям Карлос Уильямс

Я расскажу вам, мои горожане,
как нужно устраивать похороны —
вам понадобится целая труппа
актеров —
по меньшей мере один должен будет вычистить мир —
и вы непременно должны уметь видеть, где низ.

Смотрите! катафалк впереди.
Я начну с его внешнего вида.
Ради Бога, только не черный —
но и не белый — и не блестящий!
Лучше всего — потрепанный — как фермерский фургон —
с позолоченными колесами (они могут быть
и новыми при низкой стоимости)
или вовсе без колес:
тяжелая платформа, что тащат по земле. Читать далее «Трактат — Уильям Карлос Уильямс»

Отец, почивший на Небесах — Чарльз Буковски

мой отец был практичным человеком.
у него была идея.
«мой сын, видишь», — говорил он, —
«я могу платить за этот дом всю жизнь —
тогда он мой.
когда я умру, я передам его тебе.
ты можешь тоже всю жизнь приобретать дом,
и тогда у тебя будет два дома,
и ты передашь эти два дома своему
сыну, и он всю жизнь будет приобретать дом,
и, когда ты умрёшь, твой сын…» Читать далее «Отец, почивший на Небесах — Чарльз Буковски»

Извозчики города Глазго — Феликс Кривин

Извозчики города Глазго съезжались на свой очередной
сбор, официально называемый слетом работников
транспорта.

Стояла зябкая, слякотная погода. В такую погоду хорошо
иметь за спиной веселого седока, потому что ничто
так не согревает, как разговор, — это отлично знают извозчики.

Но веселые седоки брели в этот день пешком, возложив
на транспорт только свои надежды. На городской
транспорт возлагались сегодня очень большие надежды,
и, возможно, поэтому он подвигался так тяжело. Читать далее «Извозчики города Глазго — Феликс Кривин»

Вянут настурции на длинных жердинках — Елена Гуро

Вянут настурции на длинных жердинках.
Острой гарью пахнут торфяники.
Одиноко скитаются глубокие души.
Лето переспело от жары.
Не трогай меня своим злым током…
Меж шелестами и запахами, переспелого, вянущего лета, Читать далее «Вянут настурции на длинных жердинках — Елена Гуро»