Вянут настурции на длинных жердинках — Елена Гуро

Вянут настурции на длинных жердинках.
Острой гарью пахнут торфяники.
Одиноко скитаются глубокие души.
Лето переспело от жары.
Не трогай меня своим злым током…
Меж шелестами и запахами, переспелого, вянущего лета, Читать далее «Вянут настурции на длинных жердинках — Елена Гуро»

В большой греческой колонии, в 2 году до нашей эры — Константинос Кавафис

Чтоб убедиться, что дела в колонии идут не так, как надо,
достаточно одного взгляда,
но как-никак мы движемся вперед,
и срок — не меньшинство убеждено в том — настает
вождя и реформатора призвать нам. Читать далее «В большой греческой колонии, в 2 году до нашей эры — Константинос Кавафис»

Иван Тургенев — Н. Н.

Стройно и тихо проходишь ты по жизненному пути, без слез и без улыбки, едва оживленная равнодушным вниманием.
Ты добра и умна… и всё тебе чуждо — и никто тебе не нужен.
Ты прекрасна — и никто не скажет: дорожишь ли ты своей красотою или нет? Ты безучастна сама — и не требуешь участия. Читать далее «Иван Тургенев — Н. Н.»

Baby-face whores — Вера Полозкова

им казалось, что если все это кончится — то оставит на них какой-нибудь страшный след
западут глазницы
осипнет голос
деформируется скелет
им обоим в минуту станет по сорок лет
если кто-то и выживает после такого — то он заика и инвалид
но меняется только взгляд
ни малейших иных примет
даже хочется, чтоб болело
но не болит Читать далее «Baby-face whores — Вера Полозкова»

Маленькие кусочки счастья, не взял ли я вас от жизни — Федор Сологуб

Маленькие кусочки счастья, не взял ли я вас от жизни?
Дивные и мудрые книги,
таинственные очарования музыки,
умилительные молитвы,
невинные, милые детские лица,
сладостные благоухания,
и звезды, — недоступные, ясные звезды! Читать далее «Маленькие кусочки счастья, не взял ли я вас от жизни — Федор Сологуб»

К Гёльдерлину — Райнер Мария Рильке

Пребывание наше недолго, пусть даже
на родине. Из завершенных картин
дух низвергается слишком стремительно на
завершившего. Море лишь вечно. Здесь же
слишком усердно паденье. Из чувства свободы —
в виновное, в кару, все ниже. Читать далее «К Гёльдерлину — Райнер Мария Рильке»

Голуби — Иван Тургенев

Я стоял на вершине пологого холма; передо мною — то золотым, то посеребренным морем — раскинулась и пестрела спелая рожь.

Но не бегало зыби по этому морю; не струился душный воздух: назревала гроза великая.

Около меня солнце еще светило — горячо и тускло; но там, за рожью, не слишком далеко, темно-синяя туча лежала грузной громадой на целой половине небосклона. Читать далее «Голуби — Иван Тургенев»

Revolution-13 — Ок Мельникова

вот твой город сошёл с афиши фильма про апокалипсис, глядит с прищуром, курит, устало скалится. думали, никто уже не позарится на него, да стал он совсем иным.

погляди, он жив, только вспорот этим оскалом ржавым, осиным жалом, тупым кинжалом. внутри пекло, пламя, он дышит жаром, исторгая сизый курчавый дым. Читать далее «Revolution-13 — Ок Мельникова»

Прощание Наполеона — Михаил Лермонтов

— 1 —
Прости! о край, где тень моей славы восстала и покрыла землю своим именем, — он покидает меня теперь, но страница его истории, самая мрачная или блестящая, наполнена моими подвигами. Я воевал с целым светом, который победил меня только тогда, когда метеор завоеваний заманил меня слишком далёко; я противился народам, которые боялись меня, оставленного, последнего, единственного пленника из миллионов бывших на войне. Читать далее «Прощание Наполеона — Михаил Лермонтов»

Пир у Верховного Существа — Иван Тургенев

Однажды Верховное Существо вздумало задать великий пир в своих лазоревых чертогах.

Все добродетели были им позваны в гости. Одни добродетели… мужчин он не приглашал… одних только дам.

Собралось их очень много — великих и малых. Малые добродетели были приятнее и любезнее великих; но все казались довольными и вежливо разговаривали между собою, как приличествует близким родственникам и знакомым. Читать далее «Пир у Верховного Существа — Иван Тургенев»