Диалог призрака со священником — Сильвия Плат

На вечерней прогулке в саду приходском
Быстро шагал отец Шоун. Был волглый, мозглый денёк.
Стоял чёрный декабрь. За каплей стекала капля,
Дрожали чаши цветов под дождём,
Словно пот ледяной прошиб каждый шип и цветок.
Взмыв, в ветвях запуталась сизая мгла, как странная цапля.

В раздумья свои погружён,
По саду гулял отец Шоун,
Вдруг призрак возник пред отцом,
У пастора волосы встали торчком.

«Что ты, — твёрдо священник сказал, —
Шатаешься, словно выткан из газа, дымом пропах,
По какому делу ты здесь?
Судя по бледности, в адовых льдах побывал,
Не жарился ты на углях. Но вопрос читаю в глазах,
Благородна осанка. Быть может, ты спустился с небес?»

Голосом, словно скованным льдом,
Священнику призрак поведал о том:
«Не посещал я эти края,
Не отпускает меня земля».

«Ну, ну, — подёрнул священник плечами, — ведь я
Басни тебя сочинять не просил
Об арфах златых, об адских огнях, а пока
Поведай, как жизнь завершилась твоя,
Что Господь тебе после жизни судил,
Трудно ль уважить любопытство старого дурака?»

«При жизни любовь изглодала меня
До белой кости среди белого дня.
При жизни любовь изглодала кожу,
Ныне насквозь меня она гложет».

«Какая любовь, — пастор спросил, покачав головой, —
Столь велика, что ныне и призрака самого
Изводит тоска и проклятью не видно конца?
Ты пыткой терзаешься, словно живой,
Считая, что не покидал ты мира сего,
И тень искупает тот грех, что соблазнял при жизни слепца».

«Ещё Судного дня
Нет для меня.
Пока не настал этот день,
В глиняном прахе живёт моя тень»

«Призрак любезный, — пастор исторг, —
Что за упрямство: в мёртвую плоть
Вцепилась, как в древо, душа, к ветви так
Льнёт после бури последний листок.
Покайся на Высшем суде, чтобы милость Господь
Явил до того, как небо Его разверзнет кулак.

Из бледной мглы тогда
Поклялся дух: «От века
Нет высшего суда,
Чем сердце человека».

Сильвия Плат, 1956 год
(Перевод Яна Пробштейна)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *