Как рождается страсть

Как рождается страстьПрежде всего позволю себе внести небольшое уточнение во вполне устоявшиеся представления. Память локализуется не только в мозге. Она странствует по телу бесконечным караваном гормонов и ферментов. Целая армия нейропегггидов состоит на посылках мозга и иммунной системы. Когда что-то происходит с телом — оно испытывает травматическое воздействие или же поражается болезнью, — нейропептиды воздействуют на мозг, являющийся также частью организма. Когда шоку подвергается мозг, будь то на уровне мысли или чувства, они обращаются к сердцу, пищеварительной системе и т.д. Мысль и чувство неотделимы друг от друга. Психическое и физическое здоровье идут рука об руку. Мы являем собой монолитный организм. Порой муки голода превозмогают мораль. Иногда наши чувства самым безнравственным образом жаждут обновления. Случается, что мужчина думает исключительно «одним местом». Поскольку мы покорны нашей биологии, требования и стремления плоти представляются нам базовыми инстинктами, глубинными мотивами поведения. Так, в жажде музыки мы видим проявление благородства, а в половом влечении — уступку низменным стремлениям. Мы восторгаемся досугом, который отдан музыке, но поиски партнера по сексу для нас не более чем постыдное времяпрепровождение. Тот, кто проводит день, фантазируя и занимаясь мастурбацией, для нас извращенец, но мы возносим человека, фанатично предающегося музыке. Когда любовь становится наваждением, все тело слышит боевой сигнал горна, призывающий к оружию.

«Столкновение двух личностей напоминает процесс химической реакции, — пишет Карл Джанг, — когда оба элемента претерпевают изменения». Взаимное притяжение двоих наполняет их тела фенилэтиламином, — эти молекулы придают ускорение потоку информации, поступающему от одной нервной клетки к другой. Они подгоняют мозг, стимулируют бешеный восторг, эйфорию, заставляя влюбленных чувствовать себя помолодевшими, бодрыми, энергичными, наслаждаться долгими беседами и бесконечно предаваться любви. Это «ускорение» является дополнительным допингом, многие люди становятся, по верному выражению Майкла Либовица и Доналда Клейна из Нью-йоркского государственного института психиатрии, «наркоманами прельщения» и нуждаются в любовной интриге, чтобы испытывать удовольствие от жизни. Пьянящая, изнурительная смена парения и депрессии дает ощущение головокружительного полета. Движимые голодом на химическом уровне, такие люди останавливаются на недостойных партнерах или же неправильно истолковывают чувства избранника. Гонимые тоской, они ступают на скользкую, ненадежную поверхность — и спустя мгновение летят вверх тормашками в пучину всепожирающей страстной любви. Очень быстро отношения дают трещину, и они оказываются отверженными. Вслед за этим любовная лихорадка вступает в иную фазу, — наступает период отчаяния, тяжелой депрессии, которую они пытаются вылечить новой влюбленностью. Либовиц и Клейн полагают, что эта карусель приводится в движение химическим дисбалансом мозга, потребностью в фенилэтиламине. При получении «наркотика» — антидепрессантов, выводящих из строя ферменты, способные подавлять молекулы фенилэтиламина, — изменения в поведении происходят разительно быстро. Удовлетворив свои потребности в фенилэтиламине, пациент приобретает способность вдумчиво и спокойно выбрать себе партнера. Наблюдение над поведением людей подтверждает эту гипотезу. Исследователи обнаружили также, насыщая мышей, резусов и других животных фенилэтиламином, что в результате этого они демонстрируют явное удовольствие и сдвиги в поведении, — кроме того, приводя в движение специальные рычаги, они просили дополнительной порции фенилэтиламина. Все говорит о том, что, когда мы влюбляемся, мозг пропитывает себя фенилэтиламином, и тогда мы открываемся для удовольствий, восторга, жизнерадостности. Для сладкой мании — любви.

Мы нуждаемся в фенилэтиламине не только из-за склонности к слепому увлечению. Существует множество нервных болезней, заставляющих людей испытывать чувство тревоги, постоянно стремиться к неизведанному. Удивительный феномен: опасность провоцирует любовные отношения. Сколько поистине легендарных историй любви разворачивалось во время войн! Они могут вызвать настоящий «бэби-бум». Любовь цветет также в экзотических краях. Когда чувства обострены стрессом, неизведанностью, страхом, проще впасть в экстаз, мистику или же влюбиться. Опасность делает нас восприимчивее к любви. Опасность служит стимулом для половой активности. Чтобы доказать это, ученые попросили холостяков пройти по висячему мосту. Этот мост выглядел устрашающе, хотя и не представлял никакой опасности. Те мужчины, которые сталкивались с женщинами на мосту, гораздо активнее налаживали с ними контакт, чем другие — встретившие тех же представительниц прекрасного пола, но в иной обстановке: в кэмпусе или же в офисе.

Из книги Дианы Аккерман «Любовь в истории»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *