Хоббит или туда и обратно в стихах

Хоббит или туда и обратно в стихахГЛАВА 1
Нежданные гости

В Средиземье есть страна
Хоббитоном названа.
Там везде холмы и горки,
В глубину прорыты норки.
На полу из камня плиты,
Стены деревом обшиты.
Длинный круглый коридор
Простирается вглубь гор.
По обеим сторонам
Двери тут и двери там.
Спальни, кухни и кладовые,
Гардеробные, столовые.
Погреб есть, каминный зал.
Всё про норки рассказал.
В норках тихо и уют,
В норках хоббиты живут.

Хоббиты — народец дивный,
В Средиземье род старинный.
Невысоки ростом сами
И с мохнатыми ногами.
Шум совсем не издают,
Хоть по гравию идут.
Ноги хоббитской породы
Толстокожи от природы.
Башмаков не признают,
Босиком всегда идут.

Жил в такой норе одной
Бильбо Бэггинс — наш герой.
Был богатый и почтенный.
Образ жизни вёл степенный.
Пятьдесят лет жил, как мог,
Без волнений и тревог.
Но однажды (так случилось),
Всё у Бильбо изменилось.
Он в дверях стоял — курил,
Мимо Гэндальф проходил.
Древний маг, извечный странник,
Светлых сил Земли посланник.
В островерхой шляпе синей,
Серебристый шарф, как иней,
Длинный, серый плащ свисает,
Сапоги почти скрывает,
И с огромною седой
Аж по пояс, бородой.

Бильбо мага не узнал,
Но почтительно сказал:
«Утро доброе! Входите.
Кто? Куда Вы? Расскажите.
Можно трубку покурить,
Не спеша поговорить».

Маг ответил: «Дожил я.
Бэггинс не узнал меня.
Белладонны сын забыл,
Что её я другом был».

Бильбо весь переменился,
Троекратно извинился:
«Бог мой, Гэндальф, помню, знаю,
Фейерверки вспоминаю,
И рассказы о драконах,
Эльфах, гоблинах и гномах.
Вы, как только приходили,
Всех отлично веселили.
Значит Вы ещё в работе,
В приключениях живёте?»

Маг ответил: «Всё скитаюсь.
И сейчас вот собираюсь
Вас послать со мной в поход.
Может даст какой доход,
Также славу и почёт,
А меня — так развлечёт».

Бильбо весь переменился
Перед магом извинился:
«Может как-то раз в другой,
Мне дороже свой покой.
До свиданья, приглашаю
Завтра Вас на чашку чаю».
Развернулся, побежал,
В норке быстренько пропал,
От волненья кексы съел
И в кровати засопел.
Перед дверью маг стоял,
Потихоньку хохотал,
Знак на двери начертил,
Сам куда-то заспешил.

За ночь Бильбо всё забыл,
Утром стол себе накрыл.
Колокольчик вдруг звонит,
Что в двери входной весит.
Бильбо отпер. Входит в дом,
С бородою синей, гном.
Плащ с зелёным капюшоном,
С низким произнёс поклоном:
«Двалин, гном, к услугам вашим».
Бильбо явно ошарашен,
Но испуг свой погасил,
Выпить чаю пригласил.

Только в чашки чай разлили,
Вновь у входа зазвонили.
Оказался старый гном,
Как к себе заходит в дом.
Говорит: «Смотрю здесь наши.
Балин я, к услугам Вашим».

В третьей чашке чай налит,
Колокольчик вновь звонит.
Снова гномы, сразу два.
Закружилась голова.
Поклонились: «Фили, Кили».
(Братья эти гномы были).
Тут звонок звенит опять.
Снова гномы — целых пять.
Гномов звали: Дори, Нори,
Ойн, Глойн, а также Ори.
Все поклоны отбивают,
И услуги предлагают.

Не успели разместиться,
Снова кто-то в дверь стучится.
Это Гэндальф подошёл,
Четверых с собой привёл.
Бифур, Бофур, Бомбур встали
Хоббиту поклон отдали.
Торин — самый важный гном,
Без поклона входит в дом.
Гэндальф весело сказал:
«Все пришли. Обед настал.
Буду счастлив без конца
Выпить красного винца».

Гости все заговорили,
Сыра, мяса попросили,
Кексов, эля, пирогов,
Пудинг, помидоров, плов,
Репу, брюкву и салат,
Кукурузу и шпинат.
Бильбо напрочь растерялся,
По кладовым заметался.
Зло под нос себе бубнил,
Но гостям на стол накрыл.
Гости славно пировали,
Дружно Бильбо восхваляли.

Как обедать завершили
Всю посуду перемыли.
Важный Торин тут сказал:
«Час для музыки настал.
Инструменты доставайте,
Нашу песню запевайте».

Очень тихая сначала
Песня гномов зазвучала.
В ней была и боль, и ярость,
И любовь, и грусть, и радость.
Песня мощь приобретала,
Песня громче зазвучала.
Бильбо слушал, представлял:
Горы, сосны, штиль и шквал.
Водопад, дракона кости,
Меч в руке за место трости.
Хоббит в кресле закачался,
Понемногу размечтался.
Не заметил: солнце скрылось,
Песнопенье прекратилось.

Тихий вечер наступил,
Торин вдруг заговорил:
«Все сошлись здесь. Стало быть
Надо планы обсудить.
Средства, способы, уловки,
Ум, смекалки и сноровки.
В ночь уходит наш отряд —
Кто-то не придёт назад».
Бильбо было испугался,
Но с достоинством держался.
Сможет он любое дело
Сладить быстро, честно, смело.
Гэндальф высказал: «Так вот.
Бильбо — взломщик ещё тот.
Он не прост, как видно вам,
Даже как, не знает сам.
Время будет — вы учтите,
И меня благодарите.
Кое-что сейчас достанем.
Все ко мне — на карту глянем.
Это план Горы, и вот
С запада есть тайный ход.
Он пять футов вышиною,
В ряд пройти там смогут трое.
Хоть в Горе живёт дракон
Про тот ход не знает он.
Дверь сливается с горой,
Ключ приложен к карте той».

Хоббит высказал: «Ну вот.
Все меня зовут в поход.
Но не знаю я когда,
Но не знаю я куда.
Кто куда нас поведёт,
Сколько времени пройдёт?
Деньги… Золото… Дракон…
Слышу я со всех сторон.
Ни чего о том не знаю».

Торин молвил: «Объясняю:
Много лет тому назад,
Дед был сказочно богат,
Но сначала, как изгой,
Изгнан с севера войной.
На Горе семья осела,
Дед мой, Трор, наладил дело.
Гору всю внутри изрыли,
Много золота добыли,
Комнат сделали жилых,
Мастерских и кладовых.
Так вот дед богатый мой
Королём стал Под Горой.
Очень его люди чтили,
Что, сперва на юге жили.
Постепенно расселялись,
Так и до Горы добрались,
И у речки Быстротечной
Поселились здесь навечно.
Новый город основали
Дейл — ему названье дали.
Мы с людьми прекрасно жили,
Ремеслу людей учили,
Те припасы нам давали,
Мы ж ведь землю не пахали.
Жизнь, исполненной добра,
В те года тогда текла.
Древесина ли, каменья,
Всё годно для украшенья.
Мы тесали и гранили,
Осветляли и чернили.
Кубки, сабли и кадушки,
Всевозможные игрушки.
В Дейле ярмарки случались,
Чудом Севера считались.
Но настал тот скорбный час,
Что дракон узнал про нас,
Ураганом налетел,
Дейл поджёг, на Гору сел,
Вполз в ворота под Горой,
Учинил в Горе разбой.
Всех, кого в Горе нашёл,
Их живых огнём извёл.
Остальные разбежались,
Очень тщательно скрывались.
Смог обшарил кладовые,
Галереи, мастерские,
И в один огромный зал
Все сокровища стаскал.
Он на них с тех пор лежит,
Днём и ночью сторожит.
Мало гномов уцелело,
Мы попрятались умело.
Дед с отцом потом пробрались,
Я спросил: «Вы где скитались?»
Но лишь нынче мы узнали —
Тайным ходом убежали.
Долго мы потом скитались,
Только чем не занимались:
И рубили, и ковали,
Даже уголь добывали.
Шли недели и года,
Мы же помнили всегда,
Как нас дерзко обокрали.
Мы ж надеялись, мечтали
Всё обратно возвратить,
И за павших отомстить.
Гэндальф! Вы мне не сказали,
Где Вы эту карту взяли.
Я — наследник короля.
Ключ и Карта — у тебя?»

«Ваш отец мне карту дал» —
Так Волшебник отвечал.
«Крепко попросил хранить,
Отыскать Вас и вручить.
Я спасти его хотел,
Но умом он ослабел.
Лишь мечтал, чтоб сын старался —
С этой картой разобрался.
В дело ключ употребил,
И дракона победил».

Бильбо слушал и молчал,
Лишь сейчас он слово взял:
«Вам, я думаю, пора
На Восток идти с утра,
И на месте порешать —
Что в дальнейшем предпринять.
Есть ведь потаённый ход,
Что в нутро Горы ведёт.
Хоть внутри дракон сидит,
Но и он когда-то спит.
Но — довольно говорить,
Завтра рано уходить.
Всем постели постелю,
Утром вкусно накормлю».

Бильбо гномов разместил,
Всем кровати застелил,
Сам решил подольше спать,
Рано утром не вставать,
Дармоедов не кормить,
Никуда не уходить.
Наконец уснул и он.
Спал и видел скверный сон,
А когда глаза открыл
День давно уж наступил.

ГЛАВА 2

Баранье жаркое

Он оделся поживей
И в столовую скорей.
На столе стояли груды
Перепачканной посуды.
Вспомнил: гости навещали,
И с собой куда-то звали,
Но их нет ни одного —
Знать ушли все без него.

Бильбо воду вскипятил,
Всю посуду перемыл,
Только завтракать уселся
Вдруг Волшебник появился:
«Ты голубчик поздно встал,
А послание читал?
На камин скорей взгляни.
Лист бумаги разверни».

Бильбо стал читать: «Привет!
Вам спасибо за обед.
С Вами сделку заключаем,
Для похода приглашаем.
Если ладно всё пройдёт,
Вас большая доля ждёт.
Мы пораньше отбываем,
Вас в харчевне поджидаем.
Всё к походу подберём,
Вас к одиннадцати ждём».

Гэндальф молвил: «Вот те раз.
Десять сорок пять сейчас.
Поскорее убегай,
Мне ключи от дома дай».
Бильбо позже вспоминал:
Как к харчевне побежал,
Что-то шляпу не надел,
Что-то завтрак не доел,
Носовой платок забыл,
И посуду не домыл.

У харчевни гномы ждали.
Бильбо пони подобрали.
Двалин плащ свой подарил,
Так отряд в поход отбыл.
Вскоре Гэндальф их догнал,
Трубку Бильбо передал,
Листья табака резные,
И платочки носовые.

Путь вначале протекал
Через край, что Бильбо знал.
Там и ели от души,
И дороги хороши.
Позже местность дикой стала,
Здесь дорог совсем не стало,
Ни трактиров, ни домов.
Горы — выше облаков.
Вскоре вдруг похолодало,
Дождь пошёл и сыро стало.
По грязи сплошной шагали,
Где попало ночевали.

Вечер. Тени удлинились,
Гномы в тёмный дол спустились,
Где по дну река бежала.
Тут и темнота настала.
Лагерь стали разбивать,
Чтобы здесь заночевать.
Приключился тут скандал:
Нету Гэндальфа — пропал.
Ехал рядом, громко пел,
Больше всех болтал и ел.
Вот куда запропастился?
Эх, сейчас бы пригодился.
А костёр, как ни хотели,
Так разжечь и не сумели.

Пони что-то испугался —
В горной речке оказался.
Вся поклажа уплыла,
А ведь там еда была.
Так сидели и ворчали
И от холода дрожали.
Вдруг дозорный говорит:
«На горе костёр горит».

Недалёко холм темнел,
Меж кустов огонь горел.
Стали спорить: поглядеть,
Кто сумел костёр разжечь?
Или лучше затаиться —
Мало ли что приключиться.
Дождик тут ручьём полил,
И вопрос за всех решил.
Осторожно в лес вступили,
По уклону затрусили.
Ближе, ближе всё костёр.
Бильбо крался, словно вор.
На краю поляны встал,
Из-за кустьев наблюдал:

Три громадных великана
Ели с вертела барана,
И из бочки пиво пили.
То конечно тролли были.
Грубо тролли всех ругали.
Вильям, Том и Берт их звали.
Бильбо всё не мог решить,
Как же лучше поступить:
Или к гномам побежать
Всё, что видел рассказать.
Или дерзко поступить —
Кошельки у них стащить.

Чтоб второй исполнить план,
Влез он к Вильяму в карман.
Свойство кошелёк имел —
Разговаривать умел.
Вынул хоббит кошелёк,
Тот подал свой голосок,
Бильбо этого не знал —
В лапы к Вильяму попал.

«Гляньте я кого словил» —
Вильям троллям объявил.
«Кролик? Крот? Или хорёк?
Что за штука ты, зверёк?».
«Вз-хоббит. Бильбо Бэггинс я.
Вы не трогайте меня.
Я для вас готовить буду,
Перемою всю посуду.
Берт сказал: «А может здесь
И другие ещё есть?
Стоит лучше поискать,
Чтоб на завтрак их набрать.
Нука, кролик, говори!
Да смотри же, не соври».
«Много» — Бильбо пропищал.
Спохватился — промах дал.
Тут же дал другой ответ:
«Я один, других здесь нет».

«Это ж как тебя понять?» —
Угрожает Берт опять.
«Вот поджарю на огне,
Правду всю ответишь мне».
Том за Бильбо заступился.-
В драке с Вильямом схватился.
Тут бы Бильбо убежать,
Но он мог с трудом лежать.
Тело хоббиту сдавили,
Руки, ноги повредили.
А, покуда тролли дрались,
Гномы к огоньку подкрались.
На поляну вылез Балин,
На поляну вылез Двалин.
Тролли драться прекратили,
Гномов всех переловили,
Руки — ноги повязали,
По мешкам расфасовали.

Как решили поступить:
Лучше сжарить, иль сварить?
Но, покуда спор их длился
Тихо Гэндальф появился,
За деревьями скрывался
Троллей ссорить расстарался.
То, как Вильям закричит,
То, как Том заговорит.
Заставлял их спорить, злиться,
Меж собой опять сцепиться.
Так всю ночь они ругались,
Обзывались и пинались.
Лучик солнца проглядели
И с зарёй окаменели.
Так вот Гэндальф чародей
Спас четырнадцать друзей.

Отдышались, отлежались,
Снова в путь засобирались.
Прежде, чем в поход идти,
Надо логово найти,
Там, где тролли отдыхали,
Светлый день пережидали.
По следам громадным шли,
Дверь в кустарнике нашли.
Отворили — кости всюду.
Там нашли еду, посуду,
И одежду, и клинки,
И мечи, и башмаки.
Здесь отряд вооружился,
Сытной пищей подкрепился,
Драгоценности собрали,
В отдаленье закопали.
Место тщательно укрыли,
В путь — дорогу затрусили.

ГЛАВА 3

Передышка

В тишине три дня шагали,
Ни шутили, ни болтали.
Провиант кончаться стал
Тут-то Гэндальф и сказал:
«Чтоб идти в опасный путь
Надо нам передохнуть.
Эльфов за рекой удел.
Там долина Ривенделл.
Сил набраться сможем тут
Должный будет нам приют».

К ночи до реки добрались.
По мосточку перебрались.
Кавалькаду гномов ждали,
Эльфы песнями встречали.
Двери гномам дом раскрыл,
Элронд здесь хозяин был.
Он силён, могуч, как воин.
Как колдун — умом достоин.
Благороден, величав,
Добр, прекрасен, моложав.
Совершенен его дом.
Всем прекрасно в доме том:
Тем, кто любит пожевать,
Тем, кто любит много спать,
Тем, кто пашет и куёт,
Тем, кто песенки поёт.
Хорошо в лесной долине,
Нету места злу в помине.

Две недели погостили,
Синяки все залечили.
Каждый взял мешок с едой,
Флягу с горною водой.
Элронд — мастер рунных дел.
Все мечи он осмотрел,
Что у троллей отобрали.
Первый меч — «Оркристом» звали.
В древней кузнице ковался —
Нынче Торину достался.
«Глемдринг» — это меч второй,
Раньше им владел король
Ныне вымершей страны.
Эльфы были с ним дружны.
Вместе гоблинов рубали,
Как подарок — меч сковали.

После карту стал смотреть —
Было там, что разглядеть.
Лунный свет на карту пал,
Элронд руны прочитал:
«…пяти фунтов вышиною,
В ряд пройти там смогут трое».
Позже Элронд пояснил:
«Руны свет луны открыл.
Не всегда они видны,
А лишь в фазе той луны,
При какой их начертали.
Гномы то письмо создали.
Стань у камня в Дьюрин день,
От луны и солнца тень.
Должен дрозд прострекотать,
Солнце — дверку показать».

Торин это прояснил:
«Дьюрин — давним предком был.
Этот день (все гномы знают)
Поздней осенью бывает.
Вместе: солнышко с луной
Светят целый день-деньской.
Это знание быть может,
Как-то в поисках поможет».
Больше — сколько ни хотели,
Ничего не разглядели.

Славно было отдохнуть,
Утром выехали в путь.

ГЛАВА 4

Через гору и под горой

Эльфы гномов провожали,
Путь дальнейший указали —
По тропе, как в коридор,
До корней «Туманных Гор».

Много миль и много дней
Промелькнуло для друзей
По тропе пустынной, нудной,
Неприятной, очень трудной.
Ночи стали холодны,
Буд-то не было весны.
Петь не смели, лишь шептались.
Тишину спугнуть боялись.
Гэндальф головой кивал,
Что-то думал, размышлял.
Помнил, как здесь люди жили,
Но драконы их изжили.
Тут же гоблины явились,
И повсюду расселились.
Мудрый Гэндальф понимал —
Здесь опасны: перевал,
И тропинки, и вершины,
И пещеры, и низины.

Близок путь до перевала,
Но гроза в пути застала,
Переночевать решили
Под скалою на обрыве.
Гром — как пушечный гремел,
Ветер — будто зверь ревел,
Скалы молнии ломали,
Струи ливня захлестали.
«Не годится здесь привал» —
Торин в темноте сказал.
«Или молния прибъёт,
Или ветром унесёт,
Или сильным ливнем смоет.
Поискать похоже стоит
Нам пристанище другое,
Чтобы было хоть сухое.
Фили, Кили отправляйтесь,
Нам на благо постарайтесь
Грот, пещеру ли найти,
Чтобы ночь там провести».

В ночь посланцы удалились,
Очень скоро возвратились.
Весть приятную сказали,
Что пещеру отыскали.
Но пещеры, (Гэндальф знал,
Он не раз в горах бывал),
Что пустыми не бывают,
А кого-нибудь скрывают.
Снова двинулись вперёд —
За скалой зиял проход.
Вместе с пони просочились,
И в пещере очутились.
Гэндальф посох засветил —
Пол сухой в пещере был.
Закоулки осмотрели —
Ничего не углядели.
Дождь и ветер за стеной,
Здесь же сухо и покой.

Все лежали, отдыхали,
Трубки и табак достали.
Кольца стали выпускать
И о золоте мечтать.
Постепенно все заснули,
Ни кого на карауле.
Снится Бильбо сон дурной:
Будто пол в пещере той
Понемногу наклонился,
Хоббит в яму покатился.

В тот же час проснулся он.
Видит — это был не сон,
А сейчас, на самом деле,
Появилась щель в пещере.
Глубока и широка,
Поднялась до потолка.
Пони скрылись в тот провал,
Тут — то Бильбо заорал.
Крик скитальцев разбудил,
Но от бед не оградил.
Гоблины полезли в щели,
Гномов внутрь утащили.
Хоббит тоже пленным стал,
Только Гендальф избежал,
Он свой посох засветил —
Десять гоблинов прибил.

Щель со стуком затворилась,
Тьма за щелью навалилась.
Гоблины друзей тащили,
Руки-ноги им скрутили.

Вниз дорога уходила,
Духота с ума сводила.
Вот зашли в огромный зал:
Посреди костёр пылал.
В стенах факелы пылали,
Всюду гоблины стояли.
Пони сбились в угол зала,
Здесь поклажа с них лежала.
Были вспороты мешки
И разрезаны тюки.
Гоблины в мешках копались,
Меж собою пререкались.

Руки пленникам связали,
К длинной цепи привязали,
Вглубь пещеры потащили,
Там на землю уложили.

Камень плоский здесь стоял,
Гоблин сверху восседал.
Толстый, грязный, очень злой,
С преогромной головой.
То Верховный Гоблин был.
«Кто такие?» — он спросил.
«Гномы мы, с дороги сбились.
От грозы в пещере скрылись.
На Восток мы пробирались,
Наши братья там заждались.
Лишь обсохли еле-еле —
Ваши в полночь налетели.
Всех нас сонными связали,
И ещё бока намяли».

Гоблин тут один сказал:
«Притворяется, нахал.
Лишь в пещеру мы попали —
Наши шестеро упали.
Не рука их покосила.
Видел — молния убила.
Быстро гномов мы скрутили,
Вглубь пещеры потащили,
А когда их обыскали
Посмотри — что отобрали».
Главный Гоблин посмотрел,
Видя Меч — оцепенел.
И издал протяжный вой:
Злобный, мерзкий, ледяной.
Меч, конечно, он признал,
И подручным приказал:
«Бейте их, грызите их,
В яму к змеям бросьте их».
Спрыгнул с трона, заорал,
И на гномов побежал.

В тоже миг огни в том зале
Вдруг светиться перестали.
Из костра столб дыма встал,
Синим светом засиял.
Раскалялся, вверх вздымая,
Угли белые бросая.
Искры в гоблинов впивались,
Как колючки прицеплялись.
Прожигали их тела,
Выжигали им глаза.
Гарь пещеру наполняла,
Ничего не видно стало.

Вдруг внезапно сам собой
Меч сверкнул в пещере той.
Главный Гоблин завопил —
Меч его насквозь пронзил.
Остальные испугались,
По пещерам разбежались.
Снова в ножны меч попал,
Чей-то голос приказал:
«Быстро, быстро все за мной,
Не трясите бородой,
Да не стойте все вы тут,
Скоро факелы зажгут».
Гномы хоббита подняли,
Крепко к Дори привязали,
Побежали все вперёд,
Где свободен был проход.

Долго очень вдаль бежали,
Ни чуть-чуть ни отдыхали.
Если кто-то отставал,
Чей-то голос подгонял.
Наконец остановились.
Все приятно удивились —
Тот, кто их освободил,
То конечно, Гэндальф был.
Он несчастных посчитал:
«Все. Скорее в путь» — сказал.

Слышат — сзади шум идёт,
Сразу двинулись вперёд.
Быстро, как могли, бежали,
Всё же гоблины догнали.
Снова схватка. Меч ожил,
Много гоблинов «сложил».
Отступили те скорее,
Стали действовать хитрее.
Тряпкой обувь обмотали,
Факелов не зажигали,
Мчались быстро, как хорьки,
И бесшумно, как сурки.

Ну а гномы всё бежали,
Но врагов не замечали.
Посох Гэндальфа сиял,
Им дорогу освещал.
К сожалению враги
Видеть этот свет могли.
Беглецов враги догнали,
На последнего напали.
Тем последним Дори был,
Бильбо на спине тащил.
Дори за ногу схватили,
На пол сходу уложили.
Гном, как буйвол заревел,
Бильбо со спины слетел,
Головой на пол упал,
И сознанье потерял.

ГЛАВА 5

Загадки в темноте

Темнота и тишина,
Пол холодный и стена.
Хоббит чудом уцелел —
Враг его не разглядел.
«А куда теперь идти?»
Стал куда-нибудь ползти.
На ладонях и коленках
Долго полз на четвереньках,
Под рукой нащупал вдруг
Он колечка тонкий круг.
Он тогда ещё не знал
Что нашёл, кто потерял?
Это стало без сомненья
Главной вехой Средиземья.

Хоббит сел и стал мечтать,
Как придёт домой опять.
Съест яичницу, бекон,
Как пивка напьётся он.
Тут желудок стал урчать
И мечты пришлось прервать.

Бильбо табачок достал,
Также трубку изыскал,
Спичек вот найти не смог,
Но нащупал свой клинок.
Плохо гоблины искали,
И клинок не отобрали.
Он во мраке засветился.

Бильбо с ним вперёд пустился.
Долго в темноте шагал,
Тишину не нарушал.
Вдруг под Бильбо пол пропал,
Хоббит в озеро упал.

Озерцо всегда здесь было,
Холодно и молчаливо.
Гоблины его открыли
Здесь, когда туннели рыли.
Тут дорога обрывалась,
Никуда не продолжалась.

Из больших камней обвал —
Остров в озере стоял.
Голлум жил на нём, как встарь —
Тёмный, скользкий, мерзкий тварь.
Тощий, длинный, вечно злой,
С узкой лысой головой.
И имел, как стрекоза,
Он бесцветные глаза.
Плавал в лодке целый день,
Тих, бесшумен был, как тень.
Рыб из озера хватал,
И мгновенно пожирал.
Он не только рыб ловил,
Мясо тоже он любил.
Гоблин вдруг сюда зайдёт —
Голлум сзади нападёт,
Горло рвёт в один укус.
Хороши они на вкус!

Голлум нынче рыбку съел,
Сам на острове сидел.
Хоббит в озеро упал,
Голлум Бильбо увидал.
Тихо в лодочке подплыл,
С пришипением спросил:
«Наша прелесть, кто такой?
Он не гоблин, он другой».
Был он сыт — вот и спросил,
А иначе б придушил.

«В Хоббитоне живу я.
Бильбо Бэггинс звать меня,
Здесь друзей я потерял» —
Хоббит ясно пояснял.
«Вот теперь во тьме плутаю,
Выбраться скорей мечтаю».

Голлум глядя на кинжал
В страхе чуть не завизжал:
«Что за вещь в твоей руке?
Не по нраву это мне».

«Очень древний и прекрасный,
Он для гоблинов ужасный.
В незапамятные дали
Эльфы этот меч сковали».

«Слышу» — Голлум прошипел.
Разузнать он захотел:
Что за меч, откуда взялся,
Как здесь хоббит оказался,
Стоит ждать от Бильбо бед,
Можно ль съесть его в обед?

Думал, думал и решил.
Голлум Бильбо предложил:
«Может сядем, поболтаем,
И в загадки поиграем?»

Бильбо сразу согласился,
Быть покладистым решился.
Да про Голлума узнать —
От него, что стоит ждать.
Голлум просьбу усложнил —
Состязанье предложил:
Если Бильбо загадает,
Ну а он не отгадает,
Голлум Бильбо поведёт,
На свободу путь найдёт.
Если ж Голлум загадает,
А хоббит не отгадает,
Голлум хоббита прибъёт,
На обед его сожрёт.

Перспектива не ахти.
Может Бильбо не спасти,
Чтоб увидеть белый свет,
Но пути другого нет.

Началось умов «боданье» —
Из загадок состязанье.
Голлум Бильбо донимал,
Думать хоббиту мешал.
Бильбо нервничал, чесался,
Стукал сам себя, щипался.
Извертел в руках клинок,
Загадать никак не мог.
По карманам шарить стал:
«Что в кармане?» — вслух сказал.
Про кольцо совсем забыл,
Вот и вслух себя спросил.
Голлум стал протестовать,
Мол нельзя так поступать,
Так нечестно получилось.

Бильбо понял, что случилось.
И опять вопрос задал:
«Что в кармане? Я сказал».
Голлум просит посему
Три попытки дать ему.
«Ладно» — Бильбо разрешил.
«Палец» — Голлум поспешил.
Бильбо выдохнул: «Ну нет».
«Нож тогда — второй ответ».
«Нет, опять не угадал» —
Бильбо радостный сказал.
Голлум стал шипеть, плеваться,
Ползать, прыгать, извиваться.
Не решался всякий раз
Дать ответ в последний раз.
Ну а Бильбо всё храбрился
Делал умный вид, бодрился.
Объявил ему назло:
Всё мол, время истекло.
«Знать бечёвка или пусто» —
Голлум взвизгнул очень шустро.
Поступил нечестно — знал
Два ответа враз сказал.

Бильбо выставил кинжал:
«Нет, опять не угадал».
Знал старинную игру —
Нет в ней места плутовству.
Старый или молодой,
Или добрый, или злой,
Все игру священной чтили.
Никогда в ней не плутили.
Правда Бэггинс размышлял:
«Голлум хоть не угадал,
Но любой предлог найдёт —
Договор не соблюдёт».

Да! Вопрос последний был —
Для игры не подходил,
Как бы Бильбо не лукавил,
Был он против всяких правил.
Всё же Голлуму сказал:
«Выводи, как обещал».
Голлум злобно зашипел:
«Отведу, как ты хотел,
Но немного подожди,
Никуда не уходи.
Я на время отлучусь,
Кое-что возьму — вернусь».
Бильбо думал: Голлум врёт,
Под предлогом удерёт.
Даже радоваться стал,
Но он кое-что не знал.

Голлум очень разозлился,
Оттого и план родился.
Он на остров свой поплыл —
Там одно кольцо хранил.
Древней ковки, золотое.
Волшебство таит лихое:
Кто на палец надевает —
Тот из вида исчезает.
В тот момент никто не знал
Где, он то колечко взял.
Как оно к нему попало,
Где до этого лежало.
Он колечко обожал,
Прежде с пальца не снимал.
И на шее, и в мешочке,
А теперь на островочке.
То и дело проверял,
Временами нацеплял.
Если рыба надоела,
Одевал кольцо, и смело
По туннелям вверх ходил,
Редких гоблинов ловил.
Он кольцо сегодня брал,
Для охоты надевал —
Гоблинёнка подловил.
С Бильбо тоже так решил.

Хоббит выбраться хотел,
Он на берегу сидел,
Голлума на камнях ждал,
Крик истошный услыхал.
Голлум криком исходил,
Что-то там не находил:
«Где оно, где моя прелесть?
Где оно, куда же делось?»
Бильбо крикнул: «Что случилось?
Что, скажи, запропастилось?
Возвращайся же давай,
В путь наружу провожай.
Раз не смог ответа дать,
Слово надобно держать».

«Но нечестный был вопрос» —
Тут шипенье донеслось.
«Что в кармашке расскажи,
Что в кармашке покажи».
«Не могу я показать,
Сам ты должен отгадать».

Голлум быстро приближался.
Он, похоже догадался.
«Пусть меня он не обманет.
Моя прелесть, что в кармане?»
«Нет, скажи, что потерял?»
Бильбо вновь вопрос задал.

Голлум стал подозревать.
Думать, мысли напрягать.
Боль пропажи, как позыв
Вызвал ярости прилив.
Он на Бильбо побежал
Не боясь его кинжал.
Ну а Бильбо знать не знал,
Чем взбешён так Голлум стал.
Понял: надобно бежать,
Смерть иначе может ждать.

По туннелю потрусил,
Громко вслух себя спросил:
«Что ж в кармане может быть,
За чего меня убить?»
Руку опустил в карман,
А колечко, как аркан,
Заскользило, завертело,
И на средний палец село.
Тут шипение сквозь злость
За спиною донеслось.
Бильбо в беге оступился,
На пол плашкой повалился.
За один какой-то миг
Голлум хоббита настиг.

Бильбо в миг оторопел,
Пальцем двинуть не успел,
Ни скорей на ноги встать,
Ни быстрей кинжал достать.
Мимо Голлум пролетел,
Чуть хоббита не задел.
Побыстрей бежать старался,
Тихо шёпотом ругался.

Это что произошло?
Как такое быть могло?
Голлум видел в полной мгле,
Под землёй и на земле.
Бильбо в страхе в стену вжался.
После сзади тихо крался.
Думал: может повезёт —
Голлум к выходу пойдёт.

Тот же местью воспылал,
Тихо брёл и причитал:
«Столько было лет моим,
Вот похищено другим.
Только месть меня спасёт,
Гадкий Бэггинс не уйдёт.
Нашу прелесть он забрал,
Я случайно потерял.
Он же не подозревает,
Что за мощь оно скрывает.
Не ушёл он далеко,
Догоню его легко.
Он сказал, что путь не знает,
Знать в туннелях проплутает.
Раз сумел сюда войти,
Попытается уйти.
К задней двери вдруг пойдёт —
Там в засаде гоблин ждёт.
Гоблин Бэггинса поймает,
Нашу прелесть отнимает,
Догадаться вдруг он сможет,
Что оно проделать может?
И когда его наденет,
То немедленно исчезнет,
Невидимкой подкрадётся —
Наша прелесть попадётся.
Хватит, хватит мне болтать,
Надо Бэггинса искать».

Голлум бросился вперёд,
Бильбо вслед за ним идёт.
Думал: «Как бы не упасть,
Ибо может всё пропасть».
Безысходность пропадала,
А надежда оживала.

То Кольцо на пальце было —
Мощь волшебную таило.
Тот невидимым бывает,
Кто на палец надевает.

Голлум выискал проход,
Что на выход поведёт,
Но в него зайти не смел,
А у входа на пол сел.
Вглубь боялся заходить,
Там могли его схватить.
Без воды он уязвим,
И Кольцо теперь не с ним.
Он сидел и размышлял
Путь собою преграждал.
Бильбо чуть пошевелился,
Голлум вдруг насторожился.
В темноте развился слух,
Обострился тонкий нюх.
Голлум зашипел слегка,
Сам собрался для прыжка.
Бильбо замер, выжидал.
Плохо дело — понимал.
Знал лишь — должен постараться,
Из пещерок выбираться.

Что ль кинжал ли применить,
Чтобы Голлума убить?
Но решил: пусть неуместно,
Всё же будет так не честно.
Голлум не имел кинжал,
Да к тому ж не нападал.
Сердце Бильбо застонало:
Вот тварюгу жалко стало.

Он представил: сотни дней
В темноте, среди камней.
Рыба, гоблины, вода —
Это вся его еда.
И надежды не видать
Жизнь такую поменять.

Бильбо даже содрогнулся,
Но в реалию вернулся.
Мигом мысль пролетела —
Цель реальная созрела.
Разбежавшись он подпрыгнул.
Голлум даже и не шмыгнул.
Воздух лапами хватал,
Но, откинувшись, упал.
Бильбо сразу же свернул,
В боковой проход нырнул.
Голлум следом побежал,
Но недолго, и отстал.
Сник, на мокрый камень сел.
Дальше он бежать не смел.
Понял, то, что проиграл,
Упустил и потерял.
Потерял, чем дорожил,
Чем все эти годы жил.

Крик туннели огласил.
Полный злобы вопль был.
Прозвучал, как приговор:
«Ненавистный Бэггинс, вор!»

Тишина потом настала.
Так, что Бильбо напугала.
«Если Голлум отступил
Может рядом гоблин был?»

Спуск, подъём и снова вниз.
Яма, поворот, карниз.
Но пути другого нет.

Вдруг вдали забрезжил свет,
Но не факельный, не красный.
Белый свет небесно-ясный.
Бильбо бросился бегом.
Вниз скатился, словно ком.
Вот последний поворот…

Здесь его засада ждёт.
Кругом гоблины стояли,
Явно Бильбо поджидали.
И страшнее что всего —
Они видели его.
(Вот Кольцо, что совершило:
Раз — и с пальца соскочило.)
Бильбо сразу влез в карман.
Фу! — Колечко было там.
И оно вновь отличилось —
Вновь на палец нацепилось.

Гоблины, как пни стояли,
Ничего не понимали.
Только что он тут стоял,
Но внезапно вдруг пропал.
Громко гоблины завыли,
Что добычу упустили.
Стали бегать и орать
Друг на друга нападать.
Начался большой бедлам.
Кутерьма и тарарам.

Из прохода хоббит скрылся,
За бочонком примостился.
Выжидал момент, рискнуть
В дверь на волю прошмыгнуть.
Тихо встал на четвереньки,
К двери полз вдоль самой стенки.

Дверь не запертой была,
Но открыта лишь едва.
Начал он на дверь давить,
Но никак не мог открыть.
В щель тогда пролазить стал,
Но, о ужас, в ней застрял.
Вжались пуговки в косяк,
И не выбраться никак.

Был за дверью яркий день,
И от Бильбо пала тень.
«Тень видна у самой двери» —
Снова гоблины взревели.
Хоббит понял, что пропал,
Куртку и жилет порвал.
Очень выбраться хотел.
Получилось. Он сумел.
Гоблины назад вернулись,
От дневного света щурясь.
Бильбо спасся, Бильбо выжил,
Невредим наружу вышел.

ГЛАВА 6

Из огня, да в полымя

Бильбо вышел, но не знал,
Где он и куда попал.
Плащ, еду утратил он,
И друзей и капюшон.

Шёл по склону наугад,
Брёл — куда глаза глядят.
Стал когда кончаться день,
И от гор упала тень —
Солнце сзади заходило.
Мысль у Бильбо зародило,
Что он вышел, как герой,
Путь проделав под горой
Позади Туманных Гор.

Вдруг услышал разговор.
За скалой остановился,
Тише мыши притаился.
Здесь, в лощине, кто-то был,
Вслух негромко говорил.
Ближе, ближе крался он.
Вдруг увидел капюшон —
Балин часовым стоял.
Бильбо чуть не закричал,
Но сдержался спрыгнуть вниз,
Вздумал сделать всем сюрприз.

Гэндальф Дори укорял,
Что тот Бильбо потерял.
Надо мол назад идти,
Чтобы хоббита спасти.
Гномы резко возражали:
«Сами еле убежали.
Но в туннель идти опять,
Чтобы хоббита искать?
Вы, конечно, нас спасли.
Нас от смерти сберегли.
Много гоблинов прибили,
Многих вспышкой ослепили.
Мы за вами побежали,
Но друг друга не считали,
Вышли здесь на белый свет.
Глядь, а Бильбо с нами нет».

Бильбо, сняв Кольцо сказал:
«А я здесь, я вас догнал».
Боже, как все подскочили,
Как от радости вопили.
Гэндальф сразу стал спокоен.
Было видно, что доволен.

В Бильбо прежде сомневались,
А теперь ему признались,
Что он взломщик лучше всех.
Бильбо праздновал успех.
После гномы захотели
Разузнать, как в самом деле
Бильбо в катакомбах спасся,
С той поры, как потерялся.
Хоббит честно отвечал.
Про Кольцо лишь промолчал.
А про Голлума рассказ
Всех до ужаса потряс.
Следом хоббит рассказал,
Как в загадки с ним играл.
И как Голлум поспешил,
Но загадки не решил.
И как вместо выводить,
Бильбо он решил убить.
И как он умело скрылся,
Как за Голлумом тащился,
По хоббитски тихо шёл,
Голлум к выходу привёл.
Как от стражи увернулся,
Как в дверную щель проткнулся.
Словно это ерунда,
Ни волнений, ни труда.

Гэндальф Бильбо похвалил:
«Взломщик! Что я говорил!»
Но при этом так взглянул,
Бильбо сразу же смекнул,
Что волшебник разгадал —
Что-то хоббит не сказал.

После Бильбо рассказали
Без него, как убегали,
С боем как в ту дверь прорвались,
Как снаружи оказались.
Были велики убытки.
Пусть пропали все пожитки,
Но зато все уцелели,
И шагают к прежней цели.

Впрочем Гэндальф торопил,
В путь подальше уводил,
Потому — лишь потемнеет,
Гоблины догнать сумеют.

Вот уж сумерки сгустились,
Всё они вперёд тащились.
Мрак лесной глаза затмил,
Гэндальф дальше уводил.
Шли по лесу — торопились,
На поляне очутились,
Освешённые луной.
Тут разнёсся волчий вой.
Слева, справа волки взвыли,
Всю поляну окружили.
Маг успел всем приказать:
«На деревья залезать».

Вмиг не ёлки взгромоздились,
Тут же волки появились.
В темноте глаза горят,
Воют, языки висят.
Обошли поляну кругом
Дважды, трижды, друг за другом.
Скоро вызнали все ели,
Гномы где в ветвях сидели,
Заблокировали их
Отрядивши часовых.

То не волки — варги были,
В дружбе с гоблинами были.
Грабежами занимались,
Дружбой с гоблинами знались.
Был и нынче уговор —
Вниз спуститься тайно с гор,
Чтоб деревню разорить,
И рабов себе добыть.
Варги к сборищу явились,
Неприятно удивились —
Там не гоблины их ждали,
Кто? Они таких не знали.
Гоблинов решили ждать,
Неизвестных охранять.

Гэндальф знал язык врагов.
Знал теперь их план каков,
Потому и испугался,
Но бороться собирался —
Шишки на сосне собрал,
Поджигал — врагам бросал.
Искры с шишек разлетались,
Шкуры варгов загорались.
Те метались, завывая,
Друга — дружку поджигая.
Скоро вся поляна выла,
Шерсть горела и чадила.
Гномы с Бильбо ликовали,
Свою радость не скрывали.

В вышине Туманных Гор
Слышен был и вой и ор.
Это слышали орлы,
И решили вниз, с горы
Надо тотчас полететь,
Что случилось посмотреть.
Взмах гигантского крыла
В путь отправили орла.
Острым зрением своим
Разглядел огонь и дым.
Видел варги как метались,
Видел шишки как взрывались,
И ещё бегущих в ряд
Злобных гоблинов отряд.

С незапамятной поры
Жили в тех краях орлы.
Древней северной породы,
Благородны от природы.
Горделивы и могучи.
Братья снежных гор и тучи.
Гоблинов не уважали.
За набеги их клевали,
Налетая всей гурьбой
Не дая чинить разбой.
Гоблины орлов боялись,
Ненавидели. Пытались
С гор не раз орлов прогнать.
Не могли до гнёзд достать.

Гоблинов хотя побили,
И их главного убили,
Всё же их отряд большой
Вышел с гор чинить разбой.
На поляне — тарарам,
Ну как будто битва там.
Как узнали, что случилось,
Настроение сменилось.
Стали злобно хохотать,
Стали хворост собирать.
Под деревья накидали,
Те, где гномы восседали,
Подожгли и стали петь.
В пляске копьями звенеть.

Пламя дерево лизало.
Выше, выше заползало.
Ветви нижние трещали
Пыл наверх распространяли.

Гэндальф в самый верх забрался,
С боем спрыгнуть вниз собрался.
С неба вдруг орёл упал,
С ветки Гэндальфа забрал.
Гневно гоблины орали,
Копья зря наверх бросали,
Волки громко завывали,
Да зубами скрежетали.
Что-то маг орлу сказал.
Громко тот команду дал.
Тут, как тени, со скалы
Вниз обрушились орлы.
Часть на гоблинов напала —
Рвала, драла и клевала.
Гномов прочие спасали —
С веток лапами снимали.
Гномов всех перетащили,
Бильбо чуть не позабыли,
В ноги Дори он вцепился.
Так от пламени укрылся,
Ибо только отлетели,
Загорелись эти ели.

А орёл всё поднимался,
Бильбо кое-как держался.
Голова его кружилась,
В животе его мутилось.
Хоббит весь полёт страдал,
Руки лишь тогда разжал,
Выше туч когда взлетели,
Да в гнезде орлином сели.

Это был большой карниз.
Нет пути ни вверх, ни вниз.
Гномы славили победу.
Гэндальф вёл с орлом беседу.
Бильбо слушал, понимал —
Гэндальф здесь не раз бывал.
(Раз от смерти спас орла
В грудь его вошла стрела).
Птицы помнили добро.

В час, как только рассвело
Сняли путников с вершины,
Отнесли на край долины.

ГЛАВА 7

Небывалое пристанище

Здесь волшебник объявил:
«Долго с вами я ходил.
Скоро вас покину я,
Есть работа у меня.
День — другой я подожду.
Помогу найти еду,
Раздобудем лошадей,
Кой — каких ещё вещей.
Рядом Некто здесь живёт.
Умным, важным он слывёт.
Будьте вежливыми с ним,
Он для нас необходим.
Славный оборотень он,
Имя у него Беорн.
Он живёт в краю лесном.
Средь дубов просторный дом.
Держит скот и лошадей
(Нет надёжнее друзей).
Ест он мёд и сливки пьёт,
А охоту не ведёт.
Он обличия меняет:
Человеком то бывает —
Высоченный, молодой
С черновласой бородой.
То медведем предстаёт,
Если в ночь гулять идёт».

Гномы грустно замолчали.
Шли и молча размышляли
Меж высоких тополей,
Мимо клеверных полей,
У дубравы встав дремучей
С загородкою колючей.
«Все мы сразу не пойдём.
С Бильбо мы зайдём вдвоём» —
Рассудил волшебник вслух.
«Заходить не больше двух,
Дам сигнал, когда какой.
Без сигнала ни ногой».

Вот ворота, дальше сад,
Вот построек длинный ряд.
К ним лошадки подбежали,
Посмотрели, ускакали.
Дальше дом, просторный двор,
Человек, в руке топор.
Он огромен, как скала.
Гэндальф ниже раза в два.
Человек захохотал,
Прочь лошадок отослал.
Очень нелюбезен был.
Настороженно спросил:
«Кто вы есть? Откуда взялись?
В край какой вы направлялись?»

«Я волшебник» — маг сказал.
«Гэндальф, может быть слыхал?
Радагаст — кузин, докажет.
Про меня вам всё расскажет.
Бильбо Бэггинс — спутник мой.
Хоббит — истинный герой.
Мы отправились в поход,
От заката на восход.
Но в грозу в горах попали,
Ночью гоблины напали.
Мы лишились всех вещей,
И еды и лошадей.

«Что ж, прошу вас, в дом пройдите.
Всё неспешно расскажите» —
Бородатый пригласил,
Двери настежь отворил.
Маг и хоббит в дом попали,
Холл просторный миновали.
Миновали зал с камином,
Со столом дубовым, длинным.
На веранде очутились
И, присев, разговорились.

«Через горы шёл я днями.
Был с одним — двумя друзьями» —
Начал Гэндальф говорить,
Но Беорн смог перебить:
«Вижу только одного,
Ты не говоришь всего».
«Не хотелось вам мешать,
Я могу сигнал подать».
«Подавайте, что ж теперь».
Гэндальф свистнул, тут же в дверь
Торин с Дори появились.
Сняли шляпы, поклонились.
Каждый гном себя назвал,
И услуги предлагал.
«Ваших мне услуг не надо,
А мои вам, как награда» —
— Так Беорн проговорил. —
«Гном не очень-то мне мил.
Но раз ты и правда Торин,
Трейна с Трором ты достоин.
Спутник твой — приличный гном.
Гоблин стал для вас врагом,
Каверз делать не старались…
Кстати, как здесь оказались?»

«Путь они свой совершали
В край. Где предки проживали» —
— Вставил маг — «Гроза случилась,
Группа наша в гроте скрылась.
Это: хоббит дорогой,
Гномов несколько со мной…»
«Ну творите вы дела —
Несколько — выходит два?»
«Нет, стесняются явиться.
Ждут, когда сигнал случится».

Свистнул, как договорились.
Нори, Ори появились,
Шляпы начали снимать,
И услуги предлагать.
Вновь Беорн их перебил,
На скамейку усадил.
«Продолжаем» — маг сказал —
«Вдруг в пещере пол пропал.
В щель скатилась, как с ладони
Вереница наших пони».
«Вереница — это шесть?
Иль у вас вещей не счесть?»-
Так Беорн не понимал.
Гэндальф дальше продолжал:
«Нас по правде больше было.
Двое вон ещё прибыло».
Балин, Двалин появились.
Шляпы сняли, поклонились.
Так кивали. Наклоняясь,
В пояснице прегибаясь,
Бородой пол подметали,
Капюшонами махали,
Что Беорн расхохотался
И уж больше не ругался.

Он волшебнику сказал,
Чтоб рассказ свой продолжал.
«Я от плена увильнул,
Быстро в трещину «нырнул»,
Тихо крался. Зал огромный,
Гоблин там сидел Верховный.
Сорок стражей — дуболомов
И всего двенадцать гномов».
«Не двенадцать. Я считаю.
Иль чего не понимаю?»
«Да! Вот двое подступили.
Это братья — Фили, Кили».
После Гэндальф рассказал,
Как вбежал в подземный зал,
Как свой посох применил,
Много гоблинов прибил.
Как весь день во тьме бежали,
Как их гоблины догнали,
Как отряд от плена спасся,
А вот хоббит потерялся.
Из-под гор когда сбежали,
Все себя пересчитали.
Как плачевно оказалось
Нас четырнадцать осталось».
«Нет, я девять насчитал.
Что ли я не всех видал?»
«Ойн и Глойн сейчас придут».
Свистнул — гномы тут, как тут.

Маг был мудр, в который раз.
Он интригу внёс в рассказ.
Поподробней рассказал,
Как их Бильбо отыскал,
Как их волки разыскали,
На деревья как загнали.
Как огнём поганцев жгли,
Как орлы их всех спасли.
А закончив свой рассказ,
Просвистел в последний раз.
Подошли Бифур, Бофур,
Да последним был Бомбур.
Бильбо тут сообразил:
Гэндальф мудро поступил.
Он рассказ свой прерывал —
Любопытство разжигал,
И Беорн терпел, терпел
Выгнать ни кого не смел.

В это время солнце скрылось,
Всё темнее становилось.
Похвалил Беорн рассказ:
«Приключенье — просто класс.
Всем ночлег предоставляю,
Всех на ужин приглашаю».
Тут же хлопнул он в ладони,
И четыре белых пони
Появились не спеша,
В пасти факелы держа.
А собаки поспешили,
Стол огромный разложили.
Три овечки забежали
Длинный стол сервировали.
Все удобно рассадились.
Пили, ели, веселились.

Развлекать Беорн любил —
Это каждый гость ценил.
Много он историй знал.
Гномам часть пересказал
Про драконов и людей,
Про букашек и зверей,
Про деревья до небес,
Про ужасный Чёрный лес.
Гномы слушали, молчали,
Головами лишь качали.
Знали: лес тот на пути,
Скоро сквозь него идти.
Долго гномы пресыщались,
А поели — разболтались
Про алмазы, серебро,
Кузнецов и ремесло,
Но Беорн пассивен был.
Эти вещи не любил.
Дерево предпочитал.
Нож — единственный металл.

Бильбо носом стал клевать,
Звуки стали затихать.
Гэндальф спать всех уложил.
Сон спокойный наступил.

Утро доброе настало,
Нежно солнышко ласкало.
Сытый завтрак на природе
При чудеснейшей погоде.
Блюда вкусом удивили,
Силы вновь восстановили.

Нет Беорна — где то скрылся,
Маг куда-то удалился.
Ели, пили и гуляли
Мага и Беорна ждали.
Гэндальф к вечеру явился
За едой разговорился:
«Ночью все вы крепко спали —
Здесь медведи побывали.
Я исследовал следы.
Часть из них ведут в сады,
Часть в леса и луговины,
Часть в овраги и долины.
Лишь один след в горы вёл.
Тем путём Беорн ушёл.
Всё! Теперь давайте спать.
Завтра будет день опять».

Утром разбудил Беорн.
Всех зовёт на завтрак он.
Был он весел. Рассказал,
Где две ночи пропадал:
На поляне волчьей был.
Пыл на ней уже остыл.
Варга с гоблином поймал,
И от них уже узнал —
Гномов гоблины пленили,
В подземелье утащили.
Жгучий пыл там вдруг настал,
И Верховный гоблин пал.
Гоблины в огне горели —
Гномы выбежать сумели.
Их потом в лесу догнали,
Вновь они огонь создали.
Снова гоблины горели,
Ну а гномы улетели.
Очень был Беорн доволен.
Гномам объявил, что склонен
Дать им пони и еды,
Снаряженье и воды.

Рассказал про Чёрный Лес:
Полон злобных он чудес.
Дичь в лесу не раздобыть,
Воду в нём опасно пить.
Через лес тропинка вьётся.
Лишь по ней идти придётся
Не сходить с её пути —
После можно не найти.
В том лесу кто заблудился,
С жизнью почитай простился.

Там ещё ручей течёт,
Влагой путников влечёт.
Пить нельзя, и в нём купаться,
С тем дурное может статься:
Или долгий сон придёт.
Или разум пропадёт.
«Пусть удача вам поможет.
Храбрость страхи выгнать сможет.
Да вокруг глядите в оба.
Я в лесу вам не подмога.
В лес лошадок не ведите,
На опушке отпустите».

Гномы щедрость оценили.
От души благодарили.
Наконец дошло до них,
Как поход опасен их.

Утро в сборах прогалдели.
Днём с Беорном вновь поели,
Оседлали скакунов —
Каждый в дальний путь готов.

Молча первый день скакали,
Травянистый путь искали,
Чтоб следов не оставлять,
Чтобы враг не смог сыскать.
Путь спокойно проходил.
Чудный воздух дух бодрил.
Всюду кролики сновали,
Птички песни распевали.
На четвёртый день пути
К лесу выпало дойти.
Встал он тёмною стеной,
Плющ свисает бахромой.
Шишковатые стволы,
Неприятный цвет листвы.

Здесь друзьям пришлось расстаться.
Магу надо возвращаться.
Путь ему на юг держать,
Гномам путь свой продолжать.
Стали гномы умолять,
Просят их не покидать,
Или чуть повременить,
Через лес их проводить.
Маг, однако, не преклонен.
Торин здорово расстроен.
Маг сказал: «Счастливый путь!
Встретимся когда — нибудь.
О хорошем размышляйте,
О дурном не вспоминайте.
Бильбо с вами в путь идёт.
Он от бед лихих спасёт.
По тропе в лесу идите.
Влево — вправо не сходите.
Стоит раз с тропинки сбиться,
И навеки заблудиться».

С этим Гэндальф ускакал,
Торин глухо заворчал.
Гномы вещи разделили,
Провиант на горб взвалили,
Как вступили в Чёрный Лес,
Солнца свет почти исчез.

ГЛАВА 8

Пауки и мухи

Меж стволов тропинка вьётся,
Каждый шаг с трудом даётся.
В листьях шорохи, ворчанье,
Шум, сопение, шнырянье,
Но большой внушает страх
Паутина на ветвях.
Все деревья оплетая,
Очень толстая, тугая,
С двух сторон тропы свисает,
Тропку ж не пересекает.

Душно, пот в глаза стекает,
Воздух в лес не проникает,
Здесь застыла духота,
Тишина и темнота.
Ночью страхи начинались,
Кляксы тьмы в куски сгущались,
И глаза из темноты
Проступали сквозь кусты —
Жёлто-красно-голубые,
Бледно-сине-золотые,
Возвращались, исчезали
Сверху, со сторон сверкали.
Ночью жечь костёр пытались,
Впрочем, вскоре отказались —
Сотни чёрных мотыльков,
Хуже липких лепестков,
Из потёмок налетали,
Руки, ноги облепляли,
Приходилось мало спать,
В полной тьме чуть-чуть дремать.

День один другим сменялся,
Лес ничуть не изменялся.
Вся провизия кончалась,
А вот жажда начиналась.

Путь однажды преградил,
Как Беорн и говорил,
Ручеёк. Не столь широкий,
Чёрный, быстрый и глубокий.
Здесь мостки когда-то были,
Но от времени загнили,
И воды нельзя касаться.
Как тогда переправляться?
Бильбо разглядел с трудом,
Что на берегу другом,
Будто целая на вид,
Лодка чёрная стоит.
Фили проявил сноровку —
Взял он длинную верёвку,
Размахнулся, что есть сил —
Лодку крюком зацепил.
Быстро лодку подтащили,
В три захода переплыли,
Лишь толстяк Бомбур свалился —
За корягу зацепился,
В воду рухнул, и его
По стремнине понесло.
Вновь верёвка просвистела —
Крюк под плащ поддет умело,
Был он вытащен когда,
Оказалось: с ним беда.
Был он жив, но крепко спал,
Как Беорн предупреждал.

Время шло. Тюки пустели.
Меньше пили, меньше ели,
И Бомбур, покуда спал,
Продвиженье затруднял —
Вчетвером его несли.
Темп держали, как могли.
Он на пятый день очнулся.
Всё забыл, он лишь проснулся.
Всё пришлось пересказать,
Убедить и доказать.

Тут дозорный вдруг кричит:
«Впереди огонь горит».
Присмотрелись: меж стволов
Свет от множества костров.
Позабыты все ученья,
И Беорна наставленья.
Всей гурьбой с тропы свернули,
Где во тьме огни блеснули.
Прогибаясь под кустами,
Продираясь, меж стволами.
Много времени блуждали,
Вдруг поляну увидали.

Было много там народу —
Пили люди пиво, воду,
Ели мясо, веселились,
Так к ним гномы заявились,
И пугать людей не смели —
Попросить еды хотели.
На поляну лишь ногой,
Все огни с неё долой.
Путники во тьме остались.
Долго вместе собирались,
Оставалось лечь да спать,
Утро на поляне ждать.

Только было улеглись —
Снова огоньки зажглись.
Снова долго проблуждали,
Снова эльфы убежали.
Чёрный дым с костров чадил,
Пепел всем глаза забил.
В этом мраке разбежались,
Заблудившись растерялись.
Поначалу все кричали,
Вскоре крики замолчали.
Хоббит был один во тьме,
В полной страшной тишине.
Он утра решился ждать —
Ведь бессмысленно блуждать.

Сел у дерева спиной,
Вспомнил домик свой родной.
Огороды и сады,
Полки, полные еды.
О яичнице и хлебе,
О бездонно-синем небе…
Тут в реальность он вернулся —
Кто-то вдруг его коснулся.

Это был паук громадный.
Мохноногий, кровожадный.
Он на хоббита напал,
Паутиной оплетал.
Бильбо было испугался,
На секунду растерялся,
Но тот час кинжал достал —
На чудовище напал.
«Раз» — кинжал в него вонзил,
«Два» — и насмерть уложил,
Правда тут же сам упал,
И сознанье потерял.

Он очнулся — полумрак.
Вспомнил: что, чего и как.
Тишина. Паук лежит,
В голове кинжал торчит.
Бильбо стал друзей искать.
Понял, что нельзя кричать.
Он и так шёл, не шумел,
Так ещё Кольцо надел.

Осторожно Бильбо крался,
К чёрной куче подобрался —
И от ужаса застыл —
То паук гигантский был.
А на дереве другие,
Все такие же большие
Сети чёрные мастрили,
Да про гномов говорили.
«Славно мы вчера подрались»,
«Как они сопротивлялись»,
«Пусть побольше повисят,
Станут слаще поросят».
«Может этих умертвить,
Яду им побольше влить,
И протухнут побыстрей,
И съедим их поскорей».

Тут-то Бильбо разглядел:
Кокон на ветвях висел,
А повыше и другие,
Паутиной обвитые.
Где сквозь нить колпак висит,
Где-то капюшон торчит,
Где-то часть широких брюк,
Итого двенадцать штук.
А паук наверх ползёт,
Скоро в кокон яд введёт.
Бильбо понял: пять минут —
Гномы все потом умрут.

Стал он камни подбирать —
Пауков с ветвей сшибать.
Твари запаниковали —
Ничего не понимали,
Но потом сообразили,
Что камнями их сразили.
Стали сети расставлять —
Всю поляну окружать.

Бильбо вырваться сумел,
Убегая, песни пел.
Пауки за ним спешили,
Покарать, догнав, решили.
Хоббит в чащу забежал,
Пауков там подождал,
Очень тихо развернулся,
На поляну вновь вернулся.
Было времени в обрез.
На осину хоббит влез,
Начал коконы вскрывать —
Гномов стал освобождать.
Бильбо резал и кромсал —
Нити липкие срезал,
И лишь все свободны стали,
Снова пауки напали.
Бой неравный закипел.
Бильбо отходить велел,
На поляну побежали,
Ту, где эльфов повстречали.
Гномам было тяжело.
Их мотало и трясло,
Руки, ноги онемели
(Головою вниз весели).

Пауки всё прибывают,
Кучку гномов окружают,
Нити липкие плетут —
Кокон плена гномам вьют.
Бильбо вновь Кольцо надел,
Вновь невидимый запел.
Пауки на голос мчались,
Гномы кое-как спасались.
Голос стих. Враги догнали.
Гномы еле ковыляли.
Хоббит сзади вновь напал —
Разрубал и протыкал.
Долго битва продолжалась.
Силы кончились, казалось.
Вдруг враги остановились,
В свой край леса удалились.

Осмотрелись — и узнали
Место, эльфы, где гуляли.
Здесь добро благоухает —
Пауков оно пугает.
Тут решили отдохнуть,
Чтоб потом продолжить путь.

Бильбо все зауважали,
Все с расспросами пристали
Как он может исчезать?
Всё пришлось им рассказать…

Быстро сумерки сгустились,
Вновь вопросы появились:
Где тропа? Куда идти?
Как съестного бы найти?
Все на хоббита глядят,
Знать ответ его хотят.
Только негде взять еды,
Не найти во тьме тропы,
Так в раздумиях взгрустнули,
Незаметно все уснули.
Резко Двалин вдруг вскочил:
«Где же Торин?» — вслух спросил.
Вот ведь ужас, вот беда.
Подевался он куда?
Где он был в последний раз?
Жив ли он ещё сейчас?
Молча, в страхе уложились,
И кошмарным сном забылись.

Торин вот куда пропал:
Торин к эльфам в плен попал.
Он лишь на поляну вышел,
Больше ни чего не слышал —
Одурманенный упал.
Так добычей эльфов стал.
Эльфы Торина связали,
Страже в замок передали.

Здесь лесные эльфы жили,
По ночам гулять любили,
Бегать, на конях скакать,
Да из луков дичь стрелять.
На опушке, под холмом
Был в пещере эльфам дом,
Замок, крепость, наконец
Королевский был дворец.
Залы, стены и бойницы,
Коридоры и темницы,
Всё в том замке находилось,
Всё для жизни пригодилось.

Вход и каменный мосток.
С гор реки под ним поток.
В замок гнома заключили,
Там расспросы учинили:
«Почему на нас напали,
В час, когда мы пировали?»
«Мы напасть не собирались,
Очень в помощи нуждались.
Мы остались без еды,
Мы остались без воды,
И к тому же заблудились,
Лишь с тропинки удалились» —
Торин эльфу объяснял,
Но король ему не внял.
— «Где сейчас друзья твои?
Или нам они враги?»
— «Видимо в лесу блуждают,
И от жажды погибают».
— «А зачем вы в лес попали?
Что в моём лесу искали?»
Торин отвечать не стал —
Цель похода умолчал.
«Ах молчишь» — сказал король —
«Посидеть в тюрьме изволь».
Гнома сытно накормили,
Но в темницу поместили.
Он сидел, переживал.
Впрочем скоро всё узнал.

ГЛАВА 9

В бочках — на волю

Гномы утром пробудились,
Не поевши потащились.
Цепью шли — тропу искали.
Тут-то эльфы и напали.
Луки, копья применили,
Так без боя всех пленили.
Бильбо вновь Кольцо надел,
Сам за деревом сидел.
Эльфы пленников связали,
В ряд поставив, посчитали,
Повели к себе в удел,
Как король им повелел.
Бильбо тихо сзади крался —
Внутрь замка так пробрался.

Завели пленённых в зал.
Здесь король эльфийский ждал.
Им расспрос он учинил:
«Вами кто руководил?
Кто? Куда вы направлялись?
Как в лесу вы оказались?»
Гномы мало что сказали,
Иль дерзили, иль молчали.
Тут король не утерпел:
«Всех в темницу!» — повелел.
«Посидите, подкрепитесь,
Вежливости научитесь.
Отпущу, узнав когда
Привело, что вас сюда».
Гномов всех разъединили,
В одиночки посадили.

Бильбо слушал, наблюдал.
Так со временем узнал —
В коридоре, но другом
Скрыт какой-то важный гном.
Он ничуть не сомневался.
Правда — Торин оказался.

Хоббит выследил тайком,
Где какой томится гном.
Так связным у гномов стал,
Всем и всё передавал.

Время шло. Стояло дело.
Неизвестность надоела.
Бильбо стал соображать,
Что же можно предпринять?

Так он вещь одну узнал —
В замок вход существовал
Из подземного канала,
В коем речка протекала.
Шлюз на выходе стоял
У подножья серых скал.
Сверху и до дна канала
Сетка крепкая стояла,
Отрезая путь всегда
И оттуда и туда.

Эльфы много торговали,
Вина в бочках закупали,
Доставляли их рекой,
А у замка, под скалой
В погребах был люк пробит,
Крышкой мощною накрыт.
Бочки лишь опустошали,
В речку с люка вниз бросали.
Шлюз с решёткой открывались,
Бочки в речку выливались.
Там их в кучу собирали,
И в Озёрный город гнали.
Речка в озеро вливалась,
Здесь теченье прекращалось.
Люди бочки вынимали,
Куда надо отправляли.

Бильбо голову ломал,
План побега сочинял.
Крался тихо, словно вор,
Вдруг услышал разговор.
Старший страж своим сказал:
«Мне Король наш приказал:
Бочки ночью перебрать.
В люк пустые побросать.
Пусть до озера плывут,
Там давно торговцы ждут.
Сами мы хлебнём вина,
Поработаем сполна,
Нам его с чужой земли
Нынче утром провезли».

Эльфы лихо выпивали,
Только кружки подставляли,
Набодяжились отменно.
Все уснули постепенно.

Бильбо в комнатку прокрался —
Стражник без ключей остался,
Сразу к камерам бежать,
Стал друзей освобождать.
Как все камеры открыл —
План побега изложил:
«Нынче эльфы люк вскрывают,
Бочки в речку выпускают.
Надо вам поторопиться,
Чтобы в бочках разместиться.
Скоро будут их сплавлять —
Путь единственный бежать».
Гномы было взбеленились,
Но, подумав, согласились.
В бочки нехотя забрались,
Тут и стражи показались,
Бочки начали катать,
Да в открытый люк бросать.

Бильбо прыгнул вслед за ними —
Понесло его в стремнине
Под нависшею скалой
В горной речке ледяной.
Впереди просвет открылся,
В шлюз поток из бочек влился.
Сетка быстро поднялась —
Кавалькада понеслась.
Бочки к отмели подплыли,
Там их люди отловили,
Посчитали, обвязали,
Плот большой из них связали.
В ночь решили отдохнуть.
Утром плот продолжил путь.

ГЛАВА 10

Радушный приём

Плыли, плыли. Посветлело,
И немного потеплело.
Берега пониже стали,
Вскоре и холмы пропали.
Речка вытекла в долину —
Предозёрную низину.
Поворот реки крутой,
А за ним ещё другой.
Тут стремнина прервалась —
Речка в озеро влилась.
Перед хоббитом картина:
Под водою вся долина.
Речки, лужи, ручейки —
Это пойма у реки.

Вдалеке Гора видна.
Грозно выглядит она,
Шапкой снеговой сверкает,
Пиком облако пронзает.
Бильбо встречи той хотел,
Но он много претерпел.
Вот Гора то потому
Не понравилась ему.

Город в озере был странный.
Сам на сваях, деревянный,
Оживлённый, деловой,
Вёл торг летом и зимой.
Прежде город был богат.
Флот имел, имел солдат.
Нынче многое забылось,
Только в песнях сохранилось
С заповедной той поры
О хозяевах Горы,
О подгорном Короле,
Камнях, злате, серебре.

Как попал сюда Дракон,
Город Дейл разрушил он.
Как он гномов всех прогнал,
Под Горой хозяин стал.
Но однажды день придёт,
Вновь к Горе Король придёт,
Отобъёт богатство он,
И погибнет злой Дракон.
Так легенды почитали,
Детям их передавали,
Славя прежние дела.
Жизнь сама собой текла.

Тихо бочки в город вплыли.
Люди бочки изловили,
Их на берег затащив,
До утра про них забыв.
Бильбо ждал. Темно настало.
Время действовать настало.
Стал верёвки обрезать,
Бочки с гномами вскрывать.
Гномы падали, стонали,
Лишь из бочек выползали.
Их изрядно промочило,
Сильно скрючило, побило.
Вот лежали и стонали,
Снова силы собирали.
Торин молвил: «Я доволен.
За моих друзей спокоен.
Бэггинс нас освободил,
Много силы приложил.
Воздадим хвалу ему,
И благодарим судьбу.
Бильбо! Как теперь нам быть?
Как подскажешь поступить?»
Хоббит выдал лучший довод:
«Всем идти в Озёрный город.
Подлечиться, отдохнуть
Прежде, чем продолжить путь».

Город рядом. Мост. Паром.
Вышли в город вчетвером:
Бильбо Бэггинс, Торин, Фили,
И последнего брат — Кили.

В караулке часовые
Веселились молодые.
Все они остолбенели,
Только Торина узрели.
Злата блеск на кушаке,
Злато на воротнике.
Он зашёл и объявил:
«Долго я в отлучке был.
Трейна сын я, Трора внук.
Хватит мне с Горой разлук.
Нынче я теперь Король
В королевстве под Горой.
Вы меня сопроводите,
К бургомистру отведите».

В ратуше огни сияли.
В зале люди пировали.
Оглядев огромный зал
Торин громко всем сказал:
«Я вернулся в край родной,
Здесь Король я под Горой.
Трейна сын я, Трора внук.
После долгих лет разлук
Я проделал сложный путь
Царство чтоб себе вернуть».
Новость разнеслась окрест,
Все повскакивали с мест.

В зале также пировали
Эльфы, что плоты пригнали.
Видя гномов, заявили,
Что бродяги гномы были.
Что на эльфов вдруг напали,
Эльфы же их в плен забрали.
«Правда?» — бургомистр спросил.
Торин резко возразил:
«Мы в лесу в беду попали —
Есть не ели, спать не спали.
Ослабели, заблудились
Тут вдруг эльфы появились.
Помощь мы у них просили —
Нас в темницу посадили.
Но замки или запоры
Ненадёжные затворы.
Ждёт родимая земля
Возвращенье Короля».

Быстро новости плодились,
Люди к ратуше сходились,
Видеть Короля хотели,
Песни старые запели.
Так, что город спать не спал.
Город гномов принимал.

Гномов после расселили,
Подлечили, накормили.
Быстро сил они набрались.
Вскоре в путь засобирались.

Бургомистр испугался,
Он ни чуть не сомневался —
Гномы плуты и врали,
Но никак ни короли.
Скоро лживость их поймут,
И из города попрут.
Он однако ж был и рад:
Пусть идёт к Горе отряд.
Там их Смог свирепый ждёт.
Там посмотрим — чья возьмёт.
Вслух сказал же: «Пробил час.
Пусть ведёт удача вас.
Вас в поход мы соберём.
Всё, что надо подберём».

Вот теперь и эльфы знали,
Гномы что от них скрывали.
Их король послал шпионов
От болот до горных склонов.
Стал известья получать,
Планы действий намечать.

Город гномам помогал —
В путь дорогу собирал.
И плащи, и одеяла,
И провизии немало.
В трёх баркасах разместились.
В путь по озеру пустились.

ГЛАВА 11

На пороге

Сутки вёслами гребли —
Озеро пересекли.
Здесь их люди с грузом ждали,
Коих раньше в путь послали.
Груз на пони нагрузили,
Гномы дальше поспешили.

Здесь пейзажи оскудели,
Как-то краски потускнели.
Не деревья — черенки,
Да корявые пеньки.

Лагерь сделали в лощине,
А Гора стоит над ними.
Хоть ничто не угрожает,
Вид один её пугает.
Торин бивуак поставил.
Четверых в дозор отправил:
Бильбо Бэггинс, Балин, Фили,
И последнего брат Кили.

На отроге был бугор.
Раньше там сидел дозор.
Звался пост сторожевой
Здесь Вороньей высотой.
Но на пост идти не стали —
Как бы их не увидали.
Знать желая: где Дракон?
Поползли на южный склон.
Видят: там дыра зияет,
Речка изнутри сбегает.
Пар наружу рвётся. С ним
Валит чёрный-чёрный дым.
Хоббит вставил: «Жив бандит.
Под Горой себе сидит».
Гномы с Бильбо согласились,
С тем в обратный путь пустились.

Кончен долгий переход,
Но не кончился поход.
Неизвестно, что их ждёт.
Огорчит ли? Повезёт.
Дикий край тоску вселяет,
Быстро мужество съедает,
А отчаявшись, порой,
Натворишь беды любой.

Бильбо выдержку имел.
Часто карту брал, глядел.
Думал, руны изучал,
Потайную дверь искал.
Днями склон все бороздили,
Двери же не находили.

Как-то средь обломков скал
Бильбо камень-брус сыскал.
Аж присел на четвереньки,
Оказалось — то ступеньки,
Что на тропку привели,
После на скалу вели.
Там площадка оказалась,
В плоский камень упиралась.
Нет на камне стыков, швов.
Вмятин нет и бугорков.
Ни щеколды, ни запора,
Ни порога, ни притвора.
Нет и скважины замочной.
Но все знали — это точно,
Что недаром трудно шли —
Потайную дверь нашли.
Дверь волшебной оказалась —
Дверь никак не открывалась.
Заклинанья вслух читали,
И кувалдами стучали,
Дверь повсюду нажимали —
Кнопку тайную искали.

Осень плавно завершалась.
«Восемь дней всего осталось».
Вслед за ней зима придёт —
Снег на Гору упадёт.
Бильбо целый день сидел,
То на дверь, то вдаль глядел.
Солнце к западу свернуло,
И почти за лес нырнуло.
На востоке в тот же миг
Серпик месяца возник.
Сзади звук щелчка раздался —
Дрозд большущий оказался.
Бильбо тут же осенило —
Понял он «Что это было».
Громко-громко стал кричать,
Гномов к камню собирать.
Хоббит быстро объяснил,
Сам, как вкопанный застыл.
Наблюдают: серп садится,
Миг — в горах успеет скрыться.
В тучах вдруг просвет возник,
Солнца луч в него проник,
На скалы поверхность пал,
Тут и дрозд застрекотал.
Там (в скалу, где лучик впился),
Камень с треском отвалился,
Взору дырочка явилась.
Серп пропал и солнце скрылось.
Бильбо крикнул: «Ключ давай!
В щель скорей его вставляй».
Торин шаг вперёд шагнул,
Вставил ключ и повернул.
Часть стены зашевелилась —
Дверь на камне очертилась
Пяти фунтов вышиною,
И три фунта шириною.
Дверь вовнутрь отворилась —
Так Гора для них открылась.

ГЛАВА 12

Что ждало их внутри

Перед дверью гномы стали.
Стали спорить, обсуждали.
Торин долго говорил,
Наконец-то объявил:
«Квинтэссенция пути!
Бильбо должен внутрь войти.
Он прекрасный компаньон.
Лучший взломщик всех времён».
Бильбо выслушав, съязвил:
«Я вот эту дверь открыл,
Я вас дважды выручал,
Честь сейчас идти в провал!
Кто компанию составит,
Удовольствие доставит?»

Взгляд потупив, все молчали,
На призыв не отвечали.
Добровольцев не нашлось,
Одному идти пришлось.

Коридор широким был,
Плавно под уклон сходил.
Как то жарко становилось,
Что-то впереди светилось.
Бильбо малость оробел,
И тот час Кольцо надел.
Шум какой-то слышен стал.
Бильбо шёл — шум нарастал.
Стало ясно — кто-то спит,
Как огромный зверь храпит.

Вот и кончился туннель
Шириной с входную дверь.
Он в гигантской кладовой
Самой нижней под Горой.
Пол не виден — он сокрыт,
Грудой ценностей покрыт.
В слитках золото, монеты,
Серебро и самоцветы,
Бриллианты и алмазы,
Аметисты и топазы,
Топоры, мечи, сосуды,
Ряд серебряной посуды,
И на всём на этом — ОН.
Крепко спит себе дракон.
Дух у Бильбо захватило,
Словно колдовством пронзило.
Всё сознание уснуло —
Так к сокровищам тянуло.

Хоббит тихо-тихо крался.
До сокровищ подобрался,
Чашу с золотом забрал,
С ней на выход побежал.
Смог во сне пошевелился,
Храп немного изменился.
Бильбо быстро добежал,
Возле входа Балин ждал.

Гномы рады Бильбо были,
Гномы хоббита хвалили,
Диферамбы распевали,
Чуть лишь чашу увидали.

Под землёй вдруг шум настал,
Как вулкан зарокотал.
Смог во сне пошевелился,
Сон дракона изменился.
Снился невысокий воин
Высшей доблести достоин,
Страшный меч в руке искрился,
Тут дракон и пробудился.

Посторонний запах был,
Может с той дыры заплыл?
Хоть дыра невелика,
Но тревожила слегка.
Занят прежде сильно был,
И дыру не завалил,
А недавно показалось —
Буд-то, что-то там стучалось.
Взгляд его на пол упал —
Чаши он не увидал.
Ярость злобная хлестала.
С ним такого не бывало.
Пламя ящер изрыгнул,
Рёвом Гору содрогнул.
Полетел обшарить Гору,
Изловить лихого вора.

Шум огня и дыма шквал —
Гномов Смог перепугал.
Лишь они в туннель нырнули,
Лишь мешки в него втянули,
Как на этот горный склон
С шумом вылетел дракон.
Взмахов крыльев жуткий вой,
Словно ветер штормовой.
Пламя склон Горы лизало,
Всё живое убивало.
Пони привязь оторвали
В ночь от страха ускакали.
Смог, конечно, видел пони.
Бивуак был на ладони.
Понял: кто-то приходил,
И украл, и разбудил.

До утра дракон летал,
Неприятелей искал.
Прочесал всё хорошо,
Дверь, однако, не нашёл.
Лишь к утру угомонился,
Спать в пещеру завалился.

Гномы сильно приуныли:
Чем ответить этой силе?
Что придётся предпринять,
Чтоб сокровища забрать?
Снова хоббит предлагает,
Гномам план свой излагает:
«Днём дракон приляжет спать,
Я туда спущусь опять.
Что-то вызнаю, быть может,
И Кольцо мне вновь поможет».

Бильбо тихо-тихо крался,
Так до логова добрался.
Смог, казалось, крепко спал,
Даже дым не выпускал.
Тих, невидим хоббит был,
Смог чужого ощутил:

«Вор пожаловал! Давай,
Что по нраву выбирай».
Бильбо вежливо сказал:
«Не затем сюда попал,
А узнать: ты чёрный? Красный?
Добродушный? Иль ужасный?»
«Ну, разведал, увидал?
Как бы ты меня назвал?»
И хоть был дракон польщён,
Не поверил Бильбо он.
Сказкам верить — не с руки.
Все от правды далеки.
«О, живым огнём дышащий,
О, погибель приносящий» —
Бильбо умно отвечал.
Смог расспросы продолжал:
«Ты умён, гляжу, начитан,
Хоть воруешь, но воспитан.
Знаешь как зовут меня,
Но тебя не знаю я.
Так откуда ты такой?
Не знаком мне запах твой».
«Там, на Западе мой дом.
Он за речкой, под холмом.
Под землёй сюда бежал,
Над горой сюда летал.
Я невидимым бываю,
Так меня и называют».
«Это вижу» — Смог сказал,
«Но себя ты не назвал».
«Я — загадки отгадавший,
Паутину разрубавший.
Я — счастливое число,
Я — разящее крыло».
«Ну и прозвища, дружок» —
Хоббиту ответил Смог.
«Я топлю друзей своих,
Достаю потом живых.
Не вредит мне никогда
Ни костёр и ни вода».
«Что-то верится с трудом,
Что всесильный ты кругом.
Врёшь зачем мне, почему?» —
Говорит дракон ему.
«Я и Кольца находящий,
Я и Счастье приносящий.
Друг медведей, гость орлов,
Убиющий пауков,
И на бочках я ездок».
«Хорошо» — одобрил Смог, —
«Но не очень задавайся,
И враньём не увлекайся».
Про себя себе сказал:
«Это я подозревал —
Люди с севера явились,
Мне напакостить решились.
Долго их не навещал».
Вслух же хоббиту сказал:
«Может бочкой пони был,
Я аж шесть вчера словил.
Вкусный выдался обед.
Дам за то тебе совет:
Дружбой с гномами не знайся,
Лучше — вовсе не общайся.
Сам-то, всё ли рассчитал.
Ну залез, ну обокрал.
Будешь вором триста лет —
Всё не вытащишь на свет.
Даже если украдёшь,
Как домой всё понесёшь?»

Злобно Смог расхохотался,
Так, как знал, что догадался.
Правда думал этот змей —
Это происки людей.
Хоббит же не унимался,
Над драконом потешался:
«Нам сокровища — пустяк,
Их у нас полно и так.
Мы отцов своих сыны,
Местью лютой мы полны.
Ты себе нажил врагов,
Будь к сражению готов».
Снова Смог расхохотался,
Так, что Бильбо испугался.
«Месть? Того не может быть.
Кто сейчас мне может мстить?
Уж давно почил Герой,
Королём был под Горой.
Прежних воинов побил,
Новых мир не народил.
Чешуя — моя броня,
Не проткнёт ни что меня.
Смерть — дыхание моё,
Когти — лучшее копьё.
Взмах крыла — я улетаю,
Ураганы обгоняю».
Бильбо пискнул: «Слышал я,
Что драконова броня
У груди и живота
Мягче, тоньше, ну не та?»
«Нет, не так» — ответил Смог.
«Не пронзит меня клинок.
Из стальных чешуй броня
Защитит от бед меня».
Так сказав, он потянулся,
На спину перевернулся.
«На, смотри» — сказал дракон —
«Чешуя со всех сторон.
Лапы, крылья, голова —
Всё заковано всегда».
«Восхитительно, прилично,
Поразительно, отлично» —
Бильбо Смога похвалил.
От него, однако, скрыл,
Что у Змея впереди
Нет чешуйки на груди.

Хоббит вызнал что хотел.
Нет других здесь больше дел.
Бильбо к выходу подался,
Но съязвил, не удержался:
«Всё, теперь я убегаю,
Отдыхать вам не мешаю.
Пони не поймать иначе,
А уж Взломщика тем паче».

Тут же хоббит, что есть сил
По туннелю затрусил.
Смог за ним. В туннель едва
Поместилась голова,
И дыхнул огнём, как мог —
Спину хоббиту обжёг.

Спотыкаясь Бильбо мчался,
Рад был, что живой остался.
В муках к гномам добежал —
Без сознания упал.
Гномы Бильбо врачевали,
Мазь целебную достали,
И лишь в чувство привели —
Разговоры потекли.
Хоббит всё пересказал,
Что услышал, увидал.
Стали все предполагать —
Надлежит, что предпринять.

Бильбо предложил укрыться —
Вглубь Горы сейчас спуститься,
Так, как Смог умён — поймёт,
Где под Гору вход идёт.
Может Смог наш вход разбить,
Входа в Гору нас лишить.
Если ж нас раздавит гад,
Безусловно будет рад.

Разговор покуда длился,
Дрозд на камне примостился,
Набок голову склонял —
Буд-то в разговор вникал.
Мудрый Торин пояснил:
«Дрозд породы древней был.
Люди речь их понимали
И гонцами посылали».

Разговор здесь изменился —
На богатства обратился.
Торин помнил: был большой
Кубок Трора золотой.
Ожерелье Гириона,
Самоцветная корона.
Был ещё алмаз один
Всем алмазам господин.
Под Горой его нашли —
Аркенстоном нарекли.
Он сияет, как вода
В яркий день под слоем льда,
Словно росы под звездой,
Снегопады под луной.
Сильно Торин им гордился,
Очень отыскать стремился.

Бильбо впрочем продолжал:
«Дверь закройте» — умолял —
«Тишина меня пугает,
Где-то рядом Смог летает».
Дверь закрыли — темь настала
Щель замочная пропала.
Нет теперь назад пути,
Только внутрь горы идти.

Отошли лишь чуть от двери,
Как все скалы загудели.
От ударов рухнул склон —
Раздробил его дракон.

Смог возможности прикинул:
Тихо логово покинул.
Дырку думая сыскать,
Иль кого врасплох застать.
Ничего не увидал
И в лихую ярость впал.
Скалы рушил и дробил,
Поутихнув он решил:
Что отныне и покуда
Нет ему беды отсюда,
В небо свечкою взлетел —
В град Озёрный полетел.

ГЛАВА 13

Пока хозяина не было дома

Гномы в темноте сидели,
Тихо-тихо, не шумели.
День ли, ночь — не понимали.
Счёту времени не знали.
Спёртый воздух и жара —
Разболелась голова.
Порешили, стало быть,
Потайную дверь открыть.
Но туннель завален был,
Тут-то Бильбо предложил:
«Предлагаю вниз идти,
Больше нет у нас пути.
Тихо-тихо вниз пойдём.
Делать нечего. Рискнём».

Очень медленно спускались,
Тишину блюсти пытались.
Бильбо Бэггинс первым крался
Без Кольца идти боялся,
Хоть оно в такую «ночь»
Вряд ли может чем помочь.
Сам на ощупь хоть шагал,
Всё же в ямину упал.

Он лежал, дыхнуть не смея.
Нападенья ждал от змея,
Но стояла, как стена,
В той пещере тишина.
Хоббит понял: Смога нет.
Закричал: «Подайте свет.
Дайте факелов, огня,
И не бойтесь за меня».

Ойн и Глойн огонь добыли,
Факел хоббиту вручили.
Он горящий факел взял,
Вглубь пещеры зашагал.
Гномы у дыры столпились,
С Бильбо внутрь не решились,
И из дырки наблюдали,
Как сокровища сверкали.
Хоббит шёл по злату смело,
Под ногой оно звенело.
Огонёк стал удаляться,
Выше, выше подниматься.

Золотых сокровищ груду
Разложил дракон повсюду.
Бильбо в самый верх забрался,
И невольно растерялся:
Белый блеск, как шар мерцал,
Свет в нём факела играл.
Догадался сразу он —
Это камень Аркенстон.
Торин так и говорил —
Изнутри свет исходил.
В тоже время камень брал
Свет извне, в себя вбирал.
Свет на гранях преломлялся,
Круглой радугой казался.
И от камня исходила
Чудодейственная сила.
Бильбо Аркенстон схватил,
В свой кармашек положил.
Сам подумал: «Да, я вор,
Про меня был разговор,
И доставит Аркенстон
Мне проблем со всех сторон».

Хоббит с груды вниз спустился,
Перед дверью очутился.
Заглянул и увидал —
Это был огромный зал.
Лестницы и коридор,
Что в нутро уходят гор.
Ветер из дверей подул —
Пламя факела задул.

Хоббит в страхе стал кричать,
Гномы вышли выручать.
Как узнали, что случилось,
Поначалу огорчились,
Но потом свой страх забыли —
По пещерам заходили,
Вещи ценные искали,
Да кольчуги примеряли.

Торин Бильбо подозвал,
И ему кольчугу дал.
Из мифрила мол она,
Принцу эльфов создана.
Дали лёгкий шлем тиснённый,
Пояс — хрусталём каймлённый.
Бильбо очень счастлив был
(позже с нею в бой вступил).

Долго гномы в гротах рылись,
Вскоре все вооружились,
Все доспехи подобрали,
И на выход зашагали.
Торин помнил каждый ход,
Коридор и переход,
Перешеек, поворот,
Кто из них куда ведёт.
Потолка вдруг верх пропал,
Сверху тусклый луч упал.
«Это Трора главный зал» —
Торин громко вслух сказал.
«Здесь пиры происходили,
Здесь советы проводили.
Зал пройдём и поворот,
И у Главных мы Ворот».

Перешли огромный зал.
Здесь поток воды журчал.
Поворот, за ним другой —
Хлынул в очи свет дневной.
Бильбо факел загасил —
В удивлении застыл:
Перед ним внизу долина,
Позади Горы вершина.
По долине речка вилась,
Вся под солнышком искрилась.
Бильбо высказал: «Ну вот.
Я гляжу из тех Ворот.
Солнце душу согревает,
Ветер мило обдувает.
Здесь, конечно, всё прекрасно,
Но стоять не безопасно.
Есть ли место поспокойней?
Там нам будет поукромней».

«Есть. Укрыт от глаз такой
Старый пост сторожевой.
Южный склон, средь белых скал» —
Балин радостно сказал. —
«Пять часов идти туда,
Будет путь не без труда.
Мой послушайте совет,
Что надёжней места нет».

Пробирались меж камнями,
Лезли между валунами,
Речку вброд преодолели —
Подошли к заветной цели.
На площадке с трёх сторон
Был обрывистый уклон.
С севера в скале была
Дверь, что внутрь Горы вела.

Были времена другие.
Здесь стояли часовые,
Им с площадки смотровой
Виден был предмет любой.
А вот их не увидать,
Хоть глаза все изломать.

Переход свой завершили,
Тут заночевать решили.
Сели дружно обсуждать,
Что в дальнейшем предпринять?
Как бы мысль не выдвигалась —
К одному всё возвращалась:
Где сейчас ужасный Смог?
Запад чист и чист восток.
Юг? Там стаи птиц летали.
Отчего? Они не знали.
Незаметно ночь спустилась,
Первая звезда явилась,
А они, как ни спешили,
Ничего не порешили.

ГЛАВА 14

Огонь и вода

Ночью той, когда дракон
С тайной дверью вышиб склон,
То покинул свой удел —
К Эсгароту полетел.
Было поздно. Город спал.
Всё же кое — кто гулял.
Вдруг какое-то светило
Небо вспышкой озарило.
Видно было: над Горой
Полыхнуло раз-другой…

Искра в небе появилась,
Быстро к городу стремилась.
Клич возник со всех сторон:
«Люди! К нам летит дракон».
Всех «К оружию» призвали,
Мост из брёвен разобрали,
Бургомистра известили,
Чаши все водой залили.
Рёв раздался — Смог явился,
Ринул вниз — остановился.
Туча стрел с земли взлетела,
Громко «В бой» труба пропела.
Смог не помнил: с коих пор
Он не получал отпор.
Это лучников отряд
Защищал Озёрный град.
Бэрд — отряды возглавлял,
Обороной управлял.
Был потомком Гириона,
Чья здесь правила корона.

Смог над городом кружил,
Запалить его решил.
Падал вниз под градом стрел,
Дом — другой уже горел.
Смог хвостом дома ломал,
Крыши пламенем сжигал.

Люди город покидали,
Женщин и детей спасали.
Смог решил: пускай бегут.
Он хозяйничает тут.
Всех их в лодках перебьёт,
А затем леса сожжёт.
Все посевы запалит,
И травы не пощадит.
Сам собою любовался —
Так давно не развлекался.

Город с пламенем сражался,
Умирать не собирался
Хоть и здания горели,
Лучники в домах засели.

Пламя к людям подбиралось,
Стрел почти что не осталось.
По дракону Бэрд стрелял,
Отступать не помышлял.
Птица к Бэрду подлетела,
На плечо ему вдруг села.
Старый дрозд застрекотал,
Говорить про Смога стал:
«Бэрд! Вот-вот луна взойдёт,
Свет на Смога упадёт.
Отыщи пятно в груди
И стрелу туда всади!»

В изумленье Бэрд молчал.
Дрозд же всё пересказал,
На Горе что увидал,
Что от Бильбо услыхал.

Смог над городом кружил,
Поджигал дома, крушил.
Бэрд тисовый лук поднял,
Заклинанье прошептал:
«Чёрная стрела моя.
Я берёг всегда тебя.
Цель тобой всегда разил,
После в жертве находил.
Ты из кузни Короля.
В бой лети стрела моя».

Вниз обрушился дракон.
Снова стон со всех сторон.
Свет на брюхе заиграл,
Разным цветом засверкал.
Но не всё красиво было —
Тёмное пятно свербило.
Тут запела тетива,
Чёрная свистит стрела —
Аккурат в пятно попала,
Целиком в пятне пропала.

Рёв деревья повалил,
Всё живое оглушил.
Смог подпрыгнул, содрогнулся,
В вышине перевернулся.
Корчась, нА город упал,
Все останки разметал.
Головёшки зашипели,
Воды озера кипели.
Закружил водоворот —
Смог погиб и Эсгарот.

Люди в лодки пересели,
Так спаслись и уцелели.
И на суше собрались
Все, которые спаслись.
Каждый житель пострадал:
Кто-то близких потерял,
Кто-то лодку, кто-то дом,
Бэрда славили при том.
Бургомистра же ругали,
Первым трусом обзывали.
Дом лишь первый запылал —
Бургомистр прочь сбежал.

Бургомистр защищался:
«Люди! Я для вас старался.
И торговля процветала,
И казна не пустовала.
Вот теперь меня вините,
И прогнать меня хотите.
А кто гномов приютил?
Кто дракона разбудил?
Вы кому дары раздали?
В сказки старые играли?
Что-то вы сейчас не рады.
Дождались от них награды?
Кто за город отомстит?
Кто убытки возместит?»

Люди начали роптать,
Гномов лихом поминать.
Людям Бэрд сказал: «Уймитесь.
Вы на гномов не гневитесь.
Я так думаю, что их
Нет давно уже в живых».
Все внезапно замолчали.
Несмотря на боль, печали,
Каждый стал соображать.
Начал что-то понимать:
Есть недалеко Гора.
Там полным-полно добра.
Злато с серебром лежит,
Их ни кто не сторожит.
Надо лишь туда пойти,
Всё сюда перенести,
Чтобы город возродить
И самим в достатке жить.

Люди же пока страдали,
Голодали, замерзали.
Надо как-то зимовать.
Бэрд решил на помощь звать.
Чтоб помочь построить кров,
К эльфам выслали послов.
Те немного прошагали —
Войско эльфов повстречали.

Птицы весть распространили:
Люди Смога порешили.
Весть и к гоблинам дошла,
И Беорна весть нашла.

Эльфы планы изменили —
Людям в помощь поспешили.
Горожане рады были,
План совместный обсудили:
Дети, женщины, больные,
Старики, мастеровые,
Дока-эльфы остаются —
Строить хижины возьмутся.
Все мужчины остальные:
Средних лет и молодые,
Войско эльфов, на заре
Отправляются к Горе.

ГЛАВА 15

Тучи собираются

Гномы ночью плохо спали,
За долиной наблюдали.
Пост несли со всех сторон —
Вдруг летит назад дракон.

Утром небо зарябило —
Столько птичек в небе было.
Городских, лесных, степных,
И стервятники средь них.
«Что-то странное творится,
Буд-то небо шевелится.
Что-то важное всерьёз» —
Торин мрачно произнёс.
Бильбо что-то увидал,
Вдаль рукою показал:
«Дрозд, смотрите, прилетел.
Знать от змея уцелел».
Дрозд присел, застрекотал,
Буд-то что-то объяснял.
Прыгнул, крыльями забил,
На бок голову склонил.
«Что-то хочет нам сказать,
Не могу я разобрать» —
Балин вслух проговорил —
«Вот бы вороном он был.
Прежде воронов мы чтили.
Их любили и дружили.
Новостями нас снабжали,
Мы подарки им давали.
Был когда я молодой
Жил здесь ворон Карк с женой.
Многочислен род был их.
Может кто-то есть в живых?»

Дрозд защёлкал, улетел,
Видно вызнал, что хотел.
Возвратился, не один —
Старый ворон вместе с ним.
Ворон был почти слепой,
С облысевшей головой.
На площадку опустился,
Вслух ко гномам обратился:
«Торин, Балин» — каркнул он
Человечьим языком.
«Карк — отец мой, Роак я,
Помню Трейна короля.
Как и прежде вам служу,
Все вам вести доложу.
Вот сейчас со всех сторон
Донесли: убит дракон!
Это радостная весть,
И плохая тоже есть:
Знают все — дракон убит,
Золото в Горе лежит.
Доля каждому нужна,
Не случилась бы война.
Эльфы выслали солдат,
Люди шлют сюда отряд.
Смог разрушил город их,
Многих нет уже в живых.
Чтобы город возродить —
Надо золотом платить.
Как тут быть? Пусть гнев молчит.
Ваша мудрость пусть решит.
Бой всегда легко начать,
Мир сложнее удержать.
Трудно мир всегда даётся,
За него платить придётся».

Торин волю гневу дал:
«Хорошо ты всё сказал.
Ваше племя не забудем,
Благодарны вечно будем.
А сокровищем своим
Мы делиться не хотим.
За него мы примем бой,
Лишь бы был бы гном живой.
Продолжайте нам служить,
С мира вести приносить.
И ещё б хотели мы
Чтоб в Железные Холмы
Вы кого-нибудь послали,
Брата Дейна чтоб сыскали.
Пусть спешит на помощь мне —
Скоро видно быть войне».
Ворон, каркнув, улетел
Торин — «В Гору» — повелел.

Вновь внутри всё исходили,
Но зато установили,
Что в нутро Горы ведёт
Лишь один путь — Главный Вход.
Вход трудяги укрепили,
Стену новую сложили,
Лагерь с пищей свой нашли,
В Гору всё перенесли.

Вот уже спустя пять дней
Вся долина из огней.
Люди с эльфами явились,
Лагерем расположились.

Ночью гномы мало спали —
Нападенья утром ждали.
Лишь рассвет седой настал
Гном дозорный прокричал:
«Вижу маленький отряд
Эльфов и людей солдат.
В нашу сторону идут,
Пять минут и будут тут».

Гномы тут к щелям припали,
Молча сверху наблюдали:
Люди в гору забирались,
А поднявшись растерялись.
Видят — водопад шумит,
Вместо Врат — стена стоит.
Громко Торин прокричал:
«Вас сюда ни кто не звал.
Вы зачем сюда пришли,
И оружье принесли?»

Люди молча удалились,
Утром снова появились.
Пеших лучником отряд,
Копьеносцев стройный ряд.
Эльфов здесь зелёный флаг,
Голубой «Озёрный» стяг.
Снова Торин им сказал:
«Разве вас сюда кто звал?
Вновь с оружием пришли?
Что в моей Горе нашли?»

«Здравствуй Торин!» — Бэрд сказал.
«Рад, что ты не пострадал.
Значит будешь долго жить,
Есть о чём поговорить.
Я дракона погубил,
Гору вам освободил,
Но чуть раньше злобный Смог
Город мой родной пожёг.
Мы вам честно помогали,
В час, когда Вы так страдали.
Так теперь нам помогите,
Состраданье проявите».

«Воевать мы не хотим,
Помощь честно возместим.
Но пока нас осаждают,
И оружьем угрожают
Ничего не отдадим,
И общаться не хотим.
Эльфов прочь в свой лес ушлите,
Сами после приходите» —
Торин Бэрду отвечал.
Бэрд в ответ ему сказал:
«Смог пожёг наши дома,
А ведь холод и зима.
Эльфы в трудный час пришли,
Бескорыстно помогли.
В лагерь свой сейчас уйдём,
Позже, вечером, придём.
Вы ж всё верно оцените,
И решение примите».

Вечер в сумерках «горит»,
Вновь отряд к Горе спешит.
Горн весёлый протрубил,
И глашатай объявил:
«Лес и Город объявляют:
Гномам выбор предлагают:
Часть сокровищ нам отдать,
Или же врагами стать.
Торин! Вспомни старину
И обычай и страну.
Надо Город поддержать —
Часть сокровищ передать».

Торин в гневе лук схватил,
И в посла стрелу пустил.
В щит послу стрела попала,
И вонзязь затрепетала.
«Если это ваш ответ —
Мы вам тоже скажем «Нет».
Мы на вас не нападём,
Но в осаду вас возьмём.
Захотите говорить,
Чего-либо обсудить
Нас на встречу пригласите.
До тех пор в Горе сидите».

ГЛАВА 16

Ночной вор

Потянулись дни уныло.
Время будто бы застыло.
Гномы вещи разбирали,
Ценный Аркенстон искали.
Торин гномов подгонял,
Карой страшною пугал:
«Кто найдёт и утаит,
Лютой мести подлежит».
Бильбо слушал и пугался,
Но молчал, не сознавался.
Постепенно план созрел.

Ворон с вестью прилетел:
«Гномы с севера идут,
Два — три дня и будут тут».

Бильбо в эту ночь решился —
Он с Бомбуром подменился.
Гном ушёл в пещеру спать,
Хоббит стал дозор держать.
Бильбо лишь один остался,
То верёвкой обвязался,
Со скалы по ней спустился,
В лагерь эльфов припустился
По дороге незнакомой
Под покровом ночи полной.

Часовых как увидал,
Лишь тогда колечко снял.
Молвил: «Время не тяните,
Срочно к Бэрду проведите».
Так вот ночью, у костра
Встреча и произошла.

Бэрду, эльфу-королю
Хоббит выдал мысль свою:
«Создалось на удивленье
Преплохое положенье.
Скоро холод и зима,
А палатки — не дома.
Будет пищи не хватать,
Значит будем голодать.
Ворон весточку несёт:
Помощь Торину идёт.
Это Дейн, его кузин,
И пятьсот свирепых с ним.
Переход — другой дневной,
И заявятся толпой.
Неприятность тут как тут
Точно мир не принесут.
В ситуации есть той
Интерес не малый мой.
Часть богатств мне подлежит,
Что сейчас в Горе лежит.
Часть могу я Вам отдать,
Чтобы хрупкий мир сдержать».
С этими словами он
Вынул Трейна Аркенстон.

Камень, как луна сиял,
Как звезда в ночи блистал.
Красотой король сражён,
Бэрд приятно восхищён.
Бильбо Бэггинс пояснил:
«Камень, что я вам вручил —
Сердце царства гномов он.
И зовётся Аркенстон.
Нет для Торина важнее,
Золотой реки ценнее.
Пусть поможет вам без ссоры
Провести переговоры.
Всё. Сейчас я возвращаюсь,
В провожатых не нуждаюсь».

Бэрд в восторге, чуть смущён,
Он поступком восхищён.
Просит хоббита остаться,
И назад не возвращаться.
«Торин камень не простит.
Он жестоко отомстит».
Бильбо их благодарил:
«Рад, что с пользой здесь я был.
Но остаться мне нельзя —
Ждут меня мои друзья».

Жаль! И с Бильбо распрощались,
Эльфы проводить собрались.
Тут какой-то странник дивный
В тёмный плащ одетый длинный
Тихо к Бильбо подошёл.
Хоббит аж в восторг пришёл.
Странник Бильбо похвалил —
То, конечно, Гэндальф был.
Бильбо всё узнать просил,
Маг его остановил:
«Время подойдёт — узнаешь,
Если я не ошибаюсь
Под конец поход идёт,
Но тебя такое ждёт…
Что ни звери не слыхали,
Что и птицы ни видали.
Доброй ночи же, прощай.
Никогда не унывай».

Озадаченный, смущённый,
Но зато приободрённый
Бильбо далее пошёл.
Вброд речушку перешёл,
По верёвке наверх влез,
И внутри Горы исчез.

ГЛАВА 17

Гроза разразилась

Утром рано горн трубит,
По тропе гонец спешит.
Просит он послов принять —
Новость есть — не может ждать.
Торин крикнул: «Пусть идут,
Но оружие сдадут».

Вот знамёна появились —
Люди с эльфами явились.
Старец в сером балахоне,
В длинном сером капюшоне,
Нависавшем на глазах,
Со шкатулкою в руках.
«Здравствуй Торин» — Бэрд сказал —
«Что надумал, порешал?»

«Нет. Пока все эльфы тут
Разговоры не пойдут».

«Неужели нет такого,
Дорогого иль иного,
Чтоб могло тебя толкнуть
Часть сокровищ нам вернуть?»

«У тебя такого нет» —
Краткий Торина ответ.

«А у нас есть Аркенстон.
Иль тебе не дорог он».
Тут старик ларец открыл,
Аркенстон на свет явил.

Торин словно онемел,
Буд-то простынь побелел.
Долго-долго он молчал,
Злобно наконец сказал:
«Этот древний камень мой.
Вам докажет гном любой.
Как попал к вам Аркенстон?
Вор помог или шпион?
То, что мне принадлежит —
Выкупу не подлежит».

Бэрд ответил: «Понимаем,
Потому и предлагаем:
Вашу вещь у нас забрать,
За неё нам наше дать».

«Как мой Камень к вам попал?» —
Торин гневно закричал.
Бильбо скрыться не решился,
Тут же Торину открылся.

«Ах ты!» — Торин завопил.
Грубо хоббита схватил.
«Много я готов отдать,
Чтобы Гендальфу сказать:
«Будь ты проклят, борода,
Сунув нам тебя тогда.
Со скалы тебя спущу,
Этот случай не прощу».

«Торин! Нет! Остановись.
Знай, мечты твои сбылись.
Нужен Гэндальф? Так вот он».
Старец скинул капюшон.
«Пусть вам хоббит не по нраву,
Но не делайте расправу,
А послушайте его —
Вам поведает чего».

«Так вы все здесь сговорились!
Против гномов ополчились.
Все теперь у нас враги.
Ну, крысёныш, говори».

«Я крысёныш? Это ж надо!
Это мне за всё награда?
А недавно вы считали,
Что без Бильбо вы б пропали.
Что теперь хочу сказать:
Разрешили вы мне взять
Из сокровищ под Горой,
Если буду я живой,
Всё, что только пожелаю.
Так вот я вам объявляю:
Выбор мой определён —
Это камень Аркенстон.
И закончим это дело».

«Да, надули нас умело.
Хладнокровно рассчитали —
Камень бросим мы едва ли.
Пусть на этот ваш расчёт
Доля Бэггинса уйдёт.
Ты ж к друзьям своим спускайся,
Мне смотри, не попадайся.
Выкуп позже заберёте».

«Плохо Вы себя ведёте,
Недостойно короля.
Живы вы благодаря,
Что был хоббит с вами рядом.
Вы тогда все были рады.
Избавляетесь теперь.
Пожалеете, поверь.
Может всякое случиться,
Может всё перемениться» —
Гэндальф так проговорил.

Непреклонным Торин был.
Мыслил: Дейл вот подойдёт —
Торин дело провернёт,
Чтобы Аркенстон отбить,
Чтобы выкуп не платить.

Бэрд сказал: «Вам день даём,
Завтра утром подойдём.
Если выкуп получаем —
Оцепление снимаем».
Торин мрачно промолчал
К Дейну ворона послал.

Утром, чуть лишь рассвело,
Войско гномов подошло.
Каждый воин с бородой,
Щит железный за спиной,
Торс кольчуга закрывает,
По колено отвисает,
И двуручная большая
С ним мотыга боевая.

Гномы сильно торопились,
За рекой остановились,
К людям выслали послов.
Бэрд их выслушать готов.
«Весть до Дейла докатилась —
Королевство возродилось.
Мы скорей сюда бежать,
Чтобы братьев увидать.
Остановлены вот вами,
Что ли стали мы врагами?»
Бэрд подумал, рассудил.
Гномов дальше не пустил.
Если гномам дать прорваться,
Можно выкуп не дождаться.

Лишь посланцы удалились
Гномы на прорыв решились.
Трубы «К бою» загремели,
Стрелы острые свистели.

Не успел начаться бой
Солнце скрылось, день стал тьмой.
Туча с севера напала,
Против ветра наступала.
«Стойте!» — Гэндальф закричал.
«Стойте!» — посох вверх поднял.
«Это гоблины идут,
Варги их сюда несут.
Нам теперь не время драться.
Время есть посовещаться.
Дейн! Не время нападать.
Ждём тебя совет держать».

Быстротечен был совет.
Много думать — время нет.
Решено — заняв вершины,
Гоблинов загнать в низины.
Эльфам — западный отрог,
Гномам — гребень на восток.

Бэрд с отрядом принял бой,
Повернул потом «домой».
Гоблины внеслись в долину
Догонять людей дружину.
Эльфов тут пришёл черёд:
Ливень стрел врага сечёт.
Копья после полетели —
Скалы кровью почернели.

Тут в долине заревело —
Гномы Дейна вышли в дело.
С ними люди наступают.
Вместе гоблинов рубают.
Варги с гоблинами взвыли,
Побежали, отступили.
Чтоб ловушки избежать —
Стали вдоль реки бежать.

И победа уж близка.
Вдруг на гномов свысока
Войско гоблинское пало,
Этим всех врасплох застало.
Люди стали отступать,
И победу упускать.

Громкий клич с горы гремит,
Из Ворот трубач трубит —
Это Торин в бой вступил,
Вновь надежду подарил.
Бой в долине не стихает,
Напряжённость возрастает.
Силы гоблины скопили,
Горстку гномов окружили.
И друзья помочь не могут,
Им отрезали дорогу,
Да и люди отступают,
Их ресурсы тоже тают.

Горько было наблюдать,
Но больней осознавать:
«Не пройдёт пяти минут
Гоблины Врата возьмут.
Наше войско проиграет,
Многих враг поубивает.
В плен других враги возьмут,
В рабство в горы уведут.
Положение ужасно.
Неужели всё напрасно» —
Хоббит битву наблюдал,
Сам с собою рассуждал —
«Нечто зря всё перенёс?
Право, горестно до слёз.
Лучше б Смог владел бы кладом,
Чем достаться этим гадам».

Тут закат уже настал,
Ветер тучи разогнал.
На закатной полосе
В мощной воинской красе
Со своей слетев Горы,
Появились здесь орлы.
Бильбо радостно кричит,
По долине крик летит,
Сердце радостно забилось,
Вновь надежда появилась.
Бильбо, как дитя скакал,
Над долиной среди скал.
Вдруг бездыханный упал —
Камень в шлем ему попал.

ГЛАВА 18

Обратный путь

Долго хоббит пролежал,
Новый день давно настал.
Тело всё закоченело,
Сильно в голове шумело.
Поднатужился, присел,
На долину поглядел —
Люди по полю сновали,
Гномы стену разбирали,
А вот гоблинов не видно,
Знать — Победа очевидна.
Рядом кто-то проходил,
Бильбо весело спросил:
«Эй, что нового в долине?
Гномы где? Что стало с ними?»
Человек остановился,
Очень-очень удивился.
«Что за голос?» — вслух спросил —
«Кто меня остановил?»
Бильбо, сняв Кольцо, поднялся.
Воин тут же догадался:
«Маг послал тебя найти,
В лагерь к людям привести».

У палатки Гэндальф ждал.
«Рад, что ты живой» — сказал. —
«Торин ранен, не спасти.
Он просил тебя найти».

Торин в том шатре лежал,
Видя Бильбо, прошептал:
«Добрый вор, я ухожу.
Ты меня прости, прошу.
Я схамил, мне не приятно.
Все слова беру обратно.
Если б мы вкуснее ели,
Если б песен больше пели,
Меньше б золото ценили,
Лучше б мир тогда хранили».
Хоббит вышел — зарыдал,
Место тихое сыскал.
Думал: верно ль поступил,
Кашу с Камнем «заварил».
Мир купить не получилось,
Ведь сражение свершилось.
Не его вина, понятно.
Всё же Бильбо не приятно.

Что потом происходило,
Как хоббита оглушило,
Гэндальф позже рассказал.
Бильбо вот чего узнал:
Войско гоблины собрали.
Строго тайну соблюдали,
А орлы вот уследили,
В битву вовремя вступили —
Сверху пали им на спину,
Сбросив гоблинов в долину.
Людям выпала подмога,
Но и варгов тоже много.
Снова стали наступать —
В реку всех хотят загнать.
Вновь надежды стало мало,
Вновь отчаянье настало.

Из своих лесных сторон
Появился сам Беорн.
Был огромнее, чем прежде,
В страшном облике медвежьем.
Раскидал, как пух врагов,
Сам ревел, как сто быков,
Вынес Торина из битвы
(Он был копьями пробитый),
В битву после возвратился.
Тут совсем ожесточился.
Многих варгов разорвал,
Многих просто растоптал.
Страх врагов оцепенил,
Ужас в бегство их пустил.
Люди с радостью воспряли,
В реку гоблинов загнали.

Тех, кого не утопили,
В Чёрный Лес тех затащили,
Там уж эльфы постарались,
Чтоб назад не возвращались.
И лишь солнце закатилось,
С этим битва завершилась.

Бильбо день лежал в шатре —
Так гудело в голове.
Понемногу оклимался,
И домой засобирался,
Но сперва похоронили
Торина и Фили с Кили,
В путь последний на покой
Их зарыли под Горой.
Аркенстон во гроб вложили,
Оркрист сверху положили
Крепость гномов охранять.
(Если враг — по тьме мерцать).

Дейн теперь здесь поселился.
Честно он распорядился:
Часть сокровищ в Лес отдал,
Город долю свою взял.
Бильбо тоже не забыли —
Две шкатулки нагрузили.

Как бы не было приятно
Надо в путь идти обратно.
Гномы Бильбо полюбили,
За Ворота проводили,
На прощанье обнялись,
Слёзы сами полились.
Гномы в гости приглашали,
Пир устроить обещали.
Хоббит также в гости звал
(Помнят все, как угощал).

Эльфы вышли в путь обратный,
Путь знакомый и приятный.
Гэндальф с Бильбо здесь же были,
Вместе с ними уходили.

Чёрный Лес. Остановились.
С эльфами друзья простились —
Не хотели в Лес идти,
Лес решили обойти.
Пусть там местность не жилая,
Всё же лучше, чем лесная.
Хорошо, что хоть отныне
Был Беорн всё время с ними.
Ничего с ним не боялись.
Шли, природой любовались.
Лишь глубокою зимой
Их привёл Беорн в дом свой.
Здесь остались зимовать,
Погостить и сил набрать.

У Беорна всё приятно,
Всё красиво и опрятно.
До весны прогостевали,
Отдыхали, пировали,
Но лишь схлынул ледоход,
Вновь отправились в поход.

С высоты Туманных Гор
Был отличнейший обзор.
Бильбо Бэггинс оглянулся,
Чуть заметно улыбнулся —

Вдалеке Гора стояла,
Снежной шапкою сверкала.
«Снег после огня сверкает,
И дракон вот погибает» —
Хоббит тихо прошептал —
«И конец пути настал».

ГЛАВА 19

Последняя глава

Горы, скальные равнины,
Леса тёмного низины,
Но вот лес лишь поредел,
Тут долина Ривенделл.
Эльфы путников встречали,
В доме Элронда их ждали.
Здесь приём радушный был.

После Элронд попросил
О походе рассказать,
Всё подробно описать.
Долгим выдался рассказ,
Прерывался он не раз.
После Гэндальф рассказал,
Где надолго пропадал.
Дальше — просто говорили,
Темы старые открыли.
Бильбо носом всё клевал —
Незаметно задремал.

Хорошо в тиши лесной.
Всё же хочется домой.
Лишь недельку погостили,
Снова в путь засеменили,
В путь знакомый, без тревоги,
По наезженной дороге.
Вскоре схрон свой раскопали,
Троллей золото забрали.
Пони стало тяжелее,
Стали двигаться труднее.

Всё имеет свой конец.
Вот и Бильбо наконец
Видит холм знакомый. Он
Знать вернулся в Хоббитон.
Мостик, мельница и горка.
Наконец родная норка.

Что такое? Что творится?
У норы народ толпится.
Все снуют туда — обратно.
Это Бильбо не понятно.
Подошёл поближе он —
Это был аукцион.
Бильбо год назад пропал.
Как? Куда? Ни кто не знал.
Вот родня и поспешила —
Бильбо объявить решила,
Что он без вести пропал.
Знать наследства час настал.

Часть вещей уже продали,
Часть вещей на торг достали,
И лишь Бильбо объявился.
Тут аукцион закрылся.
Тот, кто кое-что купил
Недоволен очень был
Тем, что Бильбо возвратился,
Всё вернуть распорядился.
Словом: был большой скандал.
Кто-то Бильбо поддержал,
Недоволен кто-то был,
Тем, как Бильбо отчудил.
Всё ж его живым признали,
А вот скарб не весь отдали.
Что-то так и не нашлось,
Что-то выкупить пришлось.

Бильбо «тронутым» прозвали,
С ним общаться перестали,
Репутация пропала
И почтения не стало.
Лишь племянники любили,
Часто в гости приходили
Это Бильбо не смущало,
Ни чуть-чуть не волновало.
Он доволен жизнью был,
К эльфам в гости уходил,
Гномов дома принимал,
Книгу про поход писал.

На стене в каминный зал
Бильбо вывесил кинжал.
Ту кольчугу, из похода,
Хоббит разложил у входа.
Вот Кольцо он утаил —
Ни кому не говорил.

Словом, слыл миролюбивым,
Ощущал себя счастливым,
Принимать любил гостей
До последних жизни дней.
Жизнь его, как оказалось,
Очень долгой оказалась.

Соловьев Сергей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *