Что такое любовь
11.12.2016
bank-medias.ru | http://sportnews94.ru | http://telepat09.ru | mynewsmaker.ru/ | seonus.ru

Ты меня любишь?

Любовь - Про любовь
23.07.2014 20:08

Ты меня любишь?Ты меня любишь? - в этих трех простых словах — суть многих важных взаимоотношений. Хотя этот вопрос может показаться простым, его часто задают в расчете на что-то большее, чем простой ответ. За ним могут таиться сонмы разочарований и проблем, скрытых в отношениях Очень часто эти слова — и поведение, сопровождающее их, — только верхушка айсберга, а в глубине скрываются многочисленные сложности.

В случае Джули и Марка, то, что она постоянно задавала этот вопрос, не получая на него удовлетворявшего ее ответа, означало начало того, что могло стать концом восьмилетнего супружества.

Конечно, так было не всегда. В первые годы свиданий и ухаживании Марк только радовался постоянному вопросу Джули — это было для него приглашением к разнообразным интимным встречам между ними. Порой Марк «отвечал» поцелуем, или осмеливался в стиле Гарри Купера воскликнуть «Угу!» Порой этот вопрос быстро вел к вспышке страсти, иногда — к длившемуся всю ночь марафону.

Годы шли Джули все так же настойчиво задавала свой вопрос, но у Марка было все меньше охоты отвечать на него даже косвенно. «Почему я должен постоянно утверждать то, что и так очевидно? — сказал он нам какое-то время спустя. — Она должна понимать, что я ее люблю. Я всегда рядом. Я прекрасный отец для наших детей. Каждые две недели я приношу домой хорошую зарплату. Я никогда ее не обманывал и даже не флиртую с другими Каких еще доказательств она хочет?!».

«Кроме того, — продолжал Марк, — слова — это пустой звук. Зачем утверждать очевидное, раз я каждый день выражаю свою любовь куда более значительными способами?».

Дело было не в том, что Джули не ценила способность Марка быть ей надеждой и опорой. Но ей хотелось большего. «Неужели так трудно сказать «Я тебя люблю»? — спросила она нас. — Я хочу, чтобы наши отношения приносили радость. Я хочу, чтобы каждый день был таким же романтичным и новым, как в самом начале. У нас еще будет много времени для того, чтобы принимать друг друга как должное и задумываться о чем-то более серьезном».

Все это выглядело как спор по поводу нескольких отдельно взятых слов. Из-за растущего нежелания Марка облекать в словесную форму ответ на вопрос Джули их брак дал трещину. Джули видела в молчании мужа свидетельство того, что он больше не считает ее привлекательной — ни физически, ни в каком бы то ни было ином плане. Это легло тяжелым грузом на глубинное ощущение незащищенности, неуверенности в себе и опасения, что ей никогда не удастся понравиться ни одному из мужчин — ни отцу, ни мужу, ни шефу, ни даже юному сыну. Ее разочарование в Марке медленно, но верно превращалось в обиду. Она обнаружила, что ей все меньше хочется соблюдать те мелочи, которые так нравились мужу, — помассировать ему спину после трудного дня, приготовить его любимое блюдо, отпустить повозиться в мастерской в выходные. «Право же, — решила она, — зачем мне лезть из кожи вон, чтобы угодить ему, если он не желает угождать мне?».

Марк обратил внимание на произошедшие в Джули перемены. Но, уверенный, что делает все как надо, не мог понять, причем тут он. «У нее, наверное, такой период, —решил он. — Нужно оставить ее в покое. Она сама справится. Я должен только помочь ей, продолжая быть таким же хорошим и ответственным мужем, чтобы она сохраняла уверенность в нашем браке».

Не нужно быть профессиональным психологом, чтобы понять, какая участь ожидала их брак. Вчерашние восторги ушли, отступив под нажимом изменившихся жизненных ролей и обязательств — карьеры, воспитания детей, финансовых проблем. И Марк и Джули пытались закрыть глаза на очевидное отсутствие взаимопонимания, полагая, что все уладится само собой. В конце концов, речь ведь шла о мелочах — дело было не в том, что кто-то из них изменил или угрожал бросить другого — а мелочи можно легко устранить, не следует лишь делать из мухи слона. Они верили, что любовь победит все.

Впервые мы познакомились с ними, когда они присоединились к семейному тренингу, который мы проводили. Первым большим открытием для Марка и Джули стало понимание того, что они отличаются друг от друга значительнее, чем предполагали, очевидно — им придется потратить немало времени, дабы постичь то, что грозило превратиться в серьезную проблему. Это являлось одновременно и открытием и прорывом; хотя Марку было неловко публично объявлять (даже внутри группы) о имеющихся у них проблемах. Его чувства были раздвоены. Часть его «Я» продолжала утверждать:

«Это, главным образом, проблема Джули, которая, как и все женщины, готова раздувать из мухи слона. К тому же она еще настаивает на необходимости выносить сор из избы».

Марк вынужден был признать, что, подобно большинству людей, он полагал признаком слабости обращение за помощью к профессионалам. Это тоже было прорывом, но не решало проблему, а лишь приоткрывало подходы к продолжению разговора. Правда, и сами разговоры, казалось, создавали проблемы. Однажды Марк горестно воскликнул: «Чем больше мы говорим, тем больше обнаруживаем, как страшно мы непохожи. Ей кажется, что слабости — признак силы. Я же всегда считал их недостатком», и, наконец, самый главный вопрос: «Можно ли спасти этот брак?».

Понемногу, когда уикенд уже шел к концу, Марк и Джули сделали для себя некоторые открытия. Во-первых: то, что сейчас создавало такие проблемы, несколько лет назад представляло для них источник радости. Еще одно прозрение состояло в том, что все это время они пытались «переделать» друг друга — задача неосуществимая и недостойная, ибо даже если им удастся изменить друг друга, одновременно исчезнет и то, что прежде так привлекало.

В конце концов Марк и Джули пришли к потрясающему открытию: сохранение брака вовсе не подразумевает изменения другого или даже самого себя. Напротив, это означает принятие различии и потакание им. Со временем они надеются вновь открыть друг в друге те качества, которые некогда свели их вместе.

Конечно, мы с самого начала знали, что между Марком и Джули существует возможность примирения — она есть всегда — но помочь им найти ее было не так уже просто. И даже после того, как они дали себе клятву и дальше работать в этом направлении, им понадобится еще немало времени, труда и терпения.

Их обязательство продолжить обсуждение, начатое в этот уикенд, неизбежно приведет к длинному перечню непростых вопросов: сможет ли Марк понять, что публичное выражение любви к Джули и детям вовсе не так уж неуместно? Сумеет ли сохранить серьезное отношение к роли отца и при этом временами веселиться и вести себя легкомысленно?

А Джули? Сможет ли она оценить и искренне откликнуться на достаточно скрытые проявления привязанности Марка и при этом поверить в себя как жену, мать и возлюбленную? Сумеет ли понять потребность Марка в упорядоченности и соблюдении приличии так, чтобы это стало для нее не нудной обязанностью, а возможностью проявить себя? Научится ли Джули понимать, что ее спонтанность и умение приспосабливаться только укрепляют их брак, сможет ли она получать от этой своей особенности удовольствие, Не казня себя, когда что-то идет не по плану?

Поиск ответов на эти и другие вопросы может длиться всю жизнь. И это вполне естественно одной из причин нашей потребности в общении является стремление к постоянному развитию личности. В случае с Марком и Джули прорыв произошел благодаря осознанию различий между ними и пониманию, что данные различия одновременно и привлекательны и чреваты стрессом. С этого момента задача каждого — научиться жить с самим собой и с партнером так, чтобы каждый стал сильнее.

А это, возможно, и есть рецепт долгих и счастливых отношений.

Из книги Отто Крегера, Дженет Тьюсон "16 дорог любви"