О софизмах (Письмо LXXXVll) — Сенека

Луцилия приветствует Сенека!
В сопровожденьи нескольких рабов,
С Максимом на повозке (друг навеки)
Трясемся так, что слышен стук зубов.

Тюфяк и два плаща — взамен кровати,
Походный завтрак — горсть сушеных смокв,
Когда есть хлеб, они закуской кстати,
И, вместо… если хлеб найти не смог.

Мулы бредут, доказывая — живы…
Таких повозок грубых не встречал…
Кого-то встретим — стыд проснется лживый,
Примета не усвоенных начал:

Меня тревожит мнение проезжих —
Я бедности теперешней стыжусь.
Всем тем словам, что обращал к невежам,
В себе я адресата нахожу…

«Иной богат — имеет долг немалый,
Прекрасный дом — на мебель взял взаймы,
Прекрасна челядь — ссуд не отдавал он,
А долг — залог тюрьмы или сумы.»

В дороге ест из золотой посуды,
Под городом — земли большой надел,
Но, беден он — все в долг… Спроси: откуда? —
Неважно: от людей, фортуны, дел…

Катона вез обычный старый мерин,
Еще мешки свисали с двух сторон…
Ты б иноходцам предпочел, уверен,
Ту лошадь, что пинал в пути Катон.

Он все предугадал и звал «обузой»
Ту жизнь, к которой мы теперь пришли…
Ну, хватит… Добродетельная муза,
Зовет меня и в зное, и в пыли.

«Любое благо делает нас лучше;
Тот музыкант, кто музыку познал.
Хорошими не делает нас случай? —
Так он — не благо.» — Стоик нам сказал.

Перипатетик: Сделать музыкантом
Не может нас хороший инструмент,
Тому, кто уродился без таланта
И слуха… хоть всю жизнь лови момент.

Ответ ищи не в инструментов груде:
Искусство нужно видеть Над собой.
Скажу яснее: даже без орудий
Способен музыкантом стать любой.

«Не благо, что способен взять презренный,
Владеть богатством может и злодей:
В богатстве блага нет обыкновенно,
От денег — только жадность у людей.»

Нам скажут: «Здесь ошибка рассуждений:
Грамматик, кормчий, повар или врач…
Звезд не хватают, но, без заблуждений,
В своем искусстве лучше мудрых кляч.»

Но, в их искусствах нет величья духа!
Они не могут устремляться вверх,
Кто муж добра, тот к счастью от разрухи
Не мчится, это все давно отверг.

Натал (язык столь лживый и нечистый,
что женщин очищал он своим ртом),
При деньгах был — наследовал. Причина? —
Порой в дерьмо уронят золотой.

Но, добродетель — много выше злата,
Умения грамматика, врача:
Они находят радости в оплате
Труда, не в постижении начал.

Мошна с деньгами ничего не стоит,
Лишь деньги, что в ней спрятаны, ценны.
Теперь сравни: богатый или стоик —
В ком — оболочка? В ком — портрет страны?

Лишь мудрость человека тянет к Богу,
Зовет его в невиданный полет…
Небесное приходит не к любому,
И, не в любом, владельца признает.

«Из зла не зарождается благое;
Становится богатым тот, кто скуп:
В богатстве благанет, раз нет покоя…» —
«У святотатства денег полон куб.»

Но, в святотатстве больше зла, чем блага:
В нем страх, тревога покаянных мук.
А прибыль?- Не хватает даже на год…
А после?- Выбирай покрепче сук…

Кто в святотатстве благо утверждает —
Чудовище. Живущие в грехе,
За крупный грех триумфом награждают,
Наказывая грех… по чепухе.

Как смоквы не родятся от оливы,
Так в зле — не отыскать добра следы.
Нас прибыль в зле не делает счастливым,
Но, жди втройне впоследствии беды.

«Когда к беде влечет желанья жажда,
Предмет его — не благо. Кто бежит
За деньгами, в беде уже, как дважды…
Богатый — над сокровищем дрожит.»

Нам говорят: Погоня за богатством
Опасна… Разве в нем лишь духа тлен?
Вполне благонамеренная паства
Во время шторма попадает в плен.

Не только от богатств и наслаждений
Мы попадаем в беды по пути.
Коль продолжать цепочку рассуждений,
Его нельзя к удобствам отнести. —

«Нас губят глупость, подлость, святотатство…
Не стрелы губят — лучники вольны.
Пускай тебе вредят из-за богатства,
В самом богатстве не найти вины.»

Но, Посидоний отвечает лучше:
«Хоть обладанье золотом не зло,
Но подстрекает к злу, лишь дайте случай.»
Богат — не зол? — Считай, что повезло…

Наш звон монет в других рождает зависть,
А в нас — высокомерие, снобизм.
«Богатство — самый трудный душ экзамен.»
(Не правда ли, сойдет за афоризм?)

А благо нас никак не будоражит
Не развращает душу, тянет ввысь,
Надменность не внушает нам, и, даже —
Лелеет скромность в тех, кто поднялись,

Уверенность дает и сень покоя.
В богатстве — только наглость ты найдешь,
А наглого ночами беспокоит
Величья своего… пустая ложь.

Богатство представляет образ блага,
И многих побуждает поспешить…
А добродетель, хоть бедна и нага,
Но, делится… величием души.

«Что не дает величья одиноким,
Их делая надменней и наглей —
Есть зло. А случай — гонит их к пороку,
Случайного не жди и не жалей.»

«Так что ж, богатство — даже не удобно?» —
В удобном больше пользы, чем вреда…
А благо, оттого и бесподобно,
Что в нем — лишь польза, раз и навсегда.

Теперь всего один софизм, но «вредный»:
«Раз благо не растет на почве зла,
Богатство — обирает многих бедных —
В богатстве блага нет, ему — хула.»

Как Антипатр на это отвечает? —
«Пустым кувшином чашу не нальешь,
Тот беден, кто нехватку ощущает,
Из недостачи — шубы не сошьешь.»

Что рассуждать о бедности, богатстве?
Ведь это только тяжба о словах…
Как бедных уберечь, как помогать им?
И как богатым скромность прививать?

То, что одним у всех отнято было,
Легко для всех — отнять у одного…
Пускай такие случаи забыл он —
Напомнить, мне не стоит ничего.

Так скажем храбро (если не по силам —
хоть откровенно…) горстке шулеров:
Подумайте, пока не «попросили»,
Не хвастайте богатством.
Будь здоров.

Луций Анней Сенека
(Перевод Александра Красного)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *