Отдых на Кубе — стихи

Отдых на Кубе - стихиС коллегами мы посетили Кубу!
Там были пальмы и бассейн с горкой.
У нас мороз, а там не надо шубу.
Тепло так! Позавидовал бы Горький.

Порою было даже слишком жарко!
Но мы в воде спасались, чуть прохладной.
Не пили чай мы, хоть была заварка,
Не ели мы и плитки шоколадной.

Нас от жары спасало только пиво,
А также русский квас и медовуха!
Шумел фонтанчик, было там красиво.
Не важно, что вода попала в ухо.

Со стен смотрели Кастро, Че Гевара,
Встречая нас на острове свободы.
Вдыхали мяту, поддавали пара.
Напарившись, съезжали с горки в воду.

Закусывали чипсами и рыбкой,
Под музыку культурой наслаждаясь.
Шутили, озаряя мир улыбкой.
Всегда б так жить: смеясь, а не печалясь!

Но отпуск мал. Вернулись мы в Россию.
Не ярок свет, сошёл с картинки глянец.
Лишь снег и грязь под небом нашим синим…
Закончен бал. Но не окончен танец!

Тихонов Сергей

*****

Дрожащий аромат цветов
Пьянит экзотикой и страстью,
Волненье будоражит кровь,
У наслаждения во власти.

Кубинским ромом пахнет ночь,
И воздух в тысячи молекул
Тоску хмельную гонит прочь,
В закатной дымке солнце блекнет.

Навязчивый сигарный дым
Мешается с оттенком кофе,
И манит цепко-неземным
Шальной мулатки нежный профиль.

На Варадеро – карнавал!
Пестрят оттенки цвета кожи.
Накал страстей, эмоций шквал,
Соединяют здесь прохожих..

Гитары, сальса, вечный май,
От шума улиц не укрыться,
Гавана — авантюрный рай,
Где можно счастливо забыться.

Уральская Евгения

*****

Пляж. Белый песок. Океанится гладь…
Куба – Свобода, тебя не узнать,
Как ты чудесно похорошела!
Самбой обточено смуглое тело,
Кудряво-пружинно улыбки несут —
Само дружелюбие выросло тут.
Эмоции, смех, пляска ног, взмахи рук
Вдоль Малекона – лег берег вокруг,
Который Гавану волной обнимает,
На набережной – красота, отдыхают…
И кофе… Такой аромат, вплоть до дрожи…
Сеньор! Мне ещё! Выпью чашечку… Боже…
Спокойно как… И удивительно вкусно!
А вот после пятой становится грустно,
И Солнце огромно садится в волну…
Эй, Куба, красотка! До вечера! Жду!
А вечером – жизнь разливается морем.
А вечером остров забудет все горе,
Поправив прическу и белые брюки.
Ритмично-веселые музыки звуки
Движения тел и сердец пробуждают.
И все удивительно в такт попадают…
Хэм! Старина! Хороша как таверна,
Уютно… Мне – ром и «Мохито», во-первых…
«Дайкири», мороженое и «Маргариту»…
Тут Хэм с фотографии глянул сердито:
«Ну-ну… А не много ли?.. «Что ж, тоже верно…
Он прав, вечерами он жил здесь в таверне…
Пожалуй, я ромом одним угощусь,
Огонь капли рома сжег весело грусть…
И улочек узких изгибы ложатся,
Улыбками встречных прохожих струятся,
Зовут за собой в ширь тропической ночи…
Я утром к «Мохито» вернусь, между прочим…
Хэм Кубу любил… Я его понимаю…
Она – словно соло на флейте играет
Всем солнечно-пальмовым ярким сердечком.
Там пальмы такие… Зовут нас в беспечность,
И в отдых, и в волны, и в бесконечность…

*****

Время прощаться пришло нежданно,
Хоть я его торопил и ждал.
Но в моё сердце вошла Гавана —
Морем обточенный белый кинжал.

Солнце, палящее над океаном,
Каменных зданий дивный узор…
Прощай, Гавана, прощай, Гавана,
Adios, Habana, mi amor…

И по другим городам и странам
Будет носить меня, может быть,
Но никогда уже «hasta manana»
Мне не услышать. И мне не забыть.

Воздух, пропитанный запахом пряным,
Город, смотрящийся в синий простор,
Прощай, Гавана, прощай, Гавана,
Adios, Habana, mi amor…

Всё будет в жизни, больше ли, меньше,
Только тебя уж не будет в ней:
Город красивых детей и женщин,
Солнечных дней, карнавальных огней…

Мне тосковать о тебе постоянно,
Видеть во сне тебя вновь и вновь
Adios, Habana, Adios, Habana,
Прощай, Гавана, моя любовь…

Воздух, пропитанный запахом пряным,
Город, смотрящийся в синий простор,
Прощай, Гавана, прощай, Гавана,
Adios, Habana, mi amor…

*****

Снег. Мороз. И можно врезать дуба,
От погоды пакостной такой.
Неужели есть на свете Куба…
Где тепло… где море и покой?

Как-то раз её на карте мира
На беду свою я отыскал.
Раньше хулиган был и задира,
И о Кубе даже не мечтал.

А теперь… мечтою окрылённый,
Я сломаю скучной жизни бег.
Совершу грабёж вооружённый.
Застрелив двенадцать человек.

И схватив немедля деньги в зубы,
Рейсом «Сыктывкар — Тамбов — Гавана»,
Улечу на ласковую Кубу,
От ментов и снежного бурана.

Буду трескать ром из крупной тары,
Удивляя местных алкашей,
И курить огромные сигары,
Те, что так любил Хемингуэй.

Обойдя за ночь четыре бара,
Нахлобучив на уши берет,
Я пойду, как смелый Че Гевара,
(Взяв, на всякий случай, пистолет).

Потреплю за бороду Фиделя,
На фуражке покрутив значок,
Мол, тебе сто лет через неделю!
Что-то ты зажился, старичок.

И глаза от возбуждения пряча,
Улетев от страсти в небеси,
Будет загорелая мучача
Мне шептать ночами: «Si…si…si…»

Только через год я затоскую
В этом тёплом мире райских грёз…
В общем, на недельку-на другую
Я махну под сень родных берёз.

Там меня тотчас повяжут грубо,
Затолкают в камеру ногой,
Неужели есть на свете Куба?
Нет на свете Кубы никакой.

Тютлин Дмитрий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *