Что такое любовь
10.12.2016
bank-medias.ru | http://sportnews94.ru | http://telepat09.ru | mynewsmaker.ru/ | seonus.ru

Апельсиновый сок для Ее Высочества

Рассказы о любви - Современная проза о любви
19.10.2012 15:40

Апельсиновый сок для Ее ВысочестваДевушка, известная своим скандальным поведением, знакомится с принцессой.
Она ничего не помнит об их первой встрече, зато помнит принцесса.

Пройдет четыре месяца, и они столкнутся вновь.


– Апельсиновый сок для дамы, будьте добры! – Габриель со стаканом виски в руках, одним локтем опираясь на барную стойку, повернулась к севшей рядом молодой женщине. – Разрешите Вас угостить, Ваше Высочество?

– Габриель Маунтинг! – женщина бросила на нее слегка удивленный взгляд. – Добрый вечер! Благодарю! Апельсиновый сок будет как раз кстати!

– Вы знаете, как меня зовут? Я польщена. Что Вы здесь делаете в такой поздний час? – Габриель с интересом рассматривала сидящую перед ней молодую женщину. Еще никогда раньше она не видела особ из королевской семьи так близко. А принцесса Стефани сидела сейчас рядом с ней на расстоянии вытянутой руки.


Распущенные вьющиеся волосы золотого цвета обрамляли лицо с нежными чертами. Минимум макияжа, слегка смущенный взгляд. Обыкновенная красивая женщина. Нет, необыкновенная, подумала Габриель, предчувствуя многообещающую ночь.

Стефани уже второй раз за последние несколько минут удивленно взглянула на самую известную хулиганку своей страны. Заметив ее при входе в бар отеля, она не смогла удержаться, чтобы не подойти. Эта девушка завладела ее вниманием с самого первого момента ее упоминания в прессе. Стефани чувствовала все возрастающий интерес к ней, и вот теперь решила не упускать своего шанса, познакомится с ней лично. Удивительно, что они не пересекались раньше, потому что Ее Высочество часто посещала светские мероприятия, где, теоретически, она могла встретить Габриель Маунтинг.

– Я сижу с Вами в баре и пью апельсиновый сок! Надеюсь, Вы не возражаете? – сдержанно ответила принцесса.

– Воспринимайте мой вопрос исключительно как проявление заботы одного из Ваших самых верных верноподданных, простите за каламбур! – молодая девушка улыбалась. Глаза ее сверкали холодным блеском. Она была мертвецки пьяна. Но догадаться об этом мог лишь тот, кто ее очень хорошо знал.

– В это трудно поверить, – покачала головой Стефани. – Ваше публичное поведение сложно назвать лояльным. Вот и сейчас Вы ведете себя вызывающе, разве я не права?

– Вы правы, Ваше высочество! Я прошу за это прощения! Подрыв Вашего имиджа, оскорбление чести королевской семьи или порча Вам настроения никак не входят в мои планы на вечер! – Габриель подняла свой стакан, будто после произнесения тоста, а потом залпом осушила его. – Еще! – кивнула она бармену.


Стефани молчала, в свою очередь, рассматривая знаменитую собеседницу. Габриель Маунтинг была одной из самых ярких звезд молодого поколения, самых ярких и самых скандальных. Подростки сходили по ней с ума, но не они одни. Те, кто не слушал ее музыку, покупал ее картины, засматривался ее фильмами, искал ее последние интервью. Одни обожали ее, другие рьяно осуждали. И только королевская семья никак не реагировала на столь внезапно появившуюся на небосклоне современной поп-культуры звезду. Не реагировала до поры до времени.

– Могу я поинтересоваться, чем же Вы тогда планируете заняться в таком состоянии? – наконец спросила она.

– В каком состоянии? – улыбнулась Габриель.

– В абсолютно нетрезвом, – равнодушно ответила Стефани. – Насколько я могу судить, Вы не должны держаться на ногах.

– Не должна, – согласилась Габриель, глядя в бездонные голубые глаза принцессы. – Потанцуем?

– Вы уходите от ответа, – заметила Стефани, выдерживая ее пристальный взгляд.

– Боюсь, это Вы уходите от ответа, – спокойно ответила Габриель, потом на секунду нахмурила лоб, вспоминая, о чем же шла речь, – Ну хорошо! Чем же мы с Вами займемся в моем таком состоянии, если танцевать Вы со мной не будете, это был Ваш вопрос? – спросила она с самым невинным выражением лица.


Стефани покачала головой, не в силах сдержать улыбку:

– Вы искусны в ведении светской беседы.

– Так удивительно видеть Вас здесь. Неужели принцессы ходят ночью по барам? – неожиданно сменила тему молодая девушка, тряхнув непослушными иссиня-черными волосами.

– Почему нет? – удивилась Стефани.

– Потому что, принцессы, как самые послушные девочки, рано ложатся спать, – объяснила она.

– Откуда Вы знаете, что мы послушные девочки? Разве стала бы я сидеть сейчас с тобой в баре, будь я такой, как ты говоришь? – спросила Стефани, намеренно переходя на ты.

– Ммм… – задумалась Габриель. – Сейчас мы все проверим!


И с хитрой улыбкой она обратилась к бармену:

– Самого лучшего виски для дамы!


Ее Высочество поспешила сделать протестующий жест рукой:

– Нет, спасибо!


Габриель рассмеялась:

– Может тогда теплого молока с печеньем? Я думаю, тебе пора в кроватку! – не смотря на смысл ее слов, тон, которым она произнесла это, был на удивление нежным.

И принцесса чувствовала доброжелательный настрой своей собеседницы, пробивающийся сквозь выстроенную, видимо, по привычке стену сарказма. Она задумчиво смотрела на девушку:

– Правда, что ты ничего помнишь после своих гуляний? – наконец спросила она.


Габриель лишь пожала плечами:

– Это все выдумки желтой прессы! Я почти не пью!

– Я бы хотела ближе с тобой познакомиться! – вдруг произнесла Стефани.


Габриель широко раскрыла глаза от удивления, не в силах, что-либо сказать.

– Ты не веришь мне? – улыбнулась принцесса.

– Верю, – после некоторого раздумья ответила девушка. – Сама себе поражаюсь, но я тебе верю. А вот тебе не советую, – и она погрозила ей пальцем.

– Чего не советуешь? – удивленно спросила Стефани, рассматривая вышитый узор на пиджаке девушки.

– Верить мне, – не глядя в ее сторону, коротко бросила Габриель и заказала еще порцию виски.


– Я все-таки рискну, – почти шепотом возразила Стефани.

Габриель повернулась к ней почти вплотную. Остекленевшие от выпивки глаза не выражали никаких эмоций:

– Рискни. А утром я как обычно ничего не вспомню.


Ее Высочество молчала, чувствуя, что последние слова девушки неожиданно ранили ее.

Габриель бросила на барную стойку пару сотенных банкнот:

– Мне пора, – при этих словах она попыталась встать, но ноги отказались держать ее.

Принцесса вовремя спрыгнула со стула, чтобы поймать ее. Одной рукой она обняла Габриель за талию, другой поддерживала девушку спереди за плечо. Взгляд Габриель неожиданно смягчился:

– Ты знаешь, что вот так обнимая меня, ты очень рискуешь! – она зарылась лицом в волосы Стефани, прокладывая носом дорогу к ее шее. Добравшись до открытого кусочка кожи, девушка поцеловала его. По телу Стефани прошла легкая волна возбуждения:

– Что ты делаешь? – прошептала она. – Если нас увидят папарацци!

– В этот отель не пускают папарацци! – смеясь, ответила ей Габриель. Она чувствовала себя великолепно. Ночь обещала быть интересной.

– Пойдем! – сказала девушка, беря ее Высочество за руку и ведя к выходу.


Стефани послушно шла за ней. Она сама плохо понимала, что происходит. Сердце ее бешено колотилось в груди. И все, что для нее существовало в этот момент, это темная фигура Габриель, на удивление уверенно прокладывающая дорогу сквозь толпу народа.

***

Они не успели переступить порог дома девушки, как та буквально вжала принцессу в стену. Ее губы остановились в нескольких миллиметрах от губ Ее Высочества:

– Ты сводишь меня с ума! Ты такая красивая!


Принцесса чувствовала ее горячее дыхание на своем лице, и все чего ей хотелось в данный момент, чтобы Габриель, наконец, поцеловала ее. Она схватила девушку за полы пиджака и притянула ближе к себе:

– Так чего же ты ждешь?


Габриель потеряла последний контроль над собой. Стефани сводила ее с ума своей мягкостью, готовностью, желанием, читавшимся в ее глазах. А также тем, что Стефани была принцессой. И в этом было что-то неуловимо возбуждающее, соблазнить принцессу, свести с ума принцессу, заставить особу королевской крови дрожать в своих руках от желания. Габриель не думала о том, что же толкает ее Высочество на подобный шаг. Кровь с шумом стучала в ее ушах, она провела большим пальцем по линии губ Стефани, посмотрела в ее прекрасные голубые глаза, желая насладиться утонченными чертами лица ее высочества в последний раз перед тем, как полностью погрузиться в обуревающие ее страсти. Потом Габриель закрыла глаза и поцеловала ее. Девушка почувствовала, как тело Стефани изогнулось под ее руками, прижимаясь к ней все ближе.

Принцесса откинула голову назад, подставляя шею под горячие поцелуи Габриель. Это было то, за чем она сюда пришла, это было то, чего она хотела. Но внезапно сердце ее похолодело, когда в голове повторно прозвучали слова Габриель «А утром я ничего не вспомню!». Стефани остановилась, тяжело дыша. Нет. Не так. Она вдруг с отчаянием поняла, что желала завладеть всем существом этой своевольной девушки, не только телом, ее душой и разумом, всеми ее помыслами.

– Что такое? – спросила Габриель, видя, как принцесса отстранилась. Искренняя, как казалось, тревога в ее глазах на секунду дали ее Высочеству надежду на то, что она все-таки смогла достучаться до сознания девушки. Но потом сомнения победили.

– Мне трудно держаться на ногах, – сказала она, уже имея в голове план побега.

– Конечно! – Габриель захотела, было, повести ее на второй этаж. Но Стефани, опасаясь, что если девушка вдруг станет искать ее, то вряд ли сможет спуститься по лестнице, обняла ее и уложила на стоявший в гостиной диван.

– Я сейчас приду, – прошептала она, избегая горячих губ Габриель, зная, что если разрешит себе хотя бы еще один поцелуй, то уже не сможет уйти.


Габриель улыбнулась и выпустила Ее Высочество из своих рук. Откинувшись на спину, она закрыла глаза. Стефани направилась туда, где по ее мнению располагалась ванная комната.

Вернувшись через несколько минут в гостиную, она обнаружила Габриель крепко спящей. Отыскав в плетеном коробе рядом с диваном шерстяной плед, Стефани укрыла им улыбающуюся во сне девушку, нежно поцеловала на последок в губы и ушла.

***

Прошло четыре месяца. Габриель со своей подругой Джессикой и ее мужем находились на благотворительном приеме, организованном Джессикой в поддержку детей-инвалидов. Девушка бродила по саду со скучающим видом, при необходимости отвечая на вопросы журналистов. Джессика работала в социальной сфере и, пользуясь своей дружбой с ней, часто приглашала Габриель на подобные мероприятия.

– Спасибо, что пришла! – сказала Джессика, подходя к Габриель и подавая ей стакан с соком.

Девушка ласково улыбнулась в ответ и игриво ткнула подругу в бок:

– У тебя еще хватает совести благодарить меня!

– Прекрасно выглядишь! – заметила Джессика, окинув взглядом наряд девушки. Габриель скорчила ей в ответ рожицу:

– Не подлизывайся! Это мои обычные джинсы!


Джессика взяла ее за руку и повела внутрь помещения:

– Пойдем в зал! У нас сегодня еще одна важная гостья, и как мне сообщили, она уже на подъезде. Надо ее встретить!

– Погоди! Ты мне не говорила, что будет еще кто-то.

– Я и сама не знала. Она изъявила свое согласие в последний момент, уже после составления списка гостей.

– Джесс! Ты неугомонна в погоне за знаменитостями! И кто же это? Я ее знаю?

– Вряд ли! Это принцесса Стефани! Ты сама понимаешь, насколько важно для нашего мероприятия присутствие одного из членов королевской семьи.


Габриель внезапно остановилась. Ее будто ударили под дых. Последнее время она чувствовала необъяснимое волнение при упоминании Ее Высочества. Девушка постояла некоторое время на месте, чтобы собраться, потом тряхнула головой, как бы отгоняя от себя эти мысли, и уверенно направилась за Джессикой.

Они появились в гостиной за секунду до того, как туда вошла Стефани. Она восхитительно выглядела в легком летнем платье. Каждое движение Ее Высочества сопровождали вспышки фотокамер. В нескольких шагах от принцессы следовала ее охрана. Габриель не могла отвести от нее глаз. Она чувствовала немое восхищение.

– Ваше Высочество! Спасибо, что нашли время для нас! – радостно поприветствовала ее Джессика.

– Это я благодарю Вас за приглашение! – с улыбкой ответила принцесса.

– Разрешите представить Вам Габриель Маунтинг! – сказала Джессика. Повернувшись к своей подруге, она обнаружила, что Габриель неотрывно смотрит на принцессу с самым серьезным выражением лица. В глазах же Ее Высочества затаилось ожидание. Обе они молчали, и это молчание не решался прервать никто из них. Джессика ничего не понимала.


Наконец, принцесса протянула девушке руку.

– Очень приятно! – только и смогла она произнести.

– Ваше Высочество! – почтительно ответила Габриель, к всеобщему удивлению запечатлевая поцелуй на руке Стефани.


Стефани всматривалась в лицо Габриель, все, надеясь, что девушка сейчас скажет или сделает что-то, даст ей как-нибудь понять, что помнит об их случайном знакомстве четыре месяца назад. Но кроме восхищения в глазах Габриель больше ничего не было. Она смотрела на нее так, будто видела принцессу первый раз в жизни.

Стефани захлестнуло ощущение потери. Ей стало трудно дышать. Понимая, что со всех сторон их окружают журналисты, и что, сцена знакомства уже затягивается, принцесса взяла себя в руки и даже смогла улыбнуться. Но Габриель чувствовала, что с ней что-то происходит.

– Выше Высочество! С Вами все в порядке? – шепотом спросила она. – Разрешите, я принесу Вам воды.


Неожиданное проявление заботы со стороны Габриель, тронуло Стефани, и ледяная рука, сжимавшая ее сердце, ослабила свои тиски. Она улыбнулась уже намного мягче:

– Апельсиновый сок будет очень кстати!


***

Габриель нашла Стефани в саду.

– Ваше Высочество! – обратилась она к принцессе, протягивая стакан с соком.

– Вы сегодня не пьете? – спросила Стефани, кивнув взгляд на точно такой же стакан в руках девушки, который она взяла для себя.


Габриель улыбнулась:

– Я вообще редко употребляю спиртные напитки!

При этих словах Стефани едва не поперхнулась:

– Как такое возможно? – спросила она, справившись с удивлением. – Газеты только и пишут о Ваших пьяных выходках!

– Не верьте газетам, – отмахнулась Габриель.

– А кому же мне верить? – неожиданно серьезно спросила Стефани. – Вам?


Габриель посмотрела на Ее Высочество. В голубых глазах принцессы затаилось что-то, очень похожее на боль или обиду. Габриель нахмурилась, она вроде пока ничего такого не вытворяла:

– Лучше мне, чем им. Хотите, я объясню Вам, почему? – спросила девушка, желая быть с принцессой как можно искреннее.

– Да, пожалуйста.

– Я ничего не помню, если выпью хоть каплю спиртного, – просто ответила Габриель. – Алкоголь воздействует на какие-то рецепторы головного мозга, которые отвечают за сохранение в памяти событий, происходящий именно в данный момент. И я ничего не помню. Врачи сказали, это врожденное, и это не лечится. Теперь Вы мне верите? – Габриель выжидающе смотрела на Стефани.


Принцесса поняла, что просто не может ответить «нет» под этим обезоруживающе открытым взглядом, и она утвердительно кивнула головой.

Из гостиной донеслись звуки музыки.

– Потанцуем? – вдруг предложила Габриель, неожиданно для самой себя.

Сердце сжалось в груди Стефани. Как ей хотелось сделать это. Просто забыть обо всем, отдаться на волю музыки и кружить в танце вместе с Габриель, обнимать ее, чувствовать ее так близко… Но она вынуждена была отказаться:

– В другой раз обязательно. Сейчас же здесь слишком много фотографов.

Видя, с каким сожалением она это произнесла, Габриель даже не обиделась.

– Хорошо! В другой раз обязательно, – повторила она вслед за Стефани.

– Вы любите танцевать? – спросила принцесса.

– Да, – ответила девушка. – А Вы разве нет?

– Я тоже люблю, – улыбнулась Ее Высочество.

Они прогуливались по саду. Габриель сдерживала себя, чтобы не взять ее за руку. Обе чувствовали себя волшебно в обществе друг друга.

– Приходите к нам на обед! – неожиданно предложила Стефани.

– К Вам, это куда? – пожелала уточнить девушка.

– Во дворец, где я живу.


Габриель остановилась, на миг, усомнившись в том, что принцесса в своем уме.

– Это официальное приглашение на обед с королевской семьей. – Стефани была абсолютно серьезна в этот момент.

– Это большая честь для меня, – начала было Габриель.

– Именно! На следующей неделе, в среду, в 13.00. Вас устроит? – тон ее был непреклонным.

– Я так понимаю, я не могу отказаться, – беспомощно улыбнулась Габриель.

– Особам королевской крови не отказывают, – прозвучал ответ Ее Высочества.


***

Начиная с утра в среду, Габриель была сама не своя. Всю неделю до этого, она совсем не нервничала, но вот наступил долгожданный день обеда в королевском дворце, и Габриель не могла найти себе места. Сначала она не знала, что ей надеть. Для вечернего платья было рано, от деловых костюмов ее тошнило. Душа ее рвалась к так любимым ею джинсам, но как воспримет это королевская семья? Оскорбить их в первый же свой визит она совсем не хотела. Достаточно было того, что во всех газетах ее поведение называли антиобщественным.

В гостиной на первом этаже раздался звонок телефона:

– Джесс! Пусть это будешь ты! Ты мне сейчас так нужна!

Но это была не Джесс.

– Привет! Как дела? – раздался мягкий женский голос в телефонной трубке.

– Привет! – удивленно ответила Габриель, не узнавая женщину. – Отвратительно! Не знаю, в чем явится на обед к Его Величеству! Может, Вы мне посоветуете, что делать?

– А что бы ты хотела надеть? – спросила женщина.

– Джинсы и блузку. Белую, дорогую, очень приличную блузку. И совсем даже не рваные джинсы. Что скажете? – отчаянным тоном спросила Габриель, готовая в этот момент просить совета у премьер-министра, если потребуется. Уж он-то должен знать правила дресс-кода в королевском дворце.


– Нет проблем! Намного важнее не опаздывать, – рассмеялась незнакомка.


И тут Габриель осенило.

– Стефани! – воскликнула она – Ой, извините! Ваше Высочество! Добрый день!


Но все эти слова уже звучали несерьезно. Напряжение спало, и Габриель впервые за сегодняшний день рассмеялась. – Должна Вам сказать, это достаточно великодушно с Вашей стороны позвонить мне и избавить от мук принятия решения. Потому что выбор не прост.

– Я забочусь о своих верноподданных! – ответила принцесса, и Габриель знала, что она улыбается на другом конце провода.

– Как дела… у Вашего Высочества? – не удержалась девушка от обратного вопроса. При чем тон, которым она это спросила, был далек от дежурного.

Стефани вдруг замолчала. Ее тронуло внимание девушки.

– А я не знаю, чем мне подчевать дорогую гостью. Может, Вы посоветуете мне, что делать?- ответила она в тон Габриель.

– Ваше общество является для нас самым изысканным блюдом! – с улыбкой проговорила в трубку девушка, чувствуя, что пропадает.


***

Ровно в час Габриель стояла перед резиденцией королевской семьи с двумя букетами роз в руках. Один ярко красный для Ее Величества, другой ярко желтый для Стефани. Когда распахивались внушительных размеров ворота, девушка вдруг почувствовала торжественность момента. Двери королевской семьи открываются перед ней. Было ли это возможно? Она замерла, желая запечатлеть это мгновение в своем сердце, потом тряхнула головой и проследовала за встречавшим ее представителем службы охраны. Не успели они сделать и пары шагов, как к ним навстречу выбежала принцесса.

– Габриель! – радостно воскликнула она. – Здравствуй!

– Ваше Высочество! – ответила ей девушка, окидывая Стефани восхищенным взглядом. Принцесса всегда поражала ее своей красотой, своей природной красотой, а так же манерой держаться, которая безошибочно выдавала в ней особу благородного происхождения. От нее невозможно было отвести глаз, и Габриель даже не пыталась скрыть своего восхищения.

– Это тебе! – сказала она, протягивая предназначенные для принцессы желтые розы. Стефани приняла цветы с мягкой признательной улыбкой:

– Спасибо! Они чудесные!

– Как и ты! – улыбнулась Габриель, понимая, что не может себя сдерживать. Ей нравилась принцесса, больше того, она просто сводила ее с ума, и Габриель не собиралась это скрывать.

– Пойдем! Мама ждет нас! Папа уехал в Швейцарию, к сожалению, он не смог перенести встречу!


Габриель раскрыла рот от удивления:

– Тебе не надо объяснять мне это!


Стефани повернулась к ней:

– Надо! Ты не просто гость для меня!

– Вот эту мысль можно было бы распространить! – довольно улыбнулась девушка.

Она видела Стефани второй раз в жизни, но ей казалось, они знакомы уже очень давно.

– Чем Вы занимаетесь? – спросила королева Виктория девушку, когда они уже сидели за столом.

– В данный момент я пишу музыку к своему новому фильму, – очень серьезно ответила Габриель.

– Вы сами пишите музыку? – удивились Ее Величество.

Стефани тоже с интересом повернулась к ней.

– Да. Я сейчас все объясню, – девушка вытерла рот салфеткой, приготовившись к долгой интенсивной беседе. – Большую часть информации человек получает на подсознательном уровне. И музыка является одним из главных средств, влияющих на восприятие фильма зрителями. А я хочу, чтобы те, кто будет смотреть этот фильм, меня правильно поняли.


Стефани сидела напротив нее и улыбалась. Она была рада, что девушка чувствует себя свободно в обществе ее обычно строгой матери.

– Могу я спросить, о чем будет Ваше новое творение? – спросила Ее Величество, легким кивком головы показывая прислуге, что можно подавать горячее.

– О любви, – мгновенно ответила Габриель, – о людях, о выборе.

– О выборе между двумя мужчинами?

– Как один из возможных вариантов, – уклончиво произнесла девушка, неуверенная, что королевам вообще можно говорить «нет», и внутренне упрекая себя за то, что не нашла на неделе и часа для изучения этикета общения с представителями королевской семьи. – Если быть точнее, о выборе между любовью и чем-угодно другим, деньгами, например, или долгом, честью, благополучием, даже жизнью. Дело в том, что человек всегда, каждую минуту делает этот выбор, и это либо приближает его к счастью, либо отдаляет от него. Такова основная идея.

– Продолжайте, – Ее Величество с интересом смотрела на Габриель, приглашая ее к дальнейшему изложению своей мысли. А Габриель не требовалось приглашений. О своих фильмах она могла говорить часами:

– Приведу самый простой пример, который может быть Вам близок. Представители королевской династии, как я себе представляю, редко заключают браки по любви. А ведь речь идет о человеке, которому Вы подарите детей, с которым пройдете рука об руку всю жизнь.


Стефани с улыбкой взглянула на мать, ожидая ее реакцию на эти слова, но, казалось, Ее Величество очень лояльно относилась к горячим речам Габриель:

– Можно сказать, что я выбираю любовь к своей стране и своему народу, – с достоинством ответила женщина.

– Да, конечно, – согласилась Габриель. – Теперь немного изменим начальные условия. Вы не любите своего будущего мужа, а влюблены в другого человека. Согласно моему фильму, у Вас только одна альтернатива. И никакой любви к своей стране быть не может, это предательство любви, то есть самое большое преступление.

– Вы знаете, Габриель, я думала об этом раньше. И я рада, что подобный выбор не стоял передо мной, – ответила королева Виктория, серьезно глядя сначала на свою дочь, потом на гостью.


Габриель, которая в этот момент самозабвенно поглощала горячее, почувствовала, как кусок застрял у нее в горле. Ужасающая мысль вспыхнула в ее сознании. Ведь Стефани тоже придется выходить замуж! Сможет ли она связать свою жизнь с любимым человеком? Сможет ли она, если вдруг так случится, связать свою жизнь с кем-нибудь, наподобие такой отъявленной скандалистки, как Габриель Маунтинг?

Девушка невидящими глазами смотрела в тарелку, мысленно обещая себе на всякий случай более прилично вести себя на публике и меньше пить в общественных местах. Ее невеселые размышления прервал голос Стефани:

– Слава Богу, мы живем сейчас в другое время!


Ее Величество и Габриель одновременно обратили к ней свои вопрошающие взгляды.

– Мама не смотри на меня так! У тебя есть мой брат Ричард для продолжения королевской династии!

– Пойдем, я покажу тебе наше скромное жилище, – Стефани с улыбкой на губах взяла девушку за руку и повела дворцовыми коридорами.

– Бесплатная экскурсия? – Габриель тоже улыбалась. У нее было прекрасное настроение. Обед с королевской семьей, пусть даже там присутствовала только одна королева, прошел великолепно. Намного лучше, чем она ожидала. Еще сегодня утром Габриель не сомневалась в том, что Ее Величество относится к ней как к самой отъявленной нарушительнице общественного порядка. Сейчас же девушка не была так уверена в этом. Конечно, она понимала, что, скорее всего это воспитание и манеры поведения не позволили королеве Виктории показать свое настоящее отношение к ней, но, в любом случае, было приятно то, что Ее Величество вела себя как гостеприимная хозяйка.

– Вот это мое крыло, – Стефани указала на левую половину этажа. – Хочешь посмотреть мою комнату?


Габриель незаметно покачала головой, думая, что это не очень хорошая идея, но вслух ответила:

– С удовольствием!

– Как тебе моя мама?

– Она неподражаема! Если честно, я думала, меня арестуют на подходах к королевской резиденции!

– Почему ты так думала? – спросила Стефани.

– Я ведь на самом деле хулиганка, и все то, что я говорила про наш политический строй… – начала было Габриель смущенно.

– Ты будешь удивлена, но мама спросила, кто ты такая, когда я сказала, что ты придешь к нам на обед.


Габриель возмущенно взглянула на Стефани:

– Ты не могла сообщить мне об этом чуть раньше? Я бы так не переживала!

– А ты разве переживала? – не поверила ей принцесса.

– Я как-нибудь приглашу тебя на собрание анархистов, – пригрозила ей девушка. – Может быть, тогда ты поймешь, что я чувствовала!

– Не делай вид, что ты сердишься! – сказала Стефани, открывая перед Габриель двери своей комнаты.

– Да, я знаю! – проворчала девушка в ответ, осматриваясь по сторонам, – что на принцесс не сердятся, им ни в чем не отказывают и тому подобное!

– Умничка! Все схватываешь на лету! – Стефани улыбалась. Ей доставляла удовольствие эта шутливая перепалка с девушкой. С обычно ни в чем не соглашающейся и постоянно перечащей другим Габриель Маунтинг. Сейчас же Габриель вела себя совсем по-другому. Она была не просто открыта и доброжелательно настроена по отношению к принцессе. Она говорила и смотрела на Стефани так, что та чувствовала ее неподдельный интерес, чувствовала, что Габриель является сейчас самой собой, что она не выстраивает стен, на одну из которых Стефани наткнулась тогда в баре.

– Здесь ты живешь… – произнесла Габриель, подходя к стеклянному стеллажу с различными тотемными фигурками. «Умничку» она решила пока оставить без комментариев.

– Это я привожу из поездок по африканским странам, – объяснила Стефани, заметив, что Габриель рассматривает фигурки.

– Да, я читала об этом, – произнесла Габриель, продолжая рассматривать жилище принцессы.


Стефани же гадала, что еще интересного можно показать своей гостье. Она поймала себя на мысли, что хочет впечатлить ее, будто подросток на первом свидании. А это идея! Улыбнулась она про себя. Покажу-ка я ей свои машины!

Они спустились в гараж.

– Это твой байк? – спросила Габриель, указывая на Ямаху новенькой модели.

– Да!

– У меня почти такой же! – девушка хитро посмотрела не Ее Высочество. – Спорим, я сделаю тебя на любой трассе!

– Даже спорить не буду, – отказалась Стефани.

– Почему? – разочаровано спросила Габриель.

– Потому, что у меня, в отличие от тебя, есть голова на плечах!

– Зачем тогда тебе байк? – еще больше удивилась девушка.

– Чтобы ездить на нем, – ответила Стефани таким тоном, каким отвечают на бесконечные вопросы маленьких детей.

Из соседнего гаража вдруг раздалась музыка.

– Это мамин водитель, он у нас меломан! – объяснила принцесса.


Лицо Габриель расплылось в улыбке. Она всегда улыбалась, когда на ум ей приходили интересные мысли.

– Почему ты так улыбаешься? – спросила Стефани.

– Потому что, когда я слышу музыку, я могу думать только об одном! – ответила девушка.

– Ты хочешь танцевать?


Габриель утвердительно качала головой, в такт доносившейся из-за стены мелодии.

– Я только за! Учитывая, что я должна тебе уже два танца…

– Почему два? Я помню только один!

– Конечно, второй, точнее первый, ты не помнишь, потому что была пьяна как сапожник! – Стефани подошла к сидевшей в седле мотоцикла девушке.

– Нет… – только и смогла произнести Габриель. В этот миг ее мир сделал кульбит в 360 градусов.

– Это было около четырех месяцев назад. Ты сидела в баре отеля на Дворцовой площади, я подошла к тебе, ты предложила мне выпить, – рассказывала Стефани, глядя во все расширяющиеся от ужаса глаза Габриель.

– А потом? – спросила девушка, чувствуя, как у нее холодеет спина.

– Потом мы поехали к тебе домой.

– И?… – спросила Габриель голосом, каким узнают судебный приговор.

– Я уложила тебя спать и уехала.

– И это все? – не верящим тоном воскликнула Габриель, еще опасаясь принимать это за правду, но уже чувствуя невероятное облегчение. Почему-то мысль о том, что они со Стефани провели ночь, о которой она сейчас ничего не помнит, казалась ей убийственной.

– В общих чертах да, – ответила Стефани, улыбаясь. Ее забавляла реакция девушки на эту новость о том, что они уже встречались ранее.

– И что, я даже не попыталась затащить тебя в постель? – спросила Габриель, скорчив такую гримасу недоверия, что Стефани рассмеялась.

– Попыталась! – сжалилась над ней молодая женщина. – Тебе это почти удалось! – она с нежностью провела пальцем по губам Габриель, вспоминая ту ночь и ее поцелуи, от которых у нее кружилась голова.


Вздох облегчения вырвался из груди девушки. Но она продолжала потрясенно смотреть на принцессу:

– Это невероятно! Как я могла тебя забыть!

– Тебе придется долго искупать свою вину, – произнесла Стефани, наклоняясь к Габриель.

– Готова начать прямо сейчас, – ответила девушка принцессе поцелуем.


Джорди Риверс, Рассказы, 16.05.2010г

Предыдущее: