Что такое любовь
4.12.2016
bank-medias.ru | http://sportnews94.ru | http://telepat09.ru | mynewsmaker.ru/ | seonus.ru

Сеньора Торрегроссо

Рассказы о любви - Современная проза о любви
02.08.2013 17:10

Сеньора ТоррегроссоПаркер Торрегроссо росла в вечном противостоянии с отцом.

И вот сейчас, чтобы позлить его, она соглашается на пари своего друга Винсента и заключает фиктивный брак с певицей Ив Ансильон. В результате они, конечно, влюбляются друг в друга. Но все оказывается не так просто, как хотелось бы.

Это фанфик… на некоторое количество произведений, как литературных, так и кинематографических… некоторые из которых вам очень знакомы))))

Рассказ легкий и, надеюсь, веселый. Является результатом моего огромного желания повеселиться и немного по хулиганить.

Если кому то покажется, что это не наша реальность, так тому и быть…



– Сеньора! – молоденький консьерж бежал за высокой темноволосой женщиной по улице. – Сеньора Торрегроссо!

Паркер не сразу остановилась. Она не привыкла, чтобы ее так называли. Ни к обращению «сеньора», так как в Испании она была первый день. Ни к своей фамилии. Со вторым у Паркер вообще были большие проблемы.

Она остановилась и подождала, пока совсем еще мальчик в красном с золотым камзоле догонит ее.

– Вам письмо! Только что пришло!

Взгляд Паркер потеплел. Совсем не обязательно было бежать за ней пол улицы. Она вернулась бы в отель уже вечером. Женщина одарила юного консьержа ласковой улыбкой и бумажной купюрой. Письмо было из дома. От младшей сестры. Эмбер любила радовать ее «настоящими» бумажными письмами, будто бы вспарывающими реальность и говорящими о существовании других ее пластов. Паркер не видела сестру почти год. С тех самых пор, как отправилась в кругосветное путешествие. И вот путешествие подходило к концу. А цель его все еще не была достигнута. Призрачная безумная сумасшедшая цель.

Эмбер, единственная знающая о маршруте Паркер, сообщала в письме, что на Ибицу собираются их старые друзья. Так что велика возможность встречи. И если Паркер хотела сохранить свое инкогнито, то пусть внимательнее смотрит по сторонам. Но Паркер не хотела. Целый год она гонялась за призраком и теперь более чего-либо другого жаждала вернуться к своей обычной жизни. Если у нее вообще была таковая.

– Торр! – услышала она знакомый голос.


Началось.

– Винсент! – Паркер обернулась и буквально была сшиблена с ног коренастым загорелым молодым человеком. Она ощутила, как ее оторвали от земли и закружили по мостовой.

– Сью! – в движении Паркер помахала рукой красивой миниатюрной женщине, стоящей рядом. Чьи огромные светло-голубые глаза искрились весельем при взгляде на растерянную и обрадованную Паркер.


Винсент приехал на Ибицу вместе со своей женой Сьюзан. Как же Паркер была счастлива их видеть. Винсент был для нее как брат. Он жил в доме напротив. Они ходили в одну школу, потом вместе уехали в Гарвард учиться. Знали друг о друге все. Делили друг с другом самые потаенные страхи и самые заветные мечты. Когда Винсент опустил Паркер обратно на мостовую, у нее приятно кружилась голова. И в таком головокружительном состоянии она обняла Сьюзан.

– Я подержусь за тебя немножко? – спросила Паркер, приходя в себя.

– Сколько угодно, дорогая!


Сьюзан рассмеялась, будто бы рассыпав по мостовой ласковый звон колокольчиков.

– Негодяй! – начала Паркер их с Винсентом любимую игру. – Эта женщина должна была достаться мне!

Но в это раз Винсент пропустил удар и промолчал. Он не был уверен в том, что подруга уже готова услышать его стандартный ответ. Сьюзан звонко поцеловала Паркер в щеку, взяла ее и мужа за руки и повела в сторону ближайшего ресторанчика. Их встречу необходимо было отметить. Но не успели они сделать и пары шагов, как наткнулись на еще одного своего старинного приятеля. Лео отдыхал в гордом одиночестве. Как и всегда. В обтягивающей розовой футболке, белых бермудах и элегантнейших сланцах от Томми Хилфигера, он выглядел безупречно. И Винсент обязательно собирался пошутить по этому поводу. Подкалывания Лео относительно верности модным дизайнерам входили в его постоянную программу.

– Давайте постоим на этом самом месте еще несколько минут, – предложила Паркер. – Эмбер написала мне, что Матти вот уже неделю на Ибице. Мне кажется, мы определенно его сейчас встретим.

Так оно и произошло.

*****

Спустя некоторое время вся компания друзей уже сидела в ресторанчике при отеле Mirador de Dalt Vila, где остановился Матти.

Здесь была прекрасная средиземноморская кухня, чудесный вид на старинную часть города, приятная дружелюбная атмосфера и потрясающее вино из частной винодельни с материка, принадлежащей владельцу отеля. Паркер не завтракала. Паркер была счастлива видеть своих друзей. В общем, Паркер была пьяна. Потребовалось всего лишь несколько бокалов. Два с половиной.

– Торр, а что здесь делаешь ты? – спросил Лео, заправляя белоснежную салфетку за ворот своей розовой футболки от Lacoste.

– Понятия не имею, – Паркер покачала головой. И это была правда.

– Ты нашла ее?

– Нет, – Торр развела руками, одну из которых своими аккуратными маленькими ладошками взяла Сьюзан и положила к себе на колено. Потом Сью другой рукой достала из корзинки на столе хлебную палочку и протянула ее Винсенту. Тот освободил палочку от прозрачной шуршащей упаковки и вернул жене.


– Съешь пока это, – сказала Сьюзан Паркер, оглядываясь в поисках официанта.

По опыту она знала, что если не накормить старшую из сестер Торрегроссо в ближайшие пятнадцать минут хоть чем-нибудь, то вскоре за поведение ее подруги не сможет поручиться никто из сидящих за этим столом. А их заказ до сих пор не был готов.

– Это волшебное место, – сказал Матти, откидываясь на темно-коричневую спинку кожаного дивана. – Мы нашлись, не сговариваясь.

– Сюда временно переместился центр Вселенной и притягивает друг к другу родственные души, – поддержал его Винсент.

– Центр Вселенной? – переспросила Паркер, расплываясь в глупой улыбке.


Сьюзан окинула подругу внимательным взглядом и произнесла:

– Официанта можно уже не ждать.

– Сеньора Торрегроссо! – раздался взволнованный голос в глубине зала.


Паркер была уже не в том состоянии, что утром, поэтому никак не отреагировала на возглас. Они с Матти строили флотилию маленьких корабликов из бумажных салфеток, в изобилии присутствующих на соседних столиках в надежде устроить небольшое сражение, как только будет готов их заказ. Из множества тарелок самого различного калибра легко можно было создать подобие архипелага Балеарских островов. Но Сьюзан, за шесть лет совместной жизни с Винсентом уже привыкшая иметь лишнюю пару глаз и ушей, чтобы присматривать за лучшей подругой своего мужа, обернулась в сторону барной стойки, желая узнать, кому в этом отеле могла понадобиться Паркер. Обернулась и обомлела.

– Что ты там говорил про центр Вселенной? – осторожно спросила она Винсента, кивая в сторону стоящего в глубине ресторана столика, к которому направлялся официант с трубкой в руке.

– Сеньора Торрегроссо, Вас к телефону! – сказал официант на достаточно сносном английском, протягивая телефонную трубку молодой красивой женщине с тяжелой копной медных волос на голове.


Женщина подпрыгнула на месте как ужаленная, но потом собралась, заправила за ухо выбивающийся из прически волнистую прядь, бросила официанту виноватую улыбку и взяла из его рук трубку.

– Не может этого быть! – воскликнул Лео, бросая на стол так тщательно устраиваемую им у себя на груди салфетку. – Глазам своим не верю!


Паркер и Матти одновременно повернули головы в ту сторону, куда вот уже минуту были направлены изумленные взгляды их друзей. Матти открыл рот, Паркер медленно поднялась, стараясь не терять равновесия.

– О! – сказала она, с нескрываемым возбуждением в голосе. – Выпить для храбрости или как? – спросила она Сьюзан, чуть наклонив к той голову, но не сводя глаз с молодой медноволосой женщины.

– Паркер, удачи! – ответила Сью, легонько подталкивая подругу в сторону того столика.


*****

Сердце Паркер молотом билось в груди. Она вполне могла предположить, что прекрасное видение перед нею всего лишь плод ее нетрезвого сознания. Но это не могло ее остановить. Она шла на это свое видение, как заблудившийся в незнакомых водах корабль на маяк. И столики ресторана с высоко спинными стульями расступались на ее пути. Ее не остановило даже то, что за столик, являющейся целью ее движения, присел молодой мужчина, предварительно поцеловав разговаривающую по телефону женщину в щеку. И этот молодой мужчина явно собирался пообедать за этим самым столиком.

Паркер остановилась в шаге от женщины, ожидая, когда та закончит свой разговор.

– За что мне все это? – воскликнула женщина, всплескивая руками. Она воздела свои зеленые, это Паркер прекрасно знала, глаза к небу, поэтому не заметила присутствия еще одной сеньоры Торрегроссо рядом с собой.

Официант с бутылкой Альбариньо 95го года приближался к троице. Молодой человек за столиком удивленно смотрел на застывшую рядом Паркер. Та улыбнулась ему. Так сладко, как улыбаются только врагам.

– Я не могу петь сразу после самолета, неужели они этого не понимают! – сокрушалась женщина, отодвигая стул и присаживаясь за свой столик. Потом она поняла, что у ее недовольства были свидетели и обратила на официанта вопросительный взгляд.


Сначала на официанта, потом на Паркер. На официанта, на Паркер.

Поняв, кто стоит перед нею, она опять вскочила со своего места и с размаху влепила Торр пощечину. Та лишь закусила губу, чтобы не рассмеяться. Похоже, Ив ни капельки не изменилась за этот год. И эта новость грела душу не меньше, чем пощечина жгла щеку. Официант крепче прижал к груди бутылку белого вина. Друг Ив отодвинулся к стене, надеясь спрятаться в ее тени. Он знал, что в приступе гнева его подруги может пострадать кто угодно.

Не видя никого вокруг кроме Паркер, женщина сделала шаг ей навстречу, чтобы ударить еще, но на этот раз Торр поймала ее руку, крепко сжав в своей. Длинные сильные пальцы цепко обхватили хрупкое с почти прозрачной бледной кожей запястье. В синих сузившихся глазах Паркер не было сейчас и следа выпитого алкоголя.

– Вторую я не заслужила, – сказала Торр, качнув головой.

– Первую тоже, – сказала Ив. И уголок ее губ дернулся в подобии улыбки. – Отпусти! – тут же потребовала она, потянув на себя руку в слабой неубедительной попытке освободиться из неожиданного плена.

– Еще чего! – ответила Паркер.

– Нет? – спросила Ив, тут же овладев собой. Зеленые глаза ее нехорошо блеснули.


Паркер смотрела в них и не могла насмотреться. Как она любила это сочетание изумрудного с медным. Этот горящий неистовым огнем взгляд. Эти изогнутые в притворном презрении губы, готовые в любой момент изобразить соблазнительно-ядовитую улыбку. Медноволосая женщина схватила свободной рукой пустой бокал и со всего размаху ударила им о край столика, так что через мгновение пальцы ее держали уже только остроконечную ножку. Друг ее вскочил, отпрянув к стене. Чуть ли не впечатываясь в нее.

– Ив! – воззвал он к своей подруге. – Бокал-то здесь при чем!

– Запишите на мой счет, – бросила Торр ошарашенному официанту. – Этот, – она указала на осколок в руке девушки, – а так же все остальные!


И с этими словами Паркер методично, один в один повторяя движение Ив, разбила остальные три бокала, стоящие на столике.

– И не смейте подавать сюда вино! – добавила она, с удовлетворением отмечая, как темнеет взгляд Ив.

– Сеньора Торрегроссо! – раздался несмелый голос официанта, желающего сейчас находиться в любой другой точке земного шара, только не на своем рабочем месте.

– Что? – обе женщины резко обернулись на его возглас, отчего он даже присел. Столько молний метали их взгляды.

– Я могу взять у Вас телефон? – спросил он, косясь на ножку бокала в руке Ив.


Она положила на скатерть осколок, а потом бросила ему трубку.

– А вино? – добавил он, сам дивясь своей храбрости.

– Вон на тот столик, – ответила ему Паркер, кивнув в противоположную сторону зала, где сидели ее друзья, без отрыва наблюдающие за происходящим.


Винсент приглашающим жестом подозвал к себе паренька в белом фартуке.

– Ты не имеешь права! – взорвалась Ив.

– Еще как имею, – спокойно возразила Торр.

– Ах так! – Ив набрала в легкие побольше воздуха. – Ах так! Тогда я требую…

– Да?


Паркер выпустила, наконец, ее руку и заинтересованно посмотрела на нее сверху вниз. Она всегда пользовалась своим высоким ростом в ситуациях, где ей требовалось преимущество над собеседником.

– Я требую… – Ив сглотнула. – Я требую… счет!

Ее заявление было больше похоже на писк.

Официант уже подошедший было к столику Паркер и ее друзей, остановился с таким выражением отчаяния на лице, что Сьюзан стало его жалко.

– Они же ничего не заказали, – прошептал он, обращая к Сью растерянный взгляд.

– Не волнуйтесь, – постаралась успокоить она его. – Сейчас все образуется.

– Счет? – переспросила Торр и рассмеялась. – Ты требуешь счет?


Ив схватила сумочку и блейзер со спинки стула:

– Я не могу здесь больше находиться! – бросила она своему другу, молчаливо, будто в прострации, созерцающему всю сцену.

– Не стоит, – остановила ее Паркер, – я уже ухожу!


И она на самом деле развернулась и ушла. Ив с открытым ртом смотрела, как она удаляется. Проследив взглядом ее траекторию, она увидела за столиком в диванной зоне всю честную компанию. Лео и Матти приветливо помахали ей руками. Ив бросилась к выходу из отеля.

– «Сеньора Торрегроссо»?!? – изумленно повторил ее друг, догнав ее уже на улице. – Что это значит?

Ив резко остановилась, развернулась и, собрав всю свою волю в кулак, чувствуя, что находится на грани нервного срыва, произнесла:

– Ничего уже не значит.

Год назад

Паркер со скучающим видом сидела в белом кожаном кресле на втором этаже ночного клуба Матти. Внизу на танцполе неистовствовала толпа. Рядом в таком же полукруглом с низкой спинкой белом кресле сидел Винсент, играя в руках пригласительным флаером. На стеклянном столике, завершающем композицию с креслами, стояли два мохито. Один нетронутый – Винсента, и второй почти пустой – Паркер.

Синие глаза девушки феерически сверкали в насыщенной неоновым светом темноте. Черные волосы с великолепной крупной волной были небрежно заколоты, образуя на голове некое подобие «кислой капусты» а-ля Бриджит Бордо. Точеный профиль посекундно высвечивался, озаряемый преимущественно голубыми вспышками лазерных прожекторов.

– Что мне делать? – спросила Паркер своего друга, устало прикрыв глаза и откинув назад голову.

– Выйди замуж! Раз этого хочет твой отец! – ответил Винсент, скрещивая мускулистые в светлых хлопковых брюках ноги. – Ты же знаешь, схватки с твоим отцом ни к чему хорошему не приводят.


Красивое лицо Торр стало еще более мрачным от этих его слов. Рука непроизвольна сжала подлокотник кресла, оставляя на нем следы ногтей.

– За кого? – спросила она, выждав пока ее голос вернется в свой обычный диапазон.

– Да за кого угодно! – сказал Винсент. – Получишь наследство, через месяц разведешься, и все!

– Дело же не в наследстве, – вздохнула Паркер, задумчиво выводя на столе указательным пальцем замысловатые узоры.

– А в чем дело? – спросил Винсент, наклоняясь к ней ближе.


Даже на втором этаже для VIP-гостей было шумно. Он прекрасно знал ответ на свой вопрос.

Паркер посмотрела на друга.

– За кого угодно? – повторила она его слова.

– Нет! – воскликнул Винсент. – Торр, это была шутка!


По ее виду он понял, что шутка перестала быть таковой и превратилась в очередную безумную идею.

– Торр! – предупреждающим тоном обратился к женщине Винсент. – Торр!

– Да? – спросила она, расплываясь в широкой улыбке.

– Торр! – Винсент заговорил быстро. Ему нужно было донести до своей подруги мысль прежде, чем та поднимется и исчезнет, чтобы совершить очередную глупость. – Ты же не собираешься предложить такое первому встречному? Подумай о том, что тебе придется провести с этим человеком определенное количество времени, хотя бы для улаживания всех формальностей. Ты же не можешь просто взять и выдернуть парня из толпы?

– Не могу? – переспросила она, с деланным изумлением хлопая глазами.

– Хорошо! – Винсент поднял руки, удерживая ее внимание. – Хорошо. Тогда заключим пари.

– Какое? – удивилась Паркер.

– Я тоже хочу участвовать в веселье, – Винсент развел руками в знак оправдания. – Я выберу тебе жертву. И если ты уговоришь ее на эту авантюру, то выиграешь.

– Ее! – Торр с нажимом повторила ключевое слово в фразе Винсента. – Ее!

– Да знаю я! – рассмеялся он.


Потом он поднялся и подошел к перилам, чтобы осмотреть танцующих внизу. Паркер так же с энтузиазмом вскочила на ноги и присоединилась к другу.

В это время позади них раздался шум. Торр и Винсент обернулись на его источник и увидели в дверях необыкновенно красивую молодую женщину, очень темпераментно разговаривающую с охранником. Голос ее с каждой секундой становился все громче, а жесты все более эмоциональными. Оба раскрыли рты и мгновенно позабыли о своей затее. Женщина пыталась прорваться внутрь. Это было очевидно. Но без специального приглашения сделать она этого не могла. Несмотря на всю свою неземную красоту. Паркер и Винсент подошли к охраннику, чтобы узнать, в чем дело.

Женщину звали Ив Ансильон. Она сбивчиво объясняла, что договаривалась с владельцем клуба Матиасом Фишем о встрече. Сегодня в клубе у нее должно было состояться прослушивание. Паркер смотрела на нее во все глаза и не понимала, что именно в этой женщине так привлекало ее внимание. Она не могла даже разобрать, нравилась ей незнакомка или нет, настолько странными были вызываемые ей чувства.

– Где ваше приглашение? – спрашивал охранник.

– Я его потеряла! – молодая женщина в который раз всплеснула руками. Потом в отчаянии запустила пальцы в свои пышные рыжие с оттенком бронзы волосы.


Паркер отвернулась. Винсент понял почему. Ее предыдущая девушка была очень рассеянной и постоянно все везде теряла.

– Пропусти ее! – сказал Винсент охраннику. – Она! – сказал он Паркер, многозначительно улыбаясь.

– По коридору и налево, – проинструктировал охранник гостью, далее принимая свой обыкновенный слепо-глухонемной вид.

– Нет! – протянула Торр. – Она же ненормальная!

– А какая нормальная согласится? Ты хочешь насолить отцу или нет?


Паркер недоверчиво смотрела на друга.

– Ставлю на кон десятую часть от того, что получишь ты по завещанию отца!

Паркер блеснула глазами.

– Идет!

***

– Папа, познакомься, это Ив! Ив Торрегроссо, моя жена!

Паркер, держа Ив, бывшую Ансильон, за руку, стояла во дворе отцовского дома, во дворе дома, в котором выросла и провела все свое детство. Белое двухэтажное строение, несколько вытянутое по длине, окруженное зеленым садом, цветочными клумбами вперемешку с газоном. Невысокий также белый заборчик. Андреас Торрегроссо никогда не был сторонником роскоши. Он жил, следуя собственным принципам. Во всем. И эта непреклонность выводила Паркер из себя, хотя она всегда знала, что отец любит их с Эмбер.

Что ж… Прекрасная возможность проверить любовь своего отца на прочность.

С одной стороны Паркер очень боялась. Она знала, что если отец сочтет ее решение неправильным, то не миновать сражению. С другой стороны, она едва могла сдержать торжествующую улыбку. Потому что, если он будет оспаривать ее выбор, значит все его слова о том, что он всего лишь хочет помочь своим дочерям выбрать правильное направление в жизни, но ни в коем случае ни на чем не настаивает, будут ложью. Праведный Андреас Торрегроссо солжет. Огромной частью своей жизни. Паркер даже не знала, чего она хочет больше.

Ив, на удивление, не изображала из себя страстно влюбленную. И, вцепившись обеими руками в ладонь Паркер, выглядела испуганно. Что смотрелось куда более аутентично и искренне. Паркер сразу поняла, что у этой женщины внутренне чутье как у кошки. А еще, что эта женщина слишком красива, чтобы быть нормальной и вести себя, следуя ожиданиям окружающих.

Андреас и Надин Торрегроссо, отец и мать Паркер, стояли на ступенях своего дома, встречая дочь. Паркер предупредила, что приедет не одна. Но что она приедет с женой, этого предположить не мог никто.

Но надо отдать должное главе семейства Торрегроссо. Он принял новость спокойно. С улыбкой радости на лице за одумавшуюся дочь. Дочь, которая послушалась его совета и выбрала себе спутника жизни. Паркер читала все эти эмоции на полном добродушия лице своего отца и не могла поверить своим глазам. Андреас Торрегроссо никогда не слыл тем человеком, которого можно запросто обвести вокруг пальца. Которого вообще можно провести хоть в чем-то. И вот сейчас он стоит, смотрит на нее с Ив с отеческой мягкостью во взгляде, и… И все? Что так просто?

– Вы пригласите нас в дом? – спросила Паркер, неосознанно сжимая руку Ив в своей.

– Конечно, дорогая! Но сначала позволь обнять вас! – сказал Андреас.


А затем он на самом деле спустился к ним и обнял сначала Паркер, потом Ив. Надин Торрегроссо, последовала его примеру. Как и всегда.

Либо ты соглашаешься с Андреасом Торрегроссо во всем и превращаешься в его тень, либо ты не можешь быть его женой и частью его жизни. Это была политика, правила которой Паркер прекрасно знала.

*****

– Я полагаю, теперь ты жаждешь получить свою долю наследства? – спросил Андреас, как только они сели в гостиной за стол, чтобы за чаем поближе познакомиться с новым членом семьи.

Ив, похоже, было совершенно наплевать на то, что все внимание в следующие полчаса будет сосредоточенно на ней. Она даже не села за стол. Вместо этого она осматривала со вкусом обставленную гостиную, где и правда было на что посмотреть. На одной из стен висели «Водяные лилии» Моне и несколько работ Матисса. Ив остановилась перед ними и вскоре оказалась потерянной для окружающих.

– Это были твои слова, папа. Тебе и решать.

Паркер не сводила глаз с отца. Момент истины настал. Сейчас все узнают, что же он решил.

– Ты же понимаешь, дочка, что я очень хорошо тебя знаю, – начал Андреас.

– Прекрасно понимаю, – ответила Паркер, откинувшись на спинку стула, сложив руки на груди и расплываясь в кривой улыбке одним уголком губ, обнажая белые зубы.


Это была правда. Как бы Паркер не пыталась все двадцать шесть лет своей жизни выкручиваться, чтобы удивить своего отца, он всегда оказывался готов ко всем ее выходкам. Будто предвидел их заранее. Не то, чтобы за несколько дней. За несколько лет. Лет так за двадцать шесть.

– И я легко могу предположить, что для того, чтобы насолить мне и заставить меня выполнит свое обещание, ты, вместо того, чтобы искать человека, которого ты на самом деле сможешь полюбить и выбрать себе в партнеры по жизни, – он говорил все это так спокойно, глядя Паркер в глаза, столь же синие, как и в его молодости, – пойдешь и предложишь первому встречному половину своего состояния только за то, чтобы он сыграл роль твоего мужа. Или жены в этом случае.

Паркер молчала. Покачивалась на ножках стула. Смотрела на отца с нестираемой улыбкой на лице.

Что ж… Попробовать стоило в любом случае.

– Поэтому, – продолжал Андреас как ни в чем не бывало. Будто бы он только что не раскрыл весь замысел своей дочери и не обвинил ее в обмане и подлоге, – поэтому я должен убедиться, что вы двое любите друг друга.

Торр перестала качаться на стуле. Это что-то новенькое. Ее отец поверил ей на некую долю процента и дает шанс доказать, что она не такая безнадежная лгунья?

– Поживите дома месяц, – закончил Андреас.

– А через месяц ты решишь, что мы недостаточно сильно любим друг друга для того, чтобы связать наши жизни, да? – вскипела Паркер, вскакивая из-за стола. – Всегда все решаешь ты!


Она развернулась, чтобы уйти. Но Ив нигде не было.

– Ив? – крикнула Паркер, подлетая к лестнице и глядя наверх, в сторону второго этажа. – Ив? – крикнула она в направлении кухни.

Тишина.

Метнув на отца яростный взгляд, Торр взлетела вверх по лестнице. Она нашла Ив через двадцать минут в саду у бассейна. Ив только что вышла из воды. Ее волосы намокли и тяжелым бронзовым потоком струились по плечу. Ее зеленые русалочьи глаза сияли самой неподдельной радостью.

– Я хочу есть! – сказала она, беря с шезлонга полотенце.

Но прежде чем обернуться в него, она прижалась мокрым телом к Паркер так, что на блузке той остались следы. Паркер даже не стала спрашивать, зачем Ив это сделала. Ее пока волновал другой вопрос. Что-то очень несправедливое… Какой же вопрос ее волновал? Паркер смотрела, как Ив обмакивает полотенцем свои волосы, выжимая из них воду, смотрела, как блестящие на солнце капли сбегали по ее стройному красивому еще не загорелому телу. Смотрела и не могла вспомнить.

– Пойдем, покажешь мне где кухня, – сказал Ив, беря Паркер за руку и ведя в дом. – Я приготовлю ризотто. Умираю хочу ризотто. А ты?

Торр хотела сказать, что они уезжают, что ничего не вышло, но мысль о ризотто грела ей душу. Эта незнакомая женщина должна сейчас приготовить ризотто. И для нее в том числе. А вдруг она еще не только потрясающе поет, но и вкусно готовит.

Паркер невольно вернулась мыслями к вечеру их знакомства. Ив на самом деле оказалась певицей. У нее на самом деле было прослушивание в клубе Матти. А еще у Ив был такой голос, что Паркер, слушая ее пение, не понимая смысла слов (Ив пела на французском), вдруг вспомнила свои самые лучшие мгновения в жизни. Вспомнила, как они бежали с Эмбер по залитой солнцем улице за Винсентом, угоняющим от них на самокате. Вспомнила, как приходила совсем ребенком на озеро, ложилась на теплые деревянные мостки и смотрела на жизнь внизу, под водой, на зеленые красивые водоросли, тянущиеся вверх, на подводных насекомых, кто мерно а кто быстро плавающих в своем подводном царстве, или ползущих по деревянной балке, поросшей тиной.

У Ив был необыкновенный пронизывающий насквозь глубокий хриплый голос. Она была создана для того, чтобы петь. В этом Паркер была уверена.

*****

Когда Андреас вошел на кухню, его дочь делала то, чего не делала никогда в жизни. Она резала овощи. Ив, обернутая полотенцем, стояла у плиты и помешивала рис. На полу, выложенном плиткой, красовались ее мокрые следы. От удивления Андреас не сразу нашелся, что сказать. А это с ним случалось очень редко.

– Вы готовите обед? – спросил он.

– Мы готовим ризотто, – ответила Ив.


Паркер не собиралась вести счет, но в ее голове прозвучал гонг. Динь-дон. Один ноль в пользу новоиспеченной миссис Торрегроссо. Паркер не сдержалась от улыбки, хотя лук, который она сейчас резала, разъедал ей глаза.

Андреас присел за стол.

– Паркер, что ты решила? – спросил он.

– Мы уедем после ризотто! – ответила она, намеренно употребив слово «ризотто» вместо слова «обед».

– Мы можем снять домик по соседству, – сказал Ив, обращаясь исключительно к Паркер. – Я все равно хочу сплавать на острова. И уже отменила все свои ближайшие концерты.


Паркер подняла на нее глаза, из которых продолжали катиться луковые слезы. Она понятия не имела, о чем только что говорила Ив.

– Никаких домиков по соседству! Вы остаетесь у нас! – сказал Андреас, с довольным видом ерзая на стуле.

Ив даже не взглянула на него. Она подошла к Торр, убрала с ее лица пряди волос, а потом подула в ей глаза. Тихонько-тихонько. Паркер обомлела, замерла, практически с благоговейным ужасом глядя на Ив.

– Я сама дорежу лук, тебе лучше промыть глаза водой, – сказала Ив, а потом едва ощутимо, неуловимым движением прикоснулась губами к мокрой от слез щеке Паркер.

Этот поцелуй был мимолетным, и вместе с тем искренним и настоящим. В груди Торр что-то шевельнулось. Она переставала понимать, где Ив играет, а где нет. Паркер кивнула и направилась в ванную.

С Андреасом Ив даже не пыталась заговорить. Не смотрела в его сторону, будто бы того вообще не было в помещении. Похоже, ей просто не было до него никакого дела. А потом вдруг:

– Вы не принесете мне халат?


Когда Паркер вернулась, отец все так же сидел на стуле за обеденным столом, а Ив в белоснежном махровом халате доставала из шкафа мамин мейсенский фарфор. Интересно, она подозревала о ценности тех тарелок, что держала в руках? Андреас с нескрываемым интересом следил за Ив. Круглое лицо его выражало доброжелательное любопытство. Паркер чувствовала, как внутри нее закипает злость. Он веселился. Для него все это очередное развлечение. Он хочет поиздеваться над ней, чтобы впредь ей неповадно было. Все эти мысли совсем испортили ей поднявшееся было настроение. А в плохом настроении Торр теряла всякий аппетит.

– Ризотто? – спросила Ив, повернувшись к Торр.


В руке ее была неглубокая тарелка с нежным голубым рисунком на дне. А на лице милая улыбка, не предвещавшая ничего плохого.

– Я не буду, – покачала головой Паркер.

– Как это не будешь? – спросила Ив, и в голосе ее что-то прозвенело. Или не в голосе.


Последующее Паркер помнила как в замедленной съемке.

Сама она никогда не прикасалась к мейсенскому фарфору, потому что панически боялась что-нибудь разбить. Маму бы точно удар хватил. Если бы удар хватил папу, то Паркер давно бы перебила все 47 предметов, но маму ей было жалко. И вот теперь Ив так, будто бы это была совершенно ненужная вещь в ее руке, небрежным жестом бросает тарелку себе за спину. И та падает на плиточный пол и с волшебным, сказочным, невероятно легким и приятным уху звоном разбивается.

– Горько! – чуть не вырвалось у Паркер.


Андреас не открыл рот. Но глаза его были на лбу от шока. В этом Паркер могла поклясться. И долго еще оба Торрегроссо не пришли бы в себя, если бы Ив не взяла в руки следующую тарелку из шкафа. С похожим как и на предыдущей нежным голубым рисунком на дне. С похожим, но не идентичным. Это Паркер усвоила еще с детства. Все элементы мейсенского сервиза были расписаны вручную.

– Мне ризотто! – в один голос выкрикнули Паркер с Андреасом, не сводя глаз с тарелки в ее руках.

– Другое дело! – сказала Ив, как ни в чем не бывало поворачиваясь к плите и снимая крышку с сотейника.


*****

А вечером в доме Торрегроссо собрались друзья по случаю свадьбы Паркер. Андреас утраивал небольшой прием. На празднике присутствовали Эмбер со своим молодым человеком, Винсент и Сьюзан, Лео, Матти и его младшая сестра Бекки. Бекки давно уже была неравнодушна к Торр. И не упускала возможности пообщаться с той. Паркер же никогда не воспринимала ее всерьез, что в принципе не мешало ей флиртовать с девушкой и тем самым практически поощрять ее интерес. Гости расположились в саду под навесом. Был уже поздний вечер.

Паркер и Ив не отходили друг от друга. Держались за руки. Их пальцы были переплетены. И выглядело это очень нежно. Никто не догадывался об истинных причинах подобного их поведения. Всегда спокойная, веселая, уверенная в себе и в меру беспечная Паркер этим вечером выглядела несколько растеряно. Что служило для ее друзей лишним подтверждением искренности ее чувств. Не смотря на то, что они с Ив должны были развлекать гостей, Паркер старалась держаться в тени. И держать в тени Ив. Потому что понятия не имела, что та может еще выкинуть. Со стороны же это выглядело так, будто бы молодожены не могут расстаться ни на минуту. На шутки друзей Паркер реагировала слабой улыбкой и постоянно осматривалась по сторонам, будто в любой момент ожидая какого-нибудь подвоха.

Время от времени она обменивалась с Винсентом взглядом, ясно говорящим о степени ее «благодарности» другу за подобную ситуацию. И если бы не тот факт, что ее отец выглядел озадаченным, Паркер бы в считанные секунды прекратила весь этот фарс. Но неизвестным образом их с Винсентом затея становилась все более реальной. Может быть, этому способствовало количество людей, веривших в разыгрываемое перед ними представление. А может быть то чувство общности, возникшее между нею и Ив, которое испытывают затеявшие аферу преступники. Иногда Торр тихонько качала головой при мысли, что ее друзья так легко поверили в то, что она могла связать свою жизнь можно сказать с первой встречной. Ни разу даже не представив свою будущую супругу их вниманию. Но с этой стороны ее прикрыл Винсент, придумав историю страстной любви, вспыхнувшей между женщинами буквально за сутки, которой он якобы был свидетелем.

– Паркер, перестань! – сказала Эмбер, подходя к сестре с двумя бокалами шампанского. – Надеешься встретить трезвой брачную ночь?

– Что? – переспросила Торр.


Ее младшая сестра в красивом вечернем платье, с забранными наверх волосами, с ярким макияжем, как и полагалось гостям на свадьбе, выглядела как нельзя более уместно на этом празднике.

– Ты собираешься веселиться или нет? – повторила свое обращение Эмбер. – Хватит уже думать об отце. Это ваш с Ив день!

– Да, конечно! – ответила Торр, виновато улыбаясь.


Не слова ни говоря, Ив взяла из рук Эмбер бокал шампанского, приветливо улыбнулась той и продолжила свое молчаливое созерцание пришедших гостей. Она выглядела более чем потрясающе в длинном облегающем бежевом платье, подчеркивающем цвет ее волос и глаз, буквально заставляющем ими любоваться. Ей совсем не обязательно было говорить. Просто быть здесь, позволяя гостям бросать на себя восхищенные взгляды. Паркер, наверное, была единственной, кто боялся смотреть в ее сторону. Для нее достаточным было ощущение жаркой ладони Ив в своей руке. Паркер чувствовала себя как подросток на первом свидании. У нее совершенно выскочила из головы та мысль, что ей не надо было завоевывать эту женщину, добиваться ее благосклонности и так далее. Похоже, с того самого момента, как Ив согласилась на ее предложение, они с Паркер не перекинулись и парой слов, кроме дежурных.

– Я видела вашу комнату, – продолжала Эмбер. – Восхитительно! И так романтично!

– О чем ты? – спросила Торр, остановив на сестре непонимающий взгляд своих прекрасных синих глаз.

– Комната с витражным потолком на втором этаже! – ответила Эмбер с нескрываемым восторгом в голосе. – Там так красиво! Белое парчовое покрывало. То, которое всегда приводило тебя в восторг! Белая драпировка вокруг кровати! Гардины цвета топленого молока на окнах! Я сама готова выйти замуж, лишь бы папа приготовил мне такую же комнату хотя бы на месяц!


– Ах, ты об этом! – протянула Паркер, соображая, что все это могло значить.


Отец подыгрывает ей или на самом деле проникся свадебным настроением?

– Я украду у тебя твою половинку, – сказала вдруг Эмбер, беря Ив за руку и уводя в сторону дома.

– Нет! – этот возглас Торр прозвучал несколько более тревожно, чем она ожидала.

– Совсем ненадолго! – рассмеялась Эмбер.


Паркер почувствовала, как разжались их с Ив пальцы, как прохладный ночной ветер тут же лизнул ее ладонь в том месте, где еще секунду назад она ощущала тепло чужой руки.

– Я жду вас, – она проводила Ив долгим встревоженным взглядом.


Вид обнаженной спины Ив, когда та повернулась, чтобы уйти в дом вместе с Эмбер, вызвал у Паркер неожиданное головокружение. И уже тогда ей впервые пришла в голову шальная мысль о том, что может им и не стоит разводиться. Она будет дурочкой, если отпустит такую красоту. Мысль посетила ее всего лишь на мгновение. Паркер с улыбкой отмахнулась от нее, подумав, что это результат чрезмерного волнения, скопившегося за сегодняшний день.

Сделав глубокий вздох, она залпом осушила свой бокал шампанского и с максимальной скоростью, которую позволяли шпильки и длинный подол вечернего платья, направилась в сторону Винсента и компании.

*****

– Где ты нашла такую красавицу? – был первый вопрос, который задали ей друзья.

– Налейте мне чего-нибудь покрепче! – был ответ.

– Чего ты так волнуешься? У вас что, ничего еще не было? – спросил Лео.


Сегодня на нем был светло-голубой костюм от Valentino. Ужасно модный. Иногда Паркер хотелось раздеть его, только чтобы он выглядел как простой смертный. Но сегодня она едва заметила его потрясающий внешний вид.

– В каком смысле? – с опаской посмотрела она на него, уже понимая, что он имел в виду. – Конечно, ничего не было!

– Торр, ты в своем уме? – удивился Матти.

– Алкоголю мне! Сьюзан!


Сьюзан всегда первой приходила на выручку. Все-таки женщины более внимательны, чем мужчины. Паркер облокотилась, почти села на красиво обставленный множеством роскошных закусок стол. И вздохнула свободнее, только после того, как осушила еще один бокал шампанского. Поморщившись, она спросила:

– У нас, что кроме шампанского ничего нет?

– Держи, – Бекки протянула ей стакан с карабинерой, многозначительно при этом улыбаясь.

– О, Бекки! – поблагодарила ее Торр.


Потом подняла на нее глаза, увидела хищную улыбку девушки и опять повторила, но совсем уже с другой интонацией.

– О… Бекки… Я замужем… Забудь об этом!

– Я о многом не прошу! – сказала Бекки, приближаясь к Торр и касаясь ногой ее бедра.

– Ты не знаешь, о чем говоришь! – сказала Паркер, кидая полные опасения взгляды в сторону дома.

– Ты права, – согласилась девушка. – И я мечтаю узнать!


Она одарила Торр одной из самых соблазнительных своих улыбок.

– Матти! – позвала Паркер своего друга, но, обернувшись в его поисках, наткнулась взглядом на сверкающие гневом зеленые глаза Ив.


Та стояла рядом. И неизвестно было, какую часть разговора она слышала.

– Я так соскучилась по тебе! – воскликнула Паркер, понимая, что Бекки надо спасать.

И прежде, чем Ив сумела дать выход своему гневу, Паркер прижала ее к себе, крепко обхватив за талию. И даже поцеловала в шею. В голову ударил волнующий аромат духов Ив. Женственный, мягкий, таинственный. «Этого еще не хватало», – подумала Паркер, отстраняясь, но, не выпуская Ив из своих объятий.

– Смотри у меня! – только и сказала Ив.


Винсент моргнул. Сьюзан одобрительно кивнула. Лео невольно сглотнул. Матти поежился оттого, что по спине у него пробежали мурашки. В голосе Ив не было и намека на шутку. Бекки окинула соперницу слегка оскорбленным взглядом. Никому еще Паркер не позволяла вести себя с ней в такой собственнической манере.

А потом Ив вдруг будто бы напрочь забыла о происшедшем и заговорила о каких-то мелочах. Что-то о прекрасной волнительной ночи, о чудесном бризе с побережья, о потрясающем десерте. И звучала она как всегда до пронзительности искренне. Тему с удовольствием поддержала Сьюзан. К ним присоединился Винсент, и вскоре все друзья Паркер уже с жаром обсуждали хриплый голос Сиа, выпрыгивающих на берега Багамских островов китов, несомненную пользу кофеина и алкоголя и так далее и тому подобное. Ив была непередаваемо очаровательна. Она вела себя как гостеприимная хозяйка. Так будто бы занималась этим всю жизнь.

У Паркер кружилась голова. Ей оставалось только проверять выдвигаемые миссис Торрегроссо гипотезы на себе. Что она и делала, беря с подноса официанта коктейль за коктейлем.

*****

– Где-то здесь была лестница, – утверждала Паркер, опираясь на Ив в попытке подняться в комнату, приготовленную для них отцом.

– Мы уже пришли, ты можешь меня отпустить, – холодно ответила Ив.


Этот холод в ее голосе почти отрезвлял. Почти.

– Нет-нет, – возражала Торр, – это на втором этаже.

Она цепко держалась за плечо Ив. Она так привыкла за вечер делать это. Казалось, земля под ногами была не так важна, как присутствие этой незнакомой женщины рядом. Ее запах, ее огненный взгляд. Паркер давно оставила попытки понять, когда Ив смотрит на нее с деланными эмоциями во взгляде, а когда с искренними.

– Ты не предупреждала, что будешь так безбожно напиваться! – сказала Ив, отцепляя от своего плеча руку Паркер. – Мы пришли! Эмбер показывала мне именно эту комнату!

– Ты не предупреждала, что будешь такой ревнивой, – парировала Торр.

– Это не ревность, – Ив встала перед женщиной, глядя той прямо в глаза, чтобы ее слова могли найти кратчайшую дорогу в затуманенное сознание Паркер. – Это чувство собственного достоинства.


Паркер отодвинулась чуть назад, чтобы Ив не так сильно двоилась у нее перед глазами.

– Хорошо, давай уже ляжем спать!


Ив не ответила. Она решительно подошла к кровати, сорвала с нее тяжелое парчовое покрывало, о котором говорила Эмбер. Осмотрелась вокруг и, найдя в глубине комнаты белый, как и большинство элементов интерьера, шкаф, направилась к нему. Вскоре рядом с кроватью было сооружено еще одно спальное место из нескольких белоснежных же пледов и пары одеял, взятых из бельевого шкафа.

– За что? – жалобным внезапно севшим голосом просипела Торр, глядя на результат усилий женщины.

– Я не буду спать с тобой в таком состоянии! – только и ответила Ив, удаляясь в ванную комнату.

– А в другом состоянии, значит, будешь? – озадаченно спросила Паркер саму себя, глядя, как закрывается за женщиной дверь ванной.


Махнув перед лицом рукой, Торр прогнала видение шикарной обнаженной спины Ив в платье, и, стараясь не сильно шуметь, отправилась вниз на кухню. Она знала, что если не выпить сейчас три литра воды, то утром будет сильно болеть голова.

*****

Проведя на кухне где-то около часа, немного протрезвев, Паркер отправилась в сад, чтобы поплавать в бассейне. Вряд ли для того, чтобы узнать смысл слов Ив, сказанных перед тем, как уйти. Просто чтобы не так сильно кружилась голова, и она смогла начать хоть что-нибудь понимать. Гости уже разошлись. В саду было прибрано. И только помятый газон напоминал о прошедшем торжестве.

Холодная вода не отрезвляла. Но делала происходящее прозрачнее. Паркер нравилось это ощущение чистоты и прохладной свежести, ощущение, в которое можно было окунуться с головой. Окунуться и на несколько мгновений остудить работающий на износ мозг, пытающийся ухватить суть мелькающих в голове событий минувшего вечера.

В пятом часу утра, когда небо над городком с одной стороны уже просветлело, Торр вернулась в дом. По пути в их с Ив комнату она столкнулась с отцом. Его, видимо, как и ее несколько часов назад, мучила жажда.

– Ты плавала в брачную ночь? – удивился он.


Без обычных ноток сарказма в голосе.

– Ив не любит сильные запахи, – ответила Паркер устало.


Андреас ничего не сказал. Да и не надо было. Его недоумение бальзамом для души Торр красовалось у него на лице. Хотя сейчас даже ее противостояние с отцом казалось ей не столь важным. Добраться бы до постели и рухнуть замертво.

*****

Утром Ив проснулась оттого, что кто-то тихонько скребся в дверь их комнаты. Вскочив на постели, она увидела безмятежно спящую на полу Торр и, понимая, что у нее нет никакого желания объяснять кому-либо, почему ее возлюбленная провела ночь не вместе с ней, в мгновение ока слетела с кровати и оказалась на Паркер. Когда дверь в комнату приоткрылась и в дверном проеме показалась голова Эмбер, Ив уже укрыла их обеих одеялом с головой.

Паркер почувствовала на себе вес чужого тела и что-то пробубнила, пытаясь во сне освободиться от внезапного груза. Даже со спящей с ней нелегко было справиться, поэтому Ив потребовались определенные усилия, чтобы сохранить свое положение «сверху». Эмбер же видела лишь то, как два тела одно на другом активно шевелятся под одеялом. Продолжая бороться, Паркер ухватила Ив за талию. Это было неожиданно и щекотно. Ив не сдержала хихиканья. А потом у них закончился воздух, и Ив пришлось откинуть одеяло. Паркер открыла глаза в тот самый момент, когда Ив склонила над ней голову, чтобы ее волосы бронзовой завесой закрыли Эмбер обзор. Увидев перед собой темно-зеленые искрящиеся возбуждением глаза, поняв, что Ив в прямом смысле этого слова лежит на ней, Паркер хотела было что-то сказать, но не успела.

Не имея возможности объяснить ситуацию, свое местонахождение и действия, Ив просто заткнула ей рот поцелуем. Паркер попыталась вырваться и замотала головой.

– Да прекратишь ты уже сопротивляться или нет! – в сердцах воскликнула Ив. – Я всего лишь хочу поцеловать тебя, Торр!

– Но, – начала было Паркер.

– Никаких но! – отрезала Ив и, обхватив ее лицо ладонями, пылко поцеловала.

– Но я еще не совсем трезвая, – хотела сказать ей Паркер, но губы ее были уже заняты.


Вскоре она напрочь забыла о том, чего она там хотела. Потому что Ив целовала ее с неподдельной страстью. Как такое возможно подделать?

А потом Ив как ни в чем не бывало подняла голову и с самым искренним удивлением на лице обнаружила перед собой Эмбер.

– Вообще-то я думала, что ты просто хочешь насолить отцу, а у вас оказывается все серьезно, – с многозначительной улыбкой сказала Эмбер. – Извините, что помешала, но доброе утро.

Тут Паркер все поняла. И не смогла сдержать гримасы разочарования на лице.

– Не расстраивайся так, сестренка, наверстаете после завтрака! Мы ждем только вас!


Когда она ушла, Ив села рядом с Паркер на пол, облокотившись спиной о торец кровати. Она запустила пальцы в свои густые темно-рыжие волосы и посмотрела на Паркер. Ожидая, что та скажет. Торр повела бровями, как бы говоря, что для нее это было потрясение.

– В следующий раз не щекочи меня! – сказала ей Ив, поднялась на ноги и исчезла в ванной.

Прошло две недели

Две недели, в течение которых Паркер и Ив постоянно были вместе. Рука об руку в прямом смысле этого слова. И с каждым днем яркие капризные черты красивого зеленоглазого лица Ив все глубже врезались в сердце Паркер. В ее память, в ее систему чувств. Она привыкала к тому, что утром ее накрывало волной восхищения при виде Ив, идущей в ванную комнату и перед тем, как закрыть дверь, легким движением убирающую волосы с плеча, чтобы бросить на Торр игривый соблазнительный взгляд. Привыкла к тому, что если ночью ткнуться лицом в край соседней подушки, то сразу же проваливаешься в сладкий безмятежный сон, навеянный знакомым ароматом и ощущением тепла, исходящим от спящей рядом женщины. Привыкла к тому, что прекрасное настроение Ив, ее звонкий смех стали постепенно важнее противостояния с отцом и угадывания его мыслей.

А еще Паркер перестала думать. Потому что она устала гадать, что же на самом деле чувствует Ив Ансильон. Ив, которая с неподдельной искренностью смеялась в плечо Торр за завтраком. Или Ив, для которой само собой разумеющимся было ответить на звонок, поступивший Паркер на телефон, если самой Торр вдруг не было в комнате. Или Ив, с завидным хладнокровьем угощающая Андреаса тостом с мармеладом. А под мармеладом тост был черный, потому что Андреас за час до этого испортил Паркер настроение. Торр бы поняла, что Ив играет, если бы та менялась, когда они оставались наедине. Но Ив не менялась. Поэтому Паркер просто перестала думать, позволив событиям идти своим чередом.

Вечером позвонил Винсент и сказал, что они все собираются у Матти дома.

Ив обожала такие посиделки, потому что в окружении своих друзей Паркер вела себя наиболее естественно. А когда Торр была естественна, она была неотразима. Когда они приехали, все были уже в сборе. Сьюзан помогала Бекки на кухне. Винсент с Матти обсуждали последние трансферы Реал Мадрида. Лео в гордом одиночестве смотрел модный канал.

Торр с Ив расположились на диване в гостиной. Вытянутый овал журнального столика перед ними был уставлен еще непочатыми пивными бутылками и закусками. Паркер откинула голову назад и прикрыла глаза. Ив тихонько выскользнула из-под ее руки и отправилась на кухню. Ей хотелось обменяться со Сьюзан парой слов перед тем, как все усядутся в гостиной, и начнется веселый шумный разговор, в котором сложно услышать друг друга.

– Ты выглядишь умиротворенной, – раздался над ухом Торр голос Винсента.

Он упал на диван рядом с подругой. Но Паркер не реагировала. Лишь краешек ее губ, дернувшихся в улыбке, дал ему знать, что она его слышит.

– Успокоившейся, я бы сказал, – продолжал Винсент.

Улыбка на губах Торр стала чуть шире.

– Счастливой, – добавил он, следя за эмоциями на лице Паркер. – Влюбленной.


Тут Торр, наконец, подняла голову и заговорила с ним:

– Я, правда, кажусь тебе влюбленной? – спросила она с сомнением.

– Определенно, – кивнул он. – И ты не актриса, Торр.


Паркер повернулась к другу, положила локоть на спинку дивана и оперлась головой на руку.

– Я не могу понять, что она чувствует, – сказала Паркер.

– В вашей ситуации очень сложно разобраться, где настоящие чувства, а где показные, – согласился Винсент. – Поэтому открыться придется тебе.

– На что ты меня толкаешь? – спросила Торр.

– Хочу, чтобы ты перестала приставать к моей жене! – пошутил он.

– Резонно, – весело согласилась она.


А потом Торр неожиданно отвлеклась от разговора, все свое внимание сосредоточив на доносившихся с кухни звуках. Винсент многозначительно повел бровями, увидев, как Паркер нахмурилась. Им в гостиной прекрасно было слышно, как Ив на кухне смеялась. Своим звонким, заразительным, легким смехом. Торр вскочила с дивана. Она почувствовала себя как гном, обнаруживший, что его сокровищницу с драгоценностями вскрыли.

– Это моя женщина, и мне ее смешить! – сказала она, грозно сверкнув синими глазами.

Винсент не понимал, шутит она или нет. Вскоре смех Ив на кухне стих, а потом раздался с новой силой. И Винсент услышал:

– Торр, напьешься, будешь спать на полу!

И смех Сьюзан в ответ:

– Как романтично!

Потом в гостиной показался Матти.

– Торр пришла и предъявила права на свою женщину, выгнав меня вон, ты можешь в это поверить? – спросил Матти, продолжая улыбаться до ушей.

– Не ожидал такого от нее?

– Не ожидал, но понимаю! – признался Матти.


*****

Домой Ив с Паркер возвращались пешком. Ночной воздух приятно было вдыхать. Со всеми его запахами, звуками, прохладой. И хотя на них никто не смотрел, они держались за руки. И смеялись.

Это было по-настоящему или нет? Или тоже фиктивно, как и их брак? Торр отмахнулась от этих мыслей. Они никуда не приведут. А потом вспомнила, что сказал ей Винсент. Первый шаг придется сделать ей. Почему же так страшно? Ведь ей никто никогда не отказывал. А еще она никогда и никого не любила. А вдруг Ив вообще не лесбиянка?

– Бррр, – Паркер потрясла головой. – Опять эти мысли!

– Какие? – спросила Ив, разворачиваясь и идя спиной вперед, чтобы иметь возможность смотреть Торр в глаза.

– О тебе, – призналась Паркер.


Ив рассмеялась, запрокинув голову. Это смотрелось прекрасно.

– Думала, ты никогда не признаешься.

– Я выгляжу такой трусихой? – спросила Торр с наигранным возмущением.

– Более чем, – ответила Ив.

– Ну, держись! – воскликнула Паркер, дернув Ив на себя и крепко рукой прижав к себе за талию.


Ив несколько отклонилась назад, чтобы по-прежнему смотреть Торр в глаза.

– Держусь! – был ее ответ.

– Ах, ты еще и дразнишься! – возмутилась Паркер.


И только она набрала в легкие воздуха как перед броском, как рядом неожиданно раздалось бибиканье автомобиля. Эмбер также возвращалась домой.

– Вас подвезти? – спросила она, приветливо махая им ладошкой.

– Обязательно! – с энтузиазмом отреагировала Ив.


Она вырвалась из рук Торр и через открытый верх в мгновение ока запрыгнула к Эмбер в машину. У той был кабриолет. И уже из машины бросила на Паркер такой зовущий взгляд, что Торр почувствовала себя мышкой в кошачьих лапах.

*****

– Бокал вина? – предложила Ив Эмбер, когда та собиралась уже уходить из их комнаты.

– Ммм, – неуверенно протянула Эмбер, глядя на Торр.


Та едва заметно качнула головой из стороны в сторону.

– Спасибо, нет. Я засыпаю на ходу! – вежливо отказалась она.

– Партию в шахматы?


Эмбер опять посмотрела на Торр, уже в некотором замешательстве.

– Может, я тебе спою? – не унималась Ив.

– Мне надо забрать ключи из кабрио! – Эмбер поднялась со стоящего у стены напротив кровати кресла и бочком двинулась в сторону двери. Поведение Ив всегда отличалось от общепринятого, но сейчас Эмбер даже не могла понять его мотивы.

– Ты как всегда оставила в машине ключи? – рассмеялась Паркер, открывая перед сестрой дверь.


Эмбер, одарив на прощание Торр озадаченной гримасой, выскользнула в коридор. Паркер плотно закрыла за ней дверь и повернулась к Ив. Та стояла у кровати, заняв оборонительную позицию.

– Не подходи ко мне! – предупредила Ив, делая шаг назад и натыкаясь на кровать.


Торр пожала плечами, как бы извиняясь, и двинулась к ней.

– Я серьезно, Паркер!

Ив вскочила на кровать и судорожно осмотрела в поисках предметов обороны.

– Я тоже, Ив!

В следующую секунду в Паркер полетела парчовая подушка, сверкая в полете серебристыми узорами. Торр не шелохнулась, и подушка больно скользнула ей по щеке, мгновенно заставив ее кровь вскипеть. Потом полетела вторая подушка. Третья. Четвертая оказалась последней. И Ив вынуждена была искать другие снаряды. Торр с сожалением окинула взглядом предметы интерьера лучшей комнаты в их доме, понимая, что Ив не остановится ни перед чем. И она была права. Следующей была высокая белая трапециевидная ваза с живыми белыми лилиями. На этот раз Паркер пришлось уклониться в сторону, чтобы избежать прямого столкновения. Раздался глухой звук столкновения глины с паркетом. Ваза раскололась на несколько крупных кусков.

– Ты не дотронешься до меня! – выпалила Ив, балансируя на кровати и одновременно осматриваясь вокруг.

– Дотронусь, – отвечала Торр, медленно приближаясь.


Учитывая, что в комнате осталось не так много вещей, которые Ив могла поднять в воздух, и что большинство из них были достаточно тяжелыми, Паркер решила держать дистанцию, чтобы иметь возможность для маневра в пространстве.

Ив спрыгнула с кровати и схватила другую вазу с тумбочки. Классической надутой формы, с узким горлышком, с нежными бирюзово – коралловыми маками на ней. «Только не эта ваза!» – подумала Торр, запрыгивая на кровать. На счастье Паркер, Ив волновалась и эту вазу кинула несколько неуклюже. Поэтому Торр смогла ее поймать и даже поставить на место предыдущей. Ив бросилась к столу. Настольная лампа, несколько сложенных стопкой книг, ноутбук в раскрытом как был виде, все эти предметы один за другим отправились сторону неумолимо надвигающейся Паркер. Та уже спрыгнула с кровати. Их разделяло не более пяти метров. Ив с тоской посмотрела на стоящую на полу кадку с пальмой.

– Не надорвись! – с явно проскальзывающей иронией в голосе сказала Паркер.

Тогда Ив дернулась к стулу. С полукруглой резной спинкой, цвета розового Маунтбэттена. Не успевая потягаться со стулом силами, Ив вскочила на него так, будто в комнате была мышь, повернувшись лицом к Паркер. Та стояла в шаге от нее. Ив отпрянула назад. Стул покачнулся. Инстинктивно, Ив резко метнулась вперед и оказалась в объятиях Торр. Если бы та не поймала ее, Ив определенно бы упала со стула. Но Паркер успела подхватить ее в нужный момент. Убедившись, что Ив не намерена оторвать ей голову, ни на секунду не переставая обнимать ее, Торр слегка разжала руки так, чтобы Ив соскользнула на пол. Та будто бы замерла. Одно дело бросать в Паркер вещи, в надежде, что те не попадут в цель. И совсем другое дело, на самом деле желать причинить боль. Ударить Торр Ив не могла. Не хотела. Она хотела целовать ее, любить, петь для нее, занимать собою все ее мысли, но никак не бороться с ней на самом деле.

– У нас фиктивный брак! – только и сказала Ив, поднимая на Паркер взволнованные глаза.

– У меня настоящие чувства! – только и ответила Торр, выпуская ее из своих объятий.


Ив понимала, что сейчас она может уйти, просто сделать шаг назад, и все между ними останется по-прежнему. Она вцепилась руками в рубашку Торр и спрятала лицо у нее на плече. Паркер еще крепче обняла ее, а потом подхватила на руки и отнесла в кровать.

***

Утром Эмбер с некоторой опаской заходила к ним в комнату. Вчера ночью она слышала странные звуки, доносящиеся от них. И сейчас поняла почему. Комната выглядела как поле боя. На полу были разбросаны подушки, цветы, осколки вазы, абажур от настольной лампы и ее основание в разных углах. Паркер же с Ив безмятежно спали. Обе на животе, головы повернуты в одну сторону. Красивая чуть загорелая рука Ив на обнаженной спине Паркер.

– Ну ничего себе! Мне тоже можно будет все здесь разнести в свой медовый месяц? – воскликнула Эмбер, ошарашено оглядываясь вокруг.

Ив, как всегда чуткая к звукам, проснулась и подняла на девушку голову.

– Чем вы здесь занимались? – спросила Эмбер.

– Сексом, – ответила Ив, садясь на кровати и сладко потягиваясь, одной рукой все же придерживая на груди простыню.

– Чем мы еще можем заниматься, – раздался хриплый голос Паркер, которая еще не открыла глаза.

– Мы ждем вас к завтраку, – сказала Эмбер, оценивая про себя масштабы разрушений.


Торр посмотрела на часы.

– К черту завтрак! Мы заснули два часа назад!

– Паркер? – переспросила Эмбер.


Торр перевернулась на спину и кинула взгляд на Ив, обернутую простыней. Видения прошедшей ночи, еще такие ясные, вереницей образов промчались у Паркер перед глазами.

– К черту завтрак! – недвусмысленно повторила она.

Эмбер подняла руки в знак капитуляции и удалилась из комнаты.

– Папа, они просили их не ждать! – сообщила Эмбер, спустившись одна в гостиную.

– Наконец-то, – сказал Андреас сам себе.


К завтраку Ив с Паркер больше не появлялись за оставшиеся две недели.

***

– I go to sleep! Ее! – решила Торр.

Ив сидела за роялем, опустив руки на клавиши.

– Хорошо, – кивнула она с улыбкой и начала играть.


В гостиную вошел Андреас, а за ним Надин. Желая послушать пение Ив, они присели на диван. Ив пела. Паркер не спускала с нее восторженных глаз, застывшая, готовая уйти в таком состоянии в вечность, с голосом Ив в своем сердце. Ив поймала взгляд Торр и улыбнулась еще шире. Сейчас на ее лице не было и следа того капризного, угрожающего спокойствию окружающих выражения, что раньше. Они обе выглядели такими счастливыми.

– Это было прекрасно, – сказал Андреас, когда Ив закончила.


Паркер мельком посмотрела на отца. Потом подошла к Ив и притянула ее к себе.

– Чего ты сердишься? – спросила Ив, обвивая плечи Торр руками.

– Если бы он сказал, что-нибудь другое, я бы вызвала его на дуэль, – ответила Паркер.

– Влюбленная дурочка, – рассмеялась Ив, – люблю тебя!


Торр наклонилась, чтобы поцеловать ее. Ив подалась ей навстречу. Торр потеряла равновесие и сделала шаг назад. Раздались звуки задетых клавиш. Паркер случайно присела на рояль. Ив прыснула со смеху.

– Поберегите инструмент! – взмолился Андреас. – Достаточно вашей комнаты!


*****

– Я уеду всего на пару дней, – говорила Ив, обращаясь к Паркер.


Они сидели вместе с друзьями в ресторане.

Винсент о чем-то смеялся со Сьюзан, Бекки и Лео выбирали вино, Матти строил смешные рожицы то Сьюзан, то Паркер поочередно. Сьюзан пыталась воззвать к его благоразумию укорительным взглядом. Торр же бросала в него скомканные салфетки. Он уворачивался и принимался за свое с еще большим рвением.

– Бекки, угомони брата! – сказал Винсент.

– Я поеду с тобой! – сказала Паркер Ив.

– И пропустишь день рождение матери? Ни в коем случае!

– Она поймет!

– Я не пойму!

– Ив!

– Можешь поцеловать меня!

– Вы щедры сегодня, как никогда, мадам Торрегроссо! – сказал Паркер, наклоняясь и легонько кусая женщину за шею.

– Поцеловать, а не укусить! – воскликнула Ив, упираясь руками в грудь Торр и несильно отталкивая ее от себя.

– А укусить? – спросила Паркер.

– Укусить дома! – отрезала Ив с наигранной строгостью в голосе.

– Как вы вообще из комнаты выходите? – удивился Матти.

– Огромным усилием воли, – ответила Торр с таким прискорбным выражением лица, что Винсент расхохотался.

– Боюсь, нам потребуется еще один медовый месяц, – продолжала она. – Но на этот раз, как полагается, на каких-нибудь островах, в глуши. Только море, Ив и кокосы.

– Кокосы? – спросил Лео.

– Кокосы, ананасы, без разницы, – ответила Паркер.


А Матти тем временем собрал все скомканные салфетки, брошенные в него Торр, и стал потихонечку кидать их обратно. Если Паркер не обращал на него внимания, то Ив же складывала у себя на коленях те, которые ей удавалось поймать. Когда у нее в руках оказалось более десятка бумажных комочков, она посмотрела на Торр.

– Ну что, кому мы объявим войну? – спросила она с вызовом.

– А с кем ты хочешь повоевать, любимая? – спросила Паркер.

– С Бекки, – медленно произнесла Ив, поворачиваясь к молодой девушке.

– За что? – спросила та, испуганно прячась за Лео.

– Было бы за что, Бекки, мы бы здесь так мирно не сидели, – сказала Ив, и все знали, что это была правда.

– Я встану на твою защиту, о, прекрасная принцесса! – воскликнул Лео, вскакивая на ноги.


Бекки покосилась на него, потом на Ив со скомканными салфетками в руках. Торр тоже поднялась. Без слов.

– Только не в этом ресторане! – взмолился Винсент. – Мои родители здесь ужинают!

– Боишься, что мама узнает, как ты шалишь? – бросил ему Матти, принимая сторону сестры.

– Ты кого назвал трусом, негодник? – сказал Винсент, вставая. – Я заставляю тебя взять твои слова обратно!


И он бросился в погоню за Матти. Тот лавировал между столиками, выдвигая на бегу стулья, чтобы создавать препятствия на пути у Винсента. Винсент же все эти стулья задвигал, чтобы создать как минимум видимость того, что все они приличные люди. Вдоволь набегавшись и запыхавшись, сгибаясь по полам от смеха, они, наконец, вернулись к своему столику.

– А теперь я хочу есть! – довольно произнесла Ив.

– Зрелищная часть была на высоте! – поддержала ее Сьюзан, с укором глядя на мужа.


*****

Когда Паркер с Ив вернулись, в доме было уже темно и все спали. Ив отправилась на кухню за бутылкой «Lauquen Artesian mineral water». Торр не засыпала без того, чтобы сделать несколько глотков воды на ночь.

– Опять похмелье? – неожиданно раздался рядом голос Андреаса.


Ив включила свет и увидела отца Паркер, сидящего в пижаме за столом. Ничего не ответив, она открыла холодильник и достала оттуда бутылочку с водой.

– Говорят, Паркер спит на полу, если вечером напивается?

– Это вас не касается! – отрезала Ив, закрывая холодильник и поворачиваясь к Андреасу. Ее зеленые глаза горели яростным огнем. И только невероятное самообладание позволяли ей сохранять спокойствие в облике.

– Не жалеешь, что с ней связалась? – спросил он.


Ив бросила мимолетный взгляд на шкаф с мейсенским фарфором. И именно его неосознанность дала Андреасу понять, что ему лучше не развивать эту тему.

– Молчу-молчу! – торопливо сказал он. – Ты просто любишь ее! Поэтому не видишь того, что есть! – все же добавил он, не удержавшись.

– А вы не видите того, что вижу я, просто потому что не любите, – согласилась Ив. – Так оно, скорее всего, и есть.


И она ушла.

Андреас улыбнулся. И улыбка его была довольной.

*****

– Пой со мной! – говорила Ив.


Они готовились ко сну. И никак не могли угомониться. Торр сидела на кровати, скрестив ноги по-турецки. Ив перед ней словно нимфа в белой шелковой сорочке танцевала, негромко напевая своим необыкновенным завораживающим голосом:

– Взгляни на этот мир, вращающийся вместе с нами, – пела она, исполняя простые движения в балетном стиле, от которых у Торр перехватывало в груди. – Даже когда темно, взгляни на этот мир, вращающийся ради нас.

– Даря надежду нам, и каплю солнца, солнца, солнца, – подпевала Паркер еле слышно.

– Я хочу петь вместе с тобой! – просила Ив, запрыгивая на кровать и беря руки Торр в свои.

– Но у меня нет голоса! – возражала Паркер.

– Есть, – смеялась Ив. – Это голос моей любви! Я хочу слышать тебя! Хочу петь с тобой!

– Взгляни на этот мир, вращающийся ради нас, – пела уже Торр, – даже когда темно.

– Могучее солнце, – подхватывала Ив. – Могучее солнце!


А потом она устроилась у Паркер на руках как маленькая девочка, опустив голову ей на плечо.

– Ты ведь знаешь, что я всегда была сумасшедшей? – спросила она шепотом.

– Да, – также шепотом ответила Торр.

– Потому что мне казалось, так я могу защитить себя от этого недружелюбного мира, – призналась Ив. – Играя не по его правилам.


Паркер провела губами по ее волосам.

– А сейчас, – продолжала Ив. – Сейчас мне так спокойно. Этого чувства опасности, бывшего со мной каждый день, его нет.

– Все так, – согласилась с ней Торр, сжимая ее в своих объятьях.

– Мне нравится так, – сказала Ив, поднимая на Паркер свои прекрасные зеленые глаза, в которых светилась благодарность.

– И мне, – услышала она в ответ.


*****

Через день Ив уехала в Лос-Анджелес на студию звукозаписи. А в доме Торрегроссо уже с обеда стали собираться гости. На день рождения Надин было приглашено пол городка. Паркер вместе с остальными членами семьи встречала вновь прибывших. Все друзья Торр также явились запечатлеть миссис Торрегроссо свое почтение. Но как только они показались на пороге, Паркер вместе с ними отправилась праздновать в самый отдаленный уголок сада, чтобы не мешать своими разговорами и громким смехом остальным.

В отсутствие Ив Бекки вела себя несколько более свободно, чем весь предыдущий месяц. Торр никак не реагировала на ее поведение, просто старалась держаться от нее подальше. Но Бекки не унималась.

– Матти, поговори со своей сестрой, – попросила Паркер друга. – Что в словосочетании «у меня есть жена», ей не понятно?

– Наверное, приставка «фиктивная», – сказал ей Матти.


Торр уставилась на него.

– Если слово «фиктивная жена» ее не устраивает, то пусть она попробует другое. «Любимая», например. Или «единственная», – ответила Паркер резко.

– Так это правда? – спросил он изумленно.

– Кто тебе сказал? – спросила в свою очередь Торр.

– Мне сказала Бекки, а ей сказал Андреас.


Паркер сначала скривила губы в горькой усмешке, а потом расхохоталась.

– Конечно, не Винсент же!

– Так это правда? – опять спросил Матти.

– А я не знаю, – покачала она головой. – Наверное, нет. Потому что мы любим друг друга и разводиться не собираемся. Это ты можешь объяснить Бекки?

– Торр, я знаю, как ты не любишь быть жесткой с людьми, но этот разговор ты ей должна.


Паркер нахмурила брови в недоумении.

– Ты несколько лет флиртовала с ней. Это был невинный флирт. Но ты ее первая любовь. Поговори с ней сама.

– Я поняла тебя, – вздохнула она. – Попрошу Сьюзан.

– Торр, – протянул Матти. – Пожалуйста! Она ведь совсем еще ребенок!

– Хорошо!


А потом все закрутилось. Паркер втроем вместе с Лео и Сьюзан танцевали до упаду. Потом с Винсентом бегали наперегонки по улице, как в детстве. А в конце вечера Сьюзан обронила в бассейн свою цепочку, и все кроме нее и Бекки ныряли и искали цепочку, прощупывая выложенное плиткой дно. Это был подарок Винсента на одну из годовщин из свадьбы, поэтому он старался больше других. Цепочку нашли.

Не смотря на трезвое состояние сознание (без Ив напиваться было просто не интересно), Паркер едва помнила, как, не включая в комнате свет, добралась до кровати. А, добравшись, упала в нее замертво и заснула крепким безмятежным сном счастливого человека.

***

Ив приехала ранним утром. Оставив машину во дворе, она бесшумно поднялась на второй этаж, открыла дверь в их с Торр комнату, вошла и замерла на месте от увиденного. В постели рядом с Паркер лежала Бекки. Обе в одежде. Но это для Ив ничего не меняло. Какое-то время нна стояла как громом пораженная и просто смотрела на них. А потом развернулась и тихо ушла.

Торр открыла глаза. Потому что почувствовала присутствие Ив. Она могла поклясться в этом. Еще не понимая ничего, Паркер смотрела в пустоту, на то место в комнате, где еще минуту назад стояла Ив, и видела ее там. Это было реально, она знала это. Затем Торр повернулась и обнаружила рядом спящую Бекки. И все поняла. Вскочив с кровати, она бросилась вон из комнаты, слетела вниз по лестнице и выскочила на улицу.

В гостиной на диване сидела Эмбер, которая только что вернулась после ночных гуляний с друзьями.

– Да что такое с вами происходит? – возмутилась она. – Одна прошла, не говоря ни слова. Вторая промчалась, даже доброго утра не пожелала.

Тут Эмбер сложила два плюс два и также поспешила на улицу. И увидела только Паркер, на полном ходу перепрыгивающую соседний забор. Во дворе стоял автомобиль Ив, рядом с ним на траве были брошены ключи.

– Ив, что ты творишь?! – воскликнула Эмбер. Позвонила Винсенту, а потом села в машину Ив и поехала в сторону единственного выезда из городка.

Когда Торр выбежала из дома, Ив уже отъезжала. Эмбер, приехав сразу после нее, заперла ее автомобиль своим. И как всегда оставила ключи в зажигании. Ив, не раздумывая ни секунды, села в ее кабрио и уехала. И хотя Паркер было не до смеха, но она испытала нечто сродни восхищения, ясно представляя картину того, как Ив, с бесстрастным выражением лица спустилась со ступенек, ни на мгновение не остановившись в своем движении, не испытав даже секундного сомнения, прошла вперед, села в кабрио Эмбер и уехала. Оставив Торр только любоваться ее развивающимися на ветру бронзовыми волосами и гордой осанкой за рулем.

Паркер поняла, что по дороге разъяренную Ив на машине ей не догнать. Выезд из города был один. Поэтому она решила срезать свой путь и пробежать наискосок частными владениями. Она могла успеть. И эта мысль, это желание успеть, перехватить Ив на выезде, было сейчас единственным жизненно важным жгучим стремлением. Несущимся топливом по венам, звенящим в ушах вместе с током крови, сжигаемым в легких кислородом. Что есть силы Торр бежала, перелетая через невысокие, а где и высокие заборы. Одна семья завтракала на свежем воздухе и была несказанно удивлена прекрасной темноволосой гостьей, очень напоминающей старшую из сестер Торрегроссо, ураганом промчавшейся мимо них так, будто бы по их газону пролегала трасса марафонцев. Они позвонили в полицию. Они были третьими, кто сделал это. Приземлившись в очередном палисаднике, Паркер почувствовала боль в ноге. Что-то впилось ей в ступню. Она, оказывается, была босиком. Это, конечно же, ее не остановило. И она помчалась дальше. Торр выбежала на дорогу как раз в тот момент, когда Ив проезжала последний дом. Ей не хватило доли секунды, чтобы поравняться с кабрио и запрыгнуть в него.

– Ив! – кричала Паркер что есть мочи. – Ничего не было! Ив!

Ни на мгновение не замедляя свой бешеный бег, Торр неслась вслед за удаляющимся автомобилем. Ив даже не обернулась. Она бросила один единственный взгляд на нее, когда Паркер только выскочила на дорогу, дабы убедиться, что не переедет ее. И все.

– Стой! – кричала Торр. – Стой!

Бесполезно.

Но она все равно все бежала и бежала, не сбавляя скорости, задыхаясь. Она давно задыхалась, но пока была надежда догнать Ив, Паркер этого не замечала. А сейчас, придавленная растущим отчаянием, осознавая свое бессилие, свою потерю, она разом ощутила, что ее физическое существование на грани. Она загнала себя, как загоняют лошадей. Автомобиль, уносящий от нее Ив, становился все меньше, пока не превратился в точку. Ярко-алую точку. И тогда силы покинули ее. Торр, как подкошенная, упала на еще не пригретый солнцем утренний асфальт. Там ее и нашла Эмбер через минуту, следующая за ними по маршруту Ив на автомобиле Ив.

– Паркер!

Эм потрясла ее за плечи, потом перевернула на спину и приложила ладони к горящим бордового цвета щекам.

– Ты меня слышишь?


Та дышала. Глаза были открыты. Но у Торр не было сил даже говорить. Подъехал Лео. Он ближе всех жил к выезду из городка. И поэтому приехал раньше Винсента. Лео аккуратно взял Паркер на руки и отнес в свой Форд.

*****

У дома Торрегроссо стояла полицейская машина. На пороге Андреас объяснялся со стражами порядка.

– Я разберусь, – сказал отец дочери, которая на негнущихся ногах, пошатываясь, прошла мимо него в дом. Лео и Эмбер последовали за ней.


Паркер дошла до гостиной и рухнула на диван.

– Стометровка удалась на славу! – сказал ей Лео.

– Оно того стоило, – согласилась с ним Торр.


Эмбер, ничего не говоря, пристроилась на диване рядом с сестрой, положила ей голову на плечо и закрыла глаза. Вошел Андреас.

Паркер посмотрела на него и вспомнила, что ровно месяц назад они заключили соглашение о «проверке чувств». И вот сегодня, спустя месяц, Торр влюблена по уши, и у нее нет жены. Как же все сложно.

– Мы найдем ее! – сказал Андреас. – Я уже позвонил всем, кому следует!

Паркер рассмеялась. Ив и система. Кто кого? Почему даже сейчас она не на стороне отца? В гостиную со второго этажа спустилась Бекки. Матти уже позвонил ей. Она выглядела убитой. Ее детское лицо изображало искренне раскаяние.

– Мне очень жаль, Торр! – сказала она. – Ты сможешь меня когда-нибудь простить?

– Как ты там оказалась? – спросила Паркер.

– Я хотела с тобой поговорить. Матти сказал мне, что это подходящий момент. Я пришла к тебе в комнату и нечаянно заснула.

– Забудь, – сказала Торр, устало махнув рукой. – И еще. Между нами ничего не может быть!

– Я понимаю, – ответила Бекки, прячась за плечом брата, появившегося на пороге вместе с Винсентом и Сьюзан.

– Разговор состоялся! – поприветствовала Паркер Матти.

– Что у тебя с лицом? – спросила Сьюзан, подходя к Торр и убирая налипшие волосы с ее лба.

– А что с ним?

– Оно красное!

– Я бегаю по утрам!

– О! Торр!

Сьюзан села рядом с ней с другой стороны и обняла.

– Твоя часть наследства у тебя на счету, – сказал Андреас, занимая место за столом напротив дочери.

– Ты же знаешь, что наш брак фиктивный? – удивилась Паркер.

– Знаю, – подтвердил он. – И знаю, что ты чувствуешь сейчас. Чтобы ты не думала, я люблю вас с Эмбер. И, как мне кажется, воспитал неплохую дочь.

– Две неплохих дочери, папа, – отозвалась Эм с дивана.

– Какая сейчас разница, – пробормотала Торр и, откинув голову на спинку дивана, закрыла глаза.


На следующий день Андреас сказал дочери, что Ив отправилась в кругосветный тур и что известен только первый пункт ее маршрута. В этот же день Паркер вылетела в Париж.

Год спустя

– Торр, ты с ума сошла!

Винсент вскочил с дивана навстречу приближающейся подруге.

– Ты не побежишь за ней?

– Она дерется! – сказала Паркер. Но сама все равно не могла сдержать счастливой торжествующей улыбки.

– И что? Ты просто дашь ей уйти?

– Не дам? – спросила Паркер, покачивая головой.

– Такое ощущение, что Торр от счастья слегка тронулась умом, – бросил Лео Матти.

– Нет, конечно! – с нажимом воскликнул Винсент. – Очнись же уже!

– Хорошо, я скоро вернусь! – сказала Паркер, и, развернувшись, вышла из ресторана.

Они с Ив столкнулись на ступеньках. Та видимо тоже решила, что не может вот так вот уйти, и вернулась к отелю.

– Ничего не было! – не слушающимся языком выпалила Торр. – У нас с Бекки ничего не было!

– Мне уже без разницы! – сказала Ив, бросаясь Паркер на шею.


Сначала Торр крепко сжала женщину в своих объятьях, оторвав от земли. Удостоверилась, что та не собирается через секунду вырваться и убежать. Потом с острым наслаждением, сама не веря в возможность происходящего, Паркер осторожно зарылась лицом в густые волосы Ив, вдыхая ее аромат.

– В следующий раз убью обеих! – пробормотала Ив ей в шею.

– Будь так добра, – согласилась с ней Торр.


Затем Паркер поставила Ив на землю и серьезно посмотрела той в глаза.

– Что такое? – спросила Ив.

– Во-первых, теперь ты будешь ходить пристегнутая ко мне наручниками! Во-вторых, твои волосы, они темнее, чем раньше!


Ив рассмеялась. И от этого звука, от звука ее звонкого красивого смеха, Торр готова была плакать. В груди все сдавило нереальным ощущением прекрасного. Таким знакомым и одновременно забытым ощущением.

– Да и да! – только и ответила Ив.


Паркер опять в страстном порыве прижала смеющуюся женщину к себе.

– Ты дашь мне развод? – вдруг спросила она. – Чтобы жениться на тебе по-настоящему.

– Ни в коем случае, Торр! – воспротивилась Ив.

– Неужели ты не хочешь восхитительное белое платье, праздник с сотней приглашенных?

– Не хочу! – Ив замотала головой. – Но соглашусь на второй медовый месяц, с морем и кокосами!

– Я люблю тебя! – сказала Паркер, смеясь и целуя ее в губы.

– Торр? – позвала ее Ив, когда они уже возвращались в ресторан к друзьям.

– Да?

– Ты очень быстро бегаешь! Я до сих пор под впечатлением!


Джорди Риверс, Рассказы, 12.02.2011г