Стихи о Андрее Боголюбском

Стихи о Андрее БоголюбскомОн княжил во Владимире,
А Киев не любил.
В военных лишь компаниях
Андрей на юге был.
Прослыл он смелым воином,
Любил «ломать копьё»,
Но только властолюбие
Не мог сдержать своё.
Ростовскими боярами
Посажен был на трон
В надежде, что зависимым
От них пребудет он.
Но распустил дружину князь,
Бояр отца прогнал
И князем независимым
И самовластным стал.
При нём были построены
Храм светлый на Нерли,
Ворота Золотые всей
Владимирской земли,
И замок в Боголюбове,
Над Клязьмою собор —
Владимирского зодчества
Затейливый узор.
С союзниками Киев-град
Осадою князь взял,
Его на разграбление
На пару дней отдал.
Ходил Андрей на Новгород,
А также на булгар.
В конце концов, он был убит
По происку бояр.

Есаулков Иван

*****

«Гой ты, Киев! Напрасно не верил,
Зря обиду чинил не одну.
Князь Андрей нынче пОднял весь Север —
Переходят уже за Десну…
Ещё можно глумиться отчаянно —
Звать «холопами» севера рать…
И трёх дён не пройдёт, лёд Почайны
Будут кони их в брызги пускать.
Зря ты, стольный, в расплату не веря,
Предавался гульбе да татьбе.
Зря хулил беспрестанно Андрея —
Он обиды не спустит тебе.
Впрочем, то не берёт он за цену:
Спесь, бахвальство, долги — не беда.
Стал ты Русь торговать, а измену
Не попустит Андрей никогда:
Стол великий за гривны, да бляхи,
Серебра тридцать мер на крови…
Где теперь твои венгры да ляхи?!
Где латинские дрУжки твои?!
Снег изрыт — скоротечно сражение.
Дым с Подола, что чёрная прядь…
Не испытывай боле терпение!
Крепко помни залесскую рать!»
Пишут в северной тихой обители
Труд монахи за Клязьмой — в глуши:
«Как со славой ушли победители!»
Пишут в южной: «С проклятьем ушли!»
Как там было — свод южный, свод северный
Об одном, а где правда, спроси?
Так запомнили разно Андрея
В разных краинах разной Руси.
Не беда, правда только у Бога.
У людей и искать — не сыскать…
От того ль повторяется много,
Что не дОлжно бы было опять.
От того это новое время
Пишет грозно под старину:
«Зря ты, Киев, не помнишь Андрея!
… Переходят уже за Десну!»

Фимин Гулимин

*****

Давно это было, но помним поныне
Лихие годины далёких времён.
Рассказы рисуют событий картины.
Как доблестен был Боголюбский, умён!

Врагам не по нраву стремленья Андрея
В единое русло направить народ.
И заговорщиков чёрное племя
Решило убрать Боголюбского род.

Не быть же Руси единой семьёю!
Пусть княжества в ссоре, разладе живут!
Июньской порой навалились толпою
На князя Андрея враги, точно спрут.

Огромные плечи.
Сильные руки.
Благочестивый.
Андреевы муки!
Сам — безоружный.
Убийцы с мечами
Напали, напали.
Все факелы пали!

А стены молчали, седели от страха.
И алою кровью зияла рубаха
И билась фонтаном из ран нанесённых.
И стоны, и крики в стенах заключённых.

Не видел сей замок предательства гаже:
Уснувшие слуги, подкуплена стража.
Князь силой и правдой с чертями сражался.
И, выхватив меч, не сдался, а дрался.

Упал! Лужа крови.
Тяжёлые раны.
Оставлено тело…
Ликуете рано! —
Сознанье вернулось.
По полу ползком.
По лестнице в башне.
Из замка — вон!

Убийцы обратно в ложницу царя:
Не найдено тело — покинули зря.
По крови найдошу догнали и били,
Андрееву руку мячом отрубили.

И душная ночь задохнулась от горя.
О, как же страшна Боголюбского доля:
Родной брат Аким ударом копья
Пробил его череп — стонала земля.

О, Русь, как взрастила такого иуду?!
Как много у гроба скопилося люду!
Владимирцы, плача, князя хранили.
В Успенском соборе останки почили.

А сколько досталось останкам Андрея!..
Я здесь рассказать о том не посмею.
Склонюсь над мощами, челом прикоснусь
И мыслями в те времена унесусь:

Огромные плечи.
Сильные руки.
Благочестивый.
Страшные муки…

Света Лучик

*****

Князь Андрей Боголюбский основал
Москву. В Боголюбове князь убит,
Убийством ритуальным, меч пропал
В день смерти, украден иконы лик

Владимирской, великая икона, она России
Незримая заступница. В день памяти
Князя Андрея Боголюбского в Ипатьевском
Доме, казнены богохульным действом

Царь Николай с семьёй. Мёртвых нечестиво
Поливают кислотой, трамбуют и месиво
Вместо могилы, трава забвения, во все века
Мученики Веры Православной умирали

Главы усекновением, на одре изредка…
Князь Андрей сын Юрия Долгорукого.
Юрий, взяв Киев, сына заставит
Править Вышгородом! А Юрий хочет
Воевать, сын нет, уедет самовольно,

Икону украдёт, за это накажет суд
Небесный — расплата жизнь и рок пожрёт!
Кони встали и ни с места под Владимиром
Икона Богородицы град изберёт

Владимир, укажет святым явлением,
Но не послушается князь и облюбует
То место, где конь, замрёт со ржанием,
Как вкопанный. Предупредить знамением

Андрея хотела Богородица, но не поймёт
Князь сей знак ! Конь смерть почует
Хозяина, но поздно выбор сделан. Терем,
Церковь каменную строят, селение наречет

Боголюбово! Юрий отец почит, князь примет
Власть на Суздаль, Ростов, Владимир станет
Стольным градом! Правит жёстко, не допускает
Братьев, мачеху, племянников их удаляет

От престола. Зело был храбр и хладнокровен,
С дружиной вместе пировал, но Бахусом, хмелем,
Женщиной, любовью не одержим, и ненаивен.
Зело богобоязннен и пред иконой молится, покаянием

Удручон зело. В книгах постигает мудрость,
И детям говорит, «честь в правосудии, расправе
и храбрости», иначе власть не удержать!
Бояр гнал нечестивых, гноил в темнице,

Знать было им поделом! Он самодержец,
Киев искусно старшинства лишал, Новгород
Подчинил, но не всегда он был правидец,
Гордыня и упрямство мешали часто. Народ

Роптал, порядок новый и излишняя жестокость!
Не мог князь Долгорукий показать им слабость!
Шурина за неповиновение казнит, суровость
И непреклонность, предательством смерть

Посмотрит, её наступит грозный час!

Башня, где почивал князь в Боголюбово,
Ворвутся отступники, князь безоружен,
«Хлеба захотели, моего, как Горясер, собака, Глебом
Завладел ударом в спину, нечестивцы!» Сражон!

Очнувшись, князь Бога молит о спасении, но шли,

Уже убийцы по следам кровавым, нашли, добили
И тело в огороды выбросили,
Чтобы собаки «жрали», плоть рвали,
А они скулили, возле тела, лаяли и выли.
Икону вынесли Владимирскую и бунт остановили!

А князя схоронили, убийц поймали
И смерти предали, жену в «поганом» утопили
Озере. Улита Кучковна, радовалась смерти
Мужа, месть за брата и отца, левую руку отсекли,

Бояре Кучковичи, князь Юрий Долгорукий
Казнил отца и воспитал Кучковичей, как своих детей!
Замыслили убить Андрея за грех отца, предательский
И вероломный план. Похожие события, бунт дьявольский,

И смута красная, икона Владимирская
Россию не спасла! Должна Россия взойти
На Голгофу мученичества. Святая
Кровь миллионов океаном русской жертвы

Разольётся. А озеро «поганое» стоны
Издаёт, из тёмных вод женщина выходит белая,
И плачет, ломает руки, стенает. Улита вероломная
Жена, носила в сердце ненависть. Ночь, стоны,

Душа восемь веков неупокоена, а мученик
Князь Андрей жестокость правления искупил
Страданием и страшной смертью! Приник
Знакомый голос к двери, открой, открыл

Честно, не сомневаясь, князь. Удар мечом,
Кололи, били и думали, убили, пировать пошли,
Подумали, вдруг жив, князь перед выходом
Из башни, в сердце нож вонзили,

Волокли, и хохотали, теперь не оживёт!
А сила, власть она пугает и привлекает,
Первый правитель древней Руси и монарх
Последний, что их связывает?! Мономах,

Шапку его возложат на русского царя Иоанна
Русь приемница Второго Рима и Константина.
Русь станет Третьим Римом, а истина
Проста! Дух русский вскормлен Верой, святыня

Мощей источает чудо исцеления
Страждущим, недужным, вот прощение!
«Музейный экспонат», кощунство, осквернение!
Святых мощей в град Владимир возвращение.

Мощи Андрея Боголюбского собор Успенский
Примет, всё возвратилось на круги своя, елей,
Который святые проливают, чтоб возродить
В нас Дух Святой, и душу Верой разбудить!

Богомирская Анна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *