Стихи о Битве при Молодях

Стихи о Битве при МолодяхОгромное войско Девлета Гирея,
Со всем авангардом спешит на Москву,
Среди степняков нету хана смелее,
В Москве ж только — только «уняли» чуму.
Османы, ногайцы, татары с мурзами,
Подарок султана в лице янычар,
В Ливонской войне неудачи за нами,
«И этот последний по русским удар».
«Стекались» казаки к Муравскому шляху,
Земской и опричник спешил на войну,
Давно не видали такого размаха,
Ни в наших пределах, ни в ихнем Крыму.
Шлёт князь Воротынский* гонцов по уделам:
«Послужим же братья родному царю»,
Бердыш и пищаль, — у иных самострелы,
«Здесь ляжем костями в грядущем бою».
«Уже разметал зад орды Хворостинин»**,
Гирей развернулся войсками назад,
Спускался закат фиолетово-синий, —
По первым убитым живые скорбят.
Стоит на позиции князь-воевода,
Дородный кремень, и бесстрашный солдат,
«Зависит вся жизнь от итога похода,
Державе конец, коль враги победят».
При Молодях штурм, завизжали татары,
Пальба, дымный порох, и спешенный строй,
И справа, и слева пылают пожары,
Сошлись наши предки с Ногайской ордой.
Рубились стрельцы, встав за общее дело,
Друг к другу плечом, и ни шагу назад,
Орда исполином им в лица ревела,
Но выведен в тыл их, опричный отряд!
Рубя Гуляй-город, как лес дровосеки,
Волной нарастая, и схлынув в откат,
Враги натыкались на наши «засеки»***,
На сталь бердышей, и на ядреный град.
Бойцы отбивают за приступом приступ,
Огромны потери под лязг топоров,
Отряд янычар между «крымцами» втиснут,
Здесь бой беспощадный, особо суров.
На конных татар наскочили казаки,
Предсмертные стоны, и ржанье коней,
Настал «часопик» генеральной атаки,
Сломить оборону мечтает Гирей.
Удар с двух сторон, и окончена бойня —
Девлет, хан без войска, и степь без коней,
А эхо той битвы гудит и сегодня,
Под гулкими сводами наших церквей.

Галкин Юрий
_________________________________

* Воротынский — Воевода.
** Хворостинин — Начальник опричного войска.
*** «Засеки» — оборонительные сооружения.

*****

Солнце красное раскаляется,
Вся земля дрожит, содрогается,
Под копытами пыль вздымается —
Это крымский хан на Москву идёт
Со своей ордой, да с ногайскою,
Со своими мурзами верными.
С ним ещё янычары азовские
Пушки медные за собой везут
По разбитому шляху Муравскому.
А идёт эта сила несметная,
Девяносто тысяч без малого,
Не за данью — за русской землицею:
Города с деревнями и сёлами
Меж собой поделили заранее,
Где кому над Русью господствовать.
Хан Девлет Гирей похваляется:
«Год назад Москву я спалил дотла.
А из жителей, кто сгореть не смог,
Задохнулись от зною пожарного,
А кто жив остался в пожарище
Тех в полон увели мои воины.
Царь московский сбежал из города,
Не встречал меня, не приветствовал,
Да за то теперь я уважу его,
Уже больше он не возрадуется,
Что со мною тягаться вздумал он».

То не соколы в небе кружатся,
Над речною осокой, над ивами,
Это встали сторожи дворянские,
Берегут от врага броды Окские.
А за ними полки боярские,
И в большом полку Воротынский князь,
А в переднем полку Хворостинин князь,
А и с ними черкасы днепровские,
Да казаки донские вольные
С атаманом своим Черкашениным,
А всего то их двадцать тысяч душ
Заступили путь к стольну городу.

А Девлет Гирей был хитёр, умён,
Обманул сторожи дворянские,
Ночью поздней спящих повырезал,
Обошёл кругом полки русские
И к Москве во всю прыть кинулся.
Только следом за ним Хворостинин князь,
Молодой опричник с дворянами,
Настигал полки басурманские,
Наступал на хвост змею лютому.
Изрубил он заслоны татарские.
Тут разгневался хан Девлет Гирей
И всей силой своею кинулся
На отряд удалого боярина.
А Димитрию Хворостинину
Только этого было и надобно,
Начал он отступать да к Рожай реке,
Где в селе Молоди Воротынский князь
Рядом с церковью Воскресения
На холме гуляй-город выстроил
И с большим полком за стенами встал,
Где и встретил врага боем огненным,
Всеми пушками да пищалями,
Истребил треть крымского воинства,
А Дивей-мурзу, их начальника
В плен забрали дети боярские.
Крымский хан осерчал, разгневался,
Велел конным своим спешиться
И послал вместе с янычарами
Приступить, овладеть гуляй-городом.
Закипела тут битва лютая,
Там стояли стрельцы московские
У подножия гуляй-города,
Было их целых три тысячи,
Все погибли они до единого,
Своих детушек сиротами оставили.
А враги подошли к гуляй-городу,
Растащить его стены пыталися,
Михаил Черкашенин с казаками
Потрудился да вволю потешился,
Порубили без счёта недругов.
И пока силы ханские таяли,
Их с большим полком Воротынский князь
Обошёл по оврагу глубокому
И ударил в тыл супротивнику,
А с другой стороны Хворостинин князь
С Черкашениным со товарищи
В тот же час на врага ударили.
И пришёл конец силе вражеской,
Побежало Гиреево воинство,
И не счесть сколько было побито их,
Да в Оке потонуло без счёта их,
Добрались до Крыма немногие.

С той поры много лет минуло,
Набиралась Москва силою,
Укреплялась святой Верою,
Становилась Москва державной,
Защищала люд православный.

Чжоу Александр

*****

Бывали на Руси не раз тяжелые денёчки:
мутился ум, мутился глаз, вставали … На клочочки
вражину рвали, гнали прочь. Победа за народом,
могли тогда всех превозмочь, — крепка была порода.

В разы их меньше, чем врагов, — смекалка выручала,
хватало веры и мозгов, — они же Божьи чада.
Любовь к Отечеству сильна: она их честь и совесть, —
на всех одна, одна страна; об этом наша повесть.

При Молодях — Великий бой: России быть иль нЕ быть,
случился близко — под Москвой… Навеки канул в нЕбыль!
Враги хотели позабыть Великий подвиг рати,
Смогли-таки надолго скрыть, рассказывая враки,

про то, как мерзок Царь Иван, психически надломан,
а Царство — просто балаган, народ разочарован.
Так, исказив, на пять веков историю России,
повыбив русских мужиков, Русь бесы сокрушили.

А мы поклонимся Царю, достойной, храброй рати,
Великому Государю, — грешно нам забывати
Святые подвиги Царя: как мыслью, словом, делом
неукротимо он горя, управился умело:

берёг он Матушку зело, народ любил Ивана.
Но пожинал от многих зло: от пана — до султана.
А с ним страдал народ честной, страдала Русь Святая,
сам Царь не раз ходил в поход, не опозорив знамя!

И вот настал тот час Руси, труднейший час Отчизны…
Молился Царь: «О Бог, спаси, враги справляют тризну
по Матушке — моей Руси, спешат разрезать тело.
Молился долго Иоанн, за Русь душа болела.

С Ливонией война, чума, неурожай и голод,
беда, и горе, и сума — хлебнули люди вдоволь…
Предательство, измена, ложь, Девлет-Гирей с войсками.
Где он прошёл, там смерть, пустошь, и пики с головами».

Измотанная Русь на бой, на бой встаёт неравный:
там каждый русич — брат, герой, он бравый, православный!
Почти две сотни тысяч войск, у нас — нет половины.
Кровь пролилась со всех сторон, — печальные годины.

Спасло нас чудо — Рать с Небес, мы битву отстояли
и русский важный интерес, хоть тыщи погибали.
А мудрость наших воевод, безудержная храбрость
ускорили врага уход, — в веках потомкам радость!

Великий день на все века: непокорённый род наш!
Победа рати велика: рус бьёт всегда наотмашь!
«Ура»! — кричат потомки вам, Великая дружина!
Царю — похвальные слова, по нём у нас — кручина!

Святой Великий Царь Иван, тебя мы почитаем,
тебя боится басурман, гроза ты всем лентяям.
Ты сохранил Святую Русь, Ты — Государь Великий!
Ты удержал Отчизны руль, народ наш возвеличив!

Соллогуб Наталия

*****

— 1 —

Поля России без границ и края,
Славянский мир, Священная земля,
Волной ковыльной на ветру играя
Стелились от Московского Кремля.

Вы волей дикой часто привлекали
Степных и кровожадных басурман,
Тогда вас в поле битвы превращали,
Поставив укреплений мощный стан.

Времён Донского, поле Куликово,
Стряхнуло нечисть со своей груди,
Единство, духа русского основу
В таких полях народ наш породил.

Сегодня об одном из них расскажем,
Нельзя забвенья напускать туман,
Чтоб воин и теперь стоял на страже,
Он должен помнить подвиг россиян.

— 2 —

Великий царь Иван четвёртый, Грозный,
Страною правил в тёмный, сложный век,
Вопрос стоял воистину серьёзный,
Давлет — Гирей готовит свой набег.

Уж год назад пожёг Москву, как лавой
И вновь решил татар в поход водить,
А Золотой Орды былую славу
Мечтал, как чингизид, он возродить.

Из Новгорода пишет Царь Гирею,
Казань и Астрахань ему сулит.
Одну лишь мысль тогда Иван лелеял:
Пусть Бог страну от нечисти хранит.

Но крымский хан не хочет половину,
Всю землю нашу видит он своей,
Сто двадцать тысяч войск собрал и двинул,
Сжигая всё вокруг, Довлат — Гирей.

— 3 —

Боярин, воевода Воротынский
С похода на Казань с Царём дружил,
Но Грозный с другом поступил по — свински,
Опалой и темницей наградил.

То не спасло, как князь наладил службу
На южных оборонных рубежах,
Опасно заводить с царями дружбу,
Но он служил за совесть, не за страх.

И в тот момент великих испытаний
На службу Воротынский возвращён,
Получен список царских указаний,
На время битвы воин был прощён.

Но армия в Ливонии застряла,
Он тысяч шестьдесят всего собрал
А задержать татар ведь было мало,
Здесь важен сокрушительный удар.

— 4 —

Но злой предатель как всегда, нашёлся
Среди опричников мздоимец был,
С врагом по бродам дальним он прошёлся
До стен Москвы — столицы проводил.

Князь Воротынский быстро войско поднял,
Догнав, он в арьергард нанёс удар,
Враг дикий его тактику не понял,
Помог тут полководца Божий дар.

Так удалось, сманив орду большую
От стен родной столицы отвратить,
Крымчан степных в ловушку роковую
В момент для нас последний, заманить.

В полях у Молоди — степной деревни,
Построен быстро Гуляй — город был,
Военный русский хитрый способ древний
Врагов поганых много погубил.

— 5 —

Погнавшись быстро за лихим, отрядом
Давлет — Гирей имел большой расчет:
Всех русских выбить сразу ряд за рядом,
Раз Рок такой удачный шанс даёт.

Но в поле натолкнулся он на пушки.
Стояли на телегах за стеной,
И крымский хан как детские игрушки
Кидал отряды друг за другом на убой.

Так долгих продолжалось трое суток,
Удача вовсе бросила татар,
Теперь Давлат — Гирею не до шуток,
Он сына с зятем в битве потерял,

И местью дикой, темной, ослеплённый,
Своих вояк он больше не жалел,
Тумены гибли в битве этой чёрной
И без мужчин ордынский Крым пустел.

— 6 —

Поля России без границ и края,
Их в крепость превращает наш народ,
Когда война угрозой налетает
И нужно сохранять славянский род.

И пусть цари не чествуют героев,
Так, Воротынский, вскоре был казнён,
Уж так наш трудный русский мир устроен.
В опале тот, кем этот мир спасён.

Не судьи мы, а лучше будем помнить
Героев кровь, кропивших честь страны,
И будем дальше мир славянский строить,
Победам предков будем мы верны.

Верны законам праведности, братства,
Бескрайнего величия страны
И если враг придёт, мы будем драться,
Примеры нам в истории даны!

Гусев Алексей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *