Стихи о Богдане Хмельницком

Стихи о Богдане ХмельницкомСын сотника — Богдан Хмельницкий
Был запорожским казаком,
Он в битве к туркам в плен попался,
Но был отпущен, а потом
Стал главным писарем Богдан,
Горилку пил, но не был пьян!
Имел в Чигиринском уезде
Сельцо Субботово за службу,
Богдан водил с панами дружбу.
Но польский шляхтич пан Чаплинский
Его именье захватил,
Четыреста копёшек жита
Нахально пан обмолотил.
Богдан стал жалобы писать,
А пан продолжил угрожать,
И сына младшего Богдана
Пан на базаре высек так,
Что умер маленький казак.

Хмельницкий едет к Владиславу,
Чтоб на панов найти управу,
Но Владислав своим лукавством
Прельстил Богдана атаманством,
И войско поручил собрать,
Король решил настало время,
Полякам турок наказать.
Но тут поляки взбунтовались,
Решив Хмельницкого прогнать,
Богдан вспылил, вооружился,
И стал момента выжидать.
Тут гетман Николай Потоцкий
В Черкассах разместил полки,
А польский гетман Калиновский
С полком своим в Корсунь пришёл,
Там запорожцев не нашёл.
Тут Калиновский и Потоцкий
Объединились у реки,
А вскоре битва состоялась,
Их разгромили казаки.

Вдруг весть гонец привёз стремглав,
Что в Польше умер Владислав,
И королём стал Казимир,
Он заключил с Богданом мир.
И булаву ему прислал,
Богдан стал гетманом Украйны,
И пышно в Киеве гулял.
По просьбе Яна Казимира
Богдан всё войско распустил,
Но Вишневецкого с Чаплинским
Король, взойдя на трон, простил.
За это гетман Украины
Решил от Польши отделиться,
Чтоб в самостийную Украйну
В конечном счёте превратиться.
Поляки спешно бьют тревогу,
Идёт к Богдану на подмогу
Из Крыма хан Ислам-Гирей
С турецкой конницей своей.
Король от хана откупился,
И хан с добычей удалился,
Король Хмельницкого простил,
Вновь гетман войско распустил.

Москва в то время выжидала,
И тихо вести собирала,
Казаки вновь заволновались,
И биться с Польшею собрались
На речке Стырь, под Берестечко.
Поляки казаков разбили,
Под руководством Радзевилла,
Литовцы Киев захватили,
И с Польшей заключён был мир,
Но сейм собрал вновь Казимир,

Богданов старший сын Тимоха,
Решил, что было бы неплохо
Ему гуцулку в жёны взять,
Да вот отец Лупул молдавский,
Не хочет дочь ему отдать.
Тут польский гетман Калиновский,
Путь Тимофею преградил,
На берегу лесного Буга
Своих поляков утопил.
А Тимофей, стремясь к невесте
Жизнь молодую погубил,
Богдан собрал большое войско,
Куда идти стал размышлять,
Решился дерзкого Лупула,
За гибель сына наказать.
Тогда к Днестру Богдан пошёл,
Здесь Казимира он нашёл,
Но Казимир вновь откупился,
На сорок дней дал Украину,
Татарам грабить, разорять,
И тут Богдана осенило,
Нельзя с татарами играть!
А в январе в Переяславле
Казачество образовало Круг,
И все решили громко вслух,
Царю российскому служить,
И Украину незалежну,
С Москвой навек объединить!
И Бутурлин — посланник царский,
Принял присягу казаков,
Вот что наделал пан Чаплинский,
Пороть решивший земляков!

Чигалейчик Анатолий

*****

Внимая потокам приветственных слов,
Хмельницкий Богдан принимает послов.
Посол тут валахский, посол молдаванской
И князь, представитель земли
трансильванской.
Прислал и державник Московии всей
С подарком послов к нему царь Алексей.
Не любо ль принять от владыки такого
И шубу соболью, и доброе слово?
От Польши здесь также послы и гонцы.
Он — дома, кругом козаки-молодцы:
Полковники славные, ратные люди,
Разгульные головы, крепкие груди,
Но — грубы, — что ж делать? — Их
вождь-атаман
Доволен, радушен и весел Богдан.
При нем его женка, — богато одета,
Гостей принимает с улыбкой привета,
Сама ж, с деревянного ложкой в руке,
Табак растирает в простом черепке.
Хозяин уставил заздравные кубки
И сам набивает курителям трубки,
И в ценные кубки, гостям на почет,
Родную горелку он запросто льет.
Те — ждут его речи, все — на ухо чутки,
А он отсыпает им басни да шутки —
Зовет их обедать. «Нехай, — говорит, —
Вам жинка козацкого борщу зварит!
Що сталось, то сталось! Забудем всё
злое —
И добре запьем да закусим былое!»
И вольно с заплечья вождя своего
Полковники речь приправляют его —
И — слово за словом — доходят до шуму.
«Мовчытэ!» — кричит он, сам — думает
думу.
Он — бедный изгнанник. .. Невзгод и
потерь
Пора миновала, — и вот он теперь
В почете великом… А что его ходу
Пособьем служило? — «Спасибо народу!
Ты, Русь! ты, народ православный! тебе
Обязан я, — мыслит он, — честью в
борьбе!..»

Владимир Бенедиктов

*****

Польская шляхта дрожала,
Кому закричать «помоги»,
На Краков полки наступали,
Войска Запорожской Сечи.

Славные были победы,
Отважных лихих казаков,
Ещё при Богдане Хмельницком,
Немало срубили голов.

Жёлтые Воды и Корсунь,
Где крупные силы врага,
Разбитые драпали в страхе,
Оставив на поле тела.

Боялись султаны турецкие,
Имея войска янычар,
Что сотни тысяч казаков,
Их будут рубить как татар.

Характером,мужеством,храбростью,
Всегда отличался казак,
Держась дисциплины в походах,
Внушал супостатам лишь страх.

Века с той поры пролетели,
Но память потомков хранит,
Людей вольных с дикого поля,
Как сабля казачья звенит.

Скорпион Зеленоглазый

*****

Средь мрачной и сырой темницы,
Куда украдкой проникал,
Скользя по сводам, луч денницы
И ужас места озарял, —
В цепях, и грозный и угрюмый,
Лежал Хмельницкий на земле;
В нем мрачные кипели думы
И выражались на челе.

Темницы мертвое молчанье
Ни стон, ни вздох не нарушал;
Надежду мести и страданье
Герой в груди своей питал.
«Так, так, — он думал, — час настанет!
Освобожденный от оков,
Забытый узник бурей грянет
На притеснителей врагов!

Отмстит холодное презренье
К священнейшим правам людей;
Отмстит убийства и хищенье,
Бесчестье жен и дочерей!
Позорные разрушит цепи
И, рабства сокруша кумир,
Вновь водворит в родные степи
С святой свободой тихий мир.

Покроет ржа врагов кольчуги,
И прах их ветер разнесет,
Застонут нежные супруги,
И мать детей не обоймет.
А ты, пришлец иноплеменный,
Тиран родной страны моей,
Мучитель мой ожесточенный,
Чаплицкий! трепещи, злодей!

За кровь пролитую, за слезы
И жен, и старцев, и сирот,
За всё — и за сии железы
Тебя мое отмщенье ждет!..
Но где о вольности мечтаю?
Увы! в темнице дни влача,
Свой век, быть может, окончаю
От рук презренных палача!

И долго, может быть, стеная
Под тяжким бременем оков,
Хмельницкого страна родная
Пребудет жертвою врагов!»
Чела страдальца вид суровый
Мрачнее стал от думы сей,
И на заржавые оковы
Упали слезы из очей.

Вдруг слышит: загремели створы,
Со скрипом дверь отворена, —
И входит, потупляя взоры,
Младая, робкая жена.
«Кто ты? — Хмельницкий изумленный
Представшей незнакомке рек: —
Оковы ль снять?.. о, час блаженный!
О, если б этот час притек!

Или, с жестокою душою,
С презреньем хладным на очах.
Ты не пришла ли надо мною
Ругаться, зря меня в цепях?»
— «О нет! — приветно произносит, —
В душе любви питая жар,
Жена Чаплицкого приносит
Тебе с рукой свободу в дар».

«Жена Чаплицкого!» — «Мученье
И вместе мужество твое
Вдохнули в душу мне почтенье
И сердце тронули мое:
Я полюбила — и пылала
Из сих оков тебя извлечь;
Я связь с тираном разорвала;
Будь мой!» — «Я твой!» — «Прими свой меч!»

«Мой меч! — Хмельницкий восклицает, —
Жив бог!.. и ты погиб, злодей!
Заря свободы засияет
От блеска мстительных мечей!»
Сребрила дол царица нощи,
В брега волною Днепр плескал,
Опенив удила, у рощи
Нетерпеливый конь стоял.

Герой вскочил, веселья полный,
Летит — и зрит поля отцов,
И вкруг его, как моря волны,
Рои толпятся Козаков.
«Друзья! — он к храбрым восклицает, —
За мной, чью грудь волнует месть,
Кто рабству смерть предпочитает,
Кому всего дороже честь!

Сам бог поборник угнетенным!
Вожди — решительность и я!
Навстречу ко врагам презренным,
На Воды Желтые, друзья!»
И вот сошлися два народа,
И с яростью вступили в бой
С тиранством бодрая свобода,
Кипя отвагою младой.

Сармат, и храбрый и надменный,
Вотще упорствовать хотел;
Вотще, разбитый, побежденный,
Бежал мечей и метких стрел.
Преследуя, как ангел мщенья,
Герой везде врагов сражал,
И трупы их без погребенья
Волкам в добычу разметал!..

И воцарилася свобода
С тех пор в украинских степях,
И стала с счастием народа
Цвесть радость в селах и градах.
И чтя послом небес желанным,
В замену всех наград и хвал,
Вождя-героя — Богом данным
Народа общий глас назвал.

Кондратий Рылеев

*****

Песня о Богдане Хмельницком

не тот то хмель,
Что у шестов вьется?
Ой то то Хмельницкий,
Что с ляхами бьется.
не тот то хмель,
Что по пиве играет?
Ой то то Хмельницкий,
Что ляхов рубит.
не тот то хмель.
Что в пиве ки?
Ой то то Хмельницкий.
Что ляшенькив давит.
Эй, поехал Хмельницкимй
К Золотому Броду —
Эй, не один лях лежить
Председателем в воду.
«Не пей, Хмельницкий, оче
Золотой воды —
едет ляхов сорок ватьсяч
Хорошего красоты» —
«А я ляхов не боюсья
Понятия не имею —
За собой большуюю
мощь я знаю,
Еще и орду татарскуюю
За собой веду —
А все того, вражьи ляхи,
На вашу беду».
Ой бежали вражьи ляхи —
погубила шубы.
Эй, не один лях лежить
Вищирившы зубы!
составляли себе ляхи
Дубовии дома —
Ой придется уже ляшенькам
В Польшу бежать.
бежали вражьи ляхи;
Где которые ей повкы —
ели ляхов собаки
и серые волки.
Эй, там поле,
А на поле цвети —
Не по одним Ляшко
заплакали дети
Эй, там река
Через реку хвоя –
Не по одним Ляшко
Осталась вдова.

*****

Нихай вымре, ца польска Викраина!
И хай живе! Святая Киевская Русь!
Богдан казал: Мы с укром не едины.
Они кричали: Ты сепаратист!
Что не ложишься под Велику Польшу
И Австро-Венгрию не чтишь,
Что русских казаков ты в Запорожье,
Поднял, чтоб предкам славу вознести.

Ты гонишь ксёнса, католическую веру,
Которая захватывает Мир.
Иудо-христианская химера,
Из православной веры поднялись.
Они, как пасынки Христа Исуса,
Но распинают его, соки пьют.
Врагами стали вере православной,
Христа сейчас Иуде предают.

Так хай же вымре, укров та краина,
Пусть возродится Киевская Русь!
Единый мы народ всегда с Россией,
Когда мы вместе, нас не победить!
Мы дети одной матери Руссии,
Хохол ты, или бородач,
То детские забавы, вы простите.
Славянский Мир, в единстве наша стать.

Вы помните, засеки мы рубили?
Там за порогами создали свою Сечь.
Осели мы во глубине Руссии,
Чтоб турок и поляк,
Не смог бы, к нам пролезть
Сегодня стонет Малая Россия,
Захваченная Польшей и Литвой.
Зовёт она, чтоб мы освободили
И дали здесь врагу великий бой!

И возродится государство руссов,
Как в древние, былые времена.
Тогда давно, при Ярославе Мудром,
Склонялася Европа, мир прося.
И Киев был, мощнее и богаче,
Парижа, Лондона и падший Рим.
Искали на Руси себе лишь счастье,
Невест и женихов, на трон их пригласив.

Не посрамим же братья, Земли Русской!
Как Святослав боролся за неё.
Спасём её от ляхов, угров, пруссов,
Святую Русь — грядущее своё!
Нихай же вымре, польска Урка-ина
И укры все, предатели Руси.
Очистим землю от такого ила,
В сраженье этом, сможем победить.

Их жёлтый флаг, отбросим мы в гадюшник,
С изменой братья нам не по пути.
Поднимем мы хоругвь наш древнерусский,
С которым их Владимир победил.
И пусть наш прапор реет над главами,
Вас озарит его БАГРЯНЫЙ цвет.
Святой Руси — спасительное знамя,
Дарило нам всегда много побед!

И с нами Бог! И вы УРА взывали,
Он поведёт к победному концу.
Восславься в битве, наша Русь Святая!
Чтоб нас могли потомки вспомянуть.
Не хилым словом, и не слабой бранью,
А с гордостью запомнят навсегда,
Что честь Руси, мы в битве отстояли.
Победа наша, будет жить в веках!

Важнин Родослав

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *