Стихи о Чапаеве Василии Ивановиче

Стихи о Чапаеве Василии ИвановичеВасилий Иванович — народный герой,
Чапаев! Не страшно в бою нам с тобой!
Всегда впереди он на белом коне,
И черная бурка висит на плече!
Звезда на папахе ярко горит!
Он шашкою машет и громко кричит:
«Ура и вперед! Знамя держи!
Вперед мои, братцы! Пусть враг наш бежит!»
Чапаев — легенда, Чапаев — герой,
А рядом с ним Петька, он тоже такой!
Прямой и бесстрашный. Он знамя несет!

*****

Василий Чапаев — герой, из народа.
Ты, бил «беляков», проливал свою кровь.
В «Гражданской» войне, не предвидел исхода.
В России комдив на ту пору, был лучший из сынов.

Припев:
Грохочат орудия, строчат пулеметы.
Горит и пылает в России земля.
В «Гражданскую» гибнут и взводы, и роты.
Для » белых» господ, народ, просто — тля.

Как было всем трудно, в эпоху террора.
Найти свое место, служить до конца.
Но, ты не боялся врагов, белой своры.
Лишь мог опереться, на плечо ординарца Петьки — юнца.

Припев:
Грохочат орудия, строчат пулеметы.
Горит и пылает в России земля.
В «Гражданскую» гибнут и взводы, и роты.
Для белых господ, народ, просто — тля.

За правое дело, ты жизнь свою отдал.
Но, память коротка, забылася власть.
И, чешут все байки, на кухне под водку с селедкой.
Буржуи сегодня, живут себе всласть.

Припев:
Затихли орудия, молчат пулеметы.
Деревни заброшены, мертва земля.
За, что погибали и взводы, и роты?
Жалели господ, получилося зря.

Князькин Владимир

*****

Песня Василию Ивановичу Чапаеву

Красный Яр на Агидели*,
Где простор речной волны,
Пушки здесь тогда гремели,
Тридцать верст тут до Уфы.

На переднем наш Чапаев,
С Колчаком здесь принял бой.
Адмирал здесь отдыхает,
Он веселый и хмельной.

Ведь Уфа, по сути, крепость,
На горе, вокруг река,
Но забыл Колчак про смелость
И смекалку мужика.

А Чапаев мыслит трезво:
С фланга я возьму Уфу.
В Красном Яре очень резво,
Он форсировал рекУ.

Вот Колчак глядит на Запад –
Как никак я адмирал, —
Что мне может сделать «лапоть»?
Многих я таких видал!

А Чапаев взял с Востока,
Извини уж, дорогой!
А Колчак не ждал подвоха,
И сбежал быстрей долой.

Тот шедевр в военном деле,
Изучают до сих пор!!!
Как в Уфе тогда сумели,
КолчакОвцам дать отпор!

Но не хочется позора,
Белой гвардии, носить,
Адмирал приказ дал скоро,
Чтоб Чапаева убить.

А Чапаев шёл южнее,
Из Уфы к Урал-реке,
Не подумал, что важнее,
Отдых раненой руке.

Пулей вражеской настигнут,
Был Чапаев средь реки…
Ему памятник воздвигнут,
В широте людской души…

Красный Яр на Агидели,
Где простор речной волны.
Вспомним всех на самом деле,
Лишь бы не было войны!

Евс Г.
_______________________

* Агидель – башкирское название реки Белой.

*****

Бьёмся мы здорово,
Рубим отчаянно,
Внуки Суворова,
Дети Чапаева.

Самуил Маршак

*****

Чапай

По горам уральским, по степным долинам
Пролетают кони легче птичьих стай.
Пролетает с песней, с саблей золоченой
Впереди отрядов боевой Чапай!

Колчаковцы-волки вдоль по степи рыщут,
Заливают кровью сёла-города.
Но Чапай догонит, но Чапай их сыщет,
Громовым ударом поразит врага!

Все быстрей и дальше мчатся наши кони,
Все грозней и звонче сабель перезвон.
И летят за нами слава и победа,
Разметав по ветру алый шелк знамен!

Добржинский Г., Мокроусов Б.

*****

По Уралу свинцовые хлещут дожди,
Закипает отчаянный бой,
И дерётся Чапай, партизанский начдив,
За свободный народ трудовой.

А враги наступают на каждую пядь,
С каждой вышки орудье глядит.
Но Чапаев в бою не привык отступать,
Но Чапаев всегда впереди.

И летит ли Чапай, словно ветер степной,
Иль взойдет на крутой бережок, —
Он в упорном бою и в беседе ночной
Все одну лишь мечту бережет.

Расцветёт, словно сад, отвоёванный край,
Будет он и богат и силён.
Будет жизнь хороша… Эх, дожить бы, Чапай,
До счастливых, желанных времён!

Туча чёрная ночью крадётся в степи,
Еле слышно подковы стучат…
Ой, не спите, бойцы! Ой, Чапаев, не спи!
Это смерть посылает Колчак.

Весь в крови выплывал через реку Чапай,
Вражьей пулей пробита рука…
Не шуми ты, река, не топи, не качай!
Эх, зачем ты, река, широка!

Волны стонут в тоске и бегут всё вперёд…
Никого… Только ветер гудит…
Но Чапаев не умер… Чапаев живёт!
Он, как знамя, всегда впереди!

Болотин С.

*****

Он прост во всём начдив Чапаев,
Его сам Бабочкин играет,
Прожить Чапаевым в кино
Не каждому из нас дано.
Сеанс один лишь сгусток жизни,
А у Чапаева харизмы
На весь десяток зрелых лет
Из бед больших, больших побед.
Попробуйте себе понять,
Пять лет на фронте воевать.
Георгиевским стал кавалером,
Тремя крестами награждён,
Всегда в победу только верил,
Такой с пелёнок был рождён.
Его бойцы боготворили,
Он был рубака хоть куда,
Его б в атаке не убили,
Никто, нигде и никогда.
На крыльях бурки сокол славный,
Летел туда, где трудный бой,
В бою всегда он самый главный,
Умело рисковал собой…
Но выстрел подлый в его спину
Не дал Урал перелететь…
Чапаев не пропал, не сгинул.
Мой город назван в его честь!

Балыкин Владимир

*****

Гибель Чапаева

В уральских степях непогода и мрак,
Лисицей во тьме пробирается враг.
Чапаев не слышит, чапаевцы спят,
Дозор боевой неприятелем снят.
Урал, Урал-река,
Ни звука, ни огонька.

Чапаев винтовку сорвал со стены:
«Ребята, не время досматривать сны!»
Казацкие кони храпят у ворот.
Тревожный рассвет над станицей встаёт.
Урал, Урал-река,
Тяжёлые облака.

Чапаев, удача рассталась с тобой…
Везде и всегда ты выигрывал бой,
Но в этом бою погибают друзья…
Враги окружают, и медлить нельзя…
Урал, Урал-река,
Вода холодней штыка.

Последнюю пулю пошли по врагу.
Живые, скрывайся на том берегу.
Вдогонку палят: недолёт, перелёт…
И, раненный в руку, Чапаев плывёт…
Урал, Урал-река,
Слабеет его рука.

Проклятая пуля догнала в воде.
«Товарищ Чапаев!» Не видно нигде.
«Товарищ Чапаев, наш друг боевой!»
Круги разошлись над его головой.
Урал, Урал-река,
Могила его глубока.

До красных отрядов, река, добеги,
Скажи, что любимый Чапаев погиб.
Пусть конница мчится, пусть пули свистят,
Пусть красные белым в бою отомстят!
Урал, Урал-река,
Бурлива и широка…

Александрова Зинаида

*****

В кастильском нищенском селенье,
Где только камень и война,
Была та ночь до одуренья
Криклива и раскалена.
Артиллерийской подготовки
Гроза гремела вдалеке.
Глаза хватались за винтовки,
И пулемёт стучал в виске.
А в церкви — экая морока! —
Показывали нам кино.
Среди святителей барокко
Дрожало яркое пятно.
Как камень, сумрачны и стойки,
Молчали смутные бойцы.
Вдруг я услышал: русской тройки
Звенели лихо бубенцы,
И, памятью меня измаяв,
Расталкивая всех святых,
На стенке бушевал Чапаев,
Сзывал живых и неживых.
Как много силы у потери!
Как в годы переходит день!
И мечется по рыжей сьерре
Чапаева большая тень.
Земля моя, земли ты шире,
Страна, ты вышла из страны,
Ты стала воздухом, и в мире
Им дышат мужества сыны.
Но для меня ты с колыбели —
Моя земля, родимый край,
И знаю я, как пахнут ели,
С которыми дружил Чапай.

Эренбург Илья

*****

Легенда о Чапаеве

Война,.. о, сколько в слове боли,
Не дай же Бог, увидеть ее вновь.
Еще страшней, когда воюют братья,
И проливают, там, родную кровь.

История, всех помним, не забыли,
Кто голову сложил на злой войне.
И кто был прав, а кто был виноватый,
Судить не вправе, не дано то мне.

Сегодня расскажу о красном командире,
Как перед боем, он вдруг закричал.
Не нужен Николаевск в новом мире,
И в Пугачев его переименовал.

Легенда, но давай вернемся,
Через столетие, назад.
И сердце, кровью обольется,
Погибло столько там солдат…

На поле стало очень тихо,
Замолкли звуки, вновь беда пришла.
Раздалась дробь и тут же появилась,
С косою смерть, она как рок, взошла.

Цепочки стали молча надвигаться,
Пошло смятение в рядах.
Никто не смел, на милость сдастся,
Сыны Отчизны, цвет в садах.

Ожил огонь вдруг пулеметный,
Накрыл свинцом он первый ряд.
Сразив идущих, непокорных,
Но вот и все, тех нет ребят.

Шеренги юнкеров редели,
Но страха не было в глазах.
А пули, как шмели летели,
В кроваво-красных небесах.

Замолкли выстрелы на поле,
Летит к ним конница стрелой.
Казаки шашки оголили,
Опять смятение, ну хоть вой.

Но помощь все же подоспела,
Чапаев прибыл на коне.
И битва снова закипела,..
Висит папаха на стене.

Максим молчит, с того столетия,
В музее тихо и тепло.
Все это, я увидел сразу,
Как тень мелькнуло и ушло.

Остались в памяти события,
Отсняли новое кино.
А дом Чапаева поныне,
Музей, для всех, уже давно.

Турабов Михаил

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *