Стихи о фильме «Крик»

Стихи о фильме "Крик"Scene 1
Был тихий, весенне-тёплый вечер,
Девчонка Кейси ужастик начинать смотрела,
Гостей внезапных в гости не ждала
И умереть уж вовсе не хотела.
Попкорн она готовила и телек уж включила,
Видеокассеты рядом положила,
Пошла за кукурузой последить,
Как телефон внезапно принялся звонить.
Какой-то человек всё ошибался
И деньги тратить задолбался.
Сказала Кейси «больше не звони»,
И в трубке вдруг послышались гудки.

Он позвонил опять,
Сказал, что хочет извиниться,
И девушка его простила
И снова трубку положила.
Но телефон опять звонит,
И если это тот же тип,
Уж Кейси грубо с ним поговорит.
Он хочет поболтать,
Выспрашивает девушкино имя,
О фильмах ужасов зачем-то начинает говорить,
На самом деле — попкорна жутко хочет
И беспрестанно всё звонит.

По дому Кейси с телефоном ходит
И запирает двери в дом,
Но неужель не понимает — они стеклянные,
Что каждому разбить их просто в лом.
Тем временем тот голос болтает с Кейси,
Интересуется бой-френдом, выспрашивает имя,
Он хочет знать, с кем говорит,
Ему-то интересно, за кем же он следит.
Кейси дрожать вдруг начала,
Неужели, её он видит, поняла?
Но девушку увидеть может каждый псих маньячный,
Через дом насквозь её прозрачный!

О Майкле Майерсе и Хэллоуине
Забавный голос хочет поболтать
А Кейси Беккер хочется
Засранца как можно дальше отослать.
Он всё звонит, звонит,
И всё грубее с ней он говорит,
Девушка с маньяком холодна,
Ведь в доме то она одна!
Кейси всё не хочет говорить,
А мужчина начинает злиться,
Видимо потратил много денег,
Чтоб с мобилы на домашний дозвониться.

Попкорн уже воняет и горит,
Ей хочется огонь немного притушить,
Девчонка трубку вдруг роняет —
Тот псих опять её же номер набирает.
Звонки не в силу больше ей терпеть,
Она срывает зло на психе,
Убийца тоже начал стервенеть,
Ведь как же хочется маньяку
Изнутри на Кейси посмотреть.
Блондиночка испугана
И хочет двери снова запереть,
Кладёт трубу на столик
И начинает яростно реветь.

Маньяк внезапно в дверь звонит,
«Кто там», — девчонка громче всё кричит,
Убийца тут же ей звонит
И ухмылённо в трубку говорит.
«Ты же смотришь фильмы ужасов,
Зачем кричишь такую ерунду,
Вышла бы наружу
И посмотрела что к чему».
Кейси хочется уже в полицию звонить,
А убийца ей ухмылённо снова говорит:
«Мы ж у чёрта на куличках, дура,
Им вовремя сюда не прикатить».

Испугалась Кейси не на шутку
И В трубку начала орать:
«Сейчас придёт бой-френд мой
И даст тебе под зад».
Убийца вовсе не испуган,
Он даже знает, как бой-френда звать,
Так что заткнись блондинка,
Пора в бассейне свет включать.
Она включила свет
И парня Стива увидала,
Он привязан к стулу и избит,
Зачем же Кейси заорала?!

Хотела Кейси выйти к парню,
Убийца, ей немного запретив, сказал:
«Давай сначала поиграем,
Потом посмотрим, кто в живых».
«Как поиграть», — спросила девушка в истерии,
Узнаешь, сначала выключи-ка свет
И отойди от двери —
И не говори мне слово «нет».
Она совсем испугана,
Но выключила свет,
За телевизор села,
Но ведь Стив кричал ей «нет».

Рыдая, Кейси смиренно ждёт,
Убийца хочет поиграть в игру «вопрос-ответ»,
Неправильно ответишь
И кто-то вдруг умрёт.
Вот первый мой вопрос
Из категории ужастики:
Как звали в парня в белой маске в фильме Хэллоуин,
За девками гонялся он один?
Кейси в панике забыла всё, что знала,
И ей съесть бы кусочек шоколада Марс,
Тогда быстрей она б сказала,
Что это Майкл Майерс.

Но киллер дальше вопросы хочет задавать,
Он думает, на чём бы Кейси подловить,
Но вот, придумал, девчонке стакан воды бы выпить,
Теперь уж точно ей не выжить.
Вот мой второй вопрос
Из той же самой категории:
Как звали маньяка задницу,
Который убивал тринадцатого в пятницу?
Джейсон, Джейсон, Джейсон Вурхиз
Нетерпеливо Кейси закричала,
Как будто сникерсов кило
Назад секунду пожевала.

— А вот и нет,
Неправильный дала ты мне ответ.
— Послушайте, я 20 раз смотрела этот фильм
И знаю, кто убийца там, кретин.
Не надо было фильм смотреть
Туда, сюда и без конца
До тебя тогда могло бы допереть,
Что Джейсон полез потом из озерца.
— Ты не так спросил,
Зачем меня ты подловил?
— Ну уж извини меня,
К счастью этот раунд не последний для тебя.

Наша Кейси выживает
На вопросы отвечать продолжает,
А вот Стив бедняга
Из игры немного выбывает.
Кейси снова свет включила,
На заднем дворике светло вдруг стало,
А её дружка — бедняги Стива
В живых внезапно вдруг не стало.
Увидав его в крови,
Кейси пуще зарыдала,
Она ещё не видела его кишки,
Тогда б она и в обморок упала.

Убийца крайне резвый:
Успел он парню живот разрезать,
По заднему двору побегать,
Наверно он слегка не трезвый.
Убийца задаёт последний свой вопрос
Кейси, которая за телевизором сидит,
За какой же дверью он стоит.
Он говорит, что в доме 2 двери
И просит Кейси выбрать,
Убивать ему её так будет проще,
Но Кейси знает, что дверей как минимум в 2 раза больше.

Но девушка не хочет больше с ним играть
И на его дурацкие вопросы отвечать.
Убийца понял, что звёздному часу пора вдруг настать,
Он в окна стулья начинает яростно бросать,
Он понял: пора девчонку убивать.
Кейси стульев в гости не ждала
И на кухню быстро погнала,
Попкорн всё хлеще воняет и дымит,
А Кейси в руку ножик взять спешит.
Но ей он вовсе не поможет,
Как не помогут и стеклянные повсюду двери,
Кейси от убийцы убежать не сможет,
Убийца хочет освежевать её как тушу зверя.

Кейси телефон в одной руке зажала,
В другой руке кухонный ножик подержала,
Тихонько пятится к двери,
И видит силуэт маньяка впереди.
Маньяк одет в какое-то тряпьё,
Похожее на чёрный рваный к низу балахон,
На лице его — маска белая — какое-то хламьё,
И как ошпаренный он носится бегом.
Кейси вышла из дому во двор,
И видит вдалеке отцовскую машину,
Но успеют ли родители доехать, пока тот вор
Из Кейси не сделал строганину?!

Ещё разок девчонка в окно вдруг заглянула —
И не поняла, кого убийца ищет;
Перевернув в её забавном доме всё вверх дном,
Её убить он хочет или поесть попкорн?
Она прикрыла дверь ногой,
Затем опять в окно взглянула,
А тень убийцы теперь не упорхнула,
Убийца тут и к ней стоит спиной.
Но убийца тут же развернулся к ней лицом,
И незадачливая Кейси,
От маньяка чрез стекло в глаз
Получила кулаком.

Девчонка заорала, завизжала,
Ну что, маньяков никогда ты не видала?!
Но храбрость девка то не потеряла,
И с маньяком яростно бороться стала.
Этого маньяк и ожидал
И Кейси за руку хватал.
Маньяк уж думал, что всех победил,
Но тут же от Кейси трубкой в лицо получил.
Девчонка всё ж трубу в руке зажала
И через задний дворик к едущей машине побежала.
Но она забыла — её-то парень труп, но он же тут,
Его увидеть она никак не ожидала
И пуще прежнего зачем-то зарыдала.

Она о помощи родителям хотела закричать,
Но даже слова Кейси не успела никому сказать.
Из окна на неё выпрыгнул маньяк,
Начал за нею бежать,
Очень быстро её сумел он догнать
И тут же ножиком её в область сердца «хряк».
На землю Кейси тут же вдруг упала,
На рану посмотрела и зарыдала.
Кейси очень хочет жить
А маньяк несносный принялся её душить.
Кейси психа в грудь ногой ударила,
И перевернувшись на живот, привстала
И родителей, идущих к дому, увидала.

Она им хотела крикнуть что-то
Но не смогла от болевого шока.
Родители её не увидали
И в дом быстрее забежали.
Предки в дом зашли,
Что же видят здесь они?!
Дом тайфуном как будто разнесло,
А из кухни какой-то гарью понесло.
Дочку начали свою искать и звать,
Но тут пожарная сигналка начала пищать.
Мать на кухню быстро побежала,
Неужель попкорна зажелала?!

Но где же Кейси, куда же дочь пропала?
Мать в полицию звонить вдруг побежала.
Трубку то она взяла,
Но позвонить-то никуда и не смогла.
Девчонка другую трубу не отключила,
И её в руке зажала,
Ножом удары от убийцы получала,
И это, разумеется, маман и услыхала.
С маман убийца не хотел болтать,
Ему отсюда надо угонять,
А труп куда же эффектно запихать?
А почему б в петлю на дереве его не засовать?

Чтоб в полицию звонить,
Маман к соседям побежала,
Но только вышла на крыльцо
Как жутко заорала.
Жуткий вопль услыхав,
На крыльцо отец пришёл стремглав.
И понял: никогда он с дочкой больше не посидит в кафе,
Теперь она мертва, кишки наружу, качается в петле.
Ну, вот и приквел кончился,
Сюжетная завязка начата,
Герои, побочные и главные, поберегитесь,
Не каждому увидеть суждено победного конца.

Scene 2

Тихий вечер в Вудсборо ещё и не кончается.
История же наша начата и продолжается.
Мы видим Сидни Прескотт, девушку, героиню главную,
За компьютером она сидит и хочет спать, но прежде в ванную.

За столом своим она сидит,
И в Майкрософте ворде текст строчит.
Ей показалось: за окном она услышала вдруг шум,
Быть может шорох дерева иль ветра гул.

К открытому окошку подошла она в ночнушке,
Хотела посмотреть, быть может, кого-то там избили,
А это всего лишь на всего ж насмотревшийся порнушки
Её бой-френд, неугомонный Лумис Билли.

Морду его столь поздно увидать она никак не ожидала,
И поэтому немного закричала.
И как она и ожидала,
Её папаша посмотреть в чём дело прибежал.

Но дверцу в комнату открыть не смог он, хотя толкал её немного дико,
А всё из-за того, что тут мешалась дверца гардероба,
А Сидни тут же поклялась аж ради бога,
Что он придумал, и нет тут никакого крика.

Сидни папе всё ж решила дверцу отпереть,
Тот, посмотрев, что никого и вправду нет,
Сказал, что утром у него на самолёт билет
И его не будет весь уикенд.

Он говорил, что сейчас ложится спать,
Так как рано завтра ему чуть свет вставать.
Он остановится в Хилтонском отеле,
Он Сидни деньги на столе оставил,
Что слышал крик, лежа в постели
И не скучать пообещать заставил.

Дверь за папочкой закрылась,
Ну а где же Билли скрылся?
Неужель из окна свалился?
Вовсе нет: полез он за кровать,
Чтоб рубашкой всю там пыль собрать.

Сидни Билли тут же задала вопрос,
Зачем припёрся, уже ведь ночь!
Он по телеку смотрел какой-то фильм
И о Сидни быстро вспомнил блин,
Интересно, что ж за фильм?

Недоволен он внезапно тем
Что встречаются они уже два года,
А секса так и не было ни с кем.

Сидни с Билли целовались, обнимались,
Немного на кровати повалялись.
Но сказала Сидни Билли «хватит»,
Штаны пора ему поправить
И домой скорей отчалить.

Её бой-френд сказал ей,
Что торопить её не хочет, что будет ждать
Она сказала, что будь она готова, позовёт его обычным словом «эй»,
Но как же грудь ему ей на прощание не показать.

Билли вылез из окна,
Ну сколько же тут можно падать без конца?!
Порвал наверно джинсики свои и синюю футболочку
А Сидни как бы не заметила и запахнула форточку.

Scene 3

Подростки утром в школу лыжи навострили,
Ведь они ещё не знали, что кого-то ночью вдруг убили,
Сидни утром тоже в школу пришагала,
Но полицейских и репортёров столько увидеть никак она не ожидала.

Что случилось, неужель опять проснулось лихо,
Ведь целый год почти так прекрасно было и так тихо.
Здесь куча репортёров, берущих у студентов интервью,
Сидни Прескотт стало неспокойно, возникло дежа вю.

Сидни журналистку знакомую вдруг увидала,
Та в костюмчике зелёном недалеко у дерева стояла.
Она о трупах найденных подростков что-то в камеру сказала
И имечко своё — Гейл Уэзерс — называла.

Сидни так вокруг происходящим заворожилась,
Что не заметила и испугалась, когда подруга Татум объявилась.

Татум Сидни рассказала, что полиция вчера
Из их школы двух подросточков нашла тела.
Стива Уорта и бедняжку Кейси разодрали на куски,
А маньяка-психа так и не нашли.

Снизу до верху скорей
Их вспороли до кишок и до костей.
Сидни ужаснулась и немного побледнела,
Ведь Кейси на английском рядом с ней весь год сидела.

Татум также рассказала,
Что сейчас опрашивают всех кого не попади,
И немного намекала,
Что убийства даже хуже, чем когда-то Сидни матери.

Об этом она от брата Дьюи Райли утречком узнала,
А теперь и Сидни рассказала.
Дьюи Райли брат её родной
Доволен в общем своей работой ментовской.

По дорожке в школу так они прошлись
И по разным классам разошлись.
На уроке Сидни дежа вю всё также ощущала,
И Кейси стул пустой внезапно увидала.

Вдруг училке записку принесли,
Прямо от директора,
Сидни Прескотт нужно бы идти,
Прям к нему, немедленно.

Девка быстро шмотки собрала
И к директору пошла.

Городской шериф у директора спросил:
«Кто ещё там — у меня уж нету сил»?
Сидни Прескотт — следующая в списке,
Это дочка Морин, убитой здесь на площади — совсем уж близко!

Ну вот и Сидни прискакала,
О том, что у неё всё хорошо шерифу рассказала.
Дьюи сказала вдруг «привет»,
Он говорит: «Сегодня я инспектор, Сидни, или просто мент».

Всем о Кейси вопросы задавали,
А затем учащихся и отпускали.
Сидни тоже вытерпеть пришлось
Все вопросы наглецов.

Затем нам школьный сквер вдруг показали,
По радио всем не ходить по одному сказали,
Теперь мы видим пятерых друзей,
Сидящих у фонтана и грызущих много сухарей.

Билли, Сидни, Стью — его подружка Татум
Обсуждают вопросики Ментов,
И сколько выпить могут бренди,
Ещё прилез к ним неугомонный видео-прокатчик Рэнди.

— Меня спросили: хорошо ли знала я ту девчонку,
— А меня: люблю ли в руки брать я нож или винтовку.
— А зачем? Мне такой вопрос не задавали,
— А за тем, что ты девчонка, а их освежевали.

— И почему же мне вопрос такой не задавали?
— Да потому, что девушка такое сделать смогла б едва ли!
Эй, эй, эй, это просто ведь сексизм,
Вспомните-ка основный инстинкт и отбросьте скептицизм.

Рэнди смог сказать лишь слово «мда»,
Там ведь был тот сраный нож для колки льда.
Стью сказал, что их вспороли «вжик-вжик-вжик»,
А для работёнки этой нужен крепенький мужик.

Друзья друг друга немного поругали.
Стью гулял когда-то с Кейси — мы узнали,
Рэнди гадости про трупы начал говорить,
Все друзья хотели его лишь быстренько избить.

Сидни с психами сидеть устала,
Голове вдруг плохо стало.
Свой рюкзак она взяла
И домой скорее погнала.

Жёлтенький автобус прямо к дому подвалил,
Сказала Сидни «до свидания», всем,
И автобус дальше покатил.

Девка ящик с почтой посмотрела
И домой быстрей пошла — очень уж хотела.
Ей Татум тут же позвонила,
Остаться на ночь у неё — вот о чём с ней Сидни говорила.

В зал спортивный Татум едет,
А вечерком уж и за Сид заедет.
Сидни попросила — между семью и восемью
И призналась в жутком дежа вю.

Дом у Сидни вовсе и не молодёжный
Но, понятно дело, такой же ненадёжный.
Двери девка из стекла
На щеколду и на цепочку заперла.

Затем вещички кой-какие собрала
И на диван в гостиной залегла.
Будильник Сидни завела
И в руку пульт взяла.

По телеку показывали одно и тоже —
Про двух подростков убитых помоложе.
А ещё показывали там,
Передачу про убийство понятно чьей маман.

Сидни этим недовольна стала
И смотреть каналы перестала,
На подушки улеглась
И спать принялась.

Scene 4

Ну вот и ночь темна настала,
Сидни на кровати всё лежала,
Но телефон вдруг зазвонил,
Бедняжку Сидни разбудил.

«Алло», — сказала Сидни в трубку.
«Привет, — сказал Татум ей в ответ, —
Приеду за тобой, — призналась ей подружка, —
Лишь заеду в магазин и прихвачу порнушку».

Сидни тут же начинает злиться,
Одиночества иль темноты она боится?
— Не бойся, их убили после десяти,
Ладно, скоро буду, мне пора идти.

Подругу Сидни всё равно поторопила
И трубку быстро отключила.
Но телефон опять звонит,
И если это снова Татум,
Уж Сидни вежливо её обматерит.

Но не Татум это, вовсе нет —
Какой-то парень с нею говорит
И просит дать прямой ответ,
Угадать, кто же ей звонит.

Он говорит, что вечер страшный,
Кругом маньяки и убийства,
Сидни думает, что это Рэнди тут резвится,
Говорит, что Татум едет и просит угомониться.

Сидни ужасы смотреть не любит,
А убийца видно очень туп,
И всё равно вопросы задавать ей будет.

Сидни говорит, что ужасы тупы,
Жертва орёт и бегает туды — сюды,
Маньяк гоняется за грудью.

Разочарована девчонка и это парню говорит,
Убийца зол, сердит и недовольно ей сопит:
«Уж не потому ли, что не Рэнди тут тебе звонит?».

«И кто же ты тогда, маньяк?» —
Девчонка тут же вопрошает.
«Не важно кто я, а интересно где», —
Убийца ухмылённо отвечает.

— Ну и где же ты, дурак?
— У твоего большого дома!
— Зачем же ты звонишь, тупак?
— Уж такова находка режиссёра.

Сидни к двери подошла
И в окошко поглядела,
Никого там не нашла,
И весело сказала:

— А я думаю, ты врёшь,
И зачем так нагло лжёшь?
Сидни дверь открыла
И на крыльцо повыходила.

«Где же ты?» — она спросила.
Он ответил ей что здесь.
Девчонка по кустам поегозила,
И поняла, что Рэнди подловила.

Сидни здесь же, в этот час
Спросила: «Видишь ты меня сейчас?
Тогда ответь немедля,
Что же я тут делаю?»

Сидни пальцем в нос себе попала,
Что же там она искала?
Рот маньяка вдруг закрыло,
Наверняка в кустах его стошнило.

«Ха, ха, ха, — девчонка заорала,
Вот так то, Рэнди, я ведь угадала.
Скажи-ка Татум поскорей,
Чтобы двигалась она резвей».

Хотела Сид, чтобы Рэнди ей «пока сказал»,
Но убийца гневно тут же заорал:
«Если ты разговор сейчас закончишь,
Я, как мать твою, тебя прикончу».

Психа Сидни послала,
И в дом скорее погнала,
На цепочку девка заперлась
И глядеть в окно принялась.

Но пока она в носу на улице копалась,
Тень маньяка в маске в дом прокралась,
А он теперь из шкафа вон
Кинулся на девушку с ножом.

Ножом её он не ударил,
Но в бок локтем прилично вставил.
Её он на пол повалил,
Но по ходулям и сам своим получил.

Он думал — звёздный час его пришёл,
И об пол ударил Сидни головой.
Уже её готов он был убить,
Но не ожидал в живот удар ногой он получить.

Входную дверь Сид открыть хотела,
Но цепь с петли-то не слетела.
Ножом убийца в дверь ударил,
А Сидни уж на лестницу взлетела.

Маньяк за нею побежал
И все горшки с цветами задевал.
В комнату свою девка быстро погнала
И дверь в неё дверью шкафа подперла.

В небольшой проём дверной
Псих просунулся рукой,
Махал рукой, ножом махал,
Наверно сильно подустал.

В руки Сидни телефон взяла,
Но внизу трубу не положила — поняла.
Модем она включила словно зомби,
Интересно, сколько телефонных линий доме?!

Маньяк-то — не дурак,
Всё понял и погнал,
И именно тогда,
Когда в окно парнишка Билли заползал.

Парня Сидни обняла,
В него как будто влюблена.
У него мобила из кармана выпала,
Что он убийца, девка поняла.

Страхом Сидни снова заплыла
И назад во дворик погнала.
Входную дверь она не долго отпирала,
Открыла и тут же снова заорала.

Маску Крика девка увидала
И жутким воплем закричала.
Но это был всего лишь Дьюи,
Он выглядел её бодрее,
Но Сидни увидал и заорал того сильнее.

Scene 5

Парня Билли
Менты загребли,
Заковали и избили
И в тюрягу повезли.

Билли страшно недоволен,
Он говорит, что невиновен,
Не даёт ментам себя тащить,
Просит папе позвонить.

Сидни в участок хочет погнать,
Чтобы этого засранца сдать.
А вот и Татум задницу свою несёт,
Полный багажник порнухи наверно везёт.

Татум «быстро» прикатила
И брата своего обматерила.
Она подругу в участок везёт
А Дьюи пусть на хрен отсюда идёт.

Тут и Гейл появилась,
Всё зелёное — вот нарядилась!
Никого не отыскала
И на режиссёра наорала.

— Эй, ты, жирный Кенни,
Жри поменьше всякой хрени,
С камерой ты сможешь быстро вылезать,
И штаны на заднице по швам не будешь рвать.

В участке Дьюи хочет папу Сидни отыскать,
Но тот наверно на курорт уехал отдыхать.
Шериф развёл большой дебильник:
— Скажи-ка парень, зачем тебе мобильник?
Тот не умнее был дурак:
Я smsки всем люблю писать.

Его папаша тоже умный был,
Он предложил:
«Вам службу МТС скорее надо набирать,
Вдруг убийца сим-карты любит воровать.

— Зачем вчера ты к Сидни приезжал?
— Я смотрел порнуху и что-то заскучал.
— И решил, что хочешь у Сидни взять?
— А не к Кейси ли пошёл сначала ты гулять?

— Я никого не убивал,
Я всего лишь Кейси драл.
Парню в тюряге ночь теперь сидеть,
Интересно, сможет ли честь его уцелеть?

Гейл и Кенни в участок заглянули,
Но их как мусор отшвырнули.
Татум злая, решила с подругой упереть,
Орёт на всех, не рада, что порно сорвалось смотреть.

— Сестра, хватит на всех тут орать,
Там мой босс он будет хохотать.
— Дворник, твой начальник, хватит зад свой подставлять,
А то смеяться будут хлеще, когда начну его пинать.

Через чёрный ход они пошли,
Но и Гейл здесь, смотри.
Микрофон суёт и всех тут лампой ослепила,
А за то, что лезет, с ноги в лицо удар получила.

Девчонки дома хотели поболтать,
Но Дьюи начал льдом во всех кидать.
Они его прочь отослали,
И Билли зад пообсуждали.

Но телефон и тут звонит:
«Алло, а Сидни можно? Это маньяк говорит»
— Сейчас посмотрю, если не спит позову.
— Алло, это не Билли, ты не права,
В камере он всех теперь обслужит до утра.

Дьюи в туалете, кажется, застрял,
Наверно, это он звонками всех достал.
Он с пистолетом (из туалета) прибежал,
Ещё бы гвардию ментов к телефону позвал.
«Через полчаса», как дурак, он трубку взял,
Вот маньяк наверно ржал.

Scene 6 — Сидни снова правду знать желает.

Наступило утро, наступила школа,
Детки злые едут снова.
Знают все теперь вокруг,
Что это Билли хотел из Сидни сделать труп.

Сидни телек утром посмотрела
И еду в руках вертела,
Не могла уж больше есть,
Достали, на диету надо сесть.

Дьюи от злости телек взорвал,
Взял пончик вчерашний и Сидни сказал:
Мы Билли избили и отпустили,
Вам с Кейси другие придурки звонили.

Девка в школу прикатила,
И всю прессу там избила,
К Гейл лыжи пригнала
И говорить с ней начала.

Гейл носик выпрямляла
Подбитый глаз маскировала.
— Эй, ко мне не подходи,
У меня простуда и туберкулёз в груди.

— Я не хочу с тобою драться,
Я пришла не в любви объясняться.
Чего ты лезешь к нам?
Твоя книга и так ударила по тиражам.

— Я думаю, что ты тогда ступила
И зря Коттона в тюрьму усадила.
— Нет, это наверно убила всех ты,
Ещё одна книга — и погребальные венки.

— Да, Коттона теперь не оправдать,
Скоро газом вонючим его порешат.
— Прекрасно, он с мамой моей переспал,
Её убил, а мне не дал.

Гейл версию свою предложила,
Коттон не виновен — доложила.
Его убийца подставил слегка,
Теперь ждёт он дней своих конца.

Сидни вдруг засомневалась,
Но ни в чём ей не призналась.
Гейл камеру взяла,
Сидни снова в глаз бы ей дала.

Татум тоже подошла
И кирпич с земли взяла.
— Эй, к нам не лезь, не будь ты дурой,
Гримируй лицо своей дешёвой пудрой.

Сидни к шкафчику пришла,
Кругом убийцы, на всех маска одна.
Все бегают, летят, орут,
Из кого бы сделать труп.

Сидни снова зарыдала
И подругу в спешке покидала.
Тут и Билли подбежал,
Снова Сидни похватал.

— Я знаю, ты не маньяк,
Но он есть и это так.
Но должен ты понять,
Я не могу нормально спать.

— Прости, я не могу понять,
Ты даже зад не можешь свой мне дать.
— С тех пор, как мать твоя умерла,
Ты сошла с ума — ты сама не своя.

— Это ты сошёл с ума,
Моя мать убита, а не умерла.
— Пора уж в руки взять себя,
У нас в семье маман уехала моя.

— Твою мать можно найти по мобиле,
У моей же связь не ловится в могиле.
Билли начал извиняться,
Сидни послала его с другой заняться.

Директор тем временем дураков отловил,
Маски разрезал, отчислением грозил.
Кто недоволен этим был,
Тот до пятого урока не дожил.

Директор секатор свой от крови отмыл,
Всех отчислил и назад его положил.
Теперь мы знаем, кто маньяк,
Директор, седой и старый хряк.

Сидни в грязный туалет зашла,
Принюхалась в кабинке и замерла.
Там были две девчонки — постоянные гости,
Они забавно перемывали Сидни кости.

— На неё никто не нападал,
Просто Билли ей зад не показал.
И зачем она эту шутку провертела,
Зад не дали, вниманья захотела.

Наверно, она и есть маньяк,
Убила всех и у всех украла пятак.
Зачем ей убивать ту Кейси и Стива,
Билли не дал, взяла и тех убила.

Просто Сидни захотела сразу двух парней,
Мать такая же была, но в могиле теперь.
Мужиками мать с ней не делилась,
Сидни с ней тогда уже простилась.

Сидни и себя убить хотела,
Но пришлось остаться в деле.
Суицид не в моде сейчас,
Ждать придётся лет 25.

Эй, подруга, откуда дерьма набралась,
Телек смотрела, сама убивать принялась.
Сидни к раковине подошла
И жидкого мыла в карман налила.

Звук странный раздался ширинки,
У кого-то явно проблемы в кабинке.
Сидни по низу поглядела,
Наверно просто диарея.

На одном торчке маньяк стоял,
— Это женский туалет, ты не туда попал.
Сидни снова пол потёрла рукавами,
Убийца слез с торчка, застрял ногами.

Сидни побежала к двери
Убийца вылез, упал, и очко себе порвал.
Сидни в мусор полетела, там слегка поела,
Убийца в кран угодил, там штаны себе зашил.

Девка кинулась во двор,
Отсюда подальше бы вон.
Репортёры смеялись над ней,
Микрофоны всё совали скорей.

Scene 7

Задний дворик полон людей,
Репортёры жертв хотят поскорей.
Дьюи вышел из машины,
И Гейл тут в одежде местного пошива.

— Я Гейл репортёр горячих новостей,
— Я знаю, секондхэнд вот там, бегите быстрей.
— Скажите, кого-нибудь ещё убили,
— Нет, только глазик ваш подбили.

— Гейл, мы не ждали вас слегка,
— Да, Шарон Стоун дала кому-то пинка,
Вот, чем должна быть я занята,
Кстати, немолоды вы для мента?

— Мне кстати двадцать пять,
Лезете? В глаз получите опять.
— Я популярная у мужиков до 24,
— Всё врут, максимум до трёх.

— А вам не дашь и больше двадцати,
Разве что мышцы торчат впереди.
Вас заставляют качаться?
— Нет, стероидами нажираться.

Тут директор использовал селектор:
— Все занятия отменены,
Пока маньяк не признает вины,
Объявляется сейчас — комендантский час.

— Дьюи, похоже, это серийный маньяк,
— Нет, мало трупов настрогал тот хряк.
— Тогда давайте ему поможем,
Пару ребят мы и сами замочим.

— Отца Сидни вы так и не нашли?
— Нет, в гей барах ни фига не найти.
— Ладно, пожалуй, я пойду,
— А где я вас найду?

— Отстаньте, в жизни вы хороша,
А вот на экране как бабка стара.
— Гейл, так меня зовите,
— Идите прах с себя стряхните.

Детки от радости скачут по двору,
И играют в трынь траву.
— Сидни, наверно, кто-то просто пошутил.
Ты что, он чуть в зад мне нож не вонзил.

Ладно, будем как дубинки
Ходить в одну кабинку,
Захочешь с кем-то переспать,
И я там буду мирно лежать.

Стью на вечеринку приглашает,
Кто не придёт, тот заложает.
Согласились все прийти
И закусона принести.

Scene 8

Директор в кабинете маску крика поносил,
От страха чуть в штаны не наложил.
В дверь кто-то постучал,
Директор снова закричал.

Дверь открыл,
И в пустоте застыл.
Нет там никого,
Вот дерьмо.

Повернулся к зеркалу лицом,
Чёрт запахло гавняцом.
Снова кто-то постучал,
Нет никого, глюк задолбал.

Директор кинул маску,
Пошёл искать он краску,
Чтоб тот стучащий без конца
Превратился на век в маляра.

Походил он, поискал,
На уборщиков орал.
В кабинет он свой вернулся,
Снова матом там ругнулся.

Директор не на шутку испугался,
Даже в шкаф залезть пытался.
Не пролезть, совсем зажрался,
Снова отраженья забоялся.

Дверь закрыл в свой кабинет,
Тут маньяк ножом подал ответ.
Директор жутко заорал,
А уборщик будто не слыхал.

Scene 9

Сидни с Татум на веранде сидели,
В гости собрались, а всё не веселели.
— Может, правда, не Коттон мать твою задрал,
Он просто с ней спал и гулял.

— Если был у них обычный роман,
Что же он в суде не доказал?
— Как можно слухи доказать?
Их можно лишь всем разболтать.

— Эти сплетни Гейл распустила дура,
Прости, и раньше были слухи, подруга.
Говорят, были и другие мужики,
— И ты веришь? Они наверно все лжецы.

— Знаешь, если слышишь тридцать раз на дню,
Что Ричард Гир мышей готовит к Хэллоуину дню,
То веришь в это, не произнося «о боже»,
И думаешь, где бы их достать мне тоже.

Татум тут же извинилась,
Сидни с ней уже простилась.
А если я ошиблась и маньяк в забавах?
Ну, не говори, как дуры в сериалах.

У нас вечер долгий впереди,
Нам в магазин пора идти.
Маньяк тем временем в кустах плясал,
Всё в блокнот за ними записал.

Scene 10

Рэнди кассеты на полки расставлял,
Вдруг Стью за талию обнял.
Друг этого не ожидал,
Все кассеты с порно раскидал.

— Здесь сегодня не протолкнуться,
— Да, все в ужастики хотят окунуться.
— Ой смотри, вот это вкус дурной,
Здесь Билли, он что не дружит с головой?

— Если чуть в тюрьму не посадили тебя,
Зачем же порно воровать средь бела дня.
Билли в сторонке с девками стоял,
Всем орехи с крысиным ядом предлагал.

— Но это же не он на Сидни напал,
— Да ты в штаны как младенец наклал.
У него написано на лбу,
Он маньяк, начертано в его роду.

— Почему же менты его отпустили?
— Потому что не надо ходить в Пикадили.
Нужно ужасы смотреть,
И не задом к экрану сидеть.

— Ты вечер смотрел выпускной?
— Смотрел, и в чём прикол?
— В том, что каждому мужчине,
Есть за что влепить своей половине.

— И какой же у него мотив, задавала?
— Может, Сидни ему не давала?
Девка, что с сзади фильм выбирала,
Посмотрела на них и вон зашагала.

— Жанр прост, зачем усложнять?
Так можно всех сюжетом задрать.
Билли сам сошёл и Сидни свёл с ума,
Как думаешь, есть ли шансы у меня?

Стью над ним посмеялся,
Чуть в штаны не облажался.
— Нет. Думаю Билли это не тот конец,
Может маньячит Сидни отец.

— Они ведь его никак не могут найти,
— Труп к титрам всплывёт, просто жди.
Ментам нужно вечер школьный смотреть,
Могли бы время своё поберечь.

Рэнди с ума сошёл и так разорался,
Что народ весь испугался.
В тайне каждый над ним посмеялся.
Странно, Билли пока не показался.

«Это Билли» — парень сказал и пошёл,
Кулак Билли тут же пах его нашёл.
— Это фильмов ты насмотрелся,
И с ножом ко всем вертелся.

Про мотивы поболтали,
Друг друга в щёчки целовали.
Билли попкой на последок повилял,
«Это Билли» — я тебе точно сказал.

Scene 11

Странный у них комендантский час,
Чуть больше полудня, все уходят сейчас.
Магазины все закрыли,
Как же девчонки туда угодили?

Девчонки и Дьюи к магазину подошли,
— Боже, тихо как в лесной глуши.
— Город, который боится заснуть,
— Я смотрел этот фильм, просто жуть.

— Эй, если фильм про тебя будут снимать,
Кого на роль твою им взять?
Эх, была бы Мэг Райан молода,
С моим везением Тори Спеллинг тогда.

Девки всё жратвы набирали и болтали.
Билли правду наверно сказал,
Я зажималась, когда он хватал.
— Синди, итак он всё засрал.

У тебя проблемы на почве секса,
Пошли ты этого пошлого кекса.
Пусть руки не тянет к заду твоему,
Маньяк покупки делал в соседнем ряду.

Шериф сигареток выкурил пачку,
Дьюи пломбир жрал на заначку.
Нам счёт из МТС привалил,
Отец Сидни всем звонил и не платил.

— А завтра просто чертовщина,
Смерти жены его годовщина.
Мы дороги все перекроем,
За девками следи, а то в земле зароем.

Scene 12

На вечеринку народу много прикатило
И Гейл с камерой едет, везде насорила.
Дьюи девок приволок,
— Эй, там не ломайте потолок.

Музыка играет,
Народ выпивает,
Девушки ввалились в дом
— Эй, а вот и закусон.

— Вы опоздали на целых полчаса,
Всё уж выпили, иди вон со двора.
Гейл с сидения камеру взяла,
Дьюи ей чуть не сломал два ребра.

— Что вы делаете так поздно тут?
— А вдруг кого-то ночью убьют.
— А я слежу за малышней!
— Я вам не помешаю своей болтовнёй?

— Сейчас накину я жилет,
Пойдемте, стырим у детей рулет.
Гейл камеру тайком взяла
И с Дьюи в дом пошла.

Scene 13

— Эй, кто хочет смотреть мертвеца?
— А кто — восставшего из ада дерьмеца?
Рэнди фильм всем предлагал один,
А смотрели всё равно Хэллоуин.

— Поезд ужаса, бал выпускной,
Столько фильмов у Кёртис одной?
— Она ужастиков королева,
Как только грудь не болела.
Ещё кто-то в дверь позвонил,
Народ всё ходил и ходил.
Эй Стью-куча я просила тебя не болтать,
Людей здесь и так кукуева туча.

— Я дверь пока пойду, открою,
— А я пойду пивка нарою.
Все к Гейл подходили,
Как мухи говно облепили.

Дьюи у всех спиртное отнимал,
Выпивал и никому не отдавал.
— Эй, Дьюи, пойди-ка сюда заводила,
Татум средним пальцем его поманила

— Она со мной, лезть прекрати,
Дьюи свали и прессу тоже захвати.
Гейл тайно камеру запёрла
И все кассеты с Джейми сперла.

Сидни недовольна стала,
Пошла убийцу поискала.
Татум тоже злая стала
И за пивом пошагала.

Scene 14

Татум за пивом в подвальчик спустилась,
Кто ж холодильник туда затащить умудрился?
Свет она включила
И ножками посеменила.

Она открыла дверцу живо,
Чёрт тут только яйца и пиво.
Они только пиво хмельное глотают
И яйцами сырыми запивают.

Тут дверь закрылась тайком,
И кошка перевернула всё вверх дном.
Татум набрала побольше пива,
Девка, а яйца ты забыла?

Девка подошла к двери,
Закрыто, чёрт всех подери.
Поорала, покричала,
Всё пиво похлебала.

Вдруг выключился свет.
— Чёрт, у меня же белья там нет.
Татум приоткрыла гаражную дверь,
Та вниз опустилась, хрен-хрен.

Вдруг убийца быстро появился,
Откуда ж он переместился?
— Ладно, Рэнди, это ты?
Это что, фильм гаражи?

Эй, ты уродский бам бам бам,
Сейчас от Сидни получишь по мозгам.
Хватит призрак меня не пускать,
В каспера будешь в психушке играть.

Призрак псих её всё не пускал,
Ножом по руке погулял.
Татум на стул от страха села,
Эй, это не фильм, беги скорее.

Маньяк прикинулся классным перцом,
За это получил морозильника дверцей.
Татум снова дверь в гараж открыла
И в маньяка пивом запустила.

Псих бутылки пива головой ловил
Кинулся на Татум, носом тормозил.
Девка в дверь для кошки пыталась пробраться,
По швам вдруг юбка стала рваться.

Дура, ты конечно худа,
Но мышки щель не для тебя
Маньяк дверь снова поднял,
Конец для девки настал.

Грудь мешала ей проползти,
Шею сломала, вот получи.
Вот, ещё один подросток выбыл,
Убийца же всё пиво быстро выпил.

Scene 15

Гости стали расходиться,
Билли тут же появился.
Всех до смерти напугал,
С Сидни болтать пришагал.

— Идите-ка в комнату отца,
Болтайте хоть до ночи конца.
Наверх стали подниматься,
Чтобы чем-то там заняться.

Пришёл вдруг недовольный Рэнди,
Всех избил приставкой денди.
— Билли здесь, какой ажиотаж,
— Маньяк просто поправляет макияж.

Кенни камеру в машине включил,
Чуть инфаркт не получил.
Гейл тут же пришла,
Очень была весела.

— На 30 секунд опоздали.
— Ничего, главное засняли.
А они даже и не знали,
Что полчаса почти проспали.

— Не знаешь, премию дают журналистам сейчас?
— И в глаз, кто знает, всё бывает в первый раз.
Гейл мило егозила,
А про Дьюи и знать себе забыла.

Scene 16

Билли с Сидни поболтали,
Эгоизм пообсуждали.
Говорили бла бла бла,
Вам в кровать уже пора.

Друг перед другом извинились
И на этом ссоры забылись.
Про кино они поболтали,
В куклы барби ещё б поиграли.

Билли начал всех целовать
И зад быстрее хватать.
Сидни вроде захотела секса,
Виагру Билли носит с детства.

Тем временем веселье было внизу,
Гости вернулись и сели к столу.
Хэллоуин все они смотрели
И Майерса мысленно раздели.

Все ели попкорн, кричали, что хотят
Увидеть голой Джейми с головы до пят.
— Она одежду не снимала,
Пока великой вдруг не стала.

— Это ж просто сатирикон,
Денег не было на силикон.
Ты что совсем сошла с ума?
Надо девственницей быть до самого конца.

Только если ты совсем чиста,
Сможешь обмануть маньяка дурака.
Нужно же правила знать,
Чтоб вопросов таких не задавать.
Правил, конечно, никто там не знал,
Ты псих — ему лично каждый сказал.
Рэнди тут же фильм остановил,
На кадре, минут пять назад который был.

— Сейчас расскажу правила каждой свинье,
Как можно выжить в кровавой резне.
Правило под номером раз:
Не заниматься сексом каждый час.

Все недовольно заорали
И попкорном парня закидали.
Вот правило второе для вас:
Не пить и не курить в один раз.

Веселы все были как дурилки
И разбили друг другу бутылки.
И, наконец, правило номер три
— Я сейчас вернусь, никогда не говори

Эй, друг, тебе пива принести?
— Да, конечно, давай-ка тащи.
— Я сейчас вернусь.
— У-у-у, я за тебя молюсь.

Scene 17

В это время (час спустя) Кенни как дурак,
Играл с едой в «съешь меня хрустяк».
Гейл на экран глядела: «Ну Рэнди утомил»,
Тут Дьюи появился и двери все разбил

Гейл стекла подмела, телек отключила,
Пол везде помыла и психу дверь открыла.
— Всё, я в туалет сходил, мне шериф звонил,
Нашли в кустах тарантас, угнать его надо за час.

Дьюи как даун улыбался: «хотите со мной»?
Гейл ушла, а Кенни снова говорил с едой.
Дьюи Гейл напугал, сам в штаны чуть не наклал,
Они пошли пешком, прикрывая друг друга задком.

Походили тут и там по всем кустам,
Походили везде, туда и сюда,
Друг с другом играли в города,
Чуть не сдохли, наступили холода.

Все из дома снова ушли,
Походили и опять назад пришли.
Сидни с парнем на верху валялись,
Жёстким сексом занимались.

Детки внизу заседали, голого Майкла ожидали,
Чью-то грудь увидали и тупицы заржали.
Всю ночь они смотрели порно — Хэллоуин,
Но к утру никто не выжил — ни один.

«Ты такая удивительная», — Билли Сидни прошептал,
Малыш испугался, первого размера никогда не видал.
Телефон на полке вдруг зазвонил,
Директора убили, интересно, кто звонил?

— Директора убили и вратарём определили.
— Так пойдёмте сейчас, посмотрим первый матч.
Один лишь Рэнди с ума не сходил,
А ведь ужасы он так любил.

Scene 18

Дьюи с Гейл гуляли,
Кусты все прошныряли.
Вас Дьюи зовут — it’s right?
Не, кличка, я Дуайт.

— Это очень эротично.
— Скорее прозаично.
— Гейл Уэзерс лучше?
— Читать погоду круче?

Они болтали и очень веселы были,
Пока три машины их не сшибли.
Они полетели в кусты,
Там друг на друга легли.

Там валялись, целовались,
Все в дерьме оказались.
Они машину вдруг нашли,
И в неё решили зайти.

Эй, это же Сидни отца катафалк,
Бежим, ведь будут трупы там,
Как будто порезвился Халк,
Кто песню споёт нам «бам, бам, бам».

Scene 19

Сидни с Билли переспали,
А контрацептивы надевали?
Девка быстренько оделась,
Но снова вдруг захотелось.

— Кому ты звонил, когда тебя посадили?
— Логопеду и отцу, меня ведь сильно били.
— Нет, шериф тебя отцу ведь сдал,
Ну ладно, поймала, я тебе наврал.

— Ты думаешь, что это всё-таки был я?
— А кто ж ещё? Гавайская свинья?
— Просто, если б это ты убивал,
Ты классным актёром в итоге бы стал.

— Чтобы стала ты умней,
Что мне сделать поскорей?
— Что должен я совершить?
— Эй, он сзади, он хочет нас убить.

Убийца Билли ножом затыкал,
А дырки куда он заныкал?
Кетчупом парня облил,
А всё рваньё зашил.

Сидни из комнаты вон побежала,
И дверь в неё снаружи закрывала.
Но эта комната была проходная,
Что за спальня такая чудная?

Сидни к ступенькам бежала,
Все каблуки поломала.
Маньяк гордо там восседал,
Весь кроссворд уж прорешал.

Сидни кинулась назад,
Хотел маньяк схватить за зад.
Но не вписался он в проём дверной,
На нож упал и правый глаз долой.

Сидни как дура выше на чердак пришла,
Доской для сёрфа дверь подперла.
Девка быстро подбежала окну,
«Help» заорала непонятно кому.

Жирный маньяк почти уж пролез,
Осталось прицепить назад протез.
Сидни вылезла скорей за окно,
Чуть не упала в собачье дерьмо.

Тут маньяк уж подвалил
И за грудь скорей схватил.
Силикон вдруг оторвался,
Маньяк хирургов очень боялся.

Сидни в лодку быстро упала,
Чего она там вдруг стояла.
Девка на ноги привстала
И труп Татум увидала.

Рэнди в этом время с Лори говорил,
Парень с головою своей не дружил.
«Он сзади, он сзади», кому-то орал,
Сам маньяка сзади себя не замечал.

Маньяк кино хотел посмотреть,
Но Рэнди разлёгся, куда же присесть.
Тут Сидни снова заорала,
Наверно убийцу подзывала.

А Рэнди всё лежал и будто не слыхал,
Попкорном уши себе затыкал,
Слуховой аппарат лишь маньяк себе надел
И на крыльях тряпки быстро улетел.

Сидни орала и быстро бежала,
Так быстро, что головою забор поломала.
Зачем же задом забор с гвоздями ломать,
Ведь там есть калитка метров через пять.

Забавный Кенни режиссёр
Спал как жирный осёл.
Сидни спать никому не дала,
И опять бошкою в дверь дала.

Сидни в фургон залетела
И на чипсы жопой села,
Оператор ужаснулся, но остался нем,
Всё равно потом их съём.

Там маньяк за мною гнался,
Всех пырял и домогался.
Не ори, ты что сошла с ума,
Гляди, у нас там камера одна.

На мониторе Рэнди был,
Который с Лори говорил.
Сколько же прошло в часах или уже в годах,
Фургон и дом в разных часовых поясах.

Сидни и Кенни тоже в экран покричали,
Но им почему то внезапно не отвечали.
Кенни вылез из фургона,
Поорал, не выключил утюг он дома.

Увидел в дом открытую дверь,
Чёрт, что же тут за херь.
Сидни спросила, что за дела?
Да так, отстали от маньяка на целых полдня.

Тут маньяк из кустов появился,
Чуть от счастья не подавился.
Перерезал Кенни глотку,
И пропел одну лишь нотку.

Сидни дверь хотела закрыть,
Но и в плечо успела получить.
Маньяк полез, хотел он дверь открыть,
А Сидни принялась туннель в фургоне рыть.

Девка вылезла, упала и отбила почку,
Маньяк лишь потёр свою пятую точку.
Сидни в какой-то сарай побежала,
И там наверное себя замуровала.

Тут Гейл и Дьюи после секса прибежали,
Пистолетом всем поугрожали.
Дьюи быстро в дом побежал,
А подружке в фургоне ждать приказал.

Дьюи в дом вбежал,
Даже не разулся,
Пистолетом угрожал,
По шкатулкам прошвырнулся.

В доме явно кто-то стонал,
Дьюи на звук забавный бежал.
Женский голос где-то выл,
А Дьюи позвал мужика по имени Нил.

Дьюи по дому быстренько крался,
Сам же чуть не обосрался,
Уши бы надо промыть,
А не пытаться телек застрелить.

Гейл к фургону подбежала,
Где режиссёр, — она соображала.
Тащи свой жирный зад, а то запинаю,
И в жертву с тобой поиграю.

Тут она внезапно поняла,
Что была тупа и слепа.
Под ногами ведь лужи дерьма.
Кого-то явно достала работа
И на пол пролил он полбака компота.

Гейл к рулю быстрей забралась,
И звонить в химчистку принялась.
Что происходит, голос в трубке орал,
Тут Рэнди морду в окно показал.

Гейл заорала, завизжала,
И парню в харю надавала.
Тот под колёса внезапно упал,
Двинулась машина, а парень там всё лежал.

Хрустнул череп, заскрипели кости,
Даже Гейл прорычала от злости.
Но это тоже тут не помогло,
Залил кто-то красным сиропом стекло.

Гейл пыталась его быстренько отмыть,
Чёрт, опять в химчистку надо звонить.
Дворниками тётка смыла сей узор,
Боже, это кровь, какой позор.

Гейл задний ход машиной дала,
И снова на тормоз вдавила она.
Тут с крыши прямо на стекло,
Ещё одно свалилось дерьмо.

Это был тот самый грязный дурак,
Который сделал тут кисельный кляк-кляк.
Не выдержал жижи даже маньяк,
Поскользнулся и пырнул ножом хряк — хряк.

Гейл с трупом поболтала,
Новости разузнавала,
Но труп как партизан молчал,
Просто чипсы кто-то украл.

Труп не хотел слезать с машины,
Гейл быстренько меняла шины,
Осталось лишь дело одно,
Труп убрать и вымыть стекло.

О времени Гейл спохватилась,
Вот дерьмо какое случилось,
Дворники включились быстро,
Все сделали вид, будто стало там чисто.

Машину Гейл развернула,
Косячок скорее затянула,
Стало тяжко от одной затяжки,
Появились в глазах чебурашки.

По дороге Гейл покатила,
И Сидни чуть не убила,
Руль отлетел, ручник отказал,
И кто железку эту машиной назвал?

Сидни недолго стояла, рыдала,
Венки заказав, назад побежала.
Дьюи, Дьюи, где ты, чёрт возьми,
Денег нет, а уж прибыли гробы.

Сидни назад побежала к дому,
Вышел Дьюи и рухнул в кому,
В спину нож ему кто-то всадил,
А ведь славный парень был.

Убийца быстро вышел на крыльцо,
Вынул нож, съел с творогом кольцо,
В машину копов Сидни села,
Дверь закрыла, засопела.

Хотела девка машину эту завести,
Но куда же делись сраные ключи?
Маньяк письмо ей прислал через год,
Ключи у меня, в бардачке бутерброд.

Убийца же классный мастер машин,
Исчез без следа, словно джинн.
Но тут послышалось шуршанье,
Маньяк упал от тяжести образования.

Полез тупой убийца под капот,
Там тормозная жидкость — не компот,
Полез маньяк тот умный в бензобак,
Но кто-то чиркнул спичкой и дал тому под зад.

Тут двери стали поочерёдно открываться,
Зачем тогда замки, раз можно так забавляться?
Тут открылась багажная задняя дверь,
Но девка не слышала, что там за херь.

Сидни рацию схватила,
И в участок позвонила,
Двойную пиццу с сыром заказала,
Сказали ждать — и девка замолчала.

Тут маньяк со спины вдруг возник,
Не иначе он Копперфильда двойник,
Из машины девка быстро упала,
Но рука-то в бардачке застряла.

Сидни подбежала к Дьюи, к трупу,
И себе приставила чужую руку,
В карманах она поискала ружья,
К сожаленью в трусах ничего не нашла.

Зато в кармане был найден пистолет,
Один лишь выстрел — и жизни нет,
Тут Рэнди пришёл, заорал а-а-а,
Кому-то явно гланды вырвать пора.

И Стью конечно прибежал,
И своё дерьмо заорал,
Они друг друга обвиняли,
Как будто в идиотов поиграли.

Сидни обоих к чёрту послала,
В дом забежала, дверь заперла,
Тут Билли с лестницы зачем-то упал,
Крови полно, а майку никто не порвал.

Парень на ноги поднялся, словно не хиляк,
Всё это лишь реалити шоу с Ксюшей Собчак.
Веселый Билли забрал у Сидни пистолет,
А ведь нет ему ещё восемнадцати лет.

Он дверь открыл и Рэнди впустил,
А Стью не успел, тот просто дебил.
Рэнди громко на всех поорал,
Что чуть душу богу не отдал.

Это Стью, он просто так сошёл с ума,
Припадок, он убивает с самого утра,
Мы все бываем не в себе, — выдал Билли,
Из игрушки он пальнул, и Рэнди убили.

Сидни через год лишь поняла,
Что убийцей была не она.
Билли пальцы облизал,
Кровь свиная — поблевал.

Парень номер гримёров набрал,
«Почему не сироп?» — на них заорал.
«Чтоб рубашку не съел, — услышал ответ,
— Дальше играй, у нас урезан бюджет».

Девка на кухню скорей побежала,
Сэндвич с тунцом на ходу пожевала,
Но в проходе Стью вдруг возник,
Нос сломал, головою поник.

Какую-то штучку к лицу он поднёс,
И что-то невнятно вслух произнёс,
Женский голос вдруг заорал,
Не те настройки он набрал.

Сидни его молотком оттолкнула,
И в дверь напротив ломанула,
Маньяк тут всегда на шаг быстрей,
Даже в сортире десяток дверей.

В другом проёме Билли возник,
Зачем пистолет он засунул в тройник?
Сидни к раковине подошла,
И посуду мыть начала.

Маньяки сели рядом, чтобы подождать,
Но посуды много — пришлось помогать.
Пока тарелки они полоскали,
В забавную игру играли.

— Сидни, в эту игру уже ты играла,
Но убийцу так и не признала,
— Ответа больше ты не найдешь,
Сейчас пиф-паф, и ты умрёшь.

— Вы просто тупые и больные.
— Аты-баты, называй нас психопаты.
Стью за зад напарника обнял,
Тот не понял, но в гея поиграл.

— Вас всё равно посадят, дебилы.
— Скажи это, милочка, Коттону Уилли.
Он ко всем в постель ложился,
Вот и с нами засветился.

— Зачем вы мать мою убили?
— Ты что забыла, мы ж дебилы!
— Ужастикам уж столько лет,
Страшнее, когда мотива нет.

— Ну-ка спасибо нам быстро скажи,
Мы мать твою нашли в грязи.
Мы её убили дубиной стальной,
И стала она знаменитой звездой.

Сидни такой мотив не убеждает,
И Билли другой сюжет ей предлагает.
С моим отцом твоя маман спала,
Моя ушла, а твоя за это умерла.

— Такой мотив тебе по душе?
Как тебе удар? Туше?
Все брошенные дети сходят с ума,
Ты спала со мной, тоже видно не умна.

Ты порочна, тебе нужны тампоны,
И ты умрёшь, ведь таковы законы.
Представь, что это всего лишь кино,
Но такой финал — дешёвое дерьмо.

Билли девку за талию обнял,
Стью на стол оружие клал,
«Сейчас вернусь», — он сказал,
Он, конечно, гад, но не наврал.

Те двое в обнимку стояли — позор,
Но нож у горла облегчал разговор.
— Сидни, уж за полночь перевалило,
Мать твою мы ровно год назад убили.

Тут Стью — друг Билли — подлеца,
Откуда-то привёл раздетого отца.
Ему в трусы улики подложили,
И во всех убийствах обвинили.

Билли всем сценарий раздал,
И всем место своё указал.
— Итак, убийцей будет твой отец,
Он зарежет невинных овец.

Лишь нас со Стью никто не порешит,
Ведь это мы придумали сей шит,
Твой батя сошёл с ума в годовщину,
И устроил с тобой дедовщину.

Мой нож тебя случайно зарежет,
Отец себя ненароком застрелит,
Останемся лишь мы, бомжи,
Но раны нам тоже нужны.

Билли Стью в бок ножом пырнул,
Тот от боли почти блеванул,
Недолго Сидни хохотала,
Пока сама несхлопотала.

Стью в ответ пырнул парнишку Билли,
Печень выпала, кишки уплыли.
«Чего так сильно», — тот повалялся,
— Ой, прости, слегка перестарался.

— Дай мне нож, засранец Стью,
Сейчас я выбью душу твою.
Стью совсем уже свихнулся,
На ещё один фильм замахнулся.

Но парень Билли разозлился,
Без кишок живот ввалился,
И пырнул он Стью в живот,
Чтоб успокоился тот обормот.

— Вы от фильмов с катушек слетели.
— Нет, нет, мы лишь тебя хотели.
— Но предки не давали нам смотреть,
Теперь и им придётся умереть.

Тут Стью внезапно заорал,
Он анестетика не взял.
Кишки наружу, фальшивая кровь,
И Билли тут же пырнул его вновь.

— Эй, Стью, возьми скорее пистолет,
А я из отца приготовлю омлет.
Но пистолет не может там лежать,
Лишь книга телефонов, кто мог его забрать.

Стью звонить всем начал в тот же час,
С вопросом: а пистолет случайно не у вас?
«Где пушка», — у соседей Билли спросил,
Тут репортёрша сказала: Вот она, дебил.

Рукой с пистолетом дрожа,
Гейл из фургона всё же пришла,
У меня для вас покруче будет сюжет,
На тот свет, вот вам поганый билет.

Значит так, типа я выживаю,
И на тот свет вас отправляю.
Что, не ожидали, подлецы,
Что такие могут быть концы?

«Ты кое-чего не учла», — Билли сказал,
И в сторону Гейл быстро зашагал,
Та на курок всё жала и жала,
Но что-то птичка всё не вылетела.

Билли толкнул её в живот ногой,
Та в колонну впечаталась спиной.
Гейл на Дьюи упала во мгле,
Тот похрюкал как будто во сне.

Эй, журналистка, сыграла в лохотрон?
Кто ж стреляет в людей без патрон?
Из Гейл хотели сделать мишень,
Но Сидни исчезла, вот хрень.

Тут телефон внезапно зазвонил,
Билли трубку снял, вот дебил.
Звонит маньяк, что за дела,
Убийца же ведь Я.

— Эй, Билли, мы с отцом в полицию звонили,
На грязный зад твой донесли и пиццу получили.
Ты дура, дура, полгода паренёк орал,
А трубку Стью в ухо засовал.

— Алло, а пистолет у вас не побывал?
Ой, простите, я этот вопрос уже задавал.
— Привет, Стью, ах ты ещё и жив,
А у тебя какой мотив?

Тут Билли снова подлетел,
И трубкой Стью огрел.
Билли домик стал громить,
Но зачем подушки потрошить?

Билли на курицу стал вдруг похож,
Перья везде, вот выпендрёж.
Стью снова трубку к уху подносил,
Про пистолет опять у всех спросил.

Совсем парнишка Билли сбрендил,
Наступил ногой на трупик Рэнди.
Зашёл он в комнату одну поесть салями,
Но тут лишь Лори, комнаты меняются местами.

Тут Сидни в забавном балахоне крик
Дала зонтом парнишке в тык.
Дешёвый балахон она сняла,
И с пола пистолет скорей взяла.

Тут Стью кровавый прибежал,
И на Сидни всем весом упал.
Они в гостиную вместе упали,
Но и тут Хэллоуин показали.

Они валялись, забавлялись,
В любви всем признавались.
Но неудачно Стью приземлился,
Телек с Майклом на лицо ему свалился.

Стью издал забавный рык,
Но пришёл ему кирдык,
Не надо дёргать себя язык,
Нужно знать, что тело проводник.

Сидни к Билли подошла,
С пола маску скорее взяла,
А мне бы больше она подошла,
Убийцей буду пожалуй-ка я.

Тут Рэнди сзади за зад похватал,
Он жив, ведь ещё ни с кем не спал.
Он этим хвастался недолго,
Получил от Билли в морду.

Он хотел на Сидни сесть,
Но девка стала в рану лезть,
Он умрёт теперь наверняка,
От заразы столбняка.

Ножом его Сидни пыряла,
Тут пуля внезапно в кого-то попала.
Гейл оказалась жива, что за дела,
Я теперь с предохранителя сняла.

Сидни к Билли подвалила,
И ногой всего избила,
В пах ударила с размахом,
Нет рефлекса — значит, был кастратом.

Тут Рэнди всех предупредил,
Чтоб убийца снова не ожил.
Тут носом Билли пошевелил
И пулю в лоб получил.

Но шок ещё один всех ждал,
Тут папочка пригарцевал.
Весь раздетый догола,
Всем по вкусу нагота.

Scene 20

Утром все менты прикатили,
Вечеринка, а нас не пригласили?
Были очень на всех они злы,
Но всё же напарника Дьюи спасли.

Гейл быстро Кенни забыла,
Нового режиссёра с собой прихватила.
Камеру скорей включила
И про погоду вдруг заговорила.

Сейчас типа утро, вот такие дела,
А убийцей всё же Я была.
Маньяками все оказались,
Убили друг друга,
И с носом остались.

Все теперь надолго мертвы,
И в землю заживо погребены,
Кто был недоволен, того быстро хряк-хряк,
Победителем вышла всё же Ксюша Собчак.

И вот на мониторе мы видим чёрный экран,
Роли поползли и тут и там,
Постой же, Сидни, погоди,
То ли был ещё кошмар,
То ли будет впереди.

Русинов Саша

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *