Стихи о фильме «Унесённые ветром»

Стихи о фильме "Унесённые ветром"«Унесённые ветром» по тридцать второму каналу.
Удручающий холод вестей из далёкой страны.
Тут — повозки, семейства и судьбы огнём разметало.
Там — стяжательский зуд и угроза гражданской войны.
Жизнь не сломана, нет, но её разделило пунктиром,
Лошадь мечется в страхе, Атланта горит и горит.
И сжимает башку от объятого гибелью мира,
От горящих Атлант, от идущих ко дну Атлантид.
«Разделить» или «перечеркнуть» — не имеет большого значенья.
Не синонимы, но так похоже: рисуем черту.
Только ветер свистит, только мусор плывёт по теченью.
Только гибнет эпоха и гарью несёт за версту.

Эпштейн Л.

*****

В круге первом, в агонии бреда,
Задыхаясь, Скарлетт плачет,
Скарлетт плачет — зовет Рэда:
Все вернуть, все сначала, иначе!
У страданий и слез нет гарантов —
Только скудной мольбы унижение.
В том бреду расспроси Данте
О кругах и бессильном скольжении.
Ветер в щели доносит гаммы —
Тихий шелест заветного дуба,
Колыбельную ласковой мамы,
Что шептали любимые губы.

Занавески муар, теплый ветер,
Вещий сон о далекой Таре,
Вновь рассвет, утомленный вечер,
И брюзжание няни старой.
Зов земли, как она плодородна —
Отзывается в сердце мантрой:
Ты не думай об этом сегодня.
Ты подумай об этом завтра.
Горна звук раздается за мысом
И горячих коней ржание.
Страсть любви не помечена смыслом,
Не содержит в себе содержания.

Когда выплачешь слез реки,
Лавой ярость в тебе застынет, —
Он вернется,
Распухшие веки расцелует
и крепко обнимет.
Снова станет твой мир светлым.
И над дверью прибита подкова,
Чтобы яростным, злым ветром
Вам не быть унесенными снова.

Ирина Ди

*****

Нам судьба порой (бывает!) дарит
То, о чём мечтали мы всегда.
Из далёких лет улыбка Скарлетт
Согревала все мои года.

Через расстоянья и столетья
Образ Ваш преследовал меня
И случилось чудо: в жизни встретил я
Ту, чьё имя, издали маня,

За собой меня позвало властно
И никто не в силах разрубить
Нить, что так натянута опасно,
Тонкую. Невидимую нить.

Как прошли Вы через все преграды,
Сохранив характер свой и стать?
Сколько совпадений было надо,
Чтоб я смог любимой Вас назвать?

Гордая. Отчаянная. Злая
(Если против шерсти, хоть чуть-чуть!)
Вы на свете лишь одна такая.
Я боюсь, уйдёте — не вернуть!

Каждая минута — на учёте!
Каждая секунда — на счету!
Я всё ждал: вдруг вы ко мне придёте
И всё звал Вас,
звал Вас, как в бреду.

Докричался я с другого берега.
Закипает на щеке слеза:
Девочка из сказки про Америку
Смотрит мне доверчиво в глаза.

*****

Небо упало на землю свинцом,
Нас придавило, балованно-нежных.
Сколько теперь ты берешь за лицо
И за фигуру под рваной одеждой?
Сколько теперь по стране наглецов,
Чьи языки костенели от яда?
Сердце сковало блокадным кольцом,
Стала надежда ценнее награды.
Я поднимался, но весь изнемог,
Мир погрузился в пустые страданья.
Где-то в беспамятстве прятался Бог,
Плавал на облаке сквозь мирозданье.
Плечи Атлантов устали держать
Эти нещадно тяжелые ночи.
Время свернулось клубком под кровать,
Зная: бессильно забыть и отсрочить
Этот застывший в безумии день.
Сможем ли мы, подменяя Атлантов
Встать с онемевших от груза колен
И устоять через все небопады?
Мы поднимались, и неба свинец
Нам упирался в уставшие плечи.
Каждой блокаде приходит конец,
Только едва ли нас это излечит.

Lanx Australis

*****

Не последний день за окном рассвет,
Вы видали только лишь тридцать лет,
Ветер шепчет в уши родной навет…
Улыбайтесь, Скарлетт.

Перед взором стелется колея,
Вокруг Тары алым рябит земля,
Здесь так просто жизнь начинать с нуля…
Попытайтесь, Скарлетт.

Вы любили тень, а теперь одна.
Что налито — то вам испить до дна.
Пусть и ваша, но не вполне вина…
Не сдавайтесь, Скарлетт.

Все, что вечно — здесь и сейчас, вокруг.
Неизменный солнце очертит круг,
И вернется в сердце надежда вдруг…
Так сражайтесь, Скарлетт.

Lirein

*****

Ты его уже не остановишь:
Он уходит в дней круговорот.
Сделать, Скарлетт, ничего не сможешь:
Блеяния Батлер не поймёт.

Нет, поймёт, конечно, усмехнувшись,
Только, беззастенчиво смеясь,
В мыслях разрывая сердце, душу,
Скажет: «Дорогая, мне плевать».

Он уйдёт, а ты поймешь, конечно:
Тара ведь осталась у тебя!
Только осознай: мечты об Эшли —
Призрак. Ну а люди — не земля.

Джи Джи Джи

*****

Как поздно люди понимают
Тех чувств известных глубину.
Как поздно юность возвращают,
Что им дают всего одну.

Так я всегда любила морок,
Тогда не знала, что гублю.
Я закрывала сердца створок,
Лишь слыша от тебя: «Люблю!»

Я так глупа была, мой Ретт!
О как я злюсь, как ненавижу
Той нелюбви короткий век,
Что превратился в вечность, вижу.

Я так виновна пред тобой.
Вину не искупить, я знаю.
Но дай мне шанс побыть собой,
Тогда тебя я приласкаю.

Тогда я буду лишь твоею,
Любовь твою верну сполна…
И напою тебя своею,
Той, что давно уж не дала.

Прости за все, Ретт Батлер! Слышишь!
Прости за все, прости меня.
Услышь ты в этой дикой тиши,
Что я давно люблю тебя!

Anastasia P03

*****

Леди Скарлетт в ночь покидает бал.
Леди Скарлетт снова берет бокал.
Дом пустой. Она снова слегка пьяна.
Золотистый виски — и вновь до дна.

Леди Эс. не станет клянить судьбу.
Леди Скарлетт завтра продлит борьбу.
Ей глаза — орудье, наряд — броня.
Леди Скарлетт ждет наступленье дня.

«Я потом подумаю», — ей девиз.
Из муслина шляпки — ее каприз.
Леди Скарлетт любит кадриль и вальс.
Каблучки вбивают подол в асфальт.

«Миссис Батлер нынче милы, как есть».
Отовсюду фальшь, отовсюду лесть.
За спиной иная совсем молва —
Злоязычны дамы, остры слова.

Леди Скарлетт молча глядит в бокал.
Безразличны сплетни — уж кто ль не знал…
Выживала в тяготах, как могла:
Поступалась честью и кровь пила.

Леди Скарлетт сеет — ей Бог судья.
Жнет на пашне свежей и ложь, и яд.
Леди Скарлетт выпьет всегда до дна.
Всех сильней, все выдержит — но одна.

Lirein

*****

Ты знаешь, как ее не стало,
Той, чье тельце в земле застыло,
Любви в душе осталось мало,
Ну а теперь и то забыто.

Я ухожу. Меня уносит ветер,
Как он унес с войной у всех покой
И жизнь у них так мрачно обесцветил…
А ты за мной, пожалуй дверь прикрой.

Прикрой, как ты прикрыла душу,
Когда закончился последний бал,
Когда чужого ты хотела мужа,
Пока тебя я страстно целовал.

А я ведь мог тебя любить,
Так верно, преданно и нежно,
За грубостью пытался скрыть,
Хоть знал, что это неизбежно.

И вот теперь я так устал.
Устал бороться с идеалом,
Всю душу на тебя порвал,
А ты, смеясь, ее топтала.

Сама же слала к черту! А теперь
Ты о любви мне песнь заводишь?!
Мне глубоко плевать, поверь.
Ведь это в моем стиле, не находишь?

Атевия Шеварс

*****

Миссис О’Хара, я жду вас который день.
Шорохи ваших шагов раздаются всюду,
Быстро мелькнет в коридоре порою тень…
Полно вам, милая, дольше я ждать не буду!

Миссис О’Хара, живем мы теперь не так,
Как благородные семьи когда-то жили:
Трудимся в поте лица, чтобы наш очаг
Жарко пылал, чтобы силы для жизни были.

Миссис О’Хара, а дочки совсем не те:
Взрослыми стали, теперь заправляет домом
Старшая — скоро умается в суете,
Что-то в лице ее кажется незнакомым.

Миссис О’Хара, кого же в ночной тиши
Кладбище наше укрыло среди полыни?
Женщину… Выпить бы в память ее души —
Эта несчастная ваше носила имя!

Боже, как страшно нам правду порой принять!
«Эллин О’Хара — любимая мать, супруга…»
Рядом с надгробием вашим готов занять
Место — и скоро мы вновь обретем друг друга.

Эллин, смотри, как сейчас я барьер возьму!
Небо покроется тусклой зловещей мглою…
Эллин, сейчас мне не страшно идти во тьму —
Умерло сердце два года назад, с тобою.

бореалис

*****

Глаза его подобны были бездне,
Что тянет вновь на дно тревог и чувств.
А голос был похож его на песню
Насмешливую с долей резких пут.
Смотрел он прямо, с вызовом, открыто,
И не боясь высказывал в глаза,
Те мысли, что были на душе сокрыты,
Скрывая лишь сердечные дела;
Он не хотел тревожить старой раны
И вспоминать знакомые черты,
Той, что сожгла его дотла пожаром
Юной гордостью истерзанной души.
Ретт забывал… Ах, нет! Он лишь хотел забыться!
В угаре пьяном, в ударе новых чувств…
Но засыпая, с нею он не мог проститься —
Любовь была жива — пусть только между строк…

Renoryalla

*****

Ты снова смотришь за страницы,
Заглядываешь мне в лицо,
А я пытаюсь насладиться
Печальным для меня концом.

А я пытаюсь не заплакать,
Слезами книгу не залить.
Важнее Тара, только Тара,
И эту землю не забыть.

И грусть волною накрывает,
И мысли заняты своим,
А сердце даже и не знает,
Из-за чего оно болит.

И вот закат, как в Таре. Белым
Мне светят звёзды ярким светом.
Покрылось небо светло-серым,
И душу ввысь уносит ветром…

Человек Морс

*****

Той девушке не ищут оправданий.
Поставила на ней клеймо война,
Так несгибаема была стена мечтаний,
В борьбе за независимость пала страна.

Та девушка была сильнее смерти,
Смотря, как падают на поле смельчаки,
Но гордость не была порывом чести,
Когда слетают с жизни счета должники.

Той девушке не ищут оправданий,
Хотя, она преодолела все одна.
От битвы к битве, от сторонников, призваний —
Глядишь, закончится гражданская война.

Той девушке не ищут оправданий,
Хотя она была смелее всех,
Но миссис Батлер не щедра на состраданье
Прощать не станет. А доверье — это грех.

Behind These Hazel Eyes

*****

Моя милая Скарлетт, моя смелая «леди»
Рыдает на лестнице, спрятав в ладони лицо.
Плесните в стакан ей немножечко бренди.
Она перестала звать Его подлецом…

Моя милая Скарлетт, красавица-дочка,
Старшая сестра и плохая мать,
Мысленно ставит за Батлером точку.
А потом еще две. Сколько ей так страдать?

Но нет. Не сейчас.Она подумает об этом завтра.
Завтра сядет О’Хара в полупустой вагон.
Больше всего теперь она любит милую Тару.
Скоро вернется миссис в родимый дом.

Моя милая Скарлетт встанет со ступенек,
Откроет глаза и вытрет слезы Его платком.
Бедная Скарлетт не видела чувств из-за денег.
Но не сегодня. Она подумает об этом потом.

Моя милая Скарлетт вспомнит ту фразу.
Сердце от боли защемит, опять ей страдать.
Дежа вю. Скарлетт о стену кинет еще одну вазу.
Но…

— Моя дорогая, мне наплевать…

Mallory Western

*****

Впервые на балу мы были рядом,
Все взгляды пали только на неё.
Меня она презренным окатила взглядом
Но взор свой отвернуть, увы, не мог.

Избегать, всячески меня старалась,
Но сердце мне задела глубоко
Решительный характер тогда был у неё
Я помню до сих пор разбившуюся вазу.

А потом вдруг началась война
И мы снова повстречались на балу
Она мне улыбалась и язвила,
Но станцевать Кадриль со мною согласилась.

Я помню, как взрывались рядом мины,
Как на полумертвой лошади мы мчали
Какой огонь горел в глазах твоих,
И как впервые мы с тобой поцеловались.

День солнечный и вместе с тем прохладный
Её увидел, как садилась в запряженную карету,
И как величественно смотрела мне в глаза
Сказать не мог, как кроме: «Какая женщина».

И родилась у нас прекраснейшая дочь
Порой казалось, что со мной ты счастлива,
Но стоило тебе увидеть лишь его,
Как моё сердце на части разбивалось.

В ту ночь я пьян был и уязвим
А ты бросала колкие мне фразы,
Но совладать с собой мне не хватило сил
Унес тебя, я не взирая на преграды.

Мы пережили множество потерь
Одним из главных стала наша дочь
И я корю, корю себя по ныне,
Что не сумел предотвратить погибель вновь.

Но в сердце у меня огонь остыл
Как лампе, что гореть без масла не дано
Так и ты мою любовь своей не грела
Ну что же ты теперь бежишь за мной?

Куда же ты? — кричала она вслед
Как можешь ты бросать меня одну?
Поверь, я Эшли больше не люблю!
И вроде не любила никогда!

Услышать мне б хотя бы слово,
Которое бы нежностью меня пленило,
Но ты моей любовью совсем не дорожила
Так что же ты теперь вернуть меня решила?

Я полюбил тебя в тот первый вечер,
Но сколько между нами было
И даже, если ты меня любила —
Я расстаюсь с тобою всё равно!

Куда ты, Ретт? Возьми меня с собой!
Прости, но с прошлым всё покончено
Ретт — Рвалось мне в ответ,
Но сердце моё отлегло.

И я ушел в серый туман
Зная, что за моею спиной
Скарлетт мне вслед — бросит свой взгляд
И скажет: Тебя я верну!

Hollianna

*****

Мир почему-то рухнул,
Не по кусочкам — сразу.
Все те слова… вернуть их,
Склеить осколки вазы.

Он почему-то прячет
Взгляд безмятежно-серый.
Скарлетт совсем не плачет,
Бой был проигран первый.

Бой был проигран, значит,
Нужно исчезнуть с поля.
Скарлетт совсем не плачет,
Побеждена судьбою.

Скарлетт безумно злится,
Не ощущает даже:
Слёзы блестят в ресницах.
Мысли бегут. Куда же,

Боже, куда помчаться
Пламенем страшных бестий?
Ей нелегко сдаваться.
Жажда вскипает мести.

«Я им не дам смеяться,
Жизнью клянусь, душою!» —
Скарлетт готова драться
Даже любви ценою.

Скарлетт готова…

Платье.

Белое платье смерти.
Всё как во сне. О Скарлетт,
Дочка ирландской тверди.

И отомстила. Точно.
Жизнь-то теперь не та.
Время прощаться с прошлым.
В сердце твоём дыра.

Энн Пернатый

*****

Жила себе я в Таре
Когда-то до войны,
И были папа с мамой
И две моих сестры.

Любила себе Эшли,
Хотела стать женой.
А он взял в жены Мелли
И верен ей одной!

И встретила я Ретта…
Не поняла сперва,
Что он, без возражений,
И есть моя судьба!

Двенадцать лет промчалось,
И всё уже не то…
Но твердо я поклялась:
Без Ретта — ни за что!

Герцогиня Чеширская

*****

…Голод, холод и боль. Жажды ад неизбежный.
Багряная кровь на замёрзшей земле.
Потерян во тьме жизни той безмятежной
Мой театр теней. Он разбился в войне.

Вдали от родных. В сотнях суток от дома.
Изодран уж в клочья мой серый сюртук.
И даже во снах, где я молод, не сломан,
Я слышу порой сердца загнанный стук.

Под веками — ад. И ничем их не вытравить —
Сцены ужасные с битв полей…
Я понимал, что в войне нам не выстоять,
Но, как и все, я сражался на ней.

И всё, абсолютно, в войне той проклятой
В душе навсегда свой оставило след.
И это — та жизни прямая расплата
За то, что настолько когда-то был слеп…

…Лежит в слое пепла наш край побеждённый.
И нет больше прелести жизни былой.
Остался лишь Юг. Разорённый, сожжённый,
Калеченный. Насквозь войною больной.

Сгорели все книги. Забыты досуги.
С землёю сровнялись Двенадцать Дубов…
В худой лихорадкой пылающем Юге
Я вижу лишь сумерки гиблых богов.

Утратили мы, как утратили греки,
Симметрию, ритм, бытия красоту…
Мне в мире нет места, и это — навеки.
Я в яме могильной ногами стою.

Для мира такого я в корне не создан,
И не изменить, как бы я ни хотел,
Натуру мою. Для меня — слишком поздно.
И мой горизонт навсегда потускнел.

Багряным закат лишь бесстрастно алеет.
И на Ренессанс вся надежда мертва.
Все грёзы мои хладным ветром развеет.
И в сердце уже не вернётся весна…

«За Правое Дело… Во славу Отчизне…»
Я намертво скован войною во льду
Осколков разбитых теней прошлой жизни,
Бесславно погибшей в безумном бреду.

Dissolved Girl

*****

Милая Тара, выслушай исповедь
Блудной дочери.
Сколько насмешек мне пришлось вытерпеть,
Сколько горечи!

Милая Тара, судьба столь безжалостна,
Но я очень сильная.
Нет места совести, нет места жалости.
Правда, милая?

Ты пуста и разрушена, милая Тара,
И я с тобою.
Как же так вышло? Что с нами стало?..
Сдались, но с боем.

Я больше не леди, милая Тара:
Грубые руки.
Грубая, дерзкая Скарлетт О’Хара —
Вот они, слухи.

Милая Тара, сердце — на части,
И так одиноко…
Где же ты, папа? Где же ты, мама?
Не с дочерью — с Богом.

Милые дети, не жмитесь к юбке,
Я вам — чужая.
Сама ведь ребенок: упрямый и глупый,
Просится к маме.

Милая мамочка, мне нужно услышать
Твой ласковый голос!
Милая мамочка, мне снова снились
Туманы и голод.

Милые сестры, простите за прошлое,
Мы глупыми были.
Помните дом и просторы из хлопка?
И я не забыла.

Милая Мелли, сможешь простить ли?
Конечно же, сможешь.
Я поняла, что тебя любила,
Жаль только: поздно.

Милый мой Эшли, останься в ушедших
Прекрасных днях!
Этот мир для пронырливых и успешных,
Не для тебя.

Эшли, я думала, ты идеален —
Мальчик-мечтатель…
Я жила красочным самообманом,
Слишком уж тщательным.

Я так любила ту оболочку,
Но не тебя.
Милый мой Эшли, застрявший бессрочно
В тех призрачных днях.

Милый мой Ретт, сказать что могу я?
И сам все знаешь.
Милый мой Ретт, я такая дура!
Простишь ли? Оставишь?..

Ты все же ушел. На меня упала
Тяжелая правда.
Но я подумаю, милая Тара,
Об этом завтра.

Он мог бы вернуться, я бы любила!
Но Ретт не станет.
Ты все упустила, все упустила,
Милая Скарлетт…

Тара, родная, не отрекись!
Ты лишь осталась.
Я ведь всего-то хотела быть сильной.
И перестаралась.

Я перешла все границы, черты,
И вот она — кара.

Но есть еще я, и есть еще ты,
Милая Тара…

possibly zombie

*****

Ты знаешь, порой опускаются руки,
И кажется: мир для тебя слишком чужд.
И дело, по правде, не в муках, разлуках,
А просто… ну нет у тебя больше чувств.

Но гонит взашей своей длинною палкой
Единственный спутник — лишь воля твоя,
И ей не страшны злые взгляды украдкой
Иль годы минувшие, даже война.

Тут главное — деньги да дом, а иное
Неважно совсем, это дальше. Потом.
Раз голода нет — ты добилась земного,
Раз чувств больше нет, то покоен твой сон.

Но хочется жизни, забыта что в войнах,
Вернуть бы те дни из осколков невзгод,
Не дать по щеке прокатиться слезою
Остатки печалей, что знал твой народ.

Но сжавши в груди своей сердцебиенье
И встретившись заново с блеском в глазах,
Ты делаешь лишнее полу-движенье
И больше не держишь румянец в щеках.

И пусть, когда дверь оглушительно хлопнет,
Оставив на память любимейший запах,
Ты вновь принимаешь, что: «Нет, не сегодня».
Но кажется —
кажется —
даже не завтра.

Ritlain

*****

Талии тоньше в трёх графствах не сыщешь ты, нет!
Нет ей соперниц во всех штатах знойного Юга.
Взглядом лукавым — прозрачнейшей зелени цвет —
Насмерть сражает… Магнолии душная вьюга
Кружится в мареве… застит влюблённым весь свет:
Драться они за улыбку готовы друг с другом.

Каждый избранником хочет ей стать, а не другом.
Лишь одного, к сожалению, в списке том нет.
Как поступить?.. Пусть глядит с осуждением свет —
Высшее общество патриархального Юга —
Будет потом она думать: взвивается вьюга
В сердце — обида и гордость. Один только цвет —

Белый — сумеет исправить всё. Свадебный цвет —
И под венец с тем идёт, кто ей не был и другом.
Но ненадолго стихают те буря и вьюга —
Так всё нелепо, неловко… И счастья всё нет,
Только разлука с ненужным ей мужем — у Юга
С Севером нынче война. Он ушёл. Гаснет свет.

Тысячи тысяч — для них навсегда этот свет
Гаснет в те годы. На чёрный меняет свой цвет
Буйство шелков, украшавших сияние Юга…
Как ей понять себя? Кто ей является другом?
Нужно спасаться самой ей — и выхода нет…
Пеплом покрыла Атланту военная вьюга.

…Пепел улёгся и бальная буйствует вьюга.
Вновь взбудоражив своим появлением свет,
Он появился. Но, право же, совести нет:
Дарит ей шляпку — о, как ей к глазам этот цвет! —
Но… как он смел притвориться всего только другом!
Руку и сердце желает красавица Юга!

…Что же осталось от пышного старого Юга?
В шаре стеклянном замедленно плавает вьюга
Памяти… «Как я люблю! Но останусь лишь другом…»
Склеить осколки нельзя — преломляется свет.
Не возродить благородство и общества цвет,
Больше надежд на былое величие нет…

Dikanna

*****

Кто же ты, Скарлетт О’Хара?

Чёрные локоны — Божьим подарком.
Взгляд полыхает пожаром.
Юная женщина с видом бунтарки,
Скарлетт О’Хара.

Глаз бирюзовых дурманящий омут,
Ангел, идущий по краю,
Чьи-то запреты и чьи-то законы
Не признавая.

Стан твой, обтянутый розовым бантом,
Жаждущим головы кружит.
Ни у кого нет, до самой Атланты,
Талии уже.

То ты ребенок: то ищешь защиту,
То ли с тобою нет сладу;
То хладнокровно считаешь убитых
На баррикадах.

Всеми корнями проросшая в Тару,
Ставшая прочным оплотом.
Бес или ангел ты, Скарлетт О’Хара,
Кто же ты? Кто ты?

Сердце, которое любит и ранит,
Бьётся под тонким корсетом.
Сколько ночей ты бежала в тумане
В поисках Ретта?

Время твой пыл никогда не остудит,
Женщина с сердцем отважным,
Милая Скарлетт, живущая в людях,
В каждом и в каждой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *