Стихи о Гурченко Людмиле Марковне

Стихи о Гурченко Людмиле МарковнеЛюдмила Гурченко — выдающаяся актриса театра и кино,
Кинорежиссёр и певица талантливо создавала своё панно.
Музыкальные фильмы, драматические картины и комедии —
Её бесценный вклад в отечественное культурное наследие.
Легко вживалась в свои роли, лирические и трагические,
Гурченко искренне, щедро дарила таланты артистические.
Естественна и простодушна, изобретательна и креативна,
Не останавливалась на месте, была передовой, активной.
Многоталанный, трудолюбивый человек, яркая личность,
Людмила передавала эксцентрику, драматизм, лиричность.
Была независимой Гурченко как в жизни, так и на экране.
Жаль, что ушла из жизни так неожиданно, внезапно, рано.
Внешне изящна, женственна, легка, грациозна и пластична,
Людмила была сильной, смелой, решительной, энергичной.
Гурченко слыла загадочной, неподражаемой, гениальной.
Её талант и вклад в киноискусство страны феноменальны.
12 ноября — Людмилы Марковны Гурченко день рождения.
Мы вспоминаем кинозвезду, музу, источник вдохновения.
Она дарила нам себя, сияла, светила, блистала, удивляла.
Реализовывала мечты и радовать нас, зрителей, успевала.

Мила Альпер

*****

Когда я был свежей огурчика,
Я был влюбленным в Люду Гурченко:
И в голосок ее, и талию,
И танцы стиля своего,
Почти подобные летанию,
Когда не весят ничего.
Задиристая харьковчанка,
Ты песен думала слова,
То прорывная, как тачанка,
То вдруг, как девочка, слаба.
И, как в черемуховом дыме
Прошедших дней, бессмертных дней,
Когда мы были молодыми,
Ты пела родине своей.
Когда вы шли с Басилашвили
Сквозь настоящую пургу,
Мы все любовью вашей жили…
Чем я помочь сейчас могу?
И пела ты с такою болью…
Слезами чистыми омыт
Мой стих про клеверное поле…
Пусть вновь оно тебе шумит!…
Прощай, единственная Люда!
Прости и счастлива будь, что
Была обиженная люто,
Но и любимая зато.

Евгений Евтушенко

*****

Людочка, Людмила, Люся…
Звёздочка земная!
Улыбнёшься с скрытой грустью:
Молодая…
Ум, фигура и натура —
Древняя порода —
Многослойная культура
Из народа.
Девочка, ну, пой, танцуй,
Как пружинка.
Папу нежно поцелуй,
Паутинка.
В том подвале на Кравцова
Ах, плясала!
В бурях войн и пепелищ
Вырастала.
Грации осиной бал
Мир увидел.
Артистический накал
Всех насытил.
Пять минут в года сплелись
Карнавала.
Примадонны высота
В них блистала.
Семьдесят… вместили всё:
Славу, осень.
Люся, спой давай ещё…
Харьков просит!

Грислис Елена

*****

Женщина в чёрном. Женщина в красном.
Женщина в белом, нежно-атласном.
Все твои роли — женственны очень.
Ты их играла, время отсрочив.

Ты не спешила сцену оставить,
Да и зачем же было лукавить?
Сцена и жизнь — для тебя, как дыханье,
Радости, боли воспоминанье.

Нежность играла твоею улыбкой,
Ты же была восприимчива слишком.
Ты никогда не играла в полсилы!
Жаждала страсти, была ты красивой!

Пела на сцене сама элегантность,
А для кого-то, может быть, странность:
Ты уходить никуда не хотела.
Просто играла, смеялась и пела!

Ты вдохновляла своих кавалеров,
Чувствуя роль, ты играла так смело!
Стрелки часов не всегда умолимы,
И сохранить всё как есть, не смогли мы…

Кончилась жизнь этой ранней весною,
Только, ты с нами — все песни и роли!
Женщина в чёрном, коричневом, алом…
Сыграны роли! Успела не мало…

Дюльгер Татьяна

*****

Голос, который никто не забудет,
Гордые брови «в разлёт»…
Тихо уснула… И больше не будет
Той, что «душою в полёт».

Той, что всё время жила, как дышала,
Пела. Страдала, любя…
Той, что по-детски наивно мечтала
Жить, отдавая себя.

Искренность веры и жизнь без обмана,
Горького времени дочь…
Ты приходила с улыбкой с экрана
Петь в карнавальную ночь.

Сколько ролей, театральных подмостков,
Сколько сражений с судьбой!
Как же, наверное, всё же непросто
Жизнью платить за любовь…

Люсенька, Люся… Прости, дорогая,
Это не твой был финал!
Всё впереди… И тебе, замирая,
Вновь аплодирует зал…

Моисеенко Святослав

*****

Опять аншлаг, опять цветы
Опять улыбчивая ты,
Но в черной рамке фото
И тихо тужит кто-то.
Страна оцепенела, поверить не хотела.
На рынке, в банке, за столом
Все разговоры об одном:
Не может быть, что Люси нет.
Кто будет будоражить свет?
Ты плакала… и нас душили слезы.
Ты пела… и мороз по коже.
Во всех нарядах хороша,
Но телешом твоя душа.
Ранима, беззащитна,
Как детский смех чиста.
Нам за тебя обидно,
Что нет Его. Не видно из общего числа.
Пронзительной кометой
Неслась ты над планетой.
Сгорала, восставала
И все за пять минут.
Эх! Вот бы все сначала,
Но стрелочки не ждут.

Банько Анна

*****

Эпоха бедствий и потерь,
И огорчений, верь-не верь —
И вот её уж больше нет —
Искусства обеднеет свет!

А родилась она, где — я,
Да, в Харькове — её семья
Искусству жизнь всю посвятила,
Людмилу тем не обделила —

Талант её блистал — вовсю,
Искусству отдавала всю
Себя до капли, без остатка,
Но жизнь была — не так уж слАдка.

Послевоенная страна,
«Ночь карнавальную» она
Сумела людям подарить —
Игрой своею всё затмить.

И стала Гурченко известной,
С гитарой — девушкой прелестной,
И выпала ей честь опять
Фильм про империю сыграть.

В «Табачном (также) капитане»
И «Бальзаминовской женитьбе»,
Её таланта многогранье
Раскрылось. Да,но не забыть бы

Её блистательную роль
В той шляпке, что не съела моль,
А слопал резвый жеребец,
Но, это — вовсе не конец.

А двадцать безвоенных дней,
С «Сентиментальным (тем) романом» —
Фортуна повернулась к ней,
Блистательной и с тонким станом.

И уходила — уходя,
В «Прохиндиаде…» роль сыграла,
И,беззаветно роль любя,
Явилась королевою вокзала.

Да,был и этот звёздный миг
В «Вокзале(только)для двоих».
Любимой женщиной была —
Мужчин-красавцев увлекла.

А в «Голубях» свою любовь —
Комически явила вновь.
И даже прапорщик тупой,
Ценил талант её большой.

А Воробьяниновская тёща,
Почив — Творцу отдала мощи!
Да и Рязановские «Клячи»
Ещё прибавили удачи.

Но Марковна ещё и пела
И это делала — умело.
«Во сне» летала — «на яву»,
Всё утверждая:» Я — живу!

Я — в форме, буду покорять!
И молодость тем продлевать!»
Её рецепт — не увядать —
Всяк бы хотел иметь, желать.

И,мастерица на все роли,
Могла сыграть ещё бы боле,
В спортивной форме находясь
И в разном амплуа трудясь.

Нельзя забыть «Гардемаринов»,
«Пять вечеров», «Взять Тарантину»,
А — «Строговых» и «Преступленье»,
«Детей Ванюшина» — явленье.

«Моя морячка», «Наша дача» —
Её огромная отдача!
И не забыть «Сибириаду»,
«Ночь карнавальную» — в награду

Второй раз людям подарила,
Спустя пол века — надо ж было
Успеху быть таким большим!
Не ограничилась одним

Лишь фильмом тем про карнавал —
Успех её не покидал!
А многочисленные роли —
«Шукшинские рассказы», «Прощальные гастроли»,

«Одежды белые» и «Дача» —
Всё приносило ей удачу!
А «Ниоткуда человек» —
Ей роли продлевали век.

И цирк огнями зажигала,
Аплодисменты собирала.
Дала прощальные гастроли
И бенефисы — нету боле

Великой женщины, актрисы —
Скорбим, не выйдет за кулисы
Та, что хотели б лицезреть,
Не будет уж играть и петь!

И если что-то упустила,
Писать моя иссякла сила —
Безмерно горе и потеря,
И будем жить, в неё не веря!

*****

Любимая актриса и певица,
Нас всегда могла заворожить.
Петь, в душе чтоб загоралась искра,
Внешним видом взять и удивить.

А когда на сцене появлялась,
Замирали трепеща сердца,
Искренне тогда сказать мог каждый:
«Боже, до чего же хороша!»

Всех взяла вот так, заворожила,
И хотелось нам смотреть всегда,
Выступление своей певицы,
Заслужила это все она!

Как актрису, просто обожали!
Не забудем все мы никогда,
Образы, она что создавала,
В них душа ее всегда жила!

И поэтому года не старили,
Оставалась молодой душа,
А ее фигура необычная,
Для женщин всех загадкою была!

И прекрасно то, что став легендой,
Не переставала удивлять,
И вот это чудное явление,
Истинным талантом можно звать!

Пролетят года, я точно знаю,
Будем с восхищением вспоминать,
Женщину с судьбою непростою,
Которая Звездой сумела стать!

И наша благодарность за талант,
В сердцах у нас надолго сохранится,
Как прежде, будем мы ее любить
И будем за нее молиться!

Татьяна

*****

Весёлая девчонка с тонким станом,
Она вошла в советское искусство,
Любовь дарила зрительному залу,
И было обоюдным это чувство.

Звезда манящей «Карнавальной ночи»,
Источник обаяния и света…
Ей Новый год признание пророчил
И стал причиной главного успеха.

Хоть труден путь сквозь тернии и слухи —
Едва ли жизнь артиста будет лёгкой —
Но ни на миг не опустила руки,
Верна была своей мечте далёкой,

Стерпела десять горьких лет забвенья
И вырвалась — нова, свежа, серьёзна.
Явить народу драматичный гений,
Как оказалось, никогда не поздно.

Известность, бесконечные гастроли
Умножили масштаб её таланта:
В «Вокзале для двоих» в блестящей роли
Раскрылась Люда с яркостью бриллианта.

Кино и театр, и шумная эстрада —
Ей все аспекты творчества подвластны.
Народу стала Гурченко отрадой,
И покорился зритель беспристрастный.

Искусница тончайшего лиризма,
Способная из жизни сделать шоу,
Певица с удивительной харизмой,
Эксцентрикой ввергающая в шок,

Легенда, не желавшая кончаться —
Всегда прекрасна, вечно молода —
До зрителей сумела достучаться
И в их сердцах осталась навсегда!

*****

Казалось, вечно молода,
Стройна, изящна и шикарна…
Погасла Гурченко звезда –
Звезда советского экрана.

С душевной болью давних лет
Своими песнями пленяла,
Оставив на эстраде след,
Ушла… Теперь ее не стало.

Утихнет скорбь… Года пройдут.
Ведь жизнь – судьбы одной мгновенье…
Но «Песенку про пять минут»
Мы будем слушать с наслажденьем.

Фатулев Сергей

*****

Уже весна в свои права вступила,
Погода на дворе под стать была.
Как вдруг сознание новость поразила —
Людмила Гурченко сегодня умерла.

Нет, невозможно, я в это не верю!
Ведь это же неправда — все лицо в слезах.
Бегом к соседям — отворите двери!
Но те лишь опустили в пол глаза…

На сердце горечь, слезы льются градом.
Сил больше нет, одна лишь пустота.
Сквозь слезы кажется, что будто она рядом
Промолвит вдруг: Не плачьте, я жива.

А ведь она права – она живая.
Пока жива надежда и любовь.
Ведь звезды никогда не умирают,
Они горят все ярче вновь и вновь.

Пройдя сквозь боли, нищету и униженья,
И возродившись, словно феникс из огня.
Она поистине достойна уваженья.
Она ведь самой лучшею была.

Мы помним, любим, верим и гордимся,
И никогда Вы не уйдете с наших глаз.
Лишь только Вас мы потерять боимся,
Ведь вы так много значите для нас.

*****

Талант… красива и прекрасна!
Она-одна на миллион!
Звезда горела в небе ясном,
Но, вдруг… погаснул небосклон…

Ушла… так тихо и красиво,
Уснула… будто отдохнуть.
Звезда Союза. всей России
Ушла… в последний звездный путь.

Театры, роли, сцены, фильмы…
Она-всегда! Она-везде!
И даже там, где жизнь бессильна
Она-с улыбкой на лице.

Спасибо Вам за песни. фильмы,
Что мы смотрели с дрожью в пульсе.
Спасибо Вам, что были сильной,
А мы лишь скажем: «БРАВО, ЛЮСЯ!..»

*****

Огни ночного города всегда тебя пленили,
Огни ночного города всегда к себе манили,
И жизнь его полуночи вдруг восстает мерцая,
а Ты летишь, как бабочка, пути не замечая.
Встречает тебя радостно любимая столица,
но ты очнись,опомнись, а вдруг все это снится?
И муками терзаясь, летишь навстречу славе,
Огонь тебя встречает все радостней пылая.
А в этом праздном блеске рискнешь Ты раствориться?
Паришь навстречу ветру, подобно смелой птице.
Все к цели той заветной летишь не унывая,
а публика все хлопает, всей истины не зная…
Быть может Ты раскроешь секрет свой сокровенный?
Чем заплатила за мечту благословенно?
Театру отдаваться, служить из года в год
Поверь, он твой приют от всех земных невзгод…

*****

Ушла в весенний перезвон
России Дочь, и Дочь какая!
Несут цветы ей на поклон
И, плачут, все, не умолкая…

Для всех, кто искренне любил, —
Она жила, дышала, пела!
Для всех, кто дар её ценил, —
Она сияла и горела!

Ушла народная любовь, —
России Дочь, и Дочь какая!
В цветах, и криках — «Браво!!!», вновь!
Она была одна такая!

Ушла Актриса и Звезда
В сиянье своего зенита!
В сердцах, оставшись навсегда –
Великой Тайной нераскрытой!

Веркина Светлана

*****

Тот день, что был чернее ночи,
Остался в памяти у нас.
Когда как гром на ясном небе,
Свет Вашей Звезды погас.

Как страшно было слышать
«Людмила Гурченко скончалась»
И не хотелось в это верить! Нет!
Она же вечна!!! Так казалось…

А жизнь распорядилась по-другому,
И в миг осиротела вся страна…
Такой как Вы, увы, уже не будет,
Ведь Вы – Легенда, значит Вы – одна…

И день за днём, неделя за неделей
Несётся время, не остановить…
И страшную ту боль потери
Стараемся мы Вашей жизнью заглушить.

Мы помним все про «Пять минут»,
«Заветный камень» не забудем,
И «Вечную любовь» храним,
Всегда в «Хорошем настроенье» будем…

Нетленна будет память и любовь,
Которую Вы в нас своей игрой вселили,
И Ваша жизнь – один большой урок,
Как ценно то, чему Вы нас учили!!!

Внимая всем Вашим урокам,
Мы будем жить! Творить! Любить!
И Вы, оттуда, сверху, Вашим светлым оком
Увидите, порадуетесь, может быть…

Вот близится Ваш День Рожденья,
И как-то странно, в первый раз – без Вас.
Мы все придём к Вам, без сомненья
С охапками цветов, но…со слезами на глазах…

Прошепчем Вам мы поздравленья,
Расскажем о своей любви,
И Ваше сладкое «Спасибо»
Возникнет как из-под земли.

Людмила Марковна, родная,
Спите спокойно, может быть,
Ещё не раз мы встретимся, ведь знаю,
Что душу, память – их нельзя убить!!!

*****

Ушла великая Актриса,
А не обычная звезда,
В своей профессии-царица,
С талантом мощным, на года.

За «Пять минут» страну пленила,
Сыграла множество ролей,
Плясала, пела и шутила,
Став Примадонной для людей.

Да, Примадонною экрана
Людмила Гурченко была.
Жаль мировая слава
Чуть рядом от неё прошла.

И вся страна её любила,
За роли, песни, буйный нрав,
Что дочь и внуков позабыла
Об том судить уже не нам.

Последний раз ей крикнут «Браво!»
Слова и фразы уйдут в люд,
В сердцах официантка из «Вокзала»
В «Любовь и голуби» родное «Людк, а Людк!»

«Придут честолюбивые дублёры»,
В её ролях им будет что черпать,
Растут в стране актрисы и актёры,
Дай бог им лучше Гурченко сыграть.

Непольский Юрий

*****

Сорок первый… Война… В оккупации город…
Немцы… Казни… Разруха… Так хочется есть…
И в сердца, и в квартиры вселяется холод…
Новость с фронта-желанная самая весть.
А сквозь этот кошмар, непонятный для детства
Пробивается девочки Люси мечта,
От мечтаний ей больше не скрыться, не деться:
«Быть актрисой!». Актрисой и будет она!
«Поступать так у Москву! Покорить усю столицу!» —
Верил в дочку-актрису Марк Гаврилыч, отец.
У обоих блестела слеза на ресницах…
«Ах, дочурочка, клюковка, ты-молодец!»
Минут годы: столица дочурку узнает,
Отшумят «Карнавальная ночь» и «Вокзал».
Знаменитою Гурченко девочка станет —
В детстве верно судьбу ей отец предсказал.
В жизни Гурченко всякому место досталось,
Счастью светлому с болью почти наравне.
Но такой же в душе как и раньше осталась:
Изменяет себя, но никак не себе!
Ей нельзя расслабляться, в форме быть очень важно:
Столько слов ещё нужно с экрана сказать,
В авантюры любые бросаться отважно,
Верным зрителям щедро любовь отдавать.
И пускай не сложилось всё так, как желала,
И теперь ничего уж исправить нельзя,
Только я вдруг стихи с теплотой написала,
Значит были падения, взлёты не зря…
Сорок первый…Война…В оккупации город…
«Быть актрисой!» — надеждами Люся полна,
Из души вылетает пугающий холод
У актрисы, которую стала она.

Даша

*****

Памяти Людмилы Марковны Гурченко

Ещё одна звезда погасла,
Но имя долго будет жить.
Людмила Гурченко — прекрасна!
Великих не дано забыть.

Великолепием блистала,
Изяществом и красотой.
Талантом наповал сражала —
Неподражаемой игрой.

Начало в «Карнавальной ночи»
В мгновенье сделало Звездой.
А дальше годы одиночеств,
И лишь борьба с самой собой.

Но жажда жизни победила!
Сломить характер не смогли.
Судьба надежды не убила,
И вновь на пьедестал ввели.

Рукой Господнею хранима
Ты стала лучшей из Актрис!
И роли все твои любимы,
Хоть и закрылся мир кулис.
31 марта 2011 года

Волкова Любовь

*****

ещё одна невосполнимая потеря.
она сыграла всё? но как!!! смогла!!
Людмила Марковна, последнее из темени
сорвётся едкой пулей — умерла…

коротОк век. предтечье многогранно.
сквозная прядь и вопль со всех небес.
Господь латает рвы, траншеи, раны…
куда сложней раненья клоунесс.

и жизнь припадком дышит в окончанья
прощать. впускать. поскольку жизнь дана.
Господь свидетель скольких Вы прощали.
сколько ночей вгрызалсь в твердь — стена

и женщина, чьи слёзы драгоценность
внутри прожилкой медной говорит
любимая, для Вас мала вселенность
любившая, Вам малость этот ритм…

Господь простит обидивших и ждущих,
над алчущими вскроется конвой
по Люсе как по лезию идущего
по девочке с горчеющей судбой

по ней и плачь. и память. и всеядность
ещё одна развилочка черты
о, дай ей Бог оттаять в безоглядности
грей эти руки, Господи, свей тыл

той, что по жизни шла назло бесчестью
Людмила, Люся, Люсенька, Люси.
как беспощадна смерность , смертоместь, но
за то, что грела Господи, спаси-бо…

невосполнимая, любившая. земная,
уснёт ли в Вас желание любить.
конечно нет! Вы там, у вечных. Рая
границы мало, чтобы Вас вместить

душа большая и не знающая меры
не меря, не каря судьбу — идя
кто Вы теперь великая безмерно
и эксперессивно нежное дитя?

безликое грдяущее помянет
(увы, не заслужившее пока)
девчонку не с глазами, а с огнями
Богини — волен ястреб на века…

та женщина, чьи слёзы драгоценность
в душе чечёткой отбивает бит.
любимая, для Вас мала вселенность
любившая, Вам малость этот ритм…

*****

Талант актрисы на экране,
Раскрылся, ярко засиял.
Рязанов Люсю в «Карнавале»,
В игривом жанре представлял.

Сыграла роль она блестяще.
В восторге зритель от неё.
Звездою стала восходящей
На сцене и, конечно же, в кино.

Играла, пела, танцевала.
Важна была любая роль.
Она всегда переживала,
Когда ей причиняли боль.

Ведь неудачи тоже были,
На сцене, в жизни и в кино,
Но зрители её любили.
Было поклонников полно.

Они Людмилу помнить будут…
Таких актрис сегодня нет!
Пусть её не строго судят,
После тризны в действии запрет.

Мохонько Борис

*****

Она ушла. Блистательная Дива!
Своим талантом миллионы покорив,
Была прекрасна, восхитительно красива!
Презрев несчастья и про годы позабыв.

Почти привычно на экранах появлялась,
Под звук фанфар, в сиянии огней,
Так ненавязчиво нам всем напоминая,
Про пять минут, что в жизни всех важней.

Всегда свежа, роскошна, энергична,
Она пронзительно естественной была,
И вдруг с экранов прозвучало как-то странно,
Людмила Гурченко сегодня умерла.

И с новой силой, с голубых экранов
Ее слова звучат о жизни, о любви,
С огромной силой всем внезапно открывая
Масштаб ее израненной Души.

Так простодушна, так естественно открыта,
Без всякого жеманства и прикрас,
Она поет, смеется, любит, плачет,
Играет? – Нет! – Она живет для нас!

И перед ней склоняются титаны,
К ее ногам несут букеты роз,
Мужчины от восторга замирают!
И аплодируют властительнице грез!

Она ушла? Ее звезда погасла?
О! – Нет! – Ее звезда — горит!
И свет ее становится лишь ярче!
Своим сияньем призрак смерти победив!

Она по прежнему живет в сердцах живущих!
Завистников жестоких посрамив,
Кричат ей: — Браво, Люся!- Ты прекрасна!
Триумфом полным ты свою венчаешь жизнь!

И ясно, что с тобой ушла эпоха,
Оставив вакуум, незаполненный никем,
Но как и прежде, ты нам близкая далеко,
Своим талантом победила тлен!

Лана Бриз

*****

Людмиле Гурченко

Перья, украшения и блёстки
И наряды, что сведут с ума…
Шляпки, фантазийные прически.
Фейерверк, феерия сама!

Облик Твой — как праздника начало.
Ты подобна яркому лучу.
И кого бы Ты ни воплощала —
Всё Тебе бывало по плечу.

Возносилась к звездам в вихре бала
И была у бездны на краю,
И опять, как Феникс, воскресала,
Не склоняя голову свою.

Но ушла — и как же это странно…
Скоро упокоится душа…
Ты неслась по жизни ураганом,
Созидать и чувствовать спеша.

Захарова Алла

*****

Я Ваш портрет держу перед глазами
Как будто Вы стоите предо мной,
Я вспоминаю с болью,со слезами
Какой Вы были близкой и родной,

Обидчивой, ранимой как ребенок,
Изящною и вечно молодой,
Актрисою, воспитанной с пеленок,
Родившеюся чтобы стать звездой,

С талантом,прораставшим сквозь преграды
Из голода, войны и нищеты,
Любившею блестящие наряды
И хризантемы-белые цветы.

Всегда непогрешимою во вкусе,
Непредсказуеиою каждый раз.
Вы разрешали называть Вас Люся
Без всяких титулов и громких фраз.

Как называли Вас подруги детства,
Как называл любимый Вас отец,
Вы людям отдавали свое сердце
И покорили тысячи сердец.

Могли заставить Вы свой ум и тело
Служить искусству с верою что все впереди
Когда внутри все пусто, все сгорело
И только воля говорит: иди!

Теперь когда уже Вас нету с нами
Замолкнут сплетни, злые языки,
И те кто в Вас вчера кидал камнями
На Новодевичье Вам понесут венки.

Теперь Вас все превознесут до неба
И памятник поставить разрешат,
И назовут бессмертной Вас.
А мне бы
Хоть раз еще живой Ваш видеть взгляд!

Хоть раз еще подняться к Вам на сцену
Слова любви Вам преданно шепча,
Вы знали истинную славе цену
И крест несли по жизни не ропща.

Вы принимали тернии и розы,
Позор и славу, холод и тепло,
И лишь украдкой вытирали слезы
Чтоб снова улыбаться всем назло!

Неужто Ваше кончилось горение?
Нет, Господи,не верю! Не хочу!
Как мне молиться об упокоении?
В каких церквах мне зажигать свечу?

*****

Памяти Людмилы Гурченко

Опять сегодня снег валил на крыши,
Но все равно весна одержит верх,
Теперь вот только больше не услышим
Её гортанный, с хрипотцою, смех.

Дуэтом петь ни с кем она не будет,
На интервью её не позовут,
Но Люсю наш народ не позабудет
И за неё споет про пять минут.

Её таланта чувственные грани
Нас восхищали многие года.
Она была полвека на экране,
Останется теперь там навсегда…

Марков Александр

*****

Ее больше нет — зашумели газеты,
И дрогнуло небо под тяжестью слез,
Прервался полет пролетавшей ракеты,
Прервался надолго, прервался всерьез!
Ее больше нет? Невозможно, не верю
Надежда на встречу пока еще есть!
Включаю экраны, второе апреля —
«Вокзал для двоих» — Слава богу, Вы здесь!
«Да здесь она, здесь, говорю» — «Посмотрите»!
Улыбка, глаза, как сияющий свет!
Утрите вы слезы, экраны включите!
Ну кто вам сказал, что ее больше нет?
Случайное фото, мы встретились взглядом,
Уставившись в вечность, встречаю рассвет.
Она в полуметре, она всегда рядом,
И страшных известий как-будто бы нет.
И вдруг осенило! Довольно сравнений!
«Была», «умерла» и «не стало в обед»
Все эти слова с ней не терпят сравнений
Как впрочем и фразы «ее больше нет»
Ее больше нет-значит нет ее… ЛУЧШЕ!
Талантливей нет, нет красивей, умней,
Сияет Планета, Вселенная Люся!
Звезд юных и новых во сто крат сильней!
Случайное фото пылиться не будет,
Проблемы, заботы вновь встретят рассвет,
А я прошепчу лишь «Послушайте, люди»
Лишь в памяти черствых ее больше нет…

*****

Я вновь достала старую тетрадь.
Уже весна, а за окном морозы.
О чем еще могу я рассказать,
Когда из глаз опять струятся слезы?

Сначала месяц, год, а скоро три…
Мы снова вспоминаем Ваши роли.
А сердце разрывается внутри
От тяжкой и невыносимой боли.

Пять вечеров сменяет карнавальная —
Та ночь веселья, песен и огня.
А в голове опять слова прощальные:
Еще не раз Вы вспомните меня!

Еще не раз взметнутся наши руки
И громом прозвучат аплодисменты!
Еще не раз увидят наши внуки
Далеких дней советских киноленты!

Еще не раз Вас вспомнят на экранах.
Еще не раз Ваш зритель засмеется.
А на душе не утихает рана,
Она опять на части с болью рвется.

Проходит все, и время лучший лекарь.
Оно нас вдаль неотвратимо мчит.
Но подскажите, люди, мне аптеку,
Где могут боль душевную лечить!

На небе много звезд, но есть одна,
Которая нам светит бесконечно.
Людмила Марковна, Вас помнит вся страна!
И эта память, верьте, будет вечной!

*****

Такая пустота и безысходность,
Как будто весь весенний мир поблек!
Так тихо, безутешно, безмятежно
Простился с жизнью Славный Человек!
Великая Актриса! Просто Люся!
Эпоха! Радость, Праздник! Торжество!
Та Женщина, что презирала трусость,
Искусство — Её жизни ремесло!
А в уголочках губ — такая детскость…
Оборочки и рюшечки – Ваш стиль
Какая женственность внутри!
Какая нежность!
Какой в душе безудержный мотив.
Оставив все свои дела, заботы,
Не доиграв, и не допев куплет!
Как много запланировав работы,
Ушла, не до конца раскрыв «Секрет».
А он так прост, рецепт Её успеха,
Непостижим рецепт любови к Ней
Работа до двенадцатого пота,
Талант, любовь к профессии своей!
Людмила Марковна!
Вы «Клюкувка», «Бугинька»,
Так папа в детстве звал Вас завсегда!
Единственная Вы, куда не киньте!
Всё остальное…
Мелочь… ерунда…
Великая Актриса! Слово Чести!
Пусть будет тёплым пухом Вам эемля!
Занять никто не сможет Ваше место!
Во всём Вы были
БЕС–ПО-ДОБ-НАЯ!

*****

Украшен звездами вечерний силуэт;
Вот Ты была, и вот Тебя нет…
Держу пред глазами твой изящный протрет:
Кокетливый взгяд и хризантем белый букет…

Всегда неповторимая, милая, нежная,
Как в небе блестящем звездочка снежная!
Людмила! Как плохо же мне без тебя!
Любить тебя буду я вечно, скорбя…

Ты мне открывала иные миры
Из светлой любви, но как годы быстры!
Эпоха твоя будет вечно гореть
Талантом твоим. Ведь смогла ты взлететь
На пик популярности и славы народной.
С врагами была ты безмерно холодной.

Как жить же мне дальше, когда ушла?..
Ведь столько всего ты еще сделать могла!
И спеть, станцевать, и в картинах сыграть,
И людям свою любовь отдавать!

Хочу я тебя как прежде обнять,
И руки твои всю жизнь целовать,
Дарить тебе миллионы цветов,
Тобою лишь жить до скончанья веков!

С могилою рядом весною стою,
На памятник мраморный Твой я гляжу..
Ты в сердце моем будешь жить бесконечно!..
Увы, Тебя нет, и не будет уж вечно…

*****

Как жаль, что эпоха великих
Осталась давно позади,
Ложатся лиловые блики
Венком на уснувшей груди.
Ложатся на скорбное темя
Мерилом ушедшего дня,
Сумеет ли новое племя
Стать искрой былого огня.
А если представить, что – станет,
То сможет ли факел нести,
А что если дрогнет, устанет?
Тогда ты их, Муза, прости.
Я знаю, что место святое
Не будет и дня пустовать,
Не знает Фортуна простоя,
Ей в праздности век вековать —
Но люди…
Ушедшие ЛЮДИ,
Трудами достигшие звёзд –
Десятки утерянных судеб
Чей путь на Олимп был не прост
О них не забыть бы нам всуе,
Они наша веха в пути –
Их жизнь, их судьбу не простую.
За всё нас, Людмила, прости…

Fridrihovit

*****

О, как простужено
и длинно плачет осень.
Как бесконечно мрачно
тянется зима.
Так коротка весна
и поздно солнца просит.
Мгновенным летом
жизнь проносится сама.

Уже семь лет прошло!
Их будто не бывало.
Она ушла из жизни,
словно, лишь вчера…
Земля, на родине,
ее не забывала.
И грустны в Харькове
без Люси вечера.

Всегда тепло
землячку город вспоминает.
И помнит в Парке,
на скамье, ее отца.
Как на баяне он
без устали играет,
где бродит память
в прошлом веке
без конца.

Отца любила Люся
до самозабвенья.
И он не чаял в дочке
сердца и души.
В нее вложил надежды,
силу и терпенье,
и произнес:
«Не дрейфь, дочурка,
не дрожи!»

Она уехала
в Москву, ловить Жар-Птицу…
И вот пришла пора.
И, выдернув перо,
вписала в жизнь
строку и новую страницу!
Да так, что сразу
оценил ее народ.

О, мир искусства!
Ты блестящ, но ты жестокий!
За громкой Славой
наступило забытье…
И по стране ползли
неясно кривотолки,
и подступало к сердцу
подлое нытье…

Прошли года.
И наступило возрожденье.
Молчанье выдержав,
характер проявив,
она достигла
высоты и положенья,
забыв, как будто,
весь обидный негатив…

Она Талант!
Талант, какого в жизни мало…
Ушла. Не все успев,
нам, людям, подарить.
И солнце после
для кого-то не вставало.
И Люды Гурченко
ни в ком не повторить!

Затронуть личное,
считаю, я не вправе.
И кто я ей,
чтоб хоть за что-то осуждать?
Уже держала
свой ответ на переправе.
И только Бог решил, —
за что ей, что воздать.

Она пример для многих!
Если хочешь, можешь,
билет к успеху — божий дар
и тяжкий труд!
Получишь много,
если сердце, душу вложишь…

Твои таланты, Люся,
вечны, не умрут.

Тригубенко Юрий

*****

А дни летят, на смену им приходят ночи…
Но тяжесть в сердце и болит еще душа.
Отчаянье… Летит за строчкой строчка,
За словом слово. Потихоньку, не спеша…

Невероятно трудно выразить словами
Всю боль потери… И бессмысленно твердить,
Что как бы ни было, ее не будет с нами.
Несправедливость жизни невозможно изменить!

Она ушла от нас так быстро, не прощаясь,
Не прошептав для нас своих прощальных слов.
Возможно, уходить не собираясь
В ту дальнюю дорогу грез и снов.

Она же человек! Она так жить хотела!
Ей каждый миг такую радость приносил!
Как жаль, что много сделать не успела.
А у нее еще так много было сил!

В тот страшный день для нас остановилось время…
Она ушла и что-то вслед за ней оборвалось.
Пусть год и два пройдет, но трудно жить и верить,
В то, что спасти ее, увы, не удалось…

Еще вчера она нам пела, улыбалась,
В ее глазах искрился яркий, теплый свет.
Задор, энергия. А как она смеялась…
Теперь в истории на много-много лет.

Для нас она всегда на пьедестале,
Достойна самых громких слов, наград!
Ее наследие, ее искусство будет с нами,
Для нас это – ценнейший в мире клад!

О ней расскажем детям, чтобы знали.
Ее звезда над нами! Вечно ей гореть!
Как много ей при жизни не сказали…
Но разве знали мы, что можем не успеть?

Пускай она не с нами, но мы любим!
Приходим к ней, бросая все дела.
Ведь сердце будет помнить, не забудет,
Как будто где-то рядышком она…

Блистайте, Дива, в наших мыслях, в наших душах!
Рукой взмахните! Только Вы умели так!
Мы будем видеть Вас, Ваш голос будем слушать!
Вы несравненны, Люся! Это факт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *