Стихи о Клавдии Шульженко

Стихи о Клавдии Шульженко

Вот песня, что я в небесах не пою,
Но там, на земле, она часто звучала.
Мне Бог не послал половинку мою,
И помню я песни той только начало…
И замер мой вальс на куплете втором,
А третий? А третий и вовсе не сбылся…
«Профессор, ты вовсе нестар» — не о том,
Кто мимо прошёл и случайно влюбился.
Мне лучше одной! Я ранима, горда.
Три вальса свои я одна прокружила.
Такая планида. И «ах, ерунда» —
Сама я себе сотни раз говорила.
Мой дом высоко, но звучит голос мой
Негромким и чувственным речетативом.
Прощайте! Любите! Живите легко! И пойте,
Как я! Или лучше! Счастливо!

Берман Валентина

*****

Клавдия Шульженко — легендарная актриса и певица.
Она — тёплого, душевного исполнения мастерица.
Клавдии присущ голос выразительный, свежий и мягкий,
А так же благородный облик: жесты, походка и осанка.
Шульженко была светлой, обаятельной, женственной —
Натурой независимой, верной себе, естественной.
Она излучала добро, тепло, любовь, радость и мир,
Проникающие в души людей как целебный эликсир.
Её коньком являлось чувство меры, гармоничность.
В повадках, исполнении — тонкость, эстетичность.
Она создавала впечатление возвышенной натуры.
Шульженко — человек интеллигентный, культурный.
Её манеру исполнения отличала отточенность,
А так же вокала мастерство и сосредоточенность.
Была трогательной Клавдия, лиричной, романтичной.
Она исполняла песни виртуозно и артистично.
Шульженко — национальная гордость, достояние,
Передающая людей внутреннее состояние.
Талант высокого порядка запечатлён в истории.
Он предоставлен для широких масс, аудитории.
Сегодня день рождения Клавдии Шульженко-кумира,
Которая для нас — вдохновение, муза иль лира.
Мы не забудем её проникновенность, понимание,
Гармонично дополняющее Клавдии дарование.

Мила Альпер

*****

В наш век, когда гремит со всех площадок,
Всем надоевшая, гламурная попса,
Где нет поэзии, но ритмы есть для стада,
И в этих ритмах корчится душа.
Я ухожу домой, любимый диск включаю,
Звучит романс, посланье давних лет,
Там есть любовь, надежды и печали,
Есть доброта и жизни яркий свет.
Звучит романс о встречах, о разлуке,
Шульженко в платье шелковом поёт,
И две большие птицы-её руки,
Как прежде собираются в полёт.

Блехер Валерий

*****

Песни твои, что так трогали душу,
Звали на подвиг усталых бойцов,
«Синий платочек», «Три вальса», «Катюша», —
Юность тревожная наших отцов.
Сколько тех самых, платочков любимых,
В холод согрели, в бою сберегли,
Веру хранили в суровых годинах,
Просто иначе они не могли.
Снова возьмёт кто-то в руки гитару,
Тихо, с грустинкой споёт про большак,
Кто-то закурит с товарищем старым,
Крепкий, по- русски, солдатский табак.
А в день Победы друзья соберутся
Выпьют за павших и снова нальют,
И сквозь слезу всем живым улыбнутся
И про любимый платочек споют.

Светилена

*****

Вы плохо воспитаны, мадам!» —
Шульженко Фурцевой сказала,
После того, как целый час
Ее в приемной ожидала.

Кому хватит смелости из нас,
Чтобы министру и в лицо
Так дерзко выплеснуть все враз
И удалиться молодцом?!

Когда она пела «Синенький платочек»
На свой 70-летний юбилей,
Зал плакал, песня нравилась всем очень,
Она помогала воевать и Родину
любить сильней!

Песни Шульженко помогали ждать
Той долгожданной встречи
С родными, близкими, когда закончится война,
И эти песни мы запомнили навечно,
Сродниться с ними помогла она!

— Певица Клавдия Шульженко!
Ее задушевность исполненья,
Манеры, жесты не забыть!
Она неразрывно связана с военным поколеньем,
Ее песни помогали выстоять и победить!

Светлана

*****

Взлетает голос, птицей кверху бровь,
И руки, словно крылья лебедицы…
Душевность, шарм её и красота, любовь
Влекли людей и просветляли лица.

Она певицей стать мечтала с юных лет,
Училась в детстве у Чемезова* вокалу,
Уже тогда неся другим лучистый свет,
Даря его, как солнышко в бокале.

И творчества начало – Харьковский театр,
Возможность испытать себя, характер в драме.
В спектакле новом, «Казнь»,** открыт её талант –
И в этом не было сомнения ни грамма.

А дальше – быстрый рост: Москва и Ленинград;
И создан джаз-оркестр с большой программой сольной.
В поклонниках её ходили стар и млад;
Победа в конкурсе в Москве первопрестольной.***

Потом – войны кошмар, но был не чужд ей фронт:
Шли непрерывною чредой её концерты,
Пожертвований фронту пополнялся фонд,
И с письмами, как снег, летели к ней конверты.

Она же сердцем пела, пела про любовь,
Трудясь для воинов, страны – и дни, и ночи.
И падал шквал аплодисментов – вновь и вновь! –
Бойцы на «Бис!» просили спеть «Синий платочек»,

«Давай закурим!» и «Тачанку», «Красный мак»…
Пятьсот концертов в год – в блокадном Ленинграде.
Она была и вдохновителем атак,
И самой светлой – в ночь войны – бойцам наградой…

…Она не пела про вождей и для вождей –
Любила песни о любви, мечте, романсы.
И не боялась гроз и проливных дождей;
Была удачливой, умелой в преферансе.

И Клавдии концертный проиграл рояль
Великий Дмитрий Шостакович, композитор,
Который музыку как Бог небес ваял,
И не скосил его идейный инквизитор.

И часто музыка звучала среди стен
Квартиры, ставшей Клавдии во всём отрадой.
Искала ли Шульженко в жизни перемен,
Искала ль и ждала ль она ещё награды?

Была любовь наградой высшей для неё,
С любовью в жизни всё она одолевала,
И там, на небесах, любовь её ведёт:
Любовь – защита, Божье покрывало.

И тот, кто стал избранником навек –
Георгий Епифанов, кинооператор,
Прекрасный друг и муж, надёжный человек –
Давал ей свет и силы, словно генератор.

«Сегодня пела для тебя, родной мой Жорж!» —
Писала Клавдия супругу часто в письмах…
Жизнь крошится на дни, как и на крошки корж,
Крадётся старость к нам с повадкой хитрой, лисьей.

…Теперь нет Клавдии Шульженко среди нас,
Но будут жить и прославлять певицу песни.
Взмывает птицей к небесам певицы глас –
Жизнь с песнею течёт намного интересней!

На Новодевичьем в июне много роз –
Несут на кладбище их в день Шульженко смерти.
Она встречает всех, как будто в полный рост,
И говорит: «Была счастливой я, поверьте!».

И синий плат – как небо! – держит кисть руки
Великим знаменем надежды и победы…
Такие, как она, пред Богом велики,
Такие на Земле, в делах Его – полпреды!

…Взлетает голос – и дугою тонкой бровь,
А сердце падает к земле, как птица чибис.
Особый шарм, душевность, красота, любовь
Всю жизнь от этой Женщины лучились…

Житников Николай
_______________________________

* Н.Л.Чемезов – преподаватель вокала в Харьковской консерватории в 20-х годах 20 века.
** спектакль, поставленный в Харьковском театре драмы в 1923г. под руководством Н.Н. Синельникова.
*** победа в 1-ом Всесоюзном конкурсе артистов эстрады в Москве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *