Стихи о Коневе Иване Степановиче

Стихи о Коневе Иване СтепановичеНаш земляк Иван Степанович Конев —
Легендарный полководец и герой.
Сколько выиграть он сумел сражений!
Сколько было славы боевой!
Были Белгород, Орел, и Днепр, и Прага,
Были Висла, Одер, Краков, и Берлин.
И всегда: внезапность и отвага —
Маршал Конев был непобедим!
57 раз Москва салютовала
Коневским стремительным войскам.
С каждым днем Победа приближалась,
Каждый ждал, когда придет она.
В 45-м, в мае, в день счастливый
Ярко, празднично сирень цвела!
И Победы символом красивым
Навсегда останется она.
Наш земляк — Иван Степанович Конев.
Город Киров имя его чтит.
20 лет на площади героя
Полководцу памятник стоит.
И у памятника к Дню Победы
Кировчане, в честь большого торжества,
Высадят красивый сорт сирени
«Маршал Конев» называется она.

Царегородцева Марина

*****

Он был русский Иван, он был наших кровей,
И фамилия русская: Конев.
И солдат он жалел, как родимых детей,
Как когда-то берёг их Суворов.
Не согласен был с Ставкой порой
И под Вязьмой предлагал отступать,
Но был сверху «указ»: «Стоять на смерть и в бой»,
И смертельный приказ Генералу пришлось выполнять.
Да, война, конечно, — не тётка
И косила бойцов, как траву.
До столицы святой немец нагло размахивал плёткой,
Только там, под Москвой, он забыл про Москву.
Рокоссовский, Жуков и Конев вместе с вставшим народом
Нашу «Кузькину мать» показали ему.
А затем были: Харьков, Краков, Берлин,
Операции Конева вечны.
Оставлял он врагу лишь проходик один,
Кто не помнит «Конева клещи»?
Он продумывал всё, до мельчайших вещей,
Перед тем, как бросать в атаку
Этих в серых шинелях подвластных людей,
Человека он видел в солдате.
Его звали: «Солдатский маршал». Он был наших кровей —
До сих пор говорят ветераны.
Сколько женщин весной обнимали мужей
И обязаны сердцу Ивана…

Талин Геннадий

*****

Да, Корсунь — Шевченковская операция
Для полководца Конева была успешна.
Разгромлен враг, с ним —
вражья оккупация.
И Конев, командарм, стал
маршалом — известно!
В Уманско — Ботошанской операции
Опять успех. С боями наступали смело,
По бездорожью шли на Запад армии,
Пересекли границу первыми умело
Герои: Конев со своими войнами,
Все вражьи силы на пути своём разбили.
Германские фашисты крах свой поняли,
Коль русские войска в Румынию вступили.
Одержана победа в Висло — Одерской,
В Берлинской операциях и —
с блеском в Пражской.
И награждён на пике славы воинской
Второю Золотой Звездой герой отважный
Наш Конев. Трудными дорогами шагал
К своей победе и к сияющей вершине.
В сраженьях и боях он все пути познал
В войне, что распласталась
в необъятной шире.
Да, кстати, очень юным в Первой мировой
Войне чин унтер-офицера получает,
Был генералом-лейтенантом ко Второй
И армию в Отечественную возглавляет.
А сколько ран, какие муки и потери…
Наш маршал Конев испытал в такой войне.
Он горечь знал всех тяжелейших поражений
И радость знал побед, заслуженных вполне.
А за спиной так много пройдено с боями:
Калининский был фронт, Северо-Западный
И битва за Москву с жестокими врагами,
Фронт Юго-Западный, горячий Западный.
Смоленское сраженье, Вяземский котёл,
Бои за Курск, за Днепр и за Кировоград —
Всё это Конев с армией своей прошёл
С тяжёлыми боями. И побеждён был враг.
Май… Долгожданная Победа над врагами
И у стены Кремлёвской столько ликований!
Пройдём у этих стен сегодня тихими шагами
И Коневу поклонимся — он здесь,
он рядом с нами.

Иванова-Ленская Лариса

*****

Памятник выдворят — совесть убудет,
Голос забвения стих.
Есть чем гордиться, вятские люди:
Мы не бросаем своих.
Мал пьедестал для маневра и марша,
Были щедрей на гранит.
Но и поныне каменный маршал
За Юго-Запад стоит.
Чтобы скорей отошли от порыва,
Вспомнили славу свою,
Словно не Конев стоит у обрыва,
Чувствую — мы на краю.
Вятские маршалы строй поредевший
Выведут к бою опять,
Выстоит Конев окаменевший,
Нам бы ещё устоять…
После доспорим о рати и жите,
В чём и когда — на парад.
Вятские маршалы, просто скажите:
«Больше ни шагу назад!»

Пересторонин Николай

*****

В доме Маршала Конева,
В тихом вятском краю
Показалось, что понял я
Всю Россию свою.
Вологодские, вятские —
Все мы крови одной.
Наши судьбы солдатские
Перевиты войной.

В доме просто, обыденно,
Печь, да шкаф у окна,
Словно девка на выданье,
Занавеска красна, —
Он из детства посконного
Начинал звездный взлет…
У стены дома Конева
Медуница цветет.

Пятистенки кондовые
Вдоль по улице — в строй!
Как солдаты, готовые
За Россию на бой.
Журавлей пролетающих
В небе тянется клин,
И стоит, провожая их.
Маршал, бравший Берлин.

В доме Маршала Конева,
В тихом вятском краю
Показалось, что обнял я
Всю Россию свою.
Вологодские, вятские,
Что нам славу делить?
Нам опять не сорваться бы,
Да Россию хранить!

Рыбин Михаил

*****

Солдатский маршал
Поэма

— 1 —

Он в Вологодских встал краях.
Село Лодейно называлось.
Здесь шла молва о мужиках,
Где сорок Коневых считалось.
Иван Степаныч был из них.
Суровым слыл и иже мягким.
Пил сок из книг времён лихих,
Военных лет, во многом шатких.
Окончил школу. Дали лист
Похвальный. В бонус — «Ревизора».
Ивана помысел был чист —
Служить стране, не пряча взора.

— 2 —

Приёмка леса. Мальчуган
Серьёзным табельщиком вышел,
Но вскоре стал Архангельск-пан
Ивану следующей нишей.
Он фейерверкер стал в Москве.
Ух! Революция грохочет!
Так, комиссаром по весне
Уездным стал без заморочек.
Эй, Вологодчина, привет!!!
Иван к тебе гостить вернулся.
Но был недолго кровом грет.
Москва… Делами вновь обулся.
Эсеров «левых» в «нет» давил,
А также стал КомКором вскоре.
В дальнейшем звания плодил,
Хотя в стране гремело горе.

— 3 —

Текли советские дела:
Война, чапаевская тяжба.
Но память Конева светла.
Припомнить Фурманова важно.
Иван Степаныч знался с ним.
Познал размахи комиссара.
На бронепоезде — экстрим —
Он воспылал к дивчине жаром.

— 4 —

Приятней Анны в мире нет.
Женой Волошина предстала.
Была бы девушкой, но — нет.
Анюта дочь уже рожала.
И в бронепоезде пленил
Её Иван речами, взглядом.
В двоих детей разросся пыл.
Условный брак сиял как надо.
Тамара, Гелий — дочь и сын —
Плоды от страсти с дивой Анной.
Хватило им с лихвой картин —
Потоков плотских, ураганов.
Но дал союз, сей страстный, течь —
Огню конец настал. В итоге —
Никто не стал его беречь,
Ведь командир, Иван, в дороге.

— 5 —

Иван Степаныч рвался в полк
Стрелковый. Ух! Нижегородский.
У старой гвардии взял толк
И награждён звездой был броской.
Не разрешал на службе «пить»,
Когда в Монголию послали.
Не преминул его спросить
Товарищ Сталин. Передали…
За проволочки у солдат
Был неподдельно строг, однако
Искал виновников и град
Бросал в нашкодивших. Бил палкой!

— 6 —

На фронте сразу пал в обстрел,
Да чудом выжил меж воронок.
Для фронта Западного рдел,
Ведь в бой идти мечтал с пелёнок.
Война. Не всё по маслу шло.
И вот такой курьёз случился:
На фронте Западном «свезло».
Бой под Москвой бельмом свалился.
Вражины взяли полк в кольцо.
Бабах! Никто тогда не выжил.
Сказал Ивану всё в лицо
Товарищ Жуков. Был пристыжен
Иван Степаныч. Суть лишь в том,
Виновны многие из ставки.
Лежали сникнувшим пластом
Припасы, люди, пушки, танки…

— 7 —

Товарищ Сталин всех ценил.
Давал салюты. Был бы повод.
Однажды залп остановил,
Когда забрал у фрицев город
Иван Степаныч. Левитан
В приказе «Конев» не озвучил.
Исправил Коба сей изъян,
Но был тогда безмерно злющим.

— 8 —

От женщин сложно убежать.
Вторая дива — Антонина.
И ей пришлось женою стать —
Теплом, надёжностью пленила.

— 9 —

А у Калининского фронта
Самолётов вырос круг.
Не бывает круче понта,
Чем удары крыльев-рук.
Штрафных частей создал Иван,
Воздушных гаупт-эскадрилий.
Приказ Верховного был дан,
За что низы благодарили.
Судимость с лётчиков — долой!
Кто в штраф-полётах отличился,
Те шли уже в свой полк родной,
А кто — в награды облачился.

— 10 —

Тимошенко, маршал, снят!
Сталин Конева назначил…
Старорусский план был смят.
Промах сей людьми проплачен.
Удача! Харьков возвращён!
Иван Степаныч дал отмашку.
В любимца Кобы превращён
И генералом стал «в рубашку».

— 11 —

Район Донбаса — суперцель,
Пока Манштейн латает дыры.
Иван Степаныч был у дел
И яму фрицу ловко вырыл.
«Смертельно ранен» был Манштейн,
С мечтой своей теперь расстался.
А Ротмистров разлил портвейн —
Ведь Конев в маршалы поднялся.
Сталин сушку слал ему,
Жуков — маршала погоны.
Не продули мы войну,
Сберегли хлебов суслоны.

— 12 —

Он в маневрах асом стал.
Лобовых атак чурался.
Подо Львовом немец пал.
Наш Иван опять поднялся.
Впредь владельцем стал звезды
Золотой! Вошёл в герои!!!
Не смотря на вой беды,
Двух детей своих устроил.

— 13 —

Анну Конев навещал.
Целовал не так, как раньше.
Впредь ничто не обещал —
Не терпел слащавой фальши.

— 14 —

Жуков — в бой бросал солдат.
Конев — танки жёг нещадно.
Каждый стать успешней рад —
На берлин ползли бригадно.
Коба вдруг отмашку дал —
НА БЕРЛИН, ТОВАРИЩ КОНЕВ!!!
ВСЁ! Апрель. Берлин страдал —
Драки уличные стоны.
Сталин линии провёл.
Матерились в трюм танкисты.
ИХ ПОБЕДУ он отмёл…
Стиль телексы был не чистый.

— 15 —

Как Верховный порешил,
Значит, так тому и статься.
Воевать Иван спешил;
Раньше всех в Берлин ворваться.
Пять армейских сил рвались,
Только Коба сделал выбор.
ЖУКОВ! Жаждущие, брысь!!!
Впредь не будет перегиба.
Хорошо. Но Прагу брать
Будет он, Иван Степаныч.
Янки хочется встревать,
Вместе с ним итожить планы.
Речка Эльба. Здесь сходняк —
Рус и брат-американец.
Ну, а дальше — пир, аншлаг,
Да гопак, хохлятский танец.

— 16 —

Жуков без Конева разве возможен?
Наоборот? ДА НИ РАЗУ!
В Австрию путь для Ивана положен
Вот — Антонина из НАЗа…
Анне писал, но без чувств во словах.
В Вену позвал свою Нюру.
Но Антониной жила голова,
С нею водил шуры-муры.
Дочка, Наташа, на свет появилась,
Плод разыгравшейся страсти.
Вскоре и свадьбой судьба осветилась.
К чёрту — сплошные напасти!

— 17 —

Пытался Жукова прикрыть
И иже маршал Рокоссовский.
Иван хотел спокойно жить,
Но Сталин стал помпезен в доску.
Письмо Хрущёва подписал —
Расправа с Жуковым свершилась.
Не изменить ему финал!!!
Ивана сердце больно билось.

— 18 —

Армейских сил инспектор он
И зам. министра сил военных.
Отдал и Венгрии поклон —
Бедовый бунт зажал отменно.
Министром сам Иван не стал —
Хрущёв не дал поклон отцовский.
Уколы маршала впитал.
На пост назначен Малиновский.

— 19 —

Ну, разве был он стариком?!
Опрятен, свеж и своенравен.
И трусам машет кулаком,
Судить других, как знать, он в праве.
А Краков памятник держал,
Не долго, так как Польша злилась…
Что монумент в Союз сбежал —
И площадь в Кирове разжилась.
Стена Кремлёвская хранит…
И мы храним его успехи.
Ведь жив ещё России щит,
Солдатский маршал жив вовеки!

Новосёлов А.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *