Стихи о Лазареве Михаиле Петровиче

Стихи о Лазареве Михаиле ПетровичеИмя Лазарева овеяно славой,
Блестящими победами в боях.
Гордился он своей державой,
Приобретал навыки в морях.
Три кругосветные экспедиции,
Совершил вокруг родной земли.
Чтил русские морские традиции,
Строил парусные корабли.
На Антарктиде льдины изучал,
Был первым открывателем.
Достойных офицеров примечал,
Для многих стал зачинателем.

Валерий Степанов

*****

Первооткрыватель Антарктиды —
Лазарев – Владимирец, герой!
Созерцая сказочные виды,
Обогнул он трижды шар земной.
Дворянином был, гардемарином,
На Балтийском флоте он служил.
Мичман, волонтер, став выше чином,
Океаны все избороздил.
Сильные ветра, шторма, туманы,
Нападенья Датских кораблей,
Но свои «зализывая» раны
Шлюп «Суворов» плыл среди морей.
В Тихий океан через экватор
К неизвестным ране берегам.
Беллинсгаузен и Лазарев когда – то
Взяли курс на полюс к Южным льдам.
Трудности большие – плен ледовый,
Но «Восток» и «Мирный» шли вперед.
Снежный остров новый льдами скован
— Новое открытие их ждет.
А потом на Родину, обратно,
В подчиненьи — Черноморский флот.
Укрепил его он многократно,
Михаил Петрович – патриот!
Принимал участие в двух войнах,
Лазарев – России верный сын.
Памяти, наград, похвал достойный —
Общества почетный гражданин!

Нефедова Зинаида

*****

Фаддей Беллинсгаузен и Михаил Лазарев. Открытие Антарктиды (1819-20 гг.)

Июль. Позади Кронштадта
колокольни и доки. Плывём куда-то
в направлении крайнего юга. Там
должно находиться такое что-то,
в яви чего усомнился сам
Кук, не прияв расчёта

холодного. Оба шлюпа*
покидают Балтийское море. «Глупо
рассуждать, существует ли материк
на «попе» планеты. Не проще ль, скажем,
взять и проверить? Плыви, старик!
Ты ведь у нас со стажем.

Не так ли?» Такой вот речью
нас напутствовал царь, завершая встречу.
В связи с чем за «Востоком» моим плывёт
М.Лазарев, шефство приняв над «Мирным».
Здесь, посреди незнакомых вод,
важно не стать до дыр нам

затёртыми льдом в итоге.
Здесь всего лишь две мысли, сплетясь — о Боге
и искомой земле, — по мозгам скребут
зазубренным лезвием. Здесь русалок
ищешь глазами невольно. Тут
стонет под ветром салинг**.

Итак, не сказать, что шатко
или валко плывём, но плывём. Камчатка
нынче там, где нас нет и, боюсь, уже
не будет. В ближайшем, по крайней мере,
времени. Над головой драже
солнца, а в гидросфере

мелькают хвосты дельфинов.
Эхо напрочь отсутствует, как бы вынув
из пространства, обширного слишком, глас.
Поэтому тем, кто в него глядится,
то есть в пространство, посредством глаз, —
не за что зацепиться.

Плывём. Хорошо, что вместе.
Хорошо, что характеры твёрже жести.
Что плывём, наконец, не жалея сил.
Как долго ещё нам тянуть за лямку?
Вот в чём вопрос. Океан простыл,
пряча от нас изнанку…

Январь. В паре миль от борта
поле льда. Интересно, какого чёрта?
А такого, что Южный полярный круг
не далее как на заре прошли мы,
теша надеждой сердца: а вдруг?
Плохо лишь то, что зимы

бывают, и только, в этих
беспощадных широтах. Никак согреть их
солнцу не удаётся. Здесь клык на клык
попасть не способен, увы. Здесь разум
в «йорике» бедном по фазе сдвиг
ловит, не внемля связям

нейронным. Здесь миг за вечность
принимаешь вотще. Здесь плевать на внешность
равно как и нутро. Здесь уже невмочь
лавировать двум кораблям бок о бок.
И вообще, поскорей бы прочь
смыться отсель, вне скобок

условий со знаком «минус»
оказавшись погодных! «Коль Кук не вынес,
показав одно место оси, — и нам
навряд ли суметь!», — причитает мичман.
Да уж! Сейчас бы по двести грамм —
и на Таити в личном

присутствии сэра Кука,
заключившего: «Будет же впредь наука
всем, кто сунуть захочет на крайний юг
носы любопытные! Те же грабли
их ожидают. Не будь я Кук!».
«Может и так, что вряд ли, —

шепчу, между тем, в ответ я. —
Эту землю искали, поди, столетья!
Значит, будем и мы упражняться — вплоть
до самого полюса, если полюс
льдами не скован…» Один Господь
знает, зазря ли пёрлись

полгода в такие дали.
Будем живы, увидим. А нет — едва ли.
Бытие одного исключает факт
другого. Тем больше адреналина
в наших сердцах, гулко бьющих в такт.
Зябко, прими нас глина!

«Мой друг, я не знаю где мы!
Одно дело — выдумывать теоремы, —
ропщет Лазарев с «Мирного», — и совсем
другое — доказывать их посредством
практики. Ибо стоит за всем
этим разлука с детством.

Засим, предлагаю, дабы
увеличить желаемые масштабы
кпд, плыть на ост. До тех пор — я пас!»
«Давай! — соглашаюсь. — А тут не мелко!
И примерзает к руке компас
мой, а к компасу — стрелка

магнитная…» Часом позже.
Всё пространство — во льдах. Помоги нам, Боже,
просочиться сквозь полчище белых глыб!
Иначе же быть нам гвоздём программы,
в дно уцепившимся, как полип.
Что ж, итого с утра мы

прошли пару лиг***. Не густо.
Укусить бы сейчас за клешню лангуста!
Да не водится здесь он, боюсь… Но чу!
Матросы кричат, потеряв из вида
«Мирный», а с ними и я кричу:
«Вот ты где, Антарктида!..»

Жаров Виталий
______________________________

* Шлюп — Класс парусного боевого корабля, XVIII – XIX вв.
** Салинг (от нидерл. zaling) — Часть мачты, состоящая из продольных и поперечных брусьев.
*** Морская лига — Британская и американская единица измерения расстояний. 1 лига = 3 милям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *