Что такое любовь
8.12.2016
bank-medias.ru | http://sportnews94.ru | http://telepat09.ru | mynewsmaker.ru/ | seonus.ru

Стихи про богатыря, богатырей

Стихи о любви - Коллекции стихов
24.11.2015 23:50

Стихи про богатыря, богатырейС победой шли домой богатыри,
воздав врагу сполна в кровавой сече.
Как верный пёс лизало солнце плечи,
чтоб раны чудотворно заросли,
зарубцевавшись в памяти навечно.
И расстилалась степь рекою млечной,
и тучи мимо киселём текли.

С победой шли домой богатыри.
Седой Баян резные гладил гусли –
звенели струны. Cтруги жались в устье,
на пир горой купцы дары везли.
Котлы дымились, предлагая снеди.
И, на плетень закинув руки-плети,
глядела мать на пыльный столб вдали.

С победой шли домой богатыри.
К хлебам солонки ладили невесты,
а на пригорке, что лежит одесно
у стен детинца, дети-снегири,
разгладив кумачовые рубашки,
толпились тесно. Пенные баклажки
отцы из погребов на свет несли.

С победой шли домой богатыри.
Бренчали брони, заглушая топот.
"Ты жив ли, милый?" – уст горячий шёпот.
Баян завёл протяжно: "Гой-еси..."
... Раздался посвист ханский, соловьиный.
Разбойная взлетела в небо сила
и пала игом на хребет Руси...

С победой шли домой богатыри
в свои степные дымные улусы,
мир покорив, где храбрецы и трусы
влачили гнёт века под свист камчи.
Но пел Баян – слепой и вдохновенный,
вскрывая словом подневольных вены,
и Муромцы вставали в бой с печи!

Молчанов Виталий

*****

Когда-то в Киевской Руси это случилось,
Решили два богатыря померятся силой,
Ступили с коней на землю мать
И стали друг друга в нее вжимать
Один другого вжал до поясу,
А тот другой этого одного полностью.
Однако и сам столбом стоит тоже,
Руками v ногами пошевелить не может.
Так и стояли они на месте своего ристалища,
Торчали их головы над землей вызывающе.
А тут орда татар приехала грабить селения,
Рассказывать, что было дальше, что-то нет настроения,
Лишь сказать хочу, что на забавушку на ратную,
Выезжай, чтоб откопать себя, с лопатою.

Востоков Станислав

*****

На лбу бывали шишки,
Под глазом - фонари.
Уж если мы - мальчишки,
То мы - богатыри.

Царапины. Занозы,
Нам страшен только йод.
Тут, не стесняясь, слезы
Сам полководец льет.

Пусть голова в зеленке
М в пластырях нога.
Но есть еще силенки,
Чтоб разгромить врага.

Упрямые, с утра мы
Опять на бой, в дозор...
От тех сражений шрамы
Остались до сих пор.

Валентин Берестов

*****

Тихо тянет сытый конь,
Дремлет богатырь.
Дуб - на палицу, а бронь -
Сто пудовых гирь!

Спрутом в землю - борода,
Клином в небо - шлем.
На мизинец - город, два,
На ладошку - семь!

В сумке петля да калач,
Петля для забот.
Едет тихо бородач,
Едет да поет:

"Мне путей не писано,
Мне дорог не дано.
В небе солнце высоко,
Да - стяну арканом!

Даром ведьма хвалится -
Скверная старушка.
Дуб корявый - палица,
Раскрою макушку.
Попищит да свалится
Чертова старушка!"

Тихо тянет сытый конь,
Дремлет богатырь.
Бледной лунью плещет бронь
В шелковую ширь;

Свистнул - старый сивка вскачь,
Лоскутом хребет,
В небо - стон, а бородач
Скачет да поет:

"Мне путей не писано,
Мне дорог не дано.
В небе солнце высоко,
Да - стяну арканом!

Врешь, Кащей, внапрасную,
Голова упрямая,
Соколицу красную
Не упрячешь за морем,
А игра опасная -
Тяжела рука моя!"

И несется красный конь,
Свищет богатырь.
Алым клыком в лоскут - бронь
Выгнувшую ширь.

Всё туда, хоть без дорог,
Темно ли, светло,
Всё, где в каменный мешок
Солнце утекло.

В версту - розмашь битюга,
Бег сильней, сильней!
Смерть - парижская Яга,
Лондонский Кащей!

Уткин Иосиф

*****

Разлетаются черные вороны,
Уползают в леса упыри.
Это мы едем русские воины,
Называют нас Богатыри.

Богатырство не мерится возрастом,
дело в силушке и кураже.
Вон Илюха из Муромской области
К нам призвался за 30 уже.

В поле камень стоит занимательный,
Три дороги указаны в нём.
Мы его прочитаем внимательно
И попрем как всегда напролом...

Змей Горынычу не покоряемся,
Пред Кащеем не падаем ниц.
Нашей силушки хватит, ручаемся,
На 500 шамаханских цариц.

Да не нужны те царицы нисколечко,
Все они наших девок тощей.
Нам вернутся б к Анюткам да к Олечкам,
Да к родному котлу кислых щей.

Да еще бы печеной картошечки
И еще бы соленых грибов.
Эх, давай заливайся гармошечка,
Подпевай нам степной ветерок.

Растеряев Игорь

*****

Острый меч да быстрый конь,
Лук и стрелы.
По дороге скачет он -
Воин смелый.

Перед ним лежит весь мир.
Путь единый.
Настоящий богатырь,
Как с картины.

Стоп! Огромнейший валун.
Конь встал резко,
Завертелся, словно вьюн
И - ни с места.

А на валуне, на том,
Надпись: "Здрасте!
Прошлогодним майским днем
Здесь был Вася".

Сплюнул Богатырь: "Не ждут.
Невезуха!
Напишу, что, нынче, тут
Был Петруха".


Сказка о русских богатырях и нечистой силе

Обгоняя скорость света,
Разум мчится сквозь века.
В глубине души поэта
За строкой бежит строка.

И ложатся на страницы,
Отряхнув седую пыль,
Чудеса и небылицы,
И загадочная быль.

Как-то, споря с океаном,
Славный русский богатырь
Воду вычерпал стаканом;
И земля раздалась вширь.

А другой силач – тихоня,
Задремав у бережка,
Маясь жаждою, спросонья,
Выпил море в три глотка.

Третий – еле умещался
Посреди высоких гор
И в народе прозывался –
Грозный витязь Святогор.

Он мечом владел и пикой,
Равных не было ему.
И страна была великой,
И в узде держали Тьму.

Русский дух царил повсюду,
Как сначала повелось.
Никакому Чуду-юду
Здесь спокойно не жилось.

Заползут какие гады,
Или птицей налетят –
Святогор не даст пощады –
Только косточки трещат.

Много лет ходил дозором –
Караулил землю-мать.
Русь жила за Святогором –
Не обидеть, не сломать.

Все набеги басурманов
Отражал Батыр-гора.
И в стране великих ханов
Невзлюбили бога Ра.

Этот бог служил защитой
Великану Русь-земли.
В битве честной и открытой
С ним тягаться не могли.

Брали подкупом, обманом,
Злыми чарами, вином,
Шли на приступы тараном,
Выжигали Русь огнем.

Всяко землю-мать пытали,
Извели немало стрел.
Дни и годы пролетали,
Грозный витязь постарел.

Трудно стало Святогору
Воевать на склоне лет,
Отдыхать с почётом в пору,
А ему покоя нет:

То Ростов защиты просит,
То из Киева послы.
Но земля уже не носит,
И доспехи тяжелы.

Не поставить в стремя ногу,
Не взобраться на коня.

Богатырь с молитвой к богу:
"Отпустил бы ты меня.

За моря, за океаны,
За дремучие леса,
За широкие поляны –
В голубые небеса.

По стране твоей далекой
Извелась душа тоской".
И, застыв горой высокой,
Богатырь обрёл покой.

Говорят, что сила божья
С той поры ушла в гранит.
Добрый камень у подножья
Тайну бережно хранит.

Много молодцев вспотело,
Сдвинуть камушек горя.
Но осилить это дело
Не нашлось богатыря.

Кто к нему не подступался
И пупка не надрывал –
Никому он не поддался –
Век без малого стоял.

Русь тогда, меняя бога,
Новых радостей ждала,
И к святой горе дорога
Тёмным лесом заросла.

Истуканы, обереги
Крест с распятьем потеснил,
Но пожары и набеги
Новый бог не отменил.

Вера толком не окрепла,
За бедою шла беда,
И бывало, что из пепла
Вновь вставали города.

Уводили басурманы
Русских девушек в полон,
А князья в чужие станы
Отправлялись на поклон.

Только в Киеве богатом
У днепровских берегов
Чистым серебром и златом
Откупались от врагов.

Век покоя Русь не знала,
Но совсем не поддалась –
За морями воевала,
В споре с ханами сошлась.

С давних пор ей досаждали
Кочевые племена:
И поля вокруг страдали,
И дружины, и казна.

А с проклятьем чародея
На Руси другое зло –
Огнедышащего Змея
Тёмной силой занесло.

У чудовища три пасти,
Три огромных головы.
Хуже не было напасти
По свидетельству молвы.

По болотам леший бродит,
Лес русалками кишит –
Сильных чарами изводит,
Слабых шорохом страшит.

А у города Ростова
Кто-то встретился с ягой:
Говорит – жива, здорова,
Только трудности с ногой,

Да укачивает в ступе,
И кружится голова,
И от старости в тулупе
Прохудились рукава.

Сам я врать-то не умею,
Но в народе был слушок,
Что везла она Кощею
Тяжелёхонький мешок.

В том мешке спала девица –
Белолица и стройна.
А кощеева темница
Без того полным полна.

Любит разные забавы
Полувысохший скелет.
Нет на лютого управы
И на Змея силы нет:

Не одну унес девицу
Он за синие моря.
Постоять за Русь-землицу
Встали два богатыря.

Первым вызвался Алеша –
Сын ростовского попа.
Для него любая ноша
Легче мелкого клопа.

Ни один лихой боярин
Перед ним не устоит.
Под мечом его тугарин
Потерял копьё и щит.

С детства он к тугому луку
Приучаем был отцом
И, любя развеять скуку,
Слыл весёлым молодцом.

На уме мечту лелея
В жёны высватать княжну,
Одолеть поклялся Змея
И собрался на войну.

Снарядил седлом высоким
Богатырского коня.

Сам – под поясом широким
Сыромятного ремня.

Слева меч висит булатный,
За плечами лук тугой...
И хотел бы на попятный,
Да уж в стремя стал ногой.

В теремке девица плачет,
Тужит ночи у огня.
Богатырь по лесу скачет,
Медным стременем звеня.

Лес всё гуще да темнее,
И тропинки не видать.
Где тут думать о злодее –
Самому б не пострадать.

Добрый конь стреляет ухом,
Может, чует где беду?
Витязь слез, собрался с духом,
Конь пошёл на поводу.

Ночь брели, как будто спьяну,
Продираясь напролом.
Утром вышли на поляну.
На поляне – дом не дом –

Кособокая избушка
Без окошек, без крыльца.
У двери сидит старушка,
Неприметная с лица.

В доме: кот, сова, два гуся...
Богатырь хитрить не стал,
Говорит: "Скажи, бабуся, -
Змей давно ли пролетал?

Мне б найти к нему дорожку,
Заблудились мы слегка,
Да поесть какую крошку,
И воды б по два глотка".

Бабка фыркнула сначала,
Встав, туда-сюда прошлась,
Для порядка поворчала,
Но, в конце концов, сдалась:

"За добро ко мне, убогой,
Помогу тебе, милок.
Вы не той пошли дорогой.
Ты возьми себе клубок.

Он тебя на день десятый
Приведёт к большой горе.
Там и Змей – мой враг заклятый –
Прячет головы в норе.

Но едва ли ты сумеешь
Чудо-юдо одолеть,
А, случится – одолеешь –
Самому не уцелеть.

Как не станет силы биться –
Пустишь в небо голубка –
Друг на выручку примчится,
Взмылив конские бока.

Но и вместе против Змея
Вам едва ли устоять –
Три головки у злодея,
Знать, троим и воевать".

Не послушался Алешка,
Хоть и не был дураком.
Замелькала путь – дорожка
Вслед за бабкиным клубком.

На десятый день похода
Подошли они к горе:
Чёрный дым валит из входа,
Змей шевелится в норе.

Черепа вокруг да кости,
Конь на месте не стоит.
"Хороши на завтрак гости, -
Чудо-юдо говорит, -

Сорок дней не ел мясного,
Даже брюхо подвело.
И ежа бы съел живого,
Если б так не повезло".

"Помолчал бы, жив покуда, -
Богатырь ему в ответ, -
У тебя, у Чуда-юда,
И зубов-то толком нет.

Будто крот, забился в нору –
Выходи на честный бой!"
Затрясло большую гору,
Из норы раздался вой.

Вылез аспид трёхголовый –
За спиною два крыла.
Богатырь – за лук дубовый,
Только стрелочка мала –

Не достать ей сердце Змея –
Застревает в чешуе.
Защищаясь от злодея,
Вспомнил витязь о копье:

Разогнав коня, наскочит,
Целя в голову врага,
Да ноздрю едва щекочет.
Не врала, видать, яга.

И копьём не дотянуться,
И стрелою не достать.
Не на жизнь, а насмерть бьются.
Начал Змей одолевать.

Не поднимется, устала,
Богатырская рука.
Он, как бабка наказала,
Кинул в небо голубка.

Голубок стрелой пустился
За подмогой в Киев-град,

А Попович всё рубился,
Но и сам уже не рад:

Не побить ему злодея,
Не потешиться с княжной.
И зачем пошел на Змея,
На проклятого войной?

В Киев-городе княгиня
Принимала голубка.
Славный молодец Добрыня
Взмылил конские бока.

Прямоезжую дорогу
Одолел в четыре дня
И примчался на подмогу,
Не загнав едва коня.

О его победах слава
На Руси давно гремит.
Налетел, ударил справа,
Под огонь подставил щит.

Оттеснил к пещере Змея,
Тут Алеша подскочил –
Навалился на злодея,
От земли набравшись сил.

То мечом удар наносит,
То копьём с размаху бьёт.
Но пощады враг не просит,
Тоже спуску не даёт.

Десять дней земля горела
Под ногами у коней.
Сталь булатная звенела,
И не видно – кто сильней.

И друзья устали биться,
И у Змея мощь сдала.
Порешили сговориться –
Не чинить друг другу зла.

Змей на время крылья сложит,
(Обещал – на целый год),
И его не потревожит
Ни дружина, ни народ.

Порешив, погоревали,
Что напрасно подрались.
Отдохнув, коней седлали,
Попрощавшись, разошлись.

Возле города Ростова,
Возвратившихся с войны,
Попадья – жена попова –
Приглашала на блины.

Чарку с квасом подносила
В полтора больших ведра,
Чтобы мать-земля носила
И сегодня, как вчера.

Гости чарку поднимали,
Угощались всем подряд
Да коней опять седлали,
Отправляясь в Киев-град:

Рассказать о договоре,
Заключённом на войне;
Хоть князья и жили в ссоре –
Всяк мечтал о тишине.

Князь ростовский, расставаясь,
Дочь Алеше обещал,
А к Добрыне обращаясь,
На помолвку приглашал.

С тем они и ускакали,
Поднимая пыль столбом.
Вскоре башни замелькали
В чистом небе голубом.

За высокою стеною,
Меж садами – терема,
Мост высокий над водою,
У ворот – народу тьма.

Добрых молодцев встречали,
Провожали ко дворцу.
Князь, забыв свои печали,
Дал обоим по кольцу.

Подносил хмельные чарки
Под зернистую икру
Да раздаривал подарки.
Был и я на том пиру.

Но ни чем не отличился,
В этот раз не повезло –
Пиво пил, да не напился –
Мимо рта, видать, текло.

Боровский Сергей