Что такое любовь
17.12.2017
bank-medias.ru | http://sportnews94.ru | http://telepat09.ru | mynewsmaker.ru/ | seonus.ru

Стихи про аэропорт

Стихи о любви - Коллекции стихов
28.11.2015 23:56

Стихи про аэропортАэропорт - извечная опора,
Раздумьям перед пробой высоты.
На окнах в небо призрачная штора.
И в спешке оброненные цветы.

Воздушный замок наших ожиданий
Волнений неоправданных и слез
Все люди назначают здесь свиданья,
Небесному простору, миру звезд.

По расписанью лайнер прибывает,
Посадке счастлив, но прекрасней взлет.
Порой и в нашей жизни так бывает,
Но только каждый сам себе пилот.

Вот взмах руки так просто, на прощанье
До встречи путь не близкий, только пусть
Друзей нас не покинут обещанья
И на земле недолгой будет грусть

И самолетов голос недовольный
Не смеющий свободы попросить
Они мне птиц напоминают вольных
И хочется их взять и отпустить

Они взлетят и полетят, я знаю
Их жажду к жизни небо утолит..
... А я обратно в город возвращаюсь,
И у меня душа чуть-чуть болит.

Рустi

*****

Аэропорт, аэропорт,
Ночное зарево огней.
Лечу за борт, лечу за борт
Любви моей, любви моей.

Метель на взлетной полосе,
И снег летит за воротник
Не могут счастливы быть все,
А потому держись, старик.

Погасло, наконец, табло,
Пустеет пачка сигарет...
А может ты тогда назло,
А не всерьез сказала нет.

В иллюминаторе земля
Кружится, обгоняя ночь.
Попутчик смотрит на меня,
Как будто хочет мне помочь.

Мне говорил один чудак:
В дороге легче позабыть.
Но оказалось все не так,
Он просто не умел любить

Пускай сто тысяч лет пройдет,
Но я упрямый, я дождусь,
Когда заправят самолет,
В котором я к тебе вернусь.

*****

Аэропорт, дружище, старина,
Все беды обрываются в тебе.
И кажется, что жизнь усложнена,
А главное забыто в Душанбе.
И что-то отрывает от земли,
От грустного становится смешно,
Как будто мы от слабости ушли
За маленькое круглое окно.

Остался осторожный гул турбин,
Июль, да разговоры ни о чём.
И кто-то то, что нужно не разбил.
А кто-то то, что важно не учёл.
Кому-то кулаками машут вслед,
Над кем-нибудь смеются полным ртом,
А кто-то просто комкает билет
И вместе с ним всё то, что за бортом.

Аэропорт, дружище, дорогой,
Куда бы нас судьбой не занесло,
Мы всё-таки в тебе одной ногой,
Хотя, признаться, это тяжело.
Ты - как порог в далекую страну,
В которой всё иначе, всё не так,
Которая похожа на весну,
Которую не купишь за пятак.

Ты только береги себя, старик,
Не бойся шепелявых голосов.
Ты издали похож на жёлтый бриг,
И лишь на первый взгляд без парусов.
И будешь ты нам грезиться, пока
Не ступим за тяжёлую черту,
Где кажутся туманом облака,
А ясность переходит в пустоту.

Аэропорт, дружище, не грусти,
Мы преданы, как берегу прибой,
Таинственности вечного пути,
Которая кончается тобой.
И ты нас встретишь, радостно гудя
Басами неуемной суеты,
Уставший от осеннего дождя,
Смешной, как отрицание мечты.

Шматков Валерий

*****

Туманным облаком окутана весна,
Нет ярких дней, увы, лишь только ожидания,
Свободная душа болезненно грустна,
Метается, ища приют любви и сострадания.
Сырой асфальт блеснет холодной наготой,
Игриво ветер опрокинет мысли сорванную ноту,
Аэропорт шумит такой привычной суетой,
Разлукам, устанавливая собственную квоту.
Задушен воздух бестолковой простотой,
Скупой ручей берет исток из моря одиноких будней,
На миг рассвет прольется жгучей остротой,
И сделает мечту шальнее и беспутней.
Поймать за хвост и удержать ярчайшую комету!
Пустую жизнь настроить на вселенскую волну,
И пеплом страха оглушить безликую планету:
"Любви корабль переплыл чертовскую войну".

*****

В холодном, неуютном зале
в пустынном аэропорту
слежу тяжелыми глазами,
как снег танцует на ветру.
Как на стекло лепя заплатки,
швыряет пригоршни пера,
как на посадочной площадке
раскидывает веера.
На положении беглянки
я изнываю здесь с утра.
Сперва в медпункте валерьянки
мне щедро выдала сестра.
Затем в безлюдном ресторане,
серьгами бедными блеща,
официантка принесла мне
тарелку жирного борща.
Из парикмахерской вразвалку
прошел молоденький пилот...
Ему меня ничуть не жалко,
но это он меня спасет.
В часы обыденной работы,
февральский выполняя план,
меня на крыльях пронесет он
сквозь мертвый белый океан.
Друзья мои, чужие люди,
благодарю за доброту.
...Сейчас вздохну я полной грудью
и вновь свободу обрету.
Как хорошо, что все известно,
что ждать не надобно вестей.
Благословляю век прогресса
и сверхвысоких скоростей.
Людской благословляю разум,
плоды великого труда
за то, что можно
так вот, разом,
без слов, без взгляда,
навсегда!

Тушнова Вероника

*****

Возле леса,
Где равнина,
Гнутся ветви
У рябин,
И позванивают
Стёкла
От моторов
И турбин.
В порт воздушный
Поспешим,
На стоянки
Для машин.
Сколько их!
Каких тут нету —
И по форме,
И по цвету!
Но у всех у них,
Друзья,
Свой характер,
Роль своя.

Сибирев В.

*****

Несутся суматошные!
Здесь клерк и брат-турист.
Охранники дотошные:
А вдруг ты террорист?

Пронзительными взглядами
Пасем ручную кладь:
Воришкам, соколятами,
Добычу не урвать!

Страх перед неизвестностью
Кольнет и был таков.
Не жаждем мы известности
В разделе катастроф.

Тут чудо серебристое,
Что дерзко рвется ввысь,
Крылатое, хвостистое:
Поехали – держись!

Земля обетованная,
Нас может в ней увлечь
И горе расставания
И радость новых встреч.

Луканева Лариса

*****

Без чемоданов и поклажи
В красивой форме темно-синей
Проходят мимо экипажи
Таинственных авиалиний.
Тех линий, что нанесены
На человеческой ладони,
Что спят пока и видят сны
В снаряженном судьбой патроне.

Чен Ким

*****

Аэропорт. Ночной полет.
Мы жаждем приключений,
Нас манит то, что дальше ждет,
И это душу греет.

Сдан чемодан. Контроль уж пройден
И новый штампик в паспорте стоит
Ничто нас больше не тревожит.
Ведь мы же скоро улетим

И в предвкушении полета,
Мы пробываем битый час,
Слоняясь между делом в магазинах,
Которые не радуют уж глаз.

На час задержка рейса. Мы скучаем,
За чашкой чашку чая выпивая не спеша.
Хотим уже взлететь — нас не пускают,
Но в небо рвется неспокойная душа.

Затем наш вылет снова отложили,
Еще на час, затем еще на пять,
Гадали мы, что же случилось
И стоит ли билеты поменять.

Отправились мы представителя искать
Авиакомпании, что нас так задержала.
Он долго сам не мог тогда понять,
Чем нам помочь в стенах аэровокзала.

Толпа ругалась, спорила, шутила,
Закон просила только соблюдать,
В итоге нам в кафе талончик обещали,
Просили лишь немного подождать.

Но видно так судьба расположила
Не суждено кафе то посетить,
Ведь чтоб салатик в нем отведать,
Пришлось бы заново проверку проходить.

А с погранслужбами не шутят,
Сначала аннуляция, потом повтор,
И дубль два проход по всем досмотрам
Судьбы преградам всем наперекор.

Наверное, так устроено специально,
Чтоб на халяву пассажир не смог поесть
Закон формально соблюдая,
Забота – фальшь, поддержка – лесть.

В Европе же, напротив, к пассажирам
Совсем иной и искренний подход,
Задержку рейса сразу объявляли
И домом нам не стал аэропорт.

Нас бес проблем доставили в отель
Четырехзвездлчный и вкусно накормили
Такой задержке были рады мы,
Как жаль, что не бывает так в России!

Екатериы К.

*****

Ещё бы - не бояться мне полётов,
Когда начальник мой Е. Б. Изотов,
Всегда в больное колет как игла.
"Эх, - говорит, - салага!
У них и то в Чикаго
Три дня назад авария была!.."

Хотя бы сплюнул, все же люди - братья,
И мы вдвоём и не под кумачом, -
Но знает, чёрт, что я для предприятья
Ну хоть куда, хоть как и хоть на чём!

Мне не страшно, я навеселе, -
Чтоб по трапу пройти не моргнув,
Тренируюсь уже на земле
Туго-натуго пояс стянув.

Но, слава богу, я не вылетаю -
В аэропорте время коротаю
Ещё с одним таким же - побратим, -
Мы пьём седьмую за день
За то, что все мы сядем,
И может быть - туда, куда летим.

Пусть в ресторане не дают на вынос,
Там радио молчит - там благодать, -
Вбежит швейцар и рявкнет: "Кто на Вильнюс!..
Спокойно продолжайте выпивать!"

Мне лететь - острый нож и петля:
Ни привстать, ни поесть, ни курнуть,
И ещё - безопасности для -
Должен я сам себя пристегнуть!

Я к автомату - в нём ума палата -
Стою и улыбаюсь глуповато:
Такое мне поведал автомат!..
Невероятно, - в Ейске -
Уже по-европейски:
Свобода слова, - если это мат.

Мой умный друг к полудню стал ломаться -
Уже наряд милиции ведут:
Он гнул винты у "ИЛа-18"
И требовал немедля парашют.

Я приятеля стал вразумлять:
"Паша, Пашенька, Паша, Пашут.
Если нам по чуть-чуть добавлять,
То на кой тебе шут парашют!.."

Друг рассказал - такие врать не станут:
Сидел он раз, ремнями не затянут,
Вдруг - взрыв! А он и к этому готов:
И тут нашёл лазейку -
Расправил телогрейку
И приземлился в клумбу от цветов...

Мой вылет объявили, что ли? Я бы
Чуть подремал, чуть-чуть - теперь меня не поднимай!
Но слышу: "Пассажиры за ноябрь!
Ваш вылет переносится на май!"

Считайте меня полным идиотом,
Но я б и там летел Аэрофлотом:
У них - гуд бай - и в небо, хошь не хошь.
А тут - сиди и грейся:
Всегда задержка рейса, -
Хоть день, а все же лишний проживёшь!

Владимир Высоцкий

*****

Это было во сне, а, быть может, в бреду
или просто привиделось спьяна!
Улетала любовь, и как раз на беду –
ни метелей, ни вьюг, ни тумана...

Самолёты уходят один за одним.
Без задержек, согласно расчёта.
Я такой же, как был! Я не буду другим!
Так зачем же я в зале отлёта?

Что я делаю здесь? Я себя удивил!
Сам билет заказал равнодушно;
Сам поднёс чемодан и проезд оплатил;
Обнял холодно, даже натужно...

Произнёс пару слов – пару пошлых "прости",
поцелуем скрепив на прощанье;
И оставил одну на сиденье такси...
Чёрт возьми! Где же сбой расписанья?!

Как назло – ни одной из возможных причин
для задержки мгновенья отлёта!
Ни дождя, ни пурги, и залит керосин
"под завязку" в крыло самолёта!

Я сижу за столом на втором этаже
зала вылета аэропорта.
Сигареты, коньяк – полбутылки уже.
Не берёт! Видно низкого сорта...

За окном полоса. Лайнер тихо поплыл,
оторвав от бетона шасси.
Я налил под обрез и до дна накатил...
За помин улетевшей любви!

Непоэтов Сергей

*****

Когда закрыт аэропорт,
Мне в шумном зале вспоминается иное:
Во сне летя во весь опор,
Негромко лошади вздыхают за стеною,
Поля окрестные мокры,
На сто губерний ни огня, ни человека...
Ах, постоялые дворы -
Аэропорты девятнадцатого века!
Ах, постоялые дворы -
Аэропорты девятнадцатого века!

- Сидеть нам вместе до утра -
Давайте с вами познакомимся получше.
Из града славного Петра
Куда, скажите, вы торопитесь, поручик?
- В края обвалов и жары,
Под брань начальства и под выстрелы абрека...
Ах, постоялые дворы -
Аэропорты девятнадцатого века!

Куда ни ехать, ни идти,
В любом столетии, в любое время года
РАзъединяют нас пути,
Объединяет нас лихая непогода.
Ах, как к друг другу мы добры,
Когда бесчинствует распутица на реках!..
Ах, постоялые дворы -
Аэропорты девятнадцатого века!

Какая общность в этом есть,
Какие зыбкие нас связывают нити?
Привычно чокаются здесь
Поэт с фельдъегерем, гонимый и гонитель.
Оставим споры до поры,
Вино заздравное - печали лучший лекарь...
Ах, постоялые дворы -
Аэропорты девятнадцатого века!

Пора прощаться нам, друзья:
Окошко низкое в рассветной позолоте.
Неся нас в разные края,
Рванутся тройки, словно лайнеры на взлете.
Похмелье карточной игры,
Тоска дорожная, да будочник-калека...
Ах, постоялые дворы -
Аэропорты девятнадцатого века!

Городницкий Александр

*****

Мы решили в Новый год посетить аэропорт.
А Санек и Геночка хотели встретить белочку.
Белок в елях не нашли, видно спать они ушли.
Падал снег зелено-синий, было сказочно красиво.
Там, где вход в аэропорт, ходит не спеша народ,
И мы тоже, через арку, словно получать подарки.
Люди все пакеты ставят, лента их на вход доставит.
Смотрят строго на багаж, посмотрели и на наш.
Мы несем: свою машинку, медвежонка и картинку -
Ничего звенящего-, вещи настоящие.
Погуляли в светлом зале нашего аэровокзала,
Посмотрели на игрушки, на зверушек, на хлопушки.
На машинки и конфеты. Глянули, как все одеты.
Погуляли в бутике и вернулись налегке.
Следующим был вояж на второй этаж.
Самолетики стоят, словно спят. Рядом с ними вертолет
И стоит машинка. Тихо там, пока летит лишь одна снежинка.
Вдруг громадный самолет собрался лететь в полет.
Разом поле осветилось, словно солнце появилось.
Наш поход к концу подходит, вот и мы домой уходим.
С синей елью попрощались. Белки здесь. Они игрались.

Кучеренко Елена