Что такое любовь
11.12.2016
bank-medias.ru | http://sportnews94.ru | http://telepat09.ru | mynewsmaker.ru/ | seonus.ru

Стихи про аэропорт

Стихи о любви - Коллекции стихов
28.11.2015 23:56

Стихи про аэропортАэропорт - извечная опора,
Раздумьям перед пробой высоты.
На окнах в небо призрачная штора.
И в спешке оброненные цветы.

Воздушный замок наших ожиданий
Волнений неоправданных и слез
Все люди назначают здесь свиданья,
Небесному простору, миру звезд.

По расписанью лайнер прибывает,
Посадке счастлив, но прекрасней взлет.
Порой и в нашей жизни так бывает,
Но только каждый сам себе пилот.

Вот взмах руки так просто, на прощанье
До встречи путь не близкий, только пусть
Друзей нас не покинут обещанья
И на земле недолгой будет грусть

И самолетов голос недовольный
Не смеющий свободы попросить
Они мне птиц напоминают вольных
И хочется их взять и отпустить

Они взлетят и полетят, я знаю
Их жажду к жизни небо утолит..
... А я обратно в город возвращаюсь,
И у меня душа чуть-чуть болит.

Рустi

*****

Аэропорт, аэропорт,
Ночное зарево огней.
Лечу за борт, лечу за борт
Любви моей, любви моей.

Метель на взлетной полосе,
И снег летит за воротник
Не могут счастливы быть все,
А потому держись, старик.

Погасло, наконец, табло,
Пустеет пачка сигарет...
А может ты тогда назло,
А не всерьез сказала нет.

В иллюминаторе земля
Кружится, обгоняя ночь.
Попутчик смотрит на меня,
Как будто хочет мне помочь.

Мне говорил один чудак:
В дороге легче позабыть.
Но оказалось все не так,
Он просто не умел любить

Пускай сто тысяч лет пройдет,
Но я упрямый, я дождусь,
Когда заправят самолет,
В котором я к тебе вернусь.

*****

Аэропорт, дружище, старина,
Все беды обрываются в тебе.
И кажется, что жизнь усложнена,
А главное забыто в Душанбе.
И что-то отрывает от земли,
От грустного становится смешно,
Как будто мы от слабости ушли
За маленькое круглое окно.

Остался осторожный гул турбин,
Июль, да разговоры ни о чём.
И кто-то то, что нужно не разбил.
А кто-то то, что важно не учёл.
Кому-то кулаками машут вслед,
Над кем-нибудь смеются полным ртом,
А кто-то просто комкает билет
И вместе с ним всё то, что за бортом.

Аэропорт, дружище, дорогой,
Куда бы нас судьбой не занесло,
Мы всё-таки в тебе одной ногой,
Хотя, признаться, это тяжело.
Ты - как порог в далекую страну,
В которой всё иначе, всё не так,
Которая похожа на весну,
Которую не купишь за пятак.

Ты только береги себя, старик,
Не бойся шепелявых голосов.
Ты издали похож на жёлтый бриг,
И лишь на первый взгляд без парусов.
И будешь ты нам грезиться, пока
Не ступим за тяжёлую черту,
Где кажутся туманом облака,
А ясность переходит в пустоту.

Аэропорт, дружище, не грусти,
Мы преданы, как берегу прибой,
Таинственности вечного пути,
Которая кончается тобой.
И ты нас встретишь, радостно гудя
Басами неуемной суеты,
Уставший от осеннего дождя,
Смешной, как отрицание мечты.

Шматков Валерий

*****

В холодном, неуютном зале
в пустынном аэропорту
слежу тяжелыми глазами,
как снег танцует на ветру.
Как на стекло лепя заплатки,
швыряет пригоршни пера,
как на посадочной площадке
раскидывает веера.
На положении беглянки
я изнываю здесь с утра.
Сперва в медпункте валерьянки
мне щедро выдала сестра.
Затем в безлюдном ресторане,
серьгами бедными блеща,
официантка принесла мне
тарелку жирного борща.
Из парикмахерской вразвалку
прошел молоденький пилот...
Ему меня ничуть не жалко,
но это он меня спасет.
В часы обыденной работы,
февральский выполняя план,
меня на крыльях пронесет он
сквозь мертвый белый океан.
Друзья мои, чужие люди,
благодарю за доброту.
...Сейчас вздохну я полной грудью
и вновь свободу обрету.
Как хорошо, что все известно,
что ждать не надобно вестей.
Благословляю век прогресса
и сверхвысоких скоростей.
Людской благословляю разум,
плоды великого труда
за то, что можно
так вот, разом,
без слов, без взгляда,
навсегда!

Тушнова Вероника

*****

Возле леса,
Где равнина,
Гнутся ветви
У рябин,
И позванивают
Стёкла
От моторов
И турбин.
В порт воздушный
Поспешим,
На стоянки
Для машин.
Сколько их!
Каких тут нету —
И по форме,
И по цвету!
Но у всех у них,
Друзья,
Свой характер,
Роль своя.

Сибирев В.

*****

Несутся суматошные!
Здесь клерк и брат-турист.
Охранники дотошные:
А вдруг ты террорист?

Пронзительными взглядами
Пасем ручную кладь:
Воришкам, соколятами,
Добычу не урвать!

Страх перед неизвестностью
Кольнет и был таков.
Не жаждем мы известности
В разделе катастроф.

Тут чудо серебристое,
Что дерзко рвется ввысь,
Крылатое, хвостистое:
Поехали – держись!

Земля обетованная,
Нас может в ней увлечь
И горе расставания
И радость новых встреч.

Луканева Лариса

*****

Без чемоданов и поклажи
В красивой форме темно-синей
Проходят мимо экипажи
Таинственных авиалиний.
Тех линий, что нанесены
На человеческой ладони,
Что спят пока и видят сны
В снаряженном судьбой патроне.

Чен Ким

*****

Аэропорт. Ночной полет.
Мы жаждем приключений,
Нас манит то, что дальше ждет,
И это душу греет.

Сдан чемодан. Контроль уж пройден
И новый штампик в паспорте стоит
Ничто нас больше не тревожит.
Ведь мы же скоро улетим

И в предвкушении полета,
Мы пробываем битый час,
Слоняясь между делом в магазинах,
Которые не радуют уж глаз.

На час задержка рейса. Мы скучаем,
За чашкой чашку чая выпивая не спеша.
Хотим уже взлететь — нас не пускают,
Но в небо рвется неспокойная душа.

Затем наш вылет снова отложили,
Еще на час, затем еще на пять,
Гадали мы, что же случилось
И стоит ли билеты поменять.

Отправились мы представителя искать
Авиакомпании, что нас так задержала.
Он долго сам не мог тогда понять,
Чем нам помочь в стенах аэровокзала.

Толпа ругалась, спорила, шутила,
Закон просила только соблюдать,
В итоге нам в кафе талончик обещали,
Просили лишь немного подождать.

Но видно так судьба расположила
Не суждено кафе то посетить,
Ведь чтоб салатик в нем отведать,
Пришлось бы заново проверку проходить.

А с погранслужбами не шутят,
Сначала аннуляция, потом повтор,
И дубль два проход по всем досмотрам
Судьбы преградам всем наперекор.

Наверное, так устроено специально,
Чтоб на халяву пассажир не смог поесть
Закон формально соблюдая,
Забота – фальшь, поддержка – лесть.

В Европе же, напротив, к пассажирам
Совсем иной и искренний подход,
Задержку рейса сразу объявляли
И домом нам не стал аэропорт.

Нас бес проблем доставили в отель
Четырехзвездлчный и вкусно накормили
Такой задержке были рады мы,
Как жаль, что не бывает так в России!

Екатериы К.

*****

Ещё бы - не бояться мне полётов,
Когда начальник мой Е. Б. Изотов,
Всегда в больное колет как игла.
"Эх, - говорит, - салага!
У них и то в Чикаго
Три дня назад авария была!.."

Хотя бы сплюнул, все же люди - братья,
И мы вдвоём и не под кумачом, -
Но знает, чёрт, что я для предприятья
Ну хоть куда, хоть как и хоть на чём!

Мне не страшно, я навеселе, -
Чтоб по трапу пройти не моргнув,
Тренируюсь уже на земле
Туго-натуго пояс стянув.

Но, слава богу, я не вылетаю -
В аэропорте время коротаю
Ещё с одним таким же - побратим, -
Мы пьём седьмую за день
За то, что все мы сядем,
И может быть - туда, куда летим.

Пусть в ресторане не дают на вынос,
Там радио молчит - там благодать, -
Вбежит швейцар и рявкнет: "Кто на Вильнюс!..
Спокойно продолжайте выпивать!"

Мне лететь - острый нож и петля:
Ни привстать, ни поесть, ни курнуть,
И ещё - безопасности для -
Должен я сам себя пристегнуть!

Я к автомату - в нём ума палата -
Стою и улыбаюсь глуповато:
Такое мне поведал автомат!..
Невероятно, - в Ейске -
Уже по-европейски:
Свобода слова, - если это мат.

Мой умный друг к полудню стал ломаться -
Уже наряд милиции ведут:
Он гнул винты у "ИЛа-18"
И требовал немедля парашют.

Я приятеля стал вразумлять:
"Паша, Пашенька, Паша, Пашут.
Если нам по чуть-чуть добавлять,
То на кой тебе шут парашют!.."

Друг рассказал - такие врать не станут:
Сидел он раз, ремнями не затянут,
Вдруг - взрыв! А он и к этому готов:
И тут нашёл лазейку -
Расправил телогрейку
И приземлился в клумбу от цветов...

Мой вылет объявили, что ли? Я бы
Чуть подремал, чуть-чуть - теперь меня не поднимай!
Но слышу: "Пассажиры за ноябрь!
Ваш вылет переносится на май!"

Считайте меня полным идиотом,
Но я б и там летел Аэрофлотом:
У них - гуд бай - и в небо, хошь не хошь.
А тут - сиди и грейся:
Всегда задержка рейса, -
Хоть день, а все же лишний проживёшь!

Владимир Высоцкий

*****

Это было во сне, а, быть может, в бреду
или просто привиделось спьяна!
Улетала любовь, и как раз на беду –
ни метелей, ни вьюг, ни тумана...

Самолёты уходят один за одним.
Без задержек, согласно расчёта.
Я такой же, как был! Я не буду другим!
Так зачем же я в зале отлёта?

Что я делаю здесь? Я себя удивил!
Сам билет заказал равнодушно;
Сам поднёс чемодан и проезд оплатил;
Обнял холодно, даже натужно...

Произнёс пару слов – пару пошлых "прости",
поцелуем скрепив на прощанье;
И оставил одну на сиденье такси...
Чёрт возьми! Где же сбой расписанья?!

Как назло – ни одной из возможных причин
для задержки мгновенья отлёта!
Ни дождя, ни пурги, и залит керосин
"под завязку" в крыло самолёта!

Я сижу за столом на втором этаже
зала вылета аэропорта.
Сигареты, коньяк – полбутылки уже.
Не берёт! Видно низкого сорта...

За окном полоса. Лайнер тихо поплыл,
оторвав от бетона шасси.
Я налил под обрез и до дна накатил...
За помин улетевшей любви!

Непоэтов Сергей

*****

Когда закрыт аэропорт,
Мне в шумном зале вспоминается иное:
Во сне летя во весь опор,
Негромко лошади вздыхают за стеною,
Поля окрестные мокры,
На сто губерний ни огня, ни человека...
Ах, постоялые дворы -
Аэропорты девятнадцатого века!
Ах, постоялые дворы -
Аэропорты девятнадцатого века!

- Сидеть нам вместе до утра -
Давайте с вами познакомимся получше.
Из града славного Петра
Куда, скажите, вы торопитесь, поручик?
- В края обвалов и жары,
Под брань начальства и под выстрелы абрека...
Ах, постоялые дворы -
Аэропорты девятнадцатого века!

Куда ни ехать, ни идти,
В любом столетии, в любое время года
РАзъединяют нас пути,
Объединяет нас лихая непогода.
Ах, как к друг другу мы добры,
Когда бесчинствует распутица на реках!..
Ах, постоялые дворы -
Аэропорты девятнадцатого века!

Какая общность в этом есть,
Какие зыбкие нас связывают нити?
Привычно чокаются здесь
Поэт с фельдъегерем, гонимый и гонитель.
Оставим споры до поры,
Вино заздравное - печали лучший лекарь...
Ах, постоялые дворы -
Аэропорты девятнадцатого века!

Пора прощаться нам, друзья:
Окошко низкое в рассветной позолоте.
Неся нас в разные края,
Рванутся тройки, словно лайнеры на взлете.
Похмелье карточной игры,
Тоска дорожная, да будочник-калека...
Ах, постоялые дворы -
Аэропорты девятнадцатого века!

Городницкий Александр

*****

Мы решили в Новый год посетить аэропорт.
А Санек и Геночка хотели встретить белочку.
Белок в елях не нашли, видно спать они ушли.
Падал снег зелено-синий, было сказочно красиво.
Там, где вход в аэропорт, ходит не спеша народ,
И мы тоже, через арку, словно получать подарки.
Люди все пакеты ставят, лента их на вход доставит.
Смотрят строго на багаж, посмотрели и на наш.
Мы несем: свою машинку, медвежонка и картинку -
Ничего звенящего-, вещи настоящие.
Погуляли в светлом зале нашего аэровокзала,
Посмотрели на игрушки, на зверушек, на хлопушки.
На машинки и конфеты. Глянули, как все одеты.
Погуляли в бутике и вернулись налегке.
Следующим был вояж на второй этаж.
Самолетики стоят, словно спят. Рядом с ними вертолет
И стоит машинка. Тихо там, пока летит лишь одна снежинка.
Вдруг громадный самолет собрался лететь в полет.
Разом поле осветилось, словно солнце появилось.
Наш поход к концу подходит, вот и мы домой уходим.
С синей елью попрощались. Белки здесь. Они игрались.

Кучеренко Елена