Что такое любовь
4.12.2016
bank-medias.ru | http://sportnews94.ru | http://telepat09.ru | mynewsmaker.ru/ | seonus.ru

Стихи о Берлине

Стихи о любви - Коллекции стихов
16.02.2016 22:51

Стихи о БерлинеТы ли, пасмурный Берлин,
Хочешь, злобствуя неутомимо, 
Притязать на блеск Афин
И на славу царственного Рима? 

О мещанская страна!
Всё, что совершается тобою, —
Труд, наука, мир, война,
Уж давно осуждено судьбою. 

Принуждённость долгих дней,
Плен души и скучные обряды, 
Равнодушный блеск огней
На задвижках и замках ограды, — 

Божий гнев отяготел
На твоих неправедных границах. 
Сила — только сила тел.
Правда — лишь в украшенных гробницах. 

То, что было блеск ума,
Облеклося тусклою рутиной, 
И Германия сама
Стала колоссальною машиной. 

Федор Сологуб, 7 декабря 1914 года

*****

Осень в Берлине,
листва у витрин,
улицы пахнут дождём и бензином;
школьники с радостью ждут Halloween,
Джека О’Лентерн в плетёной корзине
тащит веснушчатый, рыжий мальчишка;
на выходные едут домой
группы студентов с табачной одышкой,
в старых фольксвагенах
по мостовой.

Девушка, грация,
юбка из кожи,
строгость лица петербургская.
Чем-то мы с ней поразительно схожи –
девушка тоже русская.
Город прекрасен в осенних объятиях,
чёрный и твид без сомнения в моде.
Грустно.
В душе торжествует апатия,
тянет курить,
только бросила вроде
с месяц примерно, а значит – не буду.

Как неизменный златой исполин
осень встречает нас лёгкой простудой,
щурясь на гулкий, манерный Берлин.

Матиль Да Линд

*****

С берлинской улицы
Вверху луна видна.
В берлинских улицах
Людская тень длинна.

Дома – как демоны,
Между домами – мрак;
Шеренги демонов,
И между них – сквозняк.

Дневные помыслы,
Дневные души – прочь:
Дневные помыслы
Перешагнули в ночь.

Опустошенные,
На перекрестки тьмы,
Как ведьмы, по трое
Тогда выходим мы.

Нечеловечий дух,
Нечеловечья речь –
И песьи головы
Поверх сутулых плеч.

Зеленой точкою
Глядит луна из глаз,
Сухим неистовством
Обуревая нас.

В асфальтном зеркале
Сухой и мутный блеск –
И электрический
Над волосами треск.

Владислав Ходасевич, 1923 год

*****

На дорожках парка бурый гравий.
Ржавые качели были там...
Трое русских мальчиков играли
Возле хмурых танков по утрам.

В город, за чугунную ограду
Всё сильней манили нас пути.
Много ли ума мальчишкам надо,
Чтоб пролезть меж прутьев и уйти?

И такой момент мы улучили.
Ну, а после, занятых игрой,
Нас нашли отцы и разлучили,
Не спросив, с немецкой детворой.

Ехали, насупившись, в машине,
Строгостью отцов удивлены.
Мы не знали, что живем в Берлине,
В непрощённом городе войны.

Иванов Валерий

*****

Берлину

Дождь убаюкивает боль.
Под ливни опускающихся ставень
Сплю. Вздрагивающих асфальтов вдоль
Копыта — как рукоплесканья.

Поздравствовалось — и слилось.
В оставленности златозарной
Над сказочнейшим из сиротств
Вы смилостивились, казармы!

Марина Цветаева

*****

Все каменное. В каменный пролет
Уходит ночь. В подъездах, у ворот –

Как изваянья – слипшиеся пары.
И тяжкий вздох. И тяжкий дух сигары.

Бренчит о камень ключ, гремит засов.
Ходи по камню до пяти часов,

Жди: резкий ветер дунет в окарино
По скважинам громоздкого Берлина –

И грубый день взойдет из-за домов
Над мачехой российских городов.

Владислав Ходасевич, 1923 год

*****

Из Европы туристы везут сувениры:
Шмотки, парфюм и прочий товар.
А я впечатленья взял для России
И золотистый дунайский загар.
В Германской столице – успешном Берлине
Чисто, красиво и приятный народ,
Но русский не знают и это обидно.
В общем, Запад без нас спокойно живет.

Под купол Рейхстага маршрут свой наметил,
Давно мне хотелось добраться сюда,
Мой дед здесь победу так и не встретил,
У него по-другому сложилась судьба.

Мне аудио-гид очень долго рассказывал
Про пейзажи с высот и кто что им дарил,
Только я не услышал как Егоров с Кантария
Над куполом этим красный флаг водрузил.

И с высоты за дедОв и родителей
Я плюнул с обидой на весь Третий Рейх,
Вот только не ясно мне, кто из нас победители,
Когда побежденные живут лучше всех?

Здесь,  в их Берлине, да, на всем этом Западе
Для инвалидов и простых стариков
Есть все условия жить в достатке и в радости,
Не завися от власти крутых дураков.

В Трептов-парке, на самой вершине кургана,
Средь зеленых аллей и ухоженных мест
Советский солдат с мечом-великаном
Сапогом топчет сломанной свастики крест.

Я к солдату пришел по велению предков,
Поклонился ему и невольно сказал:
"Теперь вспоминают о тебе слишком редко,
И порою не знают, за что ты воевал".

Тереников Сергей

*****

Берлинская весна

- 1 -

Нищетою необычной
на чужбине дорожу.
Утром в ратуше кирпичной
за конторкой не сижу.

Где я только не шатаюсь
в пустоте весенних дней!
И к подруге возвращаюсь
все позднее и поздней.

В полумраке стул задену
и, нащупывая свет,
так растопаюсь, что в стену
стукнет яростно сосед.

Утром он наполовину
открывать окно привык,
чтобы высунуть перину,
как малиновый язык.

Утром музыкант бродячий
двор наполнит до краев
при участии горячей
суматохи воробьев.

Понимают, слава Богу,
что всему я предпочту
дикую мою дорогу,
золотую нищету.

- 2 -

Когда весеннее мечтанье
влечет в синеющую мглу,
мне назначается свиданье
под тем каштаном на углу.

Его цветущая громада
туманно звездами сквозит.
Под нею - черная ограда
и ящик спереди прибит.

Я приникаю к самой щели,
ловлю волнующийся гам,
как будто звучно закипели
все письма, спрятанные там.

Еще листов не развернули,
еще никто их не прочел...
Гуди, гуди, железный улей,
почтовый ящик, полный пчел.

Над этим трепетом и звоном
каштан раскидывает кров,
и сладко в сумраке зеленом
сияют факелы цветов.

Владимир Набоков

*****

В Берлине

- 1 -

Над крышами мчатся вагоны, скрежещут машины,
Под крышами мчатся вагоны, автобусы гнусно пыхтят.
О, скоро людей будут наливать по горло бензином,
И люди, шипя, по серым камням заскользят!

Летал по подземной дороге, летал по надземной,
Ругал берлинцев и пиво тянул без конца,
Смотрел на толстый шаблон убого системный
И втайне гордился своим выраженьем лица...

Потоки парикмахеров с телячьими улыбками
Щеголяли жилетами орангутанских тонов,
Ватные военные, украшенные штрипками,
Вдев в ноздри усы, охраняли дух основ.

Нелепые монументы из чванного железа -
Квадратные Вильгельмы на наглых лошадях, -
Умиляя берлинских торгующих Крезов,
Давили землю на серых площадях.

Гармония уборных, приветствий, извинений,
Живые манекены для шляп и плащей.
Фабричная вежливость всех телодвижений,
Огромный амбар готовых вещей...

Продажа, продажа! Галстуки и подтяжки
Завалили окна до пятых этажей.
Портреты кайзера, пепельницы и чашки,
Нижнее белье и гирлянды бандажей...

Буквы вдоль стен, колыхаясь, плели небылицы:
"Братья Гешвиндер"... Наверно, ужасно толсты,
Старший, должно быть, в пенсне, блондин и тупица,
Младший играет на цитре и любит цветы.

Военный оркестр! Я метнулся испуганно к стенке,
Толкнул какую-то тушу и зло засвистал.
От гула и грохота нудно дрожали коленки,
А едкий сплин и бензин мое сердце провонял...

- 2 -

Спешат старые дети в очках,
Трясутся ранцы на пиджачках.
Солидно смеются. Скучно!

Спешат девушки, - все, как одна:
Сироп в глазах, прическа из льна.
Солидно смеются. Скучно!

Спешат юноши, - все, как один:
Один потемнее, другой блондин.
Солидно смеются. Скучно!

Спешат старухи. Лица, как гриб...
Жесткая святость... Кто против - погиб!
Солидно смеются. Скучно!

Спешат дельцы. Лица в мешках.
Сопящая сила в жирных глазах.
Солидно смеются. Скучно!

Спешат трамваи, повозки, щенки.
Кричат рожки, гудки и звонки.
Дымится небо. Скучно!

Саша Черный