Что такое любовь
8.12.2016
bank-medias.ru | http://sportnews94.ru | http://telepat09.ru | mynewsmaker.ru/ | seonus.ru

Стихи про линкор

Стихи о любви - Коллекции стихов
17.10.2016 23:53

Стихи про линкорВ порту стоял линкор могучий
Врагов и недругов страша,
Но наползла на небо туча –
Пришла ужасная война!

Линкор проснувшись рявкнул громко:
"Я супостатов разгромлю!
Смеюсь в лицо напастям звонко!
И их флоты я потоплю!"

Гигант готовится к походу,
Наводит блеск и марафет,
Его винты всё пенят воду,
Прожекторы даруют свет.

Учения идут по плану,
Корабль к бою уж готов,
Как подобает его сану
Гранд-адмирал сэр Джон Барлов,

Берет командование лично.
И штаб его весь вместе с ним,
И даже распоследний мичман
Считает, что непобедим,

Линкор великий и ужасный,
Что тот не может утонуть,
Ведь план у штаба есть прекрасный,
Как всех врагов в бою "нагнуть"!

И вот - корабль с гордым видом,
Выходит в море, чтоб решить,
Кто будет править этим миром,
А кто – рабом ему служить!

Но вдруг в огромной белой вспышке,
Исчез воинственный гигант!
Так люд узнал не понаслышке,
Про мины типа "Монферант".

Враги их сбросили коварно
Не смея даже помышлять,
Что разом выиграют сраженье
И смогут мирно пировать!

Мораль же – нужно быть готовым
К любой напасти каждый час,
И вредно также быть нескромным,
Тогда враги не тронут нас!

*****

Кто-то любит свою подружку,
А других опьяняют горы.
Третьим жизнь не мила без кружки,
Ну, а я полюбил... линкоры.

Океанские лорды стали,
Вы не детища тьмы иль света.
Вы лишь сила. Вы вне морали.
Хоть не все осознали это...

Не всегда выпадали ставки
В вашу пользу, о лорды стали:
Вас кромсали на переплавке
И во вражьем плену бросали.

Но и воинские таланты
Вы являли: в веках хранимы
Грандиозный размах Ютланда
И российская боль Цусимы.

Вновь война - и в строю солдаты.
Ко второй мировой готовы!
"Ришелье"! "Дюк оф Йорк"! "Ямато"!
И "Литторио"! И "Айова"!

Говорят, новичкам - везуха!
Только бог посчитал иначе
И сказал он линкорам сухо:
"Не видать вам в боях удачи!"

Тем, кто вражьи сметает орды?!
И за что вам сия опала?!
Но друг с другом и вправду, лорды,
В той войне вы сражались мало.

В фатерлянде гремят фанфары:
Кригсмарине - зиг хайль героям!
"Худ" прикончен одним ударом!
"Принс оф Уэлс" избегнул боя!

Но британцы недолго ждали
И за "Худ" отомстили быстро -
И Монбланом оплывшей стали
Под воду оседает "Бисмарк".

Англичане до битв охочи.
Трубы дышат зловеще жарко.
В сизом мраке полярной ночи
"Дюк оф Йорк" нагоняет "Шарнхорст"...

Да! Еще отличились янки:
Не прошла для французов даром
Перестрелка у Касабланки
"Массачусетса" с "Жаном Баром"!

Вот и всё. А других топили
Вездесущие самолеты.
То счастливчики. Третьи ж были
Списаны из состава флота...

Вас осталось совсем немного,
Да и тем не уйти красиво.
"Почему так? - спрошу я бога. -
Так дразняще несправедливо?!"

Но господь не дает ответа,
Хитрый взгляд из-за туч бросая.
Ладно, боже, ведь я всё это,
Дай лишь волю, переиграю!

И узнают еще потомки,
Благородные лорды стали,
И узнают они о том, как
Вы в сражениях умирали!

Как сошлись "Ришелье" и "Рома",
Как "Миссури" стрелял в "Ямато",
Как, враждою держав влекомы,
Бились "Тирпиц" и "Кинг Джордж пятый"...

Чем у пирса ржаветь в безвестье,
Одному на эскадру гордо
Лучше выйти - в том больше чести!
И в мечтах я, стальные лорды,

С дерзко вскинутой головою,
Стиснув зубы, расправив плечи,
Вас извечно готовлю к бою,
Хоть и знаю, что бой - не вечен.

Долг и честь, лорды, жестом сонным
Бог отнял у вас. Надо очень!
Встанем рядом - и мы способны
Небесам надавать пощечин!

Сталь и плоть против божьей воли -
Наши ставки ничтожно малы!
Но, уже утопая в боли,
Мы пройдем сквозь врата Валгаллы...

Стволяр

 

*****

Я военный корабль с экипажем,
Я линейный в строю кораблей,
Был полвека отечества стражем,
Караульным святых рубежей.
Почернели борта и оснастка,
Проржавели мои якоря, –
Столько раз я тонул и спасался,
Из огня вырывался, горя.

Постарел я в скитаньях походных,
Прежней прочности корпуса нет,
И меня на заслуженный отдых
Скоро спишет Военный совет.
И как только подпишут отставку, –
Разобрав отслуживший мотор,
Отбуксируют на переплавку,
Чтобы выковать новый линкор.

И однажды стальным великаном
Соскользну с пусковых стапелей,
На тельняшке живой океана
Стану в строй боевых кораблей.
Не печальтесь, друзья, я не помер,
Вам не раз ещё встречусь в порту,
Только новый порядковый номер
На крутом обозначат борту.

Васильев Валерий

*****

Повсюду пустота, лишь режут глаз
Два белых айсберга на горизонте
Конечно же, вперёд послали нас
Мы всё равно одни на этом фронте

Вот брызги замерзают на лету
Броня покрыта инием и ржою
Мы глубоко сидим, как на плоту
Но мы не плот и мы готовы к бою

От холода и мощности машин
Усталые вздыхают переборки
С надстроек, как с заснеженных вершин
Сметает ветер льдинки и осколки

Шестнадцатидюймовые стволы
Расстреляны почти наполовину
Но на радаре чётче нам видны
Враги - они бегут, подставив спину

Вот метка на зелёном полотне
Наводчика приковывает взгляды
И пусть мы не уверенны вполне
За горизонт уносятся снаряды

Сближаемся. Средь дыма и огня
Чужой линкор сердито отвечает
Мне кажется - снаряд летит в меня!
И кажется что наш перелетает...

Удар. Броня тяжелая скрипит
Заклепки разлетаются как пули
Вода на ватерлинии кипит
Стекая сквозь проломы прямо в були

Уже готов отдаться воле вод
На палубу бегу обьятый страхом
Мы накренились! Мы теряем ход!
А за бортом трагедия с размахом

Отвесна, всем и каждому видна
Наш враг был настоящим испалином
Из гущи волн торчит его корма!
Опалена огнем, обьята дымом

Победа! Счастье! Жизнь! Живым домой!
Мы на плаву и шлюпки не спускаем
Работая машиной лишь одной
Мы северное море покидаем

А через год закончится война
И мы уйдем в коммерческие рейсы
А наш линкор без всякого следа
Разрежут на подшипники и рельсы

Промчится не один десяток лет
Я всё забуду и меня не станет
Но в месте под названьем "Интернет"
Поэт как может, пусть меня помянет!

Мидуэй Арк-Рояль

*****

Линкор "Новороссийск"

Октябрь. Двадцать восьмое.
Возвращение из похода.
Шестьсот входят душ
Через морские ворота.
Шестьсот ищут глаз
Приветственные взгляды
На извилистых берегах,
Одетых в льняные наряды.

Севастопольский рейд внимает,
Броненосцы и крейсера
Отрадному, взлетающему:
"Товарищи, ура!"
Октябрь. Двадцать восьмое.
Над морем туманный покров.
Женские руки и взгляды
С нарядных зовут берегов.

Половина второго. Только
Три склянки вахтенный бьёт -
Шестьсотголосый крик ужаса!
Вглядеться ночь не даёт
В неизбежную гибель. Силы
Немыслимой взрыв.
Потоки воды забортной
Хлещут, туман изрыв,

В глубине защищённой бухты.
Отказано в эвакуации.
Запоздалые приказания
Бессмысленные, по рации.
Со штатных срываются мест
Зенитные установки,
Механизмы. Волны -
Взрываются боеголовки.

Четыре. Корабль ложится
На левый борт. В могилу -
Семнадцать метров воды
И сорок - вязкого ила -
Шеренги плотные моряков
Катяться. Баркасов нет.
Мачтой уткнувшись в грунт,
Линкор в своих недрах

Закрывает неспасшихся.
Отчаянный из отсеков стук
Переходящий в сплошную дробь.
Ожидание. Вдруг
Голоса подорванные о "Варяге"
Запели, накрываясь волнами:
"Прощайте, товарищи, с Богом, ура!
Кипящее море над нами..."

Ночь на двадцать девятое.
Исступлённые берега
Побелевшие, смолкнувшие,
Припавшие к ногам
Шестисот душ. Берега,
Не взявшие никого с поличным,
Фуражки сняли белые.
И словно личное,

Чему не позволено разлиться,
Одни всегда помнили
Руки те, песни, лица.
Каждое утро над ними там
Голос летит и взывает:
"Наверх вы,товарищи!
Все по местам!"

Живаго Юля

*****

Ученью последняя точка.
Холодный плаксивый ноябрь.
Поставлен на главную "бочку"
Трофейный линейный корабль.
Корабль итальянской постройки,
Взятый в последней войне,
От киля и до надстройки
Служит Советской стране.
Он, оснащенный с размахом,
Флагман далеких морей
Кажется Голиафом
На фоне других кораблей.
Уволенных ждали встречи,
Любимые и друзья.
На рейд опустился вечер.
Закуталась дымкой земля.
Страшнее любых фантазий,
Связанных с прошлой войной:
Двери и рамы зданий
Сбиты ударной волной.
Обломков совсем немного.
Над бухтою дым плывет.
Поднят внезапной тревогой
Весь Черноморский Флот.
Причины еще не знали.
В штабе сплошные звонки.
Команды в отсеки загнали
По расписанью войны.
Диверсии не ожидали:
Мирный советский порт.
Мгновения истекали.
Флагман кренился на борт.
Казалась простою очень
И достижимою цель -
Снять Голиафа с бочек
И посадить на мель.
Но поступили иначе:
Заслуга будет вдвойне,
Если решим задачу
В условиях, близких к войне.
Длилась борьба за живучесть,
Но был ли в борьбе той толк:
Корабль сохранял плавучесть
И все же кренился на борт.
В ту ночь не сомкнули веки.
Конец почти каждый знал:
Вода заполняла отсеки,
И приближался финал.
Сюжет почти весь готовый.
Добавим к нему одно:
Корабль разорвал швартовы
И сразу пошел на дно.
В отсеках погибли люди.
Сотни прекрасных парней.
Об этом писать не любят
До самых последних дней!
Навеки в Историю взят был
В графу "Катастроф и бед"
Год полусотни пятый.
Большой Севастопольский рейд.

*****

Бескозырки плывут по воде,
Черных ленточек руки раскинув.
Нет нам места на твердой земле,
Море Черное - наша могила.
Наши души несут над волной
Белоснежные чайки на крыльях.
Мы погибли в борьбе роковой,
Помни подвиг матросов, Россия.
Враг прокрался порою ночной,
Взрыв раздался под днищем линкора.
Наполнялся корабль водой,
Переборки рвались от напора.
Но не дрогнул Советский матрос,
Не оставил корабль без боя.
Пусть на метр в дно врезался нос,
И винты вознеслись над водою.
Мы держали линкор на плаву,
Нам вода доходила до горла.
Каждый думал: "хоть я и умру,
Но и мертвым не выйду из боя".
Вы у наших могил не рыдайте,
Не бросайте к подножью цветы,
Лучше вдовам и детям воздайте
То, что сделать не сможем уж мы.
И наветам врагов не внимайте,
Им не дорога флотская честь.
Верность Родине, Верность присяге
Всем таким наша общая Весть.
И сквозь годы, преграды не зная,
Сквозь наветы и жалкую лесть
Новороссийская Слава святая
Будет вечно в народе звенеть.
Наши души несут над водой
Черноморские чайки на крыльях,
Экипаж пал в борьбе роковой,
Помнит подвиг матросский Россия.

Никольский В.