Что такое любовь
11.12.2016
bank-medias.ru | http://sportnews94.ru | http://telepat09.ru | mynewsmaker.ru/ | seonus.ru

Стихи про кинжал

Стихи о любви - Коллекции стихов
22.10.2016 23:38

Стихи про кинжалКинжал, заточенный о плоть,
Каленый кровью и обманом,
Тебя возьму, чтоб распороть
Зарубцевавшиеся раны.

Алексей

*****

Люблю тебя, булатный мой кинжал,
Товарищ светлый и холодный.
Задумчивый грузин на месть тебя ковал,
На грозный бой точил черкес свободный.

Лилейная рука тебя мне поднесла
В знак памяти, в минуту расставанья,
И в первый раз не кровь вдоль по тебе текла,
Но светлая слеза - жемчужина страданья.

И чёрные глаза, остановясь на мне,
Исполнены таинственной печали,
Как сталь твоя при трепетном огне,
То вдруг тускнели, то сверкали.

Ты дан мне в спутники, любви залог немой,
И страннику в тебе пример не бесполезный;
Да, я не изменюсь и буду тверд душой,
Как ты, как ты, мой друг железный.

Михаил Лермонтов

*****

Я подарю тебе сейчас кинжал,
Он сувенирный, чтоб ты знал.
На нем я имя твое напишу,
На видном месте я поставить попрошу.
Чтобы гости все смотрели,
И такой же захотели.

*****

Висит кинжал старинный на гвозде,
Сияя, словно луч луны во мраке.
В набегах не бывал со мной нигде,
Его в руке я не сжимал для драки.

На поясе его я не таскал –
Я вырос на земле в другой одежде
И никогда с кинжала не стирал
Кровавых пятен – ни теперь, ни прежде.

Лишь пыль сотру – он снова на стене,
И даже дичи кровь с него не льётся.
Оружие совсем иное мне
Вручила жизнь, что крепнул мир под солнцем.

Но для чего же я кинжал держу,
Его, как дар бесценный, сохраняю?
Зачем тобой, кинжал, я дорожу
И остриё нередко проверяю?

Зачем, когда приходят гости в дом,
Устраиваю вроде бы смотрины?
Неужто с битвой хочешь быть знаком?
Прошу тебя, ответь, кинжал старинный!

С кинжалом разговаривал я так,
Холстиной пыль стирая осторожно.
– Ты потому хранить меня мастак,
Что горец ты! – сказал кинжал тревожно.

Расул Гамзатов
(Перевод Таировский Ян)


*****

Он к сердцу прислонил кинжал
И в губы смерть поцеловал.
Полет прекрасный совершил
И за ночь смерть в себя влюбил.

Терёхин Игорь

*****

Из ножен вырван он и блещет вам в глаза,
Как и в былые дни, отточенный и острый.
Поэт всегда с людьми, когда шумит гроза,
И песня с бурей вечно сестры.

Когда не видел я ни дерзости, ни сил,
Когда все под ярмом клонили молча выи,
Я уходил в страну молчанья и могил,
В века загадочно былые.

Как ненавидел я всей этой жизни строй,
Позорно-мелочный, неправый, некрасивый,
Но я на зов к борьбе лишь хохотал порой,
Не веря в робкие призывы.

Но чуть заслышал я заветный зов трубы,
Едва раскинулись огнистые знамена,
Я - отзыв вам кричу, я - песенник борьбы,
Я вторю грому с небосклона.

Кинжал поэзии! Кровавый молний свет,
Как прежде, пробежал по этой верной стали,
И снова я с людьми, - затем, что я поэт,
Затем, что молнии сверкали.

Валерий Брюсов

*****

Богатый вязью расписной кинжал,
Ты гордый символ Ближнего Востока.
Судьей безмолвным ты для многих стал,
Что судит справедливо, но жестоко.

Лихой джигит и мудрый аксакал,
Тебя таят под буркою овчинной.
Но твой клинок никто не обнажал
Без видимой к свершению причины.

Но в час священной битвы роковой,
В долине злачной, иль в горах Кавказа.
Ты лезвием блистал в полдневный зной,
Сияньем ограненного алмаза.

Хозяина не дрогнула рука,
Когда удары грозные вершила.
И острие булатного клинка
Взывала к появленью Азраила

Ты верен был хозяину, как брат,
И был оружием кровавой мести.
Твой крепкий позолоченный булат
Защитник ярый верности и чести!

Дайм Смайлз

*****

Отделкой золотой блистает мой кинжал;
Клинок надежный, без порока;
Булат его хранит таинственный закал -
Наследье бранного востока.
Наезднику в горах служил он много лет,
Не зная платы за услугу;
Не по одной груди провел он страшный след
И не одну прорвал кольчугу.
Забавы он делил послушнее раба,
Звенел в ответ речам обидным.
В те дни была б ему богатая резьба
Нарядом чуждым и постыдным.
Он взят за Тереком отважным казаком
На хладном трупе господина,
И долго он лежал заброшенный потом
В походной лавке армянина.
Теперь родных ножон, избитых на войне,
Лишен героя спутник бедный,
Игрушкой золотой он блещет на стене -
Увы, бесславный и безвредный!
Никто привычною, заботливой рукой
Его не чистит, не ласкает,
И надписи его, молясь перед зарей,
Никто с усердьем не читает...
В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, которой свет
Внимал в немом благоговенье?
Бывало, мерный звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для битвы,
Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы.
Твой стих, как божий дух, носился над толпой;
И, отзыв мыслей благородных,
Звучал, как колокол на башне вечевой,
Во дни торжеств и бед народных.
Но скучен нам простой и гордый твой язык,
Нас тешат блёстки и обманы;
Как ветхая краса, наш ветхий мир привык
Морщины прятать под румяны...
Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк?
Иль никогда, на голос мщенья
Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной презренья?..

Михаил Лермонтов

*****

Робко струйка побежала от плеча...
Жало острого кинжала сгоряча
Прикоснулось к нежной коже, краткий миг,
Приласкаться сталь не может... Тихий вскрик.

Острым краем прикасается клинок,
Обещая ласки Рая... Но не смог...
Слишком чувственно касается кинжал,
Слишком больно... Обещанья не сдержал.

Робко струйка побежала по груди,
Заалела... Задрожжала впереди
Дымка... Взгляд мой затуманила слеза...
Алой кровью начертилась полоса...

hitomi

*****

Игрушка - ну, ума лишиться!
Вся - как отточенная фраза.
Когда-то схожею вещицей
Решали все проблемы разом.
Иные истины вещает
Наш век, по-будничному жалок,
И мало что уже решает
Удар разящего кинжала.
Хотя нам данный факт знаком,
Желают и душа, и разум,
Чтоб Вы, как в старину, клинком
Решали все проблемы разом.

*****

Портной обновочку утюжит,
Сопит портной, шипит утюг,
И брюки выглядят не хуже
Любых обыкновенных брюк.

А между тем они из воска,
Из музыки, из лебеды,
На синем белая полоска -
Граница счастья и беды.

Из бездны протянулись руки:
В одной цветы, в другой кинжал...
Вскочил портной, спасая брюки,
Но никуда не убежал.

Торчит кинжал в боку портного.
Белеют розы на груди.
В сияньи брюки Иван ва
Летят и - вечность впереди.

*****

Кинжал

Лемносский бог тебя сковал
Для рук бессмертной Немезиды,
Свободы тайный страж, карающий кинжал,
Последний судия позора и обиды.

Где Зевса гром молчит, где дремлет меч закона,
Свершитель ты проклятий и надежд,
Ты кроешься под сенью трона,
Под блеском праздничных одежд.

Как адский луч, как молния богов,
Немое лезвие злодею в очи блещет,
И, озираясь, он трепещет,
Среди своих пиров.

Везде его найдет удар нежданный твой:
На суше, на морях, во храме, под шатрами,
За потаенными замками,
На ложе сна, в семье родной.

Шумит под Кесарем заветный Рубикон,
Державный Рим упал, главой поник закон;
Но Брут восстал вольнолюбивый:
Ты Кесаря сразил - и, мертв, объемлет он
Помпея мрамор горделивый.

Исчадье мятежей подъемлет злобный крик:
Презренный, мрачный и кровавый,
Над трупом вольности безглавой
Палач уродливый возник.

Апостол гибели, усталому Аиду
Перстом он жертвы назначал,
Но вышний суд ему послал
Тебя и деву Эвмениду.

О юный праведник, избранник роковой,
О Занд, твой век угас на плахе;
Но добродетели святой
Остался глас в казненном прахе.

В твоей Германии ты вечной тенью стал,
Грозя бедой преступной силе -
И на торжественной могиле
Горит без надписи кинжал.

Александр Пушкин

*****

Я не жалею не о чем...
Пусть слезы катятся ручьем...
Я не жалею не о чем
И не прошу прощенья.
Ты умерла... Я стал твоей судьбой -
Небесным палачем...
Мне не нужнО прощенье!..

А мой кинжал в твоей груди,
Твоею жизнью напоил
Свое сверкающее жало...
Я слишком сильно полюбил,
Чтоб для других тебя оставить.

О, если бы не рана и не клинок в груди
Никто бы не поверил, что не живая ты;
Что ледяной вуалью
Тебя укрыла ночь...
Ты холодна... и так прекрасна
Луны печальной девственная дочь.
Твои уста целую страстно
И не могу тебе помочь...
Мне самому уже не страшно
Идти туда, где ты,
Где царствует лишь ночь...
В страну моей мечты...
И прочь отсюда, прочь!..

А мой кинжал в твоей груди
Твоею жизнью напоил
Свое сверкающее жало.
Теперь,пускай, он пьет мою...
Твоей ему, наверно, мало!..

Алексей