Что такое любовь
25.09.2017
bank-medias.ru | http://sportnews94.ru | http://telepat09.ru | mynewsmaker.ru/ | seonus.ru

Стихи о Праге

Стихи о любви - Коллекции стихов
16.08.2017 23:23

Стихи о ПрагеПрага, как старая дама в вуали -
Профиль готичен.
Здесь электрический смайлик трамвая
Анекдотичен.
Тонем в истории улочек узких -
Даты и прочерк.
Толпы туристов. Но, кажется, русских
Больше чем прочих.

Влтава гоняет усталые волны
Между мостами.
Буквы на вывеске бара неполны -
Стерлись местами.
Наши? - подсели за столик, спросили
Парни из Тынды.
Что ж, признаваться, что ты из России
Стало не стыдно.

Нас узнают не по вычурным платьям,
Не по каратам,
А по тому, как беспечно мы платим
Ихнему брату,
И по тому, как душевно гуляем,
Вольно глаголим,
Гоголем ходим, где раньше буянил
Глиняный Голем.

Темное пиво, гуляя по замку,
Мы ли не пили?
И восхищались, как держат осанку
Древние шпили...
На гобеленах в покоях монарших
Пражские ночи.
Толпы туристов. И, все таки, наших
Больше, чем прочих.

Царев Игорь

*****

Как тебя оставить, Прага, тяжело!
Град и храм святого Микулаша,
ласточек, что покидают башни,
чтобы прилететь назад с теплом,

Влтаву, чья сверкающая гладь
схожа с рыбьей скользкой чешуею,
Петршин, - на его вершине стоя,
глаз нельзя от Праги оторвать, -

окон тысячи, заржавленные крыши
и людей, таких же, как и я...
Шпили, купола, святые в нишах -
здесь во всем поэзия твоя!

Если б звон твоих колоколов
мне услышать в смертный час суровый...
Красоту твою оставить тяжело,
для тебя я жить хотел бы снова!

Витезслав Незвал
(Перевод Малевича О.)


*****

Прага. Светает.
Гостем с далёких звёзд
Ангел слетает
На Карлов мост.

Здесь тишины,
Тайны лежит покров.
Еле слышны
Мелодии дальних миров,

Ими едва различимо
Воздух звенит золотой...

Близится неотвратимо
День с его суетой.

Ija Gebert

*****

Я снова в Праге. Дома с лепниной,
Брусчатка шуршит у меня под ногами,
И втиснувшись боком в узкую улочку,
Дробно стучат по рельсам трамваи.

Снова брожу по аллеям парка,
Где в мяч играла сама королева,
Где, с веток ссыпая бисера капли,
Мечутся белки направо, налево...

Там метроном множит время над Влтавой.
Что острова свои обнимая,
Тихо баюкает их рукавами
Под песни Марины об этом крае.

Яровинская Татьяна

*****

Чудный город, с романтикой дружит,
Нас оранжево в небе закружит,
И сверкая вокруг витражами,
Орхидеи подарит горстями...

Старых улочек нежная прелесть,
Влтавы медленной ровная зрелость.
Карлов мост и прозрачная радость,
Хлебосольство людское не в тягость.

Это Прага - любовь и мечта!
Надоела Москвы маета...

Макина Алина

*****

Где сроки спутаны, где в воздух ввязан
Дом - и под номером не наяву!
Я расскажу тебе о том, как важно
В летейском городе своем живу.

Я расскажу тебе, как спал он,
Не выспался - и тянет стан,
Где между водорослью и опалом
День деворадуется по мостам.

Где мимо спящих богородиц
И рыцарей, дыбящих бровь,
Шажком торопится народец
Потомков - переживших кровь.

Где честь, последними мечами
Воззвав, - не медлила в ряду.
О городе, где все очами
Глядит - последнего в роду.

Марина Цветаева

*****

Скрипичной музыкой звучит
Ажурная витая Прага.
И музыки высокой правда
Сознанье светом укрепит.

Хребтом средневековых сил
Встаёт собор святого Вита.
Молитв избыточно вместил,
И глубина его прошита

Метафизичностью огней.
Сквозь витражи – свет разноцветный.
А улиц далее – лучей
Разнообразье. Вздохи ветра.

Я вверх иду, а после вниз,
Со мною лестница играет.
И современных будней из
Меня чудесно изымает.

*****

Под фисташковым небом есть золотой город,
Что дороги выложил мрамором и песком.
Он увяз в паутине веков. Он на вид так молод,
Что легко обманутся те, кто с ним не знаком.

И поверят, что он – ребёнок. Он пахнет детством.
Шоколадом, имбирным печеньем, миром иным,
Где под стул умещалось огромное королевство,
И чудак с зонтом приносил красивые сны.

И, конечно, он пахнет Чудом. Простым и ясным.
Чудом без спецэффектов, без блёсток и мишуры,
Настоящим и искренним, а потому – прекрасным.
Те, кто с ним не знаком, обманутся, но – до поры.

И, шагая по карамелькам мраморной плитки,
Улыбаясь, как в детстве, пошире глаза раскрыв,
Новички неожиданно встретят иные улыбки,
И в их лица дохнёт иной ледяной порыв:

Это город загадок, город старинных преданий,
Ввысь вознёсшихся шпилей в нездешней мрачной тоске,
Где холодное и глухое веков дыханье
Замуровано в почерневшем известняке.

Аромат Волшебства в узор заплетается сложный.
Узелки в паутине ловушки завяжут тайны.
Оплетут коварные сети сердце надёжно
И не выпустят образ города даже случайно:

Тень улыбки таинственной. Взгляд лучистый – лукавый.
Колокольный звон бирюзово-светлого тона.
Прорисованный тонкой кистью мираж над Влтавой
Золотой канителью по кобальтовому фону.

*****

Нет, не верю - это сон,
А быть может магия,
Запеваю в унисон
С чародейкой Прагой я.

Храмы, площади, мосты,
Танго дом танцующий.
Город маг, расставил ты
Сети в каждой улице.

Не уйти от этих чар -
Божеству подобие.
Пражских лип хмельной отвар
Мне весь не испробовать.

На этаж двадцать седьмой
Я взлетаю птицею,
И любуюсь там ночной
Прагою – царицею.

Шепчет в жёлтом фраке клён
Дверь, закрыв парадную:
- Чтоб вернуться пару крон
В речку бросить надо бы...

Орехова Галина

*****

Застывшая музыка Готики.
Брусчатка седых веков.
И крыш островерхих экзотика.
Ведь соткана Прага из снов.

Еврейский квартал со временем,
Бегущим наоборот.
Там улочек узких забвение.
На Вацловскую – поворот.

Пенною шапкой красуясь.
Крушовиц волнующий эль.
В закат алой чайкой сорвусь я.
Над Влтавой – органный хмель.

Фонтанов поющих призраки,
Где голос Доминго и Свет
Сплетаются в вечностью признанный
Искристый волшебный дуэт!

В Соборе Святого Вита
Изысканность витражей.
Там ангелов пышная свита
Встречает у входа гостей.

Танцующим домом любуюсь.
Я городу оды пишу.
И вновь, как всегда, волнуясь.
К нему на свиданье спешу!

Азарнова Лючана

*****

Старая Прага встречает тепло,
Улыбкою детской осеннего утра
И с небушка радостью в сердце легло,
Благое сиянье лучей перламутра.

Над Пражской Лореттой разносится звон,
Закапали слёзы, прося очищенье,
Святых колокольцев звучит унисон
Душа, принимает Благое прощенье.

Я двигаюсь дальше в пространстве веков,
Там рыцарей вижу одетыми в латы,
За ними спускаюсь с крутых берегов,
Вступаю на мост, а дальше в палаты.

Смотрю сквозь столетья, мой взгляд изумлён,
Любуясь мостами, дворцами, часами.
Я слушаю эхо прошедших времён,
Которое бродит повсюду за нами.

Красавица Прага, ты чудо веков!
В величии славы касаешься звёзд,
Ты лучшая в мире среди городов,
К небу тебя Дух народа вознёс.

Моккули Адилия

*****

На башне белый ангел охраняет
Покой астрономических часов.
Проулок лабиринтом увлекает
В действительность довольно ветхих снов.
Оттенки Праги!
Вспыхнула парчою
На солнце Влтава. И парит собор.
Собор святого Витта полнит взор –
Любой бывает грустным, пусть порою.
Тут готика, барокко и ампир
Даются смесью – славною такою.
Архитектура в чём-то нивелир –
Представит никакими нас с тобою.
А зелень парков трепетно-пышна.
На улочке платаны. Лестниц много.
В квартал еврейский приведёт дорога
И кладбище покажет нам она.
На старых плитах, вздёрнутых торчмя
Покоятся, легки, резные тени.
И надписи, таинственно томя –
Что к мудрости неведомой ступени.
Цветная Прага. Старые дома
Приземисты, базилика плечиста.
И кажется действительность сама
Роскошно-ювелирно-золотиста.

Балтин Александр

*****

Я снова в Праге. Дома с лепниной,
Брусчатка шуршит у меня под ногами,
И втиснувшись боком в узкую улочку,
Дробно стучат по рельсам трамваи.

Снова брожу по аллеям парка,
Где в мяч играла сама королева,
Где, с веток ссыпая бисера капли,
Мечутся белки направо, налево...

Там метроном множит время над Влтавой.
Что острова свои обнимая,
Тихо баюкает их рукавами
Под песни Марины об этом крае.

Яровинская Татьяна

*****

Где сроки спутаны, где в воздух ввязан
Дом - и под номером не наяву!
Я расскажу тебе о том, как важно
В летейском городе своем живу.
Я расскажу тебе, как спал он,
Не выспался - и тянет стан,
Где между водорослью и опалом
День деворадуется по мостам.
Где мимо спящих богородиц
И рыцарей, дыбящих бровь,
Шажком торопится народец
Потомков - переживших кровь.
Где честь, последними мечами
Воззвав, - не медлила в ряду,
О городе, где всё очами
Глядит - последнего в роду

Марина Цветаева

*****

Атмосфера ушедшей эпохи,
Без оттенков печали и страха.
Вам в любви объясниться готов,
Госпожа, красавица... Прага!

Ваших улиц, воздух вдохнуть,
Любоваться стилем барокко.
Попытаюсь проникнуть в суть,
Прикоснуться к самим истокам:

От заклада каменных стен,
К нашим дням, живя днём вчерашним..
В персонажах знакомых книг,
Что дарил нам, Великий Гашек.

Мостовые впитали кровь,
Инквизиции, войн и смуты.
Город - сказка. Город - мечта,
Кто увидел, тот не забудет...

Строгой дамою, в шляпке - вуаль,
Ты в мечтах моих, как и прежде.
Как хочу, повстречать тебя:
В моём сердце живёт надежда.

Золотою нитью судьбы,
Что связала: сегодня - вчера.
Перейду с тобою на ТЫ,
Заблудившись в твоих дворах...

Здесь, в костёлах, звучит орган
А в тавернах - чешское пиво.
Вам в любви, объясниться готов:
Город - Прага! Как Ты красива...

Стратонов Валерий

*****

Не зря называют тебя золотою,
Здесь древность и готика рядом живут,
Повисли мосты над Влтавой-рекою
И старые замки взгляд в небо влекут.

Седые соборы здесь встали стеною,
Дворцам и костёлам потерян здесь счёт,
Запружены улицы шумной толпою
И жизнь многолико и шумно течет.

Твои черепичные красные крыши
Ласкает вечернего солнца восход,
А я поднимаюсь всё выше и выше,
Туда, где град Пражский в величье встаёт.

Здесь Кафка творил, музицировал Моцарт,
Органная музыка своды рвала,
Людей приводила в безудержный трепет
И вверх улетая, куда-то звала.

Иду я по Праге, как в толще столетий,
И чувствую зодчих широкий размах,
Меня удивляет их творческий гений
И сильная воля в великих делах.

Кончается ночь, просыпается утро,
И снова встает в пражском небе рассвет,
А город стоит, улыбаясь как будто,
И шлет мне последний прощальный привет.

Афанасьев Борис

*****

На башне белый ангел охраняет
Покой астрономических часов.
Проулок лабиринтом увлекает
В действительность довольно ветхих снов.
Оттенки Праги!
Вспыхнула парчою
На солнце Влтава. И парит собор.
Собор святого Витта полнит взор –
Любой бывает грустным, пусть порою.
Тут готика, барокко и ампир
Даются смесью – славною такою.
Архитектура в чём-то нивелир –
Представит никакими нас с тобою.
А зелень парков трепетно-пышна.
На улочке платаны. Лестниц много.
В квартал еврейский приведёт дорога
И кладбище покажет нам она.
На старых плитах, вздёрнутых торчмя
Покоятся, легки, резные тени.
И надписи, таинственно томя –
Что к мудрости неведомой ступени.
Цветная Прага. Старые дома
Приземисты, базилика плечиста.
И кажется действительность сама
Роскошно-ювелирно-золотиста.

Балтин Александр

*****

Я пришла сегодня попрощаться.
Уезжаю. Но когда-нибудь вернусь.
Все мосты твои, дома и переулки
Помню я, конечно, наизусть.

Я от слез почти уже не вижу
Красоту что возраст сохранил.
Город мой, ты в сердце занял нишу
И навеки место сохранил.

Поцелую Прагу на прощание.
И потру скульптуру на мосту.
Буду верить в скорое свиданье.
Я на Староместскую еще приду.

*****

Мне сегодня спалось безмятежно, легко, словно в детстве.
Ночь окрасила сон в нереальные сочные краски.
Я бродила по зимнему городу, чувствуя сердцем, -
Этот город чужой лишь на миг и по вечности пражской

В ритме вальса, волнуясь, спешу, не боюсь заблудиться.
Пусть не знаю названия улиц – нисколько не страшно.
Есть подруга – поможет, откроются тайны столицы.
Как изысканно-женственны стройные древние башни!

Дерзко к солнцу стремятся, пронзив предрассветное небо.
Может там, в облаках и свершится волшебное действо.
Безграничны фантазии сна и да здравствует небыль -
Поцелуй шпиля Праги с корабликом Адмиралтейства.

Петровская Тамара

*****

У каждого из нас есть тайные места,
В которые всегда приятно возвращаться,
Да, Прага, я опять у Карлова моста,
Я снова не могу тобою надышаться!

Соборы, купола, цветные витражи,
Далекий город мой, и чуточку домашний,
Встречай меня, встречай! Кружи меня, кружи
Под гулкий бой часов на Староместской башне!

Кружи вдоль красных крыш, вдоль арок и колонн
По улицам, что так друг к другу тесно жмутся,
Что двум не разойтись... Но если это сон,
Как больно будет мне вне стен твоих проснуться!

Спешит куда-то мир, лишь ты в нем не спешишь,
Запутавшись в веках, не ускоряешь шага.
И дух былых времен так трепетно хранишь,
Край черепичных крыш, стобашенная Прага!

Ты греешь сердце мне, как первая любовь.
И как, скажи, в тебя возможно не влюбиться!
Позволь же мне ещё средь замков и мостов
На улицах твоих, как раньше, заблудиться...

Когда ж других столиц меня поманит блеск
И пыль седых дорог помчит меня всё дальше,
Я в путь возьму с собою Влтавы мерный плеск
И стройный вид всех ста твоих высоких башен!

Высоцкая Юлия

*****

На Карловом мосту ты улыбнешься,
переезжая к жизни еженощно
вагончиками пражского трамвая,
добра не зная, зла не забывая.

На Карловом мосту ты снова сходишь
и говоришь себе, что снова хочешь
пойти туда, где город вечерами
тебе в затылок светит фонарями.

На Карловом мосту ты снова сходишь,
прохожим в лица пристально посмотришь,
который час кому-нибудь ответишь,
но больше на мосту себя не встретишь.

На Карловом мосту себя запомни:
тебя уносят утренние кони.
Скажи себе, что надо возвратиться,
скажи, что уезжаешь за границу.

Когда опять на родину вернешься,
плывет по Влтаве желтый пароходик.
На Карловом мосту ты улыбнешься
и крикнешь мне: печаль твоя проходит.

Я говорю, а ты меня не слышишь.
Не крикнешь, нет, и слова не напишешь,
ты мертвых глаз теперь не поднимаешь
и мой, живой, язык не понимаешь.

На Карловом мосту - другие лица.
Смотри, как жизнь, что без тебя продлится,
бормочет вновь, спешит за часом час...
Как смерть, что продолжается без нас.

Иосиф Бродский

*****

Не зря называют тебя золотою,
Здесь древность и готика рядом живут,
Повисли мосты над Влтавой-рекою
И старые замки взгляд в небо влекут.

Седые соборы здесь встали стеною,
Дворцам и костёлам потерян здесь счёт,
Запружены улицы шумной толпою
И жизнь многолико и шумно течет.

Твои черепичные красные крыши
Ласкает вечернего солнца восход,
А я поднимаюсь всё выше и выше,
Туда, где град Пражский в величье встаёт.

Здесь Кафка творил, музицировал Моцарт,
Органная музыка своды рвала,
Людей приводила в безудержный трепет
И вверх улетая, куда-то звала.

Иду я по Праге, как в толще столетий,
И чувствую зодчих широкий размах,
Меня удивляет их творческий гений
И сильная воля в великих делах.

Кончается ночь, просыпается утро,
И снова встает в пражском небе рассвет,
А город стоит, улыбаясь как будто,
И шлет мне последний прощальный привет.

Афанасьев Борис

*****

Ты – заветный грааль под эгидой трёхцветного флага,
с необузданной Влтавой, по-нашему – "дикой рекой"...
Я любуюсь тобой днём и ночью, волшебная Прага,
позабыв, как юнец, от восторга про сон и покой...

...и, похоже, влюблён... в эти улочки и переулки...
Балюстрады мостов, шумный гомон твоих площадей,
пунктуальный трамвайчик, истома от пешей прогулки
привнесли некий шарм в череду моих будничных дней.

Чудо-встреча с тобой для меня – неземная награда.
Не хочу козырять слишком вычурным словом – престиж,
увозя в Петербург мной заснятый из "Пражского града",
несравнимый ни с чем вернисаж терракотовых крыш...

... и открытки химер, что с костёлов глядят сиротливо,
вызывая подчас средь людей неподдельную грусть...
Напоённый без меры сортами отменного пива,
я надеюсь в душе, что сюда непременно вернусь!

Владимир Кухарь

*****

Как легенду или сагу,
этот город не забыть.
Наконец я еду в Прагу,
с бравым Швейком пиво пить.

Как мечтала я об этом
столько зим и столько лет.
Золотого Праги света
навсегда остался след.

Побродив по замкам старым
под каштанов белый дым,
город – ты поймёшь – недаром
называют золотым.

Сказочных домов и башен
чуден и причудлив вид.
Рыцарь каменный на страже
там над Влтавою стоит.

Там мосты на речке длинной
удивительной красы,
и на ратуше старинной
бьют старинные часы.

За слова свои в ответе –
я прошла весь белый свет,
но на целом белом свете
тех часов красивей нет.

Прага, из любого края
светит мне твоя краса,
время жизни я сверяю
по твоим златым часам.

Афонская Ирина

*****

Вот и пражский вокзал.
Я люблю этот запах вокзальный,
Ведь вокзал – это храм
Для бродячих неистовых душ;
Вот и пражский трамвай –
Быстроходный, во всем идеальный;
Вот и улочек пражских
Старинный загадочный дух.

Здесь теснятся дома,
Обнимая любовно друг друга;
Приглашает на чашечку кофе
Уют площадей;
И заветных историй
Вам столько нашепчет на ухо
Прогулявший всю ночь,
Разомлевший от пива Морфей!

Староместская площадь
Раскрылась из улочки узкой
В золотистых лучах
Восхищенных виденьем небес;
Затаили дыханье дома,
Зачарованно слушают Гуса –
Он из адова пламени
Бронзовой статью воскрес.

Древних башен готических
Сказочные очертания –
Два прекрасных аккорда
Волшебных парлержевских рук;
Над земною обителью
Матери Божией звездным сиянием
Торжествует и плачет
Лучистый пронзительный звук.

Бой курантов отмерил
Начало грядущего часа;
Поучительный краткий
Спектакль положил на весы
Все пороки земные –
И переполнена чаша...
Но легка ли твоя?
Призадумайся, взвесь и реши.

Пражский град, ты роскошен
На троне над водами Влтавы;
За своею красой ненаглядной
Ревниво следишь.
Королевской короны зубцы –
Шпили Витова храма
Возвышаются гордо
Над морем рубиновых крыш.

Карлов мост – будто храм
Под лазоревым куполом вечности,
Весь пропитанный святостью
Множества важных скульптур...
Но мне слышится цокот копыт
И все время мерещится
Лошадей императора Карла
Парадный аллюр.

Рыцарь Брунцвик печален
На скромном своем пьедестале,
Не допущен к парадному строю
Элиты святой.
Ты прекрасен, мой рыцарь,
В своей сокровенной печали;
Обнаженный твой меч
Освящен золотою росой.

Мы идем петршинских садов
Затененными тропами,
Где страдает мятежный
Цветаевский стих меж листвы;
Где на древней стене
Отпечатались жаркими строками
И еще не остыли
Признанья "Поэмы Горы".

Лоретанского дворика
Ангельская безмятежность...
Здесь в тенистых аркадах
Блуждает полуденный сон;
Нарушая внезапно
Тишайшую эту безбрежность,
Задушевной мелодией
Сердце взбодрил карильон.

Нам в уютных садах
Улыбались приветливо розы;
А поющий фонтан
Нам исполнил поэму Любви
К Влтаве, Праге и Чехии...
Светлые, нежные грезы
Вдохновенного Сметаны
На душу песней легли.

Нас вечерняя Прага
Палитрою цвета согрела;
И тоска расставанья
Забилась под сердцем ключом;
Староместская площадь
Объятий разжать не хотела;
Милый Брунцвик взмахнул
На прощанье лучистым мечом.

И душа расцвела
Упоительной радужной негой,
И частица ее
Поплыла над блестящей водой...
Белый танец прощальный
На бархате черного неба
Нам исполнили птицы...
Я им помахала рукой.

*****

Нет, Этого Ничто не объяснит!
Ни красота, ни стиль своеобразный,
Ни Прашна брана, ни площадь
Староместская, ни Карлов мост,
Ни древняя, ни молодая Прага, -
Ничто - что можно осязать, что можно строить или разрушать руками...
Нет, Этого
Не объяснят преданья старины и красота неповторимой Праги.
Такой на свете не было и нет. Разрушив даже, ты ее не уничтожишь.
Она - бессмертна.
Поэзия ее сложна, но при стараньи ее всегда угадываю я.
Так мы угадываем мысли женщин, которых любим.
Нарисовать иль описать тебя никто не сможет.
И зеркала к тебе не поднесешь.
Я не узнал бы в зеркале тебя, и ты б сама себя в нем не узнала.
Нет, Этого Ничто не объяснит!
Путеводитель и язык проворный бессильны здесь.
Ведь весь секрет - в тебе самой, в таинственно волшебном естестве.
В том, Как садятся стаи птиц на крыши,
Как мать зовет ребенка на бульваре, украшенном старинною скульптурой.
Как едет парень на велосипеде, романсы напевают где-то рядом,
Как пахнут беспокойные трамваи под мерный звон колоколов церковных,
Как самая модернейшая мода не портит ни вокзалов, ни костелов,
Как наполняет аромат сосисок пивные, утонувшие в веках,
Как горячо звучит язык наш чешский на камнях древних площадей и улиц.
Я сам - один из тех мужчин и женщин, которых я люблю, хотя им цену знаю.
Я лишь немногим, может, лучше их:
Мне ничего не надо и искренне порой я говорю.
И бесконечности есть страсть в душе моей. Ищу ее в тебя, Прага.
Ты родилась сегодня только в полдень, и ты живешь уже столетья.
Есть у меня одно, всего одно желанье: Хочу быть языком твоим,
Твоим неумолкающим органом.
Хочу быть языком Твоих колоколов, твоих дождей
И виноградников твоих, твоих ночлежек,
Твоих монахинь высохших, веселых шоферов...
Хочу быть языком Бахвальства твоего и меланхолии твоей врожденной,
Твоих спортивных игр, и кукольного театра,
И кельнеров твоих, и вирусного гриппа,
И нежных роз, и жирной колбасы,
Плетеных стульев и веселых свадеб,
Твоей травы, твоих высоких башен...

Незвал Витезслав

*****

Потрясающий город, магический город.
Ты становишься в нем удивительно молод,

Хоть кругом классицизм, рококо и барокко,
Да романских деталей встречается много.

Он колдует, чарует, он берет тебя в плен,
И влюбляются в Прагу и старик, и пострел.

Что ни шаг - то былина, рассказ, старина.
Там История к людям выходит сама.

Крестоносцы, святые, монахи, монархи...
Ты листаешь страницы. Кровавы и ярки

Предстают пред тобой дней минувших дела.
Видишь: Любуше мимо собора прошла,

Лихо Вацлав гарцует на славном коне.
Смотрит Карл как вбиваются сваи на дне

Влтавы. Строится каменный мост.
Над мостом - истуканы в гигантский свой рост.

Площадь. Головы напрочь с помоста летят,
И кресты на брусчатке ту память хранят.

А над городом тихо аккорды плывут.
Знаменитых маэстро сквозь вечность ведут

Постановки, концерты и струи воды,
Той, что Кржижик заставил лететь с высоты,

Извиваться, стелиться и падать в бассейн,
Успокоившись, рябью ложиться в плиссе...

Удивительный город, потрясающий город,
Непременно становишься в нем сердцем молод.

Яровинская Татьяна

*****

Я был в них недолго, почти что проездом.
Невольно я сравнивал Прагу и Дрезден,
Порой столбенея от недоуменья,
Что нету, увы, никакого сравненья!

Да, Дрезден хорош: в нём Собор, Галерея -
Но всё-таки сколько же в нём новодела!
А древняя Прага казалась мудрее:
Глазами веков прямо в душу глядела!

Я в Прагу влюбился - скажу без утайки!
И то, что спасли её русские танки
И русские "Илы" её не бомбили,
Лишь веские плюсы в любви этой были!

Представьте же: май, купола, базилики -
И павших солдат светоносные лики,
Такие, что впору писать на иконах!
Одну я назвал бы "Святые и Конев"...

А Дрезден? Про это вы знаете сами -
А Дрезден в руинах, сожжён небесами:
Союзное войско, пехоту жалея,
Сожгло, разбомбило его Галерею.

И тысячи жителей мирных сгорели -
А с ними Веласкесы и Рафаэли.
И тысячи беженцев, чаще невинных -
И сам Леонардо? - погибли в руинах.

И тысячи пали от бомб равнодушных -
Конечно, врагов, -
Но, считай, безоружных,
Желающих плена, как манны небесной.

А вдруг среди них Тициан неизвестный?
А вдруг среди тех, что решили сдаваться,
Ван Дейк, Веронезе,
Ватто, Караваджо?

Но в плен их не взяли - теперь "на иконах"
В аду они пишут "крылатых драконов"!
А лётчик, сгубивший Сандро Боттичелли,
Черней всех чертей там
И дьявольской черни! -

Любой его хает, и всяк его судит,
Что прежнего Дрездена больше не будет,
И в нём не бывать - в силу высших законов -
Иконы, подобной "Святые и Конев"...

Из мёртвых колодцев - воды не напиться:
Дай Чехия Дрездену иконописцев,
Дай Прага Германии нового Муху -
Утешить, утишить немецкую муку!

Поскольку иконы, вы знаете сами,
Не пишутся горем одним и слезами,
Не пишутся душ, даже быта уродством -
А пишутся мудростью и благородством,

А пишутся мужеством, великодушьем,
И верой!
И братством - славянским оружьем -
Как в Праге в конце боевого похода
Победной весной 45-го года...

Савостьянов Валерий

*****

Черепичные красные крыши,
Узких улиц таинственных тень.
Поступь времени тихо услышу,
В переулках бродя целый день

Пражских окон ажурная ковка,
Покосившихся ставенек скрип.
И блуждая в каналах "Чертовки"
Водной мельницы слышу я всхлип.

Старина эта трогает зА душу,
В тишине гулким эхом звучит.
С ароматом весеннего ландыша
В Пражском парке со мною кружит.

Сердце бьется и рвется наружу,
Кружит голову мистика лет.
Может, в пыльных подвалах увижу
бессловесного Голема след.    

Может быть среди улиц плутая,
Я наткнусь на алхимика склеп,
Что искал, ремеслом промышляя
Философского камня секрет!

И в трактире за кружечкой пива,
Заглушая легендами хмель.
Звуки скрипки услышав игривой,
Завершу свой мистический день

Петрунина Лада

*****

Я пришла сегодня попрощаться.
Уезжаю. Но когда-нибудь вернусь.
Все мосты твои, дома и переулки
Помню я, конечно, наизусть.

Я от слез почти уже не вижу
Красоту что возраст сохранил.
Город мой, ты в сердце занял нишу
И навеки место сохранил.

Поцелую Прагу на прощание.
И потру скульптуру на мосту.
Буду верить в скорое свиданье.
Я на Староместскую еще приду.

*****

Коль спросите меня, что в Праге для души,
Где там всего сильней очарованья чары:
Где грезишь, как в раю,
Где хоть стихи пиши? -
Пусть первым прозвучит весомое Градчаны!

Градчаны - не район, а вдохновенья клад:
Туристских пражских мест бесспорная элита!
И вот уже жужжит
Жук майский - Пражский Град,
И вот свистит стрела - собор Святого Вита!

От Вацлава пройдя по Карлову мосту,
Легко в Градчанах вы отыщите их сами.
Спешите же узреть святую красоту!
Но прежде, как всегда, свидание с Часами!

Таков обычай здесь: Часы не обойти -
Здесь нужно постоять, как на молитве в храме,
Подумать о своих несказанных "Прости!",
Что действуют в судьбе, как вирусы в программе.

Для каждого из нас - небесный Пражский Град,
Для каждого из нас - небесные соборы!
Где ж антивирус? - Вот! Апостольский парад
В душе, как на Часах, чтоб не грозили сбои...

Но если ты попал Тщеславию в полон,
Как Скупость, добротой не пожелал делиться,
Тебя не защитят ни Лев, ни Маскарон.
И Ангел за тебя захочет ли молиться?

Философ скажет: "Сам сгубил свою судьбу!",
Цитируя трактат о нравственных началах -
И Астроном тебя в подзорную трубу
Уже не различит в космических Градчанах...

Волшебный Петушок, твой голос так высок! -
Пока не зазвонил печальный колокольчик
И Смерть песком часов не стёрла нас в песок,
Останови её кривляния и корчи!

Гляди, Архангел сам
За нас встаёт с мечом,
И Летописец: "Нет, итог ещё не ясен!" -
Захлопнул свой дневник, -
"Не мёртв - не обречён..."!
Лишь Турок головой качает: "Не согласен!"...

И вот цимбалы бьют, срок Страшного Суда
Не называя - но предвидя в круговерти...
О, город–парадокс: здесь лучшее всегда
Случается не до, а только после Смерти!..

Савостьянов Валерий

*****

Венок сонетов

- 1 -

О Прага, ты - вина глоток!
Стократ повторено и спето,
Не потускнеет имя это,
Как вздох любимой, как зарок.

Снимите каменные шлемы,
Сирены - прочь привычный вид!
Ведь всё равно, хоть мы и немы
, Сирена совести гудит!

Но если рухнет Прага в прах,
А я один на черепках
Останусь неутешным сыном,
Я буду эту пыль глотать.
Оставь хоть на душе печать,
Когда пожрут тебя руины!

- 2 -

Когда пожрут тебя руины,
И ветры вступят в спор с водой
За пепел красоты былой,
За всё, что страх оставит, сгинув,

Ты станешь песней на волне,
Рисунком на струе воздушной,
Письмом для вечности грядущей
В моей неясной глубине.

И если мне - стоять у края,
А смерть нависнет, отмеряя
Секунду за секундой срок,
Не выйду я за стены эти,
Пусть голод с ног собьет, как ветер,
И кровля рухнет на порог!

- 3 -

И кровля рухнет на порог,
А мне - блуждать среди туманов
Вокруг Собора... Без каштанов
Я б выжить всё равно не мог...

Мне все твои ветра знакомы.
Весной, подняв засохший лист,
Фиалку - влажный аметист -
Открою у любого дома...

Ты - облако: ты каждый миг
Являешь мимолетный лик
Изменчивой, как дым, картины...
Стой хоть на сводах катакомб,
Стой, если хлынет ливень бомб
И кровь размоет комья глины.

- 4 -

И кровь размоет комья глины -
Казалось мне, когда броня
Гремела, площадь накреня,
А переулки возле Тына

Хрипели сдавленно, когда
Орудия ревели в Летне,
И, защищая башню, ветви
Ломались, рвались провода...

Но все-таки надежды слово
И крест на фоне пепла злого
Взгляд на челе твоем найдет,
И Влтава под стеной твоею -
Косой, ложащейся на шею...
Не выйду из твоих ворот!

- 5 -

Не выйду из твоих ворот,
Как вышли те, которых страхи,
Отчаянье, иль призрак плахи,
Или неверие ведет.

Благодарю за ломоть хлеба,
За ржавый нож, за вкус беды,
За каплю той святой воды,
Что из кропильницы - как с неба.

Здесь и платка случайный взмах
Мне больше даст, чем чей-то флаг...
Стихи бессонными ночами
Читаю четырем стенам.
Но даже Время - в тягость нам:
Ждать буду вместе с мертвецами.

- 6 -

Ждать буду вместе с мертвецами,
Пока не порастет травой
Синь, наспех сшитая весной
Стиха мгновенными стежками.

Друзья мертвы и дом мой пуст,
Но я покинуть их не в силах:
Клочки травы на их могилах
Расскажут больше чьих-то уст.

Во мне - их сны, их боль и смех...
Поблекли платья женщин тех,
Что где-то танцевали с нами.
Но в ложе вдруг - бинокля блик...
Плащ на углу... О, я привык
Под зноем ждать и под дождями!

- 7 -

Под зноем ждать и под дождями,
Что Прага вынырнет из тьмы,
А ветер кружево зимы
Иными сменит кружевами.

Апрель. И солнце льет опять
Молочный отсвет из кувшина.
Возьми же ветку розмарина,
Скажи мне, где свиданья ждать?

Когда на старой башне Тына
Часы ударят половину,
Она перчатку расстегнет...
Под выщербленной аркой этой
Я жду, как тени жаждут света,
Как тот, кто у калитки ждет.

- 8 -

Как тот, кто у калитки ждет,
Терпением смиряя муку,
Кому в протянутую руку
Лишь дождь за каплей капля бьет, -

Жду. Ветер сдует покрывало.
Едва заметная заря
Блеснет в окне монастыря,
Утонет в глубине квартала...

Сирены, разве - не весна?
И снова серые тона?
Зачем вы зонтики раскрыли?
Иль Прагу суждено опять
На чей-то произвол отдать?
Пусть гибель вновь пророчит филин?

- 9 -

Пусть гибель вновь пророчит филин,
И по ступеням в темный храм
Мы ощупью идем, но там
Лампаду мы не угасили.

И в эти роковые дни
Нам станет близок небывало
Холодный камень у портала
И гвозди, вбитые в ступни...

Но если б к небу не дошла
Молитва Той, что так светла,
И взор поник бы, обескрылен,
И всё ж не смиловался Бог -
То значит, мы - чертополох!
И пусть! Господень гнев - всесилен!

- 10 -

И пусть Господень гнев всесилен,
Когда бы вдруг Он захотел,
Чтоб грифы нашу плоть когтили,
Предать наш город туче стрел -

Возьми себе их! Вот стрела
В плаще булавкою нестрашной
Блестит, пока с высокой башни
Не рухнули колокола!

Одно боюсь лишь увидать я:
Среди руин обрывки платья.
Отринь же этот страх от нас!
Ведь нас могла б спасти от битвы
Твоя улыбка и молитвы,
Одна слеза из этих глаз!

- 11 -

Одна слеза из этих глаз
Нам станет крепкою стеною,
И снова дерево сухое
Распустится в урочный час!

Мотив неведомой весны
На чашечки цветов прольется,
И цвет и запах к ним вернется,
И звон блаженной тишины...

Ты, жизнь принесшая с собой,
Как, наступив ногой босой,
Ты крылья сатане сломала?
А те, кто слаб... Молись за них:
Одна слеза с ресниц Твоих
Проклятье смоет с крыш усталых!

- 12 -

Проклятье смоет с крыш усталых
Весенней Праги новый шум,
И бомбам не придет на ум,
Что город мой когда-то знал их...

Жить не по каплям! В полный вздох!
С врожденным ощущеньем воли!
Быть - не для страха, не для боли,
Жизнь, а не смерть вписать в итог!

Спать на мече - не лучший сон.
Но безоружный обречен
Не спать совсем. И так случалось,
Что в безопасной тишине
И это я кричал во сне,
И всё, что на сердце осталось.

- 13 -

И всё, что на сердце осталось
С тех рваных дней, когда позор
О совести твердил, как вор,
Грязь в благородство наряжалась,

Когда обрушивался свет
И, разделив добычу, нечисть,
Над бездной вдруг вочеловечась,
Смеялась, что отчизны нет,

Когда людей, вдавив друг в друга,
Одним ремнем связали туго,
Чтоб груз тройной взвалить за раз, -
Всё, что тогда во мраке давнем
Твердил слепым, оглохшим ставням,
Я в песне сохраню для вас.

- 14 -

Я в песне сохраню для вас
Ее отчаянье ночное:
Мне ветер, без суфлера воя,
Твердил, что вновь фонарь погас...

Но - хоть в огонь, хоть в темноту!
Я, как дитя, при ней повсюду,
Я это имя не забуду,
Как имя женщину, как ту,

Что так капризна и старинна
(В руках луна, как мандолина),
Как ту, что знает час и срок
На страже, в каменном покое,
Куранты придержав рукою...
О Прага, ты - вина глоток!

- 15 -

О Прага, ты - вина глоток!
Когда пожрут тебя руины,
И кровля рухнет на порог,
И кровь размоет комья глины -

Не выйду из твоих ворот,
Ждать буду вместе с мертвецами,
Под зноем ждать и под дождями,
Как тот, кто у калитки ждет.

Пусть гибель вновь пророчит филин
И пусть Господень гнев всесилен -
Одна слеза из этих глаз
Проклятье смоет с крыш усталых,
И всё, что на сердце осталось,
Я в песне сохраню для вас.

Сейферт Ярослав