Что такое любовь
11.12.2017
bank-medias.ru | http://sportnews94.ru | http://telepat09.ru | mynewsmaker.ru/ | seonus.ru

Стихи о Пскове

Стихи о любви - Коллекции стихов
20.09.2017 23:46

Стихи о ПсковеПсков мой чудесный. Родное мое Завеличье.
Улица грязная и гнилые мостки.
Всюду сады, а в садах щебетание птичье,
И неба широкие голубые мазки.

Ласковым вечером, вдумчивой, нежною
ночью
Песней озвучена голубая река,
В небе печалятся тучки кудрявые клочья.
Милы и близки птицы, река, облака.

Выйдешь на улицу – каждая баба знакома.
Это ль не радость. Это тебе не Ozenne!
Все это русское, наше... Соскучишься дома –
В Пушкинский дом, а не в парк Toulousaine/

Поздно вернешься. Притихшее спит
Завеличье.
Чутко открыта душа для радостных снов.
Молишься старым и новым богам без
различья.
Если б в Россию родную... если бы в
Ласковый Псков...

Шкапская Мария

*****

Псков мой – старый воевода,
В русых кудрях серебро.
С незапамятного года:
Что ни камень – то ядро.
Над излуками Великой,
Где пикируют стрижи,
Зарастают повиликой
Боевые рубежи.
Медь со звонниц облетела,
Покосилися кресты,
Но живет святое дело
Древнерусской красоты.
Все родное:
Холм покатый,
Плеск славянского ручья.
Здесь воды зеленоватой
Зачерпнул глазами я.
Здесь свою шальную душу
Окропил "живой водой"
И до гроба не нарушу
Клятву родине седой.
Я иду – и сердце радо
Присягнуть России в том,
Что мне лишнего не надо
В этом городе простом.
Что единственною льготой
Я считаю для себя –
Жить всегда его заботой,
И ликуя, и скорбя.

Тиммерман Олег

*****

Прекрасен Псков, когда вишнёвый цвет
летит пургой на звонкие скворешни,
и над Псковой играет воздух вешний.
А над Гремячей бьётся майский гром,
и даже Кром, суровый только внешне,
лучится тёплым светом и добром...

Прекрасен Плесков-град, когда банрянцем
и медью осень веет на него,
когда кружится в разноцветном танце
лесов и нив окрестных волшебство,
а горожане – кто в садах, кто в поле,
по вольной воле или по неволе,
крепя с землёй старинное родство...

Прекрасен град Святой Княгини Ольги,
когда синеволосая зима
в нём воцарится радостно и вольно,
дома преображая в терема.
И город весь – в серебряной чеканке.
А с берегов на лёд слетают санки.
И всюду – детский смех и кутерьма...

Прекрасен Псков в любое время года
и в день любой, но более всего –
когда он отмечает День Свободы
от ворогов, тиранивших его.
И, празднуя своё освобожденье,
клянёмся предкам, что порабощенья
терпеть не будем мы ни от кого!..

Золотцев Станислав

*****

Я так люблю мой древний Пскове-град!
Он – мой: уже вросла в него корнями,
Раскинулась веселыми ветвями,
Нет удержу им, нету им преград.

Мне музыка древнейших закутков
Звучит в искусно сложенных каменьях,
Истории выстраивая звенья
На стыках плит, как на витках веков.

Распахнутое сердце отдаю
Тебе я верой и благоговеньем.
Продлить в веках судьбы нашей мгновенья
В вечерний час Всевышнего молю.

Мой Пскове-град, мне крепость духа дай
Такую ж, как у башен шлемоносных,
И сердце в час недужный исцеляй
Святою правдой храмов стоголосных.

Панченко Ирена

*****

Я люблю города
У слияния рек,
Где земля и вода
Породнились навек.
Над рекою ПсковОй,
Над Великой-рекой
Окружен синевой
Силуэт городской.
Ты выходишь к реке,
Ты идешь вдоль воды,
На прибрежном песке
Оставляя следы.
К ней, от ветра рябой,
Наклонилась ветла,
И плывут над тобой
Облака, купола...
Как нужна вам река,
Городки, города, —
Пусть она велика,
Пусть мала — не беда!
Так нужна! Для души...
Чтоб из детской поры
С нею к людям дошли
Плесы, пашни, боры.
У прибрежных песков
И у пойменных трав
Понимаю, что Псков
Трижды мудр,
Трижды прав:
Хочет жить за рекой,
Все равно за какой,
Хочет жить между рек
Городской
Человек!

Дмитриев О.

*****

Близ границы не строй светлицы, -
Близ границы разор и плен...
Стрельниц каменных вереницы
Вдоль суровых и строгих стен.

Близ границы светлица – чудо.
Неподкупен ничем набат.
Грозен гнев вечевого гуда.
Острый меч – мне отец и брат.

Нерушимо русское слово.
И пощады враг не проси:
Меч мой княжеский – святыня Пскова,
Псков – святыня самой Руси.

Гусев Александр

*****

Летописец, как сурово
О судьбе ты пишешь Пскова:
Видно, вправду, велика твоя печаль...
Но потомки, в суть вникая,
Всяк, что ближе, восхваляют:
Аверс, реверс - двусторонняя медаль.
Но не канут в вечность, други,
Пскова ратные заслуги -
Ведь не раз он Русь Святую защитил!
Пред Василием склонился -
Воли-волюшки лишился:
Был свободою наш Псков царю не мил...
За Персями вечевая
Площадь, тяжко изнывая,
В дни лихие те терпела царский гнёт.
И никто теперь не взыщет
За разор и пепелища:
"Эй, опричник, жги, гони — настал черёд!"
Мокрый ветер камень точит,
Разметая сумрак ночи,
Флюгер мечется, забывши про покой;
Грома вешнего аккорды
Слышит псковский прапор гордый,
Рея вечно над Великою-рекой!

Савинов Владимир

*****

...Он нас вел к Великой, к Устью –
Это за город, за Псков, -
Завораживая Русью
Всех веков.

И такая речь псковская!
Очень русская такая,
Очень вкусная такая!
Не пластмассовый набор –
Родниковый разговор!
- Церковь Покрова
От пролома.
- Детинец. Река Пскова!
- Башня "Куте Крома".
- что такое "четверик",
Знал один из четверых.
Разве слышишь каждый день:
"Закомары" и "черлень"?
... Мурники – не шкурники –
Строили все это
(Строили недурненько!)
Из камней и света!
... Завеличье, Запсковье,
Многи и Черехи
Повели нас запросто
В давние эпохи.
Новым шумом, старой грустью
И сохранностью веков –
Завораживает Русью
Древнерусский город Псков.

Львов Михаил

*****

Где Пскову быть? -
Нас предки не спросили:
Пришлись по нраву красота и ширь.
И город встал на рубежах России
И грудь расправил, словно богатырь.
Не звал в князья наёмников варяжских,
Не выносил гостинца на причал.
Он медным барсом - символом бесстрашья -
Шатры высоких стрельниц увенчал.
Свистели стрелы ханов половецких,
Но выжил Псков -
Лишь стал белей виском.
И спесь зловещих рыцарей немецких
Ушла на дно на озере Чудском.
Король литовский
Гнал войска на приступ,
Ломился швед, безумством обуян...
Но и во веки вечные и присно
Не одолеть упрямых россиян.
Кончался бой.
Стихало поле брани.
На кручах пировало вороньё.
Чинили дружно крепость псковитяне
И ставили солидное жильё.

Тиммерман Олег

*****

На хмурых башнях Пскова
стоят шатрами кровли.
(Над каждой – барс железный,
знамённый символ наш).
Но гвозди или скобы
здесь были бесполезны –
умельцем восстановлен
старинный способ – "в ряж":

друг с другом доски сшиты,
как перья в крыльях птицы –
ступенчатым узором.
В их плоти – ни гвоздя.
Меж ними не увидишь
и малого зазора.
В шатер не просочится
и капелька дождя.

...Взгляни, создатель блочных
домов, стихов и песен,
на эти оперенья
смолёных наших крыш.
С такой же мерой точной,
с таким же озареньем
хоть что-нибудь живое
ты разве сотворишь?!

Химическою кровью
порождена нелепость,
что небо – это кровля
машин, а не людей.
...Я сердцем слышу эпос.
Я сердцем вижу крепость,
скреплённую любовью,

и - никаких гвоздей.

Золотцев Станислав

*****

Во Пскове, над старой стеной городской,
Гремячая башня стоит,
Под башнею этой есть склеп потайной,
В том склепе девица лежит.

Лежит она в гробе, девица-княжна,
И свечи вокруг гроба горят,
Лежит она, словно к венцу убрана
В богатый невесты наряд.

И много в том склепе богатой казны
И с золотом бочки кругом –
Девичье приданое бедной княжны
Неместное собрано в нем.

Не мертвая девица в гробе лежит –
Во сне непробудном она, -
И время бесследно над нею летит,
Над нею и смерть не властна.

И спать непробудно назначено ей,
Пока не найдет жениха,
Чтоб сердцем не ведал соблазна страстей
И тело соблюл от греха.

Розенгей Михаил

*****

Кость от кости –
Рядом, семь веков, -
На погосте;
Славен город Псков.

Серьги, гривны,
Легкая деньга.
Были дивны
Зубы-жемчуга.

На шеломе
Золота обвод.
Как в истоме,
Шеи разворот;

Чуть прогнулось
Лезвие клинка;
Дотянулась
До руки рука.

Отстранились
Беды от сердец...
Раскатились
Обручи колец.

Гусев Александр

*****

Ты знаешь край, наш край благословенный,
Где дух угас промчавшихся веков,
Где мирно спит, в былые дни надменный,
Наш богатырь — могучий, древний Псков,
Где уцелел поросший земляникой
Отвесный вал над самою Великой.
Светла, легка, немолчно говорлива,
Дробясь в песке серебряной волной,
Река бежит, красавица, игриво,
Ласкает вал ограды крепостной,
А стен немых обломки, прах былого,
Глядятся вглубь так гордо и сурово.

Стена молчит, реке она внимает,
Под плеск волны дремучий грезит бор,
И льется быль... Русалка вспоминает
Богатыря, его орлиный взор;
Душа полна любви и утомленья,
В ней Русь царит, как дух, как привиденье...

Туда, туда, на пустоши родные,
Где жизнь текла отрадным детским сном,
Туда, туда деревья вековые
Меня зовут... В бессилии своем
К тебе, о, глушь, я руки простираю,
На зов любви любовью отвечаю.

Ты знаешь край, где темные узоры
Густых лесов заткали кругозор,
Где Пушкин спит... Над ним Святые Горы,
Мечту певца лелея с ранних пор,
Хранят и прах его, и дух его священный —
Залог любви и песни вдохновенной.

Остен-Сакен Е.

*****

Посреди лесных просторов,
От людских не прячась взоров,
Гордо высилась скала.
Здесь великую встречала
И названье месту дала
Каменистая Пскова.

Ради мира, не для славы,
Охранять покой державы
От нашествия врагов
В грозных сполохах зарницы
Белокаменною птицей
Поднимался юный Псков.

На невзгодах и лишеньях,
В мирных буднях и сраженьях
Рос, мужал великий град.
Летописцами воспетый,
Духом вольницы согретый,
Младший Новгорода брат.

С честью все сдержал осады,
От врагов не ждал пощады
Вольный труженик – народ.
Как один вставал на стены,
Если только вражьи стрелы
Пели у его ворот.

Крепостная стена Изборска
Фото Тихановой Катерины

В жарких битвах опаленный
Был и есть непокоренный
Город древний и младой.
Он хранит в душе преданья,
Легендарные сказанья –
Старины отсвет седой.

В водной глади отражаясь,
Синевы небес касаясь,
Купола его горят.
Возле края горизонта
Стены древнего Довмонта
Над Великою парят.

Степанов Владимир

*****

Я по городу древнему еду
Вдоль старинной стены крепостной.
Пережил Псков немалые беды,
Защищая России покой.

Над стеной крепостной возвышаясь,
Словно воин, несущий дозор,
В глади рек на заре отражаясь,
Свято-Троицкий светит собор.

Будто копья, вокруг него башни,
В небе – маковки куполов...
День сегодняшний, день вчерашний
Здесь на улицах время свело.

Иванов Николай

*****

Ты знаешь край, наш край благословенный,
Где дух угас промчавшихся веков,
Где мирно спит, в былые дни надменный,
Наш богатырь – могучий, древний Псков,
Где уцелел поросший земляникой
Отвесный вал над самою Великой.

Светла, легка, немолчно говорлива,
Дробясь в песке серебряной волной,
Река бежит, красавица, игриво,
Ласкает вал ограды крепостной,
А стен немых обломки, прах былого,
Глядятся вглубь так гордо и сурово.

Стена молчит, реке она внимает,
Под плеск волны дремучий грезит бор,
И льется быль... русалка вспоминает
Богатыря, его орлиный взор;
Душа полна любви и утомленья,
В ней Русь царит, как дух, как приведенье...

Туда, туда, на пустоши родные,
Где жизнь текла отрадным детским сном,
Туда, туда деревья вековые
Меня зовут... в бессилии своем
К тебе, о, глушь, я руки простираю,
На зов любви любовью отвечаю.

Ты знаешь край, где темные узоры
Густых лесов заткали кругозор,
Где Пушкин спит... Над ним Святые Горы,
Мечту певца лелея с ранних пор.
Хранят и прах его, и дух его священный, -
Залог любви и песни вдохновенной.

Остен Екатерина

*****

Родимые дали, родимые сини
Люблю как родное, своё.
И если Москва – это сердце России,
То Псков, ты – предсердие её.

Хранят твои стены, хранят твои храмы
В молчании гордом седин
Ледовых побоищ высокое пламя
И кроткую мудрость святынь.

Любуюсь твоей красотой величавой,
Читаю твои письмена...
Ты – совесть России, и ты – её слава,
Ты – память на все времена.

Знамением Божьим в веках удостоен,
И ныне – цвети, хорошей!
Ты – город-ваятель, ты – доблестный воин,
Ты – западных страж рубежей.

Игнатьева Валентина

*****

Над ширью величавых вод
Вдали встает копна собора.
Гудит далекий пароход...
А здесь за мшистой тьмой забора
Желтеют кисти барбариса,
Над грядкой жимолость цветет...
В саду распелась Василиса.
Искрясь, Великая плывет.
Вдали, весь беленький, у мыса
Молчит игрушка-монастырь, -
Синеют главы на лазури.
Река, полна весенней дури,
Бормочет радостный псалтырь.
Налево мост ползет телега с кладью:
Конь – карлик, ломовой – пигмей...
У богадельни старички
На солнце мирно греют кости,
Низы домишек у реки
Все в грязных брызгах, как в коросте.
На кладках писарь и портниха
Воркуют нежно у ворот.
Шипит крапива: тихо-тихо...
К воде идет гусиный взвод.

Саша Черный

*****

Где Пскову быть? -
Нас предки не спросили:
Пришлись по нраву красота и ширь.
И город встал на рубежах России
И грудь расправил, словно богатырь.
Не звал в князья наёмников варяжских,
Не выносил гостинца на причал.
Он медным барсом - символом бесстрашья -
Шатры высоких стрельниц увенчал.
Свистели стрелы ханов половецких,
Но выжил Псков -
Лишь стал белей виском.
И спесь зловещих рыцарей немецких
Ушла на дно на озере Чудском.
Король литовский
Гнал войска на приступ,
Ломился швед, безумством обуян...
Но и во веки вечные и присно
Не одолеть упрямых россиян.
Кончался бой.
Стихало поле брани.
На кручах пировало вороньё.
Чинили дружно крепость псковитяне
И ставили солидное жильё.

Алексеев Олег

*****

Белокаменным витязем дремлет
утопающий в сумерках Псков.
И плывёт из глуби его древней
вольный голос минувших веков.
Но его только сердцем возможно
услыхать, этот клич вечевой,
и понять, что гласит он тревожно
над Великой и над Псковой.

Ярой медью взрывая потёмки,
льётся чести и совести зов.
Это предки взывают к потомкам,
пробуждая сегодняшний Псков.
Пробивая веков расстоянья,
дышит слово их гневом святым:

"Что же сделали вы, россияне,
с неразменным наследьем своим!
Опились вы бесовского зелья
и дозволили своре волков
растащить необъятную землю
на десятки кровавых кусков.

Вольный Псков! Ты для Третьего Рима
стал духовным отцом в старину.
Что же смотришь ты невозмутимо
на лежащую в прахе страну?

Ведь уже чужеземцы – соседи
на поля твои зарятся вновь.
Что ж набатной не полнится медью
в псковских гражданах древняя кровь?

Неужели плевать вам, что славу
прошлых лет продают по частям,
а хозяева нашей державы
лижут пятки заморским гостям?.."

... Так, пронзая веков расстоянья,
кличут предки нас в Смутной ночи.
... Что же сделали мы, россияне?

Что мы скажем в ответ, псковичи?

Золотцев Станислав

*****

Когда служил я в славном Пскове,
То я не думал о чинах,
Себе не портил даром крови
Мечтой тщеславной о крестах.
Раз, - неожиданность какая! -
Совсем случайно я прочел,
Пакет по службе получая,
Что я в чины произошел.

Узрев себя в солидном чине,
Возликовала вдруг душа,
И я по этакой причине
Невольно сделал антраша.
Но впрочем тотчас с строгой миной
Свой фрак на плечи натянул,
И ровно в восемь с половиной
Сел на учительский мой стул.

Сологуб Ф.

*****

Названья русских городов и сёл:
Ростов Великий, Новгород великий,
Великий Устюг и великий Дол,
Великих наших Лук родные лики...

Недаром же такие имена
родным давали гнёздам россияне –
чтоб города величием сияли,
чтоб даже сёла слышала страна.

А город Псков издревле слишком скромен:
Великой в нем зовется лишь река,
хотя в земных трудах и ратном громе
он величаво прожил все века.

Под колокольный звон многоязыкий
пахал и строил, пел и воевал
с великою душою – но великим
наш город сам себя не называл.

Не покоряясь лихолетьям чёрным,
он возрождался, светел и красив.
во все века он был столпом опорным
нетленного величия Руси.

И навсегда стяжали славу Пскову
его соборы, плуги и мечи.
Но все ж великим города родного
ещё не называли псковичи.

И потому сегодня мы вправе
в меже тысячелетий и веков
сказать, перед Россией не лукавя:
наш город – ГОСПОДИН ВЕЛИКИЙ ПСКОВ!!!

Золотцев Станислав

*****

Я пойду по утреннему Пскову,
Паровозной улицей пройдусь
И потоку мирному людскому
Широко, по-своиски, улыбнусь.

Нравятся мне утренние лица,
Разговор неспешный у ворот.
Для меня, бывалого бакинца,
Странен этот псковский говорок.

Тот уже "ушедши" спозаранку,
Тот, "поевши" наскоро, спешит.
Парня повстречала псковитянка –
И в словах ее то же "ши".

Псковом прохожу, развесив уши, -
Две старушки разговор ведут:
- Мой-то внук из армии "вернувши".
- А вот мой – "попавши" в институт.

Те слова еще не отзвучали,
И который век своё берут!
Имя провожали и встречали,
С ними на свидание идут.

И шуршат, как камешки на море,
Как на речке в осень камыши,
Эти "ши" в народном разговоре –
Весело,
занятно,
от души.

Половников Владимир

*****

Меч тяжелый Гавриила,
Златоверхий наш собор,
Князя Довмонта могила,
Запах древности, простор;
Чудотворные иконы,
Стены старого Кремля,
Башня, славная в дни оны
Чудной силой обороны
От Батура короля;
Монастырь, что на Мироже,
Обмелевшая Пскова,
Ольгин ключ и(древность то же)
Ольга, Ф... вдова,
Да бревенчатые хаты
Вдоль Великой берегов,
Да Поганкины палаты -
Вот он - добрый, старый Псков!
Дом собрания нарядный,
Кой-какой публичный сад,
Да один актер изрядный,
Да чиновники палат;
Клуб - должник неисправимый,
Члены - клубу должники,
Мир и сон неодолимый,
Немцы всюду, кабаки;
Все одни и те же лица,
По копейке ералаш,
Да за Лугою - столица,
Как пленительный мираж;
Ожидание чего-то
От шоссе и от паров,
К сплетням страстная охота -
Вот он, вот он, новый Псков!

Яхонтов А.

*****

... Я в поезде так сладко сплю.
Хоть и недолго спать до Пскова.
Я еду в Псков.
Колеса снова
Стучат: люб-лю, люб-лю, люб-лю...
Ох, жадная я до любви!
Все звуки мира – слово это.
И вот не спится до рассвета,
До псковитяночки-зари.
Шепчу: люб-лю, люб-лю, люб-лю.
Пусть Питер не простит побега.
Я жадная до счастья!
Мне бы
На псковщине –
Краюху хлеба,
Глоток воды,
Полцарства неба
И в этом царствии – зарю!

Родченкова Елена

*****

Ты знаешь край, наш край благословенный,
Где дух угас промчавшихся веков,
Где мирно спит, в былые дни надменный,
Наш богатырь — могучий, древний Псков,
Где уцелел поросший земляникой
Отвесный вал над самою Великой.
Светла, легка, немолчно говорлива,
Дробясь в песке серебряной волной,
Река бежит, красавица, игриво,
Ласкает вал ограды крепостной,
А стен немых обломки, прах былого,
Глядятся вглубь так гордо и сурово.

*****

Угасли струны вещего Бояна.
Опальный Псков, чего еще ты ждешь?
Юродивый (ничтожнейшая вошь!) –
Один – предстал пред очи Иоанна.

Николка Саллос, дурень, обезьяна,
Блаженный брат мой, ну куда ты прёшь?
Как мог сказать ты государю: "Пьешь
Кровь человеческую..."? Без обмана

Сказать... Но, Боже, страх-то, он велик!
Как повернулся слабый твой язык
Хотя бы даже во спасенье Пскова?...

- Мы мнению народному верны... -
"Так вот оно – проклятье Годунова,
И вот чем вечно Пушкины сильны".

Гусев Александр

*****

Я хотел бы подарить тебе любовь,
Но не на словах, а только делом,
Чтоб твоя чарующая новь
В каждом сердце песней зазвенела,
Струны улиц, убегающих к Кремлю,
В чистоте аккордной пусть сольются,
И сыновнее признание: "Люблю"
Колокольным звоном отзовутся.
Я хочу увидеть радость глаз,
Саженцы в садах, детей смешинки,
Нежные и чистые снежинки,
Кружевом летящие на нас.
Я не буду говорить высоких слов,
Но поднять бокал себе позволю:
За тебя мой, славный город Псков!
За твои одиннадцать веков!
За моих чудесных земляков!
За тревожную, но радостную долю!

Мишуков Николай

*****

О Псковщина! Душа тебя поёт,
Старинный край, украшенный церквами, –
Они, как лебеди, что вдруг взмахнут крылами
И – в небеса с хрустальной глади вод.

Храни себя и свой храни народ.
Цвети земля, где вечно святы храмы –
Белы, воздушны, выправкою прямы,
И куполами Троицкий плывет!

Соловьёва Т.

*****

На ладонях Руси, где болота и лес,
Где крутые холмы достают до небес,
Древний город родился и в битвах мужал,
И с отвагой набеги врагов отражал.

Глядя с ближних лесов на узорочье крыш,
Враг вздыхал: "Град велик – он совсем, как
Париж!
Вот бы город такой нам самим заиметь!
Помоги же нам, Боже, его одолеть!"

Только град никому не дано покорить,
Как Пскову и Великую не разделить,
Он поныне хранит верность древним словам
На старинном мече: "Честь свою не отдам"!

Соловьева Олеся

*****

Идут на Руси за ворота
Встречать в чистом поле беду.
Ливонской тяжелой пехоты
Железная поступь по льду.
И в грохоте, в лязге металла,
Не видно ни глаз, ни лица.
И надо во что б то ни стало
Не дать им дойти до конца,
Чтоб не были снова и снова
На озере их корабли,
Горящими - улицы Пскова,
Горящими - села земли,
Погостов сожженные доски,
От изб не осталось следа...
Все уже и уже полоска
Апрельского талого льда.
Побить и загнать их в разводья
Давно наступила пора.
Передние кнехты подходят
Уже на размах топора.

Александров Анатолий

*****

Гимн города Пскова

Там, где к Великой мчится Пскова,
Там, где Россия в людях жива,
Встал наш любимый город седой,
Вечно хранимый Ольгой Святой.

Блещет барс над каждой башней.
Блещет золото крестов.
Вечно славься, Псков вчерашний!
Вечно здравствуй, новый Псков!

Звон колокольный в небо плывёт.
Город наш вольный гордо живёт.
Годы лихие сгинут, как дым.
Славу России мы возродим.

Не опрокинет временем гром
Нашу твердыню – каменный Кром.
Вскормлен и вспоен силой земной
Пахарь и воин, Псков наш родной.

Блещет барс над каждой башней.
Блещет золото крестов.
Вечно славься, Псков вчерашний!
Вечно здравствуй, новый Псков!

Золотцев Станислав

*****

Река Великая – Великая река,
Ты глубоко прорезала дорогу
По каменистому пути издалека.
Широким зеркалом свои несешь ты воды
Под стены древние, где шепчется Пскова
Среди развалин башен строгих.

К тебе сюда съезжались издалече
И, как набат, твое гудело вече.
В тебя глядят спокойно небеса,
И осени пурпурной позолотой,
Синеет берегов твоих краса,
А воздух полон чуткою дремотой,
И только синие далекие леса
Шумят от выстрелов и, бодрствуя дымкой,

Среди болот, прижавшись невидимкой,
Твои защитники попыхивают дымкой.

Там враг. Он мечется. Он злобен и хитер.
Но ты верна старинному завету:
На берегах твоих растет ему отпор,
Готовишь ты ему кровавые ответы.
Старинный Псков решит кичливый спор.
И стены древние не изменят победам,
И оказались битый в переселке,
Эстонский фабрикант забудет "Пески".

Наш красный Псков, старинный русский
Псков,
С своим Запсковьем, с милым Завеличьем,
Ты был источником свободнейших основ,
Ты – колыбель народного величья.
Овей нас шепотом победных старых снов,
Легенды воскреси победных старых кличей.

У древних стен твоих, под нашим стягом
алым,
кладем основу мы ИНТЕРНАЦИОНАЛУ.

Натич

*****

Псковский кром стоит на скальном мысе
Между реками Великой и Псковой.
Купола парят в небесной выси,
Как посланцы древности седой.

Башни-стражи, словно исполины,
Рубежи России берегут.
Предо мной былых веков глубины
Летописной повестью встают.

Вот об эти башни расшибались
Полчища непрошенных гостей,
Что ценою жизни познавали
Крепость духа вольных псковичей.

Пушкинские горы
Фото Безъязычного Юрия

Псковский кром, сияй в небесной сини!
Души человечьи наполняй
Верою в незыблемость России,
Гордостью за славный отчий край.

Микрюков Ростислав

*****

Золотою вершиной сверкая,
Белеет собор, упираясь в зенит.
А речка зимою кольчужно звенит.
И стены Кремля, обнажая бойницы,
Таят многочисленных схваток зарницы.
Здесь Ольга стояла, закутавшись в плащ,
Вдыхая осеннюю горечь полыни,
И слушала волны - торжественный плач
По гордой, суровой, великой княгине;
Здесь князь Александр, опираясь на меч,
Держал дерзновенно-победную речь.
Отсюда в железо одетый Довмонт
Бесстрашно за дымный глядел горизонт.
Здесь рыцари-псы поджимали хвосты,
Моля милосердия снова и снова...
А в поле нежны
И как слезы чисты
Синеют цветы порубежного Пскова.

Рачников Николай

*****

Заиграл гармонист "Скобаря под драку",
Закричали петухи, залаяли собаки...
Громче, громче, петухи!
Псы, давитесь злостью!
Просыпайтесь, мужики,
Разомните кости!
Эта песня проста и не нова:
На слова града строгого Пскова,
На мотив городка Новоржева
Сто куплетов и двести припевов.

Как заскачут, зацокают строчки,
Это – знай – подхватила Опочка,
А с другой стороны – Чихачево,
Там и Локня, и Дно, и Сущево.

Завелись от малого до старого
Так, что эхо лети до Пыталова.
Не стучи каблучками, плясунья,
Не на танцы сбирается Кунья.

Голосят петухи, цепи рвут собаки.
Наддавай, гармонист, "Скобаря под драку"!
Распотешить кулаки
Надобно простору.
Собирайтесь, мужики!
Меньше разговору!
Ой, могет гармонист, хошь ты верь,
хошь не верь,
"Скобарем" раззадорить всю Кудеверь.
И по силам ему, хоть и жарко ему
На кулачный на бой вести Палкино.

Переборы крутые, речистые:
Сверху – вних,
Снизу – вверх пальцы быстрые
Над святыми горами и долами,
Над великим Изборском, Печорами...

С кулаками, вилами и кольями
Остров, Дедовичи, Новосокольники,
Красный город и Красные Струги,
Невель, Гдов... Завелась вся округа.
Вжарь похлеще, с душою, под драку!
Мощный Себеж поднялся в атаку!
За деревней – деревня,
Село – за селом...
Небо вспыхнуло молнией – грянет и гром.
Прост и весел скобарь,
Но в душе он суров.
И когда уж Великие Луки и Псков,
Слыша зов древней крови, рванутся вперёд...
Это кто там гнусавил про русский народ?
Кто просил "Скобаря да под драку"?
Скидывай пиджачок и рубаху!
Мы не "Вани-дураки",
Выходите, чужаки!
Подставляйте пятки,
Беспородные хряки!

Голосите до зари,
Петухи пскопские!
Подымайтесь, скобари,
Пдымать Россию!
Помнят, помнят кулаки
Правду силы древней.
С правой начинай руки!
Впереди – остры клыки,
А за вами, мужики, -
Мёртвые деревни.

Родченкова Елена