Стихи о Минине и Пожарском

Стихи о Минине и ПожарскомХвала и честь героям старины!
Вам третий раз исполнилось столетье.
Защитники родной своей страны
В годину смут, тревог и лихолетья.
Поток врагов был грозен и велик,
Родимый край был мрачен и пустынен,
Но спас его из Нижнего мясник,
Хвала тебе, великодушный Минин!
С тобою князь Пожарский в вихре сеч.
Им спасена Московская держава.
От Минина приняв народный меч,
Он дал Руси спасенье. Слава! Слава!
Хвала и честь! Пускай переживет
Века веков могучая та сила,
С какой в Кремле приветствовал народ
Венчанного на царство Михаила.

Садовской Борис

*****

Россию в гари и крови
От ляхов лихоимства
Мы снова вспоминаем в дни
Народного единства:
Москву сожжённую врагом,
Смятенье в сердце каждом,
Кровопролитие кругом
И смерть невинных граждан.
Устои все потрясены,
В душе народа смута
И выйти в бой за честь страны
Приходится кому-то.
Пожарский, Минин, слава вам,
Быть вновь Москве свободной.
Снискали славу по делам
Вы в памяти народной.
Нижегородские полки
В сражение вступили.
Пусть жертвы были велики,
Враг изгнан из России.

Купидон

*****

Трясло Россию в годы смуты:
Вся жизнь войной опалена,
Борьба за власть, и цены вздуты,
Разлом, распад, казна скудна.

Страну топтали интервенты.
Поляки брали города,
И оскверняли земли шведы.
Открыл Кремль древние врата —

И самозванцы на престоле!
Вражду, предательство бояр
Народ терпеть не может боле:
Объединиться всем как встарь!

Очнулась Русь от тяжкой дрёмы,
Народной волей Русь сильна.
Призывы церкви столь весомы:
За православие, страна!

На волжских берегах волненье.
Народный гнев даёт ростки.
Готовит Минин ополченье,
Пожарский поведёт полки.

Из разных городов России
Шли в Нижний Новгород сыны,
И под знамёна боевые
Вставали в ратный строй они.

По Волге — в Ярославль; стояли
Здесь лагерем, пока большим
Сплочённым войском не предстали.
К Москве, где враг, мы победим!

Ходкевич войско из поляков,
Литовцев, венгров вёл к Москве
На помощь гарнизону шляхты,
Засела что в самом Кремле.

Пожарский дал в Москве сраженье
За Русь святую, не в цепях.
И победило ополченье
В кровопролитных тех боях.

А вскоре гарнизон, что в сердце
Страны сидел, как острый нож,
Осадой взяли ополченцы.
Воспрянула Русь духом вновь.

Герои тех времён далёких —
Пожарский, Минин — на века!
О славном подвиге высоком
Звучит народная строка.

Крымова Ирина

*****

Как в старом-то было городе,
Во славном и богатом Нижнием,
Как уж жил тут поживал богатый мещанин,
Богатый мещанин Кузьма Сухорукий сын.
Он собрал-то себе войско из удалых молодцов,
Из удалых молодцов — нижегородских купцов.
Собравши их, он речь им взговорил:
«Ох вы гой еси, товарищи, нижегородские купцы!

Оставляйте вы свои домы,
Покидайте ваших жен, детей,
Вы продайте все ваше злато-серебро,
Накупите себе вострыих копиёв,
Вострыих копиёв, булатных ножей,
Выбирайте себе из князей и бояр удалого молодца,
Удалого молодца воеводушку.
Пойдем-ко мы сражатися
За матушку за родну землю,
За родну землю, за славный город Москву.
Уж заполонили-то Москву проклятые народы,
поляки злы.
Разобьем их, много перевешаем,
Самого-то Сузмунда-короля их в полон возьмем;
Освободим мы матушку Москву от нечестивых жидов,
Нечестивых жидов, поляков злых!»
Уж как выбрали себе солдатушки, молодые ратнички,
Молодые ратнички — нижегородские купцы,
Выбрали себе удалого молодца,
Удалого молодца воеводушку
Из славного княжеского роду —
Князя Димитрия, по прозванию Пожарского.
Уж повел их славный князь Пожарский
За славный Москву-город сражатися,
С нечестивыми жидами-поляками войной бранитися.
Уж привел-то славный князь Пожарский своих
храбрых воинов,
Привел ко московскиим стенам;
Становил-то славный князь Пожарский своих
добрых воинов
У московскиих у крепких стен;
Выходил-то славный князь Пожарский перед
войско свое,
Как уж взговорил он своим храбрыим воинам.
«Ох, вы гой еси, храбрые солдатушки,
Храбрые солдатушки, нижегородские купцы!
Помолимся мы на святые на врата на Спаские,
На Пречистый образ Спасителя!»
Помолившись, дело начали.
Как разбили-проломили святые врата,
Уж взошли-то храбрые солдатушки
в белокаменный Кремль,
Как и начали солдатушки поляков колоть, рубить,
Колоть, рубить, в большие кучи валить,
Самого-то Сузмунда в полон взяли,
В полон взяли, руки-ноги ему вязали,
Руки-ноги вязали, буйну голову рубили.
Собралися все князья, бояре московские,
Собиралися думу думати,
Как и взговорют старшие бояре — воеводы московские:
«Вы скажите, вы бояре, кому царем у нас быть?»
Как и взговорют бояре — воеводы московские:
«Выбираем мы себе в цари
Из бояр боярина славного —
Князя Дмитрия Пожарского сына!»
Как и взговорит к боярам Пожарский-князь:
«Ох вы гой еси, бояре — воеводы московские!
Не достоин я такой почести от вас,
Не могу принять я от вас царства Московского
Уж скажу же вам, бояре — воеводы московские
Уж мы выберем себе в православные цари
Из славного, из богатого дому Романова —
Михаила сына Федоровича».
И выбрали себе бояре в цари Михаила
сына Федоровича.

*****

Не будем грустно ахать,
Бывали времена,
В Москве сидели ляхи.
Их было до хрена.

Всё это огорчение
Кузьма решил избыть
Собрал он ополчение
Москву освободить.

В России не беспечный,
Суровый был народ.
И гетмана Ходкевича
Поставили на ход.

Преодолели страхи,
Вломили по врагу.
Гонористые ляхи
Покинули Москву.

Всё это помнить нужно,
Всё это надо знать.
Чтоб, коль придётся, дружно
Страну освобождать

Шилов Михаил

*****

Воззвание Минина

Русь терпела всяческие беды,
Города тонули в смутном мраке:
В Новгороде ликовали шведы,
И Москвою правили поляки.
Разорялись земли государства,
Разрушались терема и храмы…
Самое дородное боярство
Оказалось неспособным самым.

Был наследник Грозного повинен
В том, что смутные настали годы…
В эти дни нижегородец Минин
Обратился к русскому народу.
Призывал он златом и булатом
Ополчиться против иноземцев,
Прозвучал его призыв набатом
И объединил единоверцев.
Собралось большое ополченье,
От врагов Москву освободило.

Таково в истории значенье
Слова, обретающего силу!

Глазков Н.

*****

…Пока шагали к Ярославлю,
Им все по ходу города
Немало ратников прислали,
Встречая с радостью всегда.
И деньгами в краю разжиться
Вояки «земские» смогли,
И призывали единиться
Людей всех нашенской земли.
Отрядов много партизанских
По ходу в армию влилось,
Из мужиков они крестьянских,
Под ляхом коим не жилось…

В начале тёплого апреля
Вступили «земцы» в Ярославль
И колокольни все запели,
Им звоны красные послав.
Крупнейший город замосковный
Ещё значительнее стал —
Он центром утвердился новым
И власть над миром обретал.
А их «совет» нижегородский
В «совет земли всей» превращён
Был в этом городе приволжском,
Правительством стал «земским» он!

И сразу поспешили «земцы»
Воззваньями страну пронять,
Чтоб люд умом своим и сердцем
Всё главное сумел понять —
О самозванщине проклятой
И о бесчинствах казаков,
И что врагами Русь объята,
И власть в руках еретиков.
И что правительство немедля
Им должно новое создать,
К войне сготовиться и летом
Москву идти освобождать.
Но прежде надо государя
Законного себе избрать,
Быть верными обычьям старым
И нарушителей карать.

Устройством власти занимались
Четыре месяца вожди, (К. Минин и Д. Пожарский)
Меж городами, добивались,
Чтоб боле не было вражды,
И чтобы каждый в Ярославле
Своих доверенных имел,
И люд, какой они прислали,
В совете выборных сидел.
В правительство собор священный,
Как и положено, входил,
А возглавлял его почтенный,
Духовных ставленник, Кирилл. (митрополит ростовский и ярославский)

К церковникам совет высокий
Из лиц начальных примыкал,
В нём два боярина лишь только,
Чья роль была невелика.
А также были в нём дворяне
И всяки думные чины, (окольничие, стольники, дьяки и пр.)
И воеводы, кто и ране
Отечеству были верны.

И выборных совет был «земский» —
Посланцев русских городов,
Людей служилых, тяглых, светских,
Высоких, низких ли чинов.
И образованы приказы
Все главные были опять,
Чтобы над обществом проказным
Закону ввек возобладать.

Царя же нового избрание
Пришлось покуда отложить,
Коль полагалося им ранее
Дела горящие решить.
Унять казаков и со шведом
Переговоры провести,
Успела сильно от соседа
Войны угроза возрасти…

Русин Валерий

*****

…Над ополченьем воеводой
Быть должен истый патриот,
Кто уваженье у народа
Снискал большое наперёд.
Чтоб незапятнанным и честным
Военачальником он был,
Своим кто мужеством известен,
И мудрым воином прослыл.

Особо в Нижнем не искали
Кандидатуры на сей пост,
И вскорь Пожарского призвали,
Чтоб он поднялся во весь рост
И Божий дар свой полководца
В великом деле проявил,
И от воров и инородцев, (поляки и их наёмники)
Москву и Русь освободил!

Хранитель непреклонный чести
Своей высокой родовой,
Не мыслил даже быть он вместе
С разбойной «тушинской» ордой,
И милости у Сигизмунда (польский король Сигизмунд III)
Он никогда бы не искал,
Понять его было нетрудно —
Он к знати старой примыкал,
Для кой порядок в государстве
В основу всех положен дел,
И злом считал он и бунтарство,
И власти вольный передел.

А потому с «ворами» бился
И зачастую побеждал,
Он первым под Москву явился,
Поляк когда ей досаждал.
Хотя и был ещё в то время
Князь воеводой молодым,
Неся достойно своё бремя,
Не уступал он и седым.
В искусстве воинском Куракин (И.С. Куракин, князь, видный военачальник)
Его из многих выделял,
И Ляпунова сей вояка (П.П. Ляпунов, дворянин, один из вождей I ополчения)
Своим талантом удивлял.

конец октября 1611 г., Нижний Новгород

Лишь только в Нижний он приехал,
Общаться с Мининым начал,
Залог в том видели успеха,
Вождями люд их величал!
Самой России порученье
Они исполнить собрались,
И организацией ополченья
И новой власти занялись,
Чтобы правительство казачье
Она могла бы заменить,
Да и московское в придачу, (Семибоярщину)
Всеземскому чтоб только быть!

И первыми нижегородцы
В свои сбиралися полки,
Хоть и спокойно им живётся,
И от них ляхи далеки.
И всё в Поволжье население
Боеспособное своё,
Стекалось к ним без промедленья,
Чтоб становиться под ружьё.
А все изгнанники — смоляне,
В свои отряды собрались,
Они в Московии всех ране
К полякам злобой налились!

начало февраля 1612 г., Нижний Новгород

А князь Пожарский обратиться
Спешил к российским городам,
И призывал их единиться,
Коль стала общею беда.
В Поморье грамоты летели,
И Вологду, и Ярославль,
Где чужеземцев не терпели
И каждый против них восстал,
И Вор где тушинский успеха
Особенного не снискал, (Лжедмитрий II — Тушинский Вор)
А Скопину деньгой и мехом
Уезд где каждый помогал.

О злом казачьем беспределе
Князь в грамотах своих писал:
«…А вождь их мыслит, в самом деле,
Царём чтобы Ворёнок стал…» (сын Лжедмитрия II и Марины Мнишек)
Да о новом Самозванце (Лжедмитрий III — Сидорка, псковский Вор)
Пожарский граждан известил,
И о пособниках поганца,
Он сам которых возрастил.
Просил и ратников, и денег
Для ополченья своего.
Учил его московский пленник, (патриарх Геромген)
И рупором он стал его,
Коли словами патриарха
В посланьях ярких говорил,
И потому единым махом
Единоверцев покорил…

…В Москве же в это время ляхи
Явились к патриарху в клеть,
Кто без уныния и страха
Принять уже готов был смерть.

«Пожарскому пиши немедля,
Чтобы не лез он на Москву.
Пошто он люд поднял оседлый
И подвигает к «воровству»?»

«Да будут те благословенны,
Кто за отечество стоит!
А вам всем огненная геенна
За преступления грозит…»

Озлясь на старого, поляки
Морили голодом его
И угасая, он во мраке
Не видел боле никого… (Гермоген умер 17 февраля 1612 г.)

…Пришли коломничи, рязанцы,
Украинский служилый люд,
А вскорь узнали, что казанцы
Спасать отечество идут!
И черемисы, и татары,
Башкиры с ними, и мордва
Стекалися в порыве яром,
Имея все на то права,
Коли казаков не терпели
За дикий нрав и воровство,
Да и поляка не хотело
Во власти видеть большинство.
Всеземским стало ополченье,
Сомнений в этом боле нет!
Повысил и своё значение
Нижегородский их совет…

Русин Валерий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *