Стихи о Олеге Янковском

Стихи о Олеге ЯнковскомОлег Янковский был артист от Бога!
Азарт ролей и память добрых дел.
На сцене и в кино успел так много,
Но неизвестно — сколько не успел…
Барон, волшебник, рыцарь ностальгии…
Казалось — он приятель твой и мой.
Хоть роли были каждый раз другие,
Олег Янковский был самим собой.
Он иронично удивлял эпоху.
И честно обещая чудеса,
Скрывал, когда ему бывало плохо,
А вот теперь ушел на небеса…
Болит душа, горит на сердце рана.
И почему-то так обидно мне.
Олег Янковский, улыбнись с экрана!
Полеты продолжаются! Во сне…

Давыдов Петр

*****

Олег Янковский — необыкновенный человек и режиссёр,
Профессиональный, талантливый и разных амплуа актёр.
Олег выразителен как в разговоре, так и молчании.
Не каждый артист обладает подобным дарованием.
Тонко, возвышенно выражал Янковский грусть, печаль.
Загадочной, неповторимой была его мимики лица вуаль.
Молчанием так много донести до публики, зрителей
Мог лишь Янковский — это просто поразительно.
Его харизма, глубокий взгляд, аристократичность,
А так же талант перевоплощения, артистичность —
Олега драгоценности, всегда везде имеющие спрос.
Он не стоял на месте, его интересовал проф. рост.
Необычайную индивидуальность с нечёткой дикцией
Янковский проявлял в спектаклях и на репетиции.
Он был всегда организован, собран, сконцентрирован.
Неоднократно был отмечен, награждён, номинирован.
Олег имел дар слушать, молча наблюдать, переживать.
Великодушному Янковскому умения был не занимать.
Он пропускал через себя те образы, которые играл.
Любил искусство и безостаточно ему себя отдал.
В день рождения великого артиста с уникальным даром
Искренне вспоминаем душой, сердцем, с внутренним жаром.
Янковский внёс свой вклад в искусство трепетно даря себя.
Как жаль, что рано он ушёл из жизни — такова его судьба.

Мила Альпер

*****

Олег Янковский — актёр
от бога,
Пришёл в мир театра и кино
не зря,
Его талантом создано
много
Образов ярких, как утра
заря.
Его «Обыкновенное
чудо»
Воспело любовь сильнее
всех чар
Он, как волшебник добрый,
всем людям
Счастливые встречи преподнёс
в дар.

Соколик Любовь

*****

Играл он роль или себя?..
Внимая сердца славной Музе,
Играл наш мир его любя,
Всегда с налётом лёгкой грусти…
Лекарством лил свои слова,
Лечил Его Несовершенство,
Лекарство было его действо
Та Муза — что всегда права…
Ему лекарство не нашлось…
Оставил нас… в смятеньи,в грусти…
И не ответив на вопрос:
Не он ли — сыгранные души?..
И тайны мыслей сокровенных,
Из слов чарующих наш слух,
Который нёс нам его дух —
Мир очищающий от скверны!..

Astsergey

*****

Не космонавт,
не Копперфильд —
Янковский в небо
улетает.
И сверху весело глядит,
Как цирк от страха
замирает…
А я внизу дрожу вдвойне —
Ведь я придумал эту
глупость…
Я жду, что зритель
крикнет мне:
«Мы просим автора…
под купол!..»
Но на плечах моих удав
Шипит мне в ухо,
утешая:
«Не бойся, автор.
Горький прав:
Рожденный ползать —
не летает…»

Горин Григорий

*****

Полёты и во сне, и наяву:
Аэроплан. — Дракон! — Ядро из пушки…
Душа летала! Прочее — игрушки…
Теперь Душа летит средь звёзд… Ау!..

Лисафьин Александр

*****

Ушёл ещё один, из череды Великих
Вновь поредел тот строй, что был, как монолит
На траурный портрет печально пали блики
Обмявшейся свечи чуть, огонёк, дрожит

Наш современник, чей-то друг, или кумир
Красавец, с томным, нежным, умным взглядом
Он нам дарил чудесный мир
И, был всегда, как будто, рядом…

Умел глазами ТО, сказать Иному…
И, не выразить словами…
Всю боль души, иль… счастья — передать
В короткий миг, минутный — на экране…
Будь то, коварный Баскервиль,
Иль нежный, любящий волшебник
Он не играл, он — этим жил
Великий Мастер… Как «живой» учебник…

Он, в сердце, бережно храня,
Уроков мудрых каждой роли,
Передавал день ото дня,
Желанье жить, стремление к воле…

Диагноз был, как приговор,
И, принял он его спокойно,
Он был готов к уходу в Мир иной,
Ушёл, как жил. С величием, достойно…

*****

Мне не верится, что мы не повторимся,
Что уйдём — и просто растворимся
В звёздной бесконечности миров,
В туманных далях Млечного Пути.
Может быть, мы всё-таки вернёмся,
И, быть может, снова улыбнёмся
Благословенной магии стихов,
Солнцу, что нам светит впереди,
Зимним елям и осенним клёнам,
Рекам синим и полям зелёным,
Музыке Чайковского и Грига,
Алым парусам в морских просторах Грина…

Я не верю, что для нас умолкнет скрипка,
И Мюнхаузена мудрая улыбка
Не украсит будни жизни нашей зыбкой…

Я не верю в вечную разлуку,
Я не верю в расставанье с другом.
Я не верю всезабвению Любви…

Поклониться бы всевышним силам,
Чтоб судьба нас снова повторила,
Чтобы нам ещё раз возвратила
Это небо, эту землю, этот мир…

*****

Мой Добрый Друг… Волшебный из волшебных…
Что я скажу?.. И что слова?.. Слова.
Я радуюсь. Тому, что я жива.
Что жив и ты! Но в мире совершенном.

А здесь… Прости, что встреч нам не достало
договорить, допеть, и доиграть.
Мы час не выбираем умирать —
он выбирает нас, когда нам мало

земных часов, когда часам песочным
уже не удаётся измерять
путей души, что здесь, за пядью пядь,
прошествовала — чувством, междустрочьем…

Вот и моя душа, без слов, рыданий,
идёт с твоей, проводит между строк,
и отпускает… В чудо! — За порог
часов, пробивших «Умер»…

ДО СВИДАНЬЯ!

Мой Добрый Друг…
Волшебный из волшебных…

*****

Уходят люди и гасят звёзды,
Не слишком рано, не так уж поздно,
На лицах траур, а под одеждой
Нещадно щимет рёбер между.
Велик? — Быть может. Талантлив? — Точно;
Неугасаемый образ сочный.
Он в каждом кадре искрил талантом,
На нотах душ играл, дыша на ладан,
Ему я верил всегда чертовски.
Ушёл из жизни Олег Янковский…

Гапонов Денис

*****

Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!
Каждый новый день — шаг вперёд.
Вверх по лестнице смелее поднимайтесь,
Падать не спешите — жизнь полёт!
Силы все отдать не возжелая
Ни наград, ни славы, ни похвал.
Свой талант другим дарить, не зная,
Что в макушку Бог поцеловал.

Ты поборник совести и чести,
Благородством одарить спешил.
Твой Мюнхаузен был смел и честен —
Маг, волшебник солнечной души.
Вечность совершенствуя, мы верим,
Что придёт со временем тот час,
Когда все великие потери
Сердца каждого коснутся в нас.

Ирония и умная печаль,
В тебе соединились два начала:
Таланта дар и благородства даль.
Роль каждая вверх, к очищенью звала.
Аристократ с чудесною улыбкой,
Глубок, изящен, тонок и велик…
Играешь так пронзительно и гибко,
Бессмертен в каждой роли, ты старик!

Явленье по фамилии Янковский,
Ты драгоценен для всех нас, Олег,
Недаром так ценил тебя Тарковский,
В своих картинах сохранив на век.
В полётах, где во сне и наяву
С тобою вместе мы страдали и смеялись.
Бежал ты с пацанами по лугу
От слёз и боли в стоге сена зарываясь.

Нас покорять и удивлять спешил,
Как будто знал, что жизнь так быстротечна,
Но иногда вдруг не хватало сил,
А путь далёк, тернист и бесконечен.
Ты нёс целебное начало
Душе израненой людской.
Страна тебя любила, знала
Олег Янковский свой, родной.

Аплодисментов нескончаемый поток
В последний путь артиста провожает.
По нервам бьёт отчаяния ток,
Как рок судьба всё лучших выбирает.

Вверх по лестнице, вверх по лестнице
Улыбайтесь жизни, господа!
Новая заря лишь только вестница
Долгого пути из — никуда…

Хатина Татьяна

*****

На истоптанных газонах городских
Вновь проклюнулись зелёные ростки.

Я прохаживаюсь в светлом пиджаке
Нараспашку, сам с собою, налегке.

На прохожих независимо гляжу
И невольно перед тумбой торможу,

Где с афиши на меня нацелил взор
Этим маем нас покинувший актёр.

Он в мундире тех, каренинских, времён,
Словно сшитым для почётных похорон.

Но в глазах его мальчишески живёт
Не растраченный, не скомканный полёт…

Это мы глядим тревожно в зеркала,
Как бы старость верх над нами не взяла.

Для актёров, каждый возраст — только роль,
Даже если жизнь отыграна на ноль.

Жизнь всего лишь путь к бессмертью для творца,
До последнего стоп-кадра, до конца.

Развернулся я, хотел пойти назад.
Не пустил меня с афиши цепкий взгляд

Полный жизни, всякой скорби вопреки,
Как вот эти новой зелени ростки.

Носков Александр

*****

Его уж нет на этом свете,
Но разве можно осознать,
Что он ушел и на планете
Нигде его не повстречать?
Нет, он не умер, он уехал!
Снимается сейчас в кино,
И новый фильм, опять с успехом,
Пройдет в прокате все равно!
Мы ждали, ждем и продолжаем
С волненьем ждать его работ!
Он в нас живет и процветает,
И только с нами он умрет!

Христо Лечков

*****

Он был велик и легендарен,
Неповторим, неподражаем…
Он своему таланту видел цену.
Он жизнь свою не представлял без сцены.

И каждый вечер, около семи,
Он шёл по улице, сигару закурив.
В безоблачное небо устремив свой взгляд пристАльный,
О чём — то думал он печально…

О чём? О жизни? О любви? О людях?
Или о чём другом?…Он сам не знал.
Но только в этих лишь раздумьях
Он медленное время коротал.

И этот вечер снова повторялся.
Он до родного театра доходил.
Дверь открывал, бесшумно поднимался
И, как обычно, за кулисы проходил.

Зал полон. Вновь трепещет сердце!
Всего лишь миг остался до звонка!
А вот и он. Открылась дверца —
Актёр на сцене. Началась игра.

Он в этот вечер был на высоте.
Спектакль окончен. Гаснет в зале свет.
Актер идет домой, с коллегами прощаясь,
Чтобы на следующий день опять начать сначала…

Так жил актёр, играл и был любим.
Он зрителям своим был верен.
От них он благодарность заслужил
И получил ее: народ в него поверил.

И вот однажды, сев за стол,
Он в мыслях жизнь свою прожил сначала.
И он увидел, что от жизни той
Уж ничего почти и не осталось.

Он болен был в то время. Мало сил
В душе его болезненной осталось,
Но он боролся и на сцену выходил.
Он не боялся смерти и за жизнь хватался.

Он выходил и вновь играл навзрыд
И сердце рвал он зрителям играя…
Шутил, смеялся, плакал от обид
И… улыбался, сцену покидая…

Теперь его уж нет. Ушел он вскоре,
После того, как одолел его недуг.
Его со сцены увели живого,
А через час он умер… Вдруг…

Ещё одной легенды с нами нет.
Таких, каким был он, наверное, не будет.
Придут другие лица и другой сюжет,
Но те, кто знал его — уж не забудут..!!!

Того, кому поверили бесценно
И благодарны были так сердечно!
В сердцах людей остался он навечно —
Живой, Великий Гений сцены!!!

*****

Куда же вы теперь, любимцы Мельпомены?
Ещё не стихла боль от прошлых похорон.
Неужто на земле вам не хватило сцены,
Подмостков и ролей в Отечестве ворон?

…Из главных новостей: ушёл Олег Янковский…
Надеялись на жизнь, на чудо, до конца.
А жизнь перетекла по радуге московской,
В тугие небеса, к подножиям Творца.

Ещё б играли жизнь, ещё б, Олег Иваныч!
Как трудно сознавать, что умер твой кумир…
Эпоха умерла… Дождь причитает на ночь
И протекли глаза по тысячам квартир.

На белый цвет беды слетится стая птичья,
Прохожих ублажать, потворствовать молве.
Зачем был нужен Вам последний миг величья,
Когда Вас понесут по траурной Москве?

Живые о живом… И мы стоим по-ротно,
В заплаканном строю у театральных касс.
А Вы лежите там, в своем гробу добротном,
Совсем не злой Дракон, осиротивший нас.

Вот так нелепа жизнь: ни голоса, ни вздоха…
Так улыбайтесь же из прошлых кинолент!
Так улыбнитесь же! Но кончилась эпоха,
Как майская гроза московская, в момент.

Уходят навсегда советские актеры,
Не нынешним чета, безликим и пустым.
Пусть там, на небесах, для Вас поют виолы
И стелется, как пух, пеньковой трубки дым.

Тебе еще свезло, российская столица,
Ты видела его из театральных лож.
Так что, поверь, Москва, слезам твоих провинций,
Стенаниям шутов и мрачности вельмож.

По белым облакам опять текли черешни
И ткётся белый плед каштановых аллей,
И возвратилась жизнь во все свои скворешни,
А Вы лежите там, в последней из ролей.

Насмешливый, как бог, Вы будто бы всё знали,
Переиграв не роль, а суть мирских обид,
На таинствах земных глаза отволхвовали
И снизошла душа до высоты орбит.

И эти вот глаза уйдут с афиш «Ленкома»,
Почти что навсегда, с возвратом в этот день.
И льются небеса по линиям излома,
Вбивая в прах земной увядшую сирень.

Холодная весна не радует, не блещет,
Заря рождает день, предчувствием тепла.
Простите нам любовь, Олег Иваныч вещий,
И речи, и цветы, и в крепе зеркала.

Вы жили на земле в безумных сказках Шварца,
Аристократ души, любви аристократ,
Мюнхгаузен страны, умевший улыбаться,
Умевший проиграть и выиграть стократ…

И ясность немоты, как белое на чёрном,
На ладанках свечей сожрёт полутона.
Еще бы жить и жить! Но смерть всегда бесспорна,
В искусстве побеждать главенствует она.

И траурный аншлаг… И введены замены…
И будто на цветах навек уснул Барон.
Куда же Вы теперь, любимец Мельпомены?
Овация… И крест… Да погребальный звон.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *