Стихи о Поддубном Иване Максимовиче

Стихи о Поддубном Иване МаксимовичеУсы, которые давно легендой стали,
богатыря, что из былины, стать,
на ленте чемпионской — блеск медалей,
как нам Поддубного здесь не узнать.
Война достигла и кубанских плавней,
он не боялся смерти, что возможна впереди.
Враги о славе его в спорте знали, давней,
носил всегда советский орден на груди*!
Они на нас смотрели будто свысока,
но звали старика бороться на ковёр.
Поддубный, как поганого щенка,
ломал любого и какой там разговор.
Мы не забудем эту силу, чемпионских лент
и я узнал великого спортсмена рано,
воздвигнут будет в Ейске новый монумент,
наш дом стоит на улице Поддубного, Ивана!

Неверской Сергей
________________________________________

* Иван Максимович Поддубный был награждён орденом Трудового Красного знамени, который он всегда с гордостью носил.

*****

Поддубный это мощь и сила!
Он был — борец, артист, атлет —
Непобежденным чемпионом мира
На протяженьи долгих лет!
Народной памяти достоин,
Был с почестями похоронен.
Надгробный памятник гласит:
«Здесь русский богатырь лежит!»

Дерюга Иван

*****

Побед и славы не бывает мало,
как не бывает мало тернового венца!
У ног его Европа вся лежала,
а он с Россией был обвенчан до конца…

Философский Саксаул

*****

На ленте старого кино
Фрагменты чёрно — белым строем…
И то, что мИнуло давно,
Вновь восхищеньем беспокоит!

Кумиром, бывший много лет,
Снят богатырь широкогрудный;
Российский цирковой атлет,
Иван Максимович Поддубный.

Сомненья он в себе не знал,
Был — мощь в захватах, сталь в зажимах;
Пред ним соперник трепетал,
Он был — борцовская пружина!

Могучий торс, сажень в плечах!
Цепь разрывавший их движеньем!
В противников, вселявший — страх,
В поклонников же — уваженье!

Под публик громогласный крик,
Под восхищённый шум оваций,
Вполне заслуженно привык,
Лишь лидером именоваться!

Победой б кончилась борьба
Противника?! — так не бывало;
Как будто бы сама судьба,
Вечный триумф наколдовала.

И только раз имел облом,
Лишившись лидерского места;
Противник «масляным ужом»*
Победу выудил бесчестно.

Вернулось всё в свои круга,
Когда в реваншной новой схватке
Он, того подлого врага,
Поверг нещадно на лопатки.

Но нету злобы без добра;
Души никто из нас не пуст,
Он вне борцовского ковра,
Чувств человека не был чужд…

Хоть в схватках жалости не знал,
Как зверо — монстр с холодной кровью,
Но был словно ребёнок мал,
К тем, к кому проникал любовью.**

Да, так устроен мирской свет;
У славы нет — оседлой доли,
Кумирам тихой жизни нет —
Разъезды, частые гастроли…

Италья, Франция, Алжир…
Всюду блистал Поддубный, браво!
Был для героя тесен мир,
Везде снискал он — лавры славы!

Америка, где доллар — бог!
Вот где уж не скупятся в ценах.
И доллар на счета потёк,
За блеск и славу на аренах.

— Его б совсем заполучить!
Своей невиданною силой,
Нам должен прибыль приносить —
Считали бизнес — воротилы.

— Ты в банках деньги получи,
Имей в богатстве постоянство,
Останься здесь и обрети
Американское гражданство!?

Но на чужбине не сдержал
В боях добытый доллар банкский;
Он Родину не променял!
На капитал американский.

А чем же Родина ему,
Его заслуги, оплатила?
Бесстыдством, судя по тому,
Когда до сЫта не кормила.

И есть ли где ещё страна?
Где б так героев унижали…
Где б так награды — ордена,
За хлеб на старости сдавали.

О, этот злой, двуличный мир,
Предавший старика в несчастье…
И умер бывший борец — кумир
И в нищете и в безучастье.

Но он для битвы был рождён!
В ней всё его определенье.
И он ушёл — непобеждён!
Познавший славу и забвенье.

Дубровин Андрей
___________________________

* В 1903 г. В поединке с французом Раулем ле — Буше, который намазавшись провансальским маслом, лишил Поддубного возможности, производить фирменные его «железные» захваты. В результате судьи отдали победу французу.
** После гибели на арене молодой девочки — цирковой гимнастки, подруги Поддубного, Иван Максимович впал в глубокий транс, сильно переживал и часто плакал, как ребёнок.

*****

В телевизоре сегодня
Про борьбу — ну ни гу-гу!
Зато теннис, снукер, покер
Задолбали аж в дугу!

Только раньше, в самом деле,
Было всё наоборот:
Имена борцов гремели!
Валом пёр на них народ!

Был народишко не хилым:
Грузчики, лабазники…
Дюже силушку любил он
И в быту и в праздники.

В цирки зрителей в ту пору
Набивалось — аж гурьба!
Их манил туда не клоун,
А французская борьба.

Всех громили ревельчане:
Аберг, Лурих, Гаккеншмидт…
Браво, бис им все кричали!
Каждый был там знаменит.

А ещё Иван Заикин
Силой львиной потрясал.
Он, бывало, и великих
На ковёр шутя бросал.

Да хватало там героев:
Збышко, Гриша-великан,
Вахтуров с Казбек-горою,
Дядя Пуд, Хаджи-Мукан…

А ещё Шемякин славный
Там имел лихой разряд.
Он соперников буквально
Клал на спину всех подряд.

Только всем им уготован
Был судьбою задний план.
Чемпионом чемпионов
Слыл Поддубный наш Иван!

Эй, нацмен, ты там не вякай,
И не тырь наш алатырь!
Был Иван хохол, однако,
И был — русский богатырь!

В Малороссии в ту пору
Тоже кушали сальцо,
И там парубков здоровых
Была уйма, удальцов.

Бывало, выйдут дядьки
Плечистые, в усах…
Попробуй, с ними сладь-ка
В борьбе на поясах!

Но Ваня силой стана
Ну, просто удивлял!
Он дядек сих исправно
На землю всех валял…

В Феодосии портовой
Был он, знамо, первый ас.
Парень ладный был, фартовый,
И казал в работе класс…

Только как-то в цирк Иван
Позабрёл случайно,
И влюбился в балаган
Просто чрезвычайно!

Вышел Ваня как любитель
В круг борьбы, на дурика,
И в обхватку победил он
Даже мачо Луриха!

А потом и по-французски
Шлифовал он тур де бра,
Но по-нашему, по-русски,
Он глушил всех на ура!

Мировой турнир борцов
Проходил в Париже
Зритель видом молодцов
Был там не обижен.

Силачей там было много:
Рвали цепи, гнули лом…
Но Иван, упёршись рогом,
Шёл к финалу напролом.

Публика им всем махала…
Дюже брав был ле Буше!
Но Иван подмял нахала,
И Буше уж на туше!

А потом Иван Поддубный
Имя с лихвой оправдал.
Был в борьбе он мощным дубом,
Поражений он не знал!

В пятьдесят четыре года
Он попал за океан,
И для местного народа
Стал он Террибэл Иван!

Вербовали янки Ваню,
Чтобы он остался,
Но на мани он плевал,
И домой подался.

Только Родиной владали
Бусурманы-палачи.
Дали орден они Ване,
Но забыли про харчи.

Орден этот он носил
Даже при фашистах.
Благ и хлеба не просил:
Нравом был ершистый.

Эх, не любит наша власть
Стариков согбенных!
Власть у нас горазда красть,
А делиться — хрена!

Тихо умер наш Максимыч,
Будто свечка, он угас:
Он запас на жизни зиму
Уж, вестимо, не припас.

Славится богатырями
Наша русская земля!
Сила духа в нас ведь рьяна.
Дух нам дан защиты для!

Велики два наших Саши,
И Карелин, и Медведь.
Они мощь и гордость наши!
Но Поддубный — первый ведь!

Славен будь, Иван Максимыч!
И прими от нас поклон.
Ты боролся за Россию,
Чемпионов чемпион!

Радимиров Владимир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *