Стихи о Рюрике

Стихи о РюрикеГотовил ты поход к славянам,
Чтоб разорить те земли, погубить,
Но подходили уж ладьи к брегам туманным,
Их с драхами викингов не сравнить.
Стоял с Эфандой Рюрик на крылечке,
И был прекрасно виден им залив,
Зачем приплыли к викингами пришельцы,
Что принесли, к холодным берегами приплыв.
Но просьба их была довльно странна,
Посланники Ильменских всех родов,
Пришли у Рюрика просить отрадно,
Защиты всех славянских городов.
Тебя мы призываем, твое племя,
И добровольно покоряемсЯ тебе,
Приди единым к нам правителем. И не на время,
Будь нашим князем, на славянской, на земле.
Ладья его скользила по Волхову,
А на корме златой причудо-трон стоял,
И первый князь славянский со супругой,
Но троне горделиво восседал.
И что сказал запало сильно в души.
Здесь на Ильмене никаких родов,
Отныне все одним законом будет управляться,
Иначе не сносить русых голов.
От сих времен я свой приказ вам нарекаю,
Роды, что по ильменским берегам живут,
Отныне Русью я единой называю,
Пусть вы и ваши дети это все из рода в род передадут.
Так зародилась Русь. Была бы только правда.
Не от добра же нам добра искать,
Другое солнце засветило, сгинула вся тяжба,
И светом благодати стало все при Рюрике сиять.

Тесленко Антонина

*****

Как мало сказано, увы
О нашем первом русском князе
Об основателе Руси
Пришедшем Русь поднять из грязи
Великий Рюрик приглашен
Был племенами, чтобы править
Чтоб землю новгородскую
От междоусобицы избавить
Он прибыл с братьями княжить
И землю на три поделили
Чтоб каждый мог из них властить
Руси начало положили…

Трувор — что самый младший брат
В Изборске править начал смело
И кривичи в народе «Верным»
Прозвали за благое дело
Он хоть и млад был, но умен
Держал умело свои земли
Не по годам своим силен
И люди власти его внемли…

А средний брат «Победоносный»
Синеус начал править свято
Княжить на благо государству
В красотах родины богатой
В истоках вод реки Шексна
У чудописных берегов
Белоозерск берет начало
Под сводом белых облаков

Там между Чудью и Весью
Между восходом и закатом
Синеус начал защищать
Белоозер от супостатов
Он дело правое вершил
Свои границы расширяя
Мерю и Мурому разбил
Все на пути своем сжигая…

А сам же Рюрик сын Годлава
Княжить поехал в Новгород
«Миролюбивым» его слава
Из уст в уста пошла в народ…

Не стало братьев чрез два года
И Рюрик долго горевал
Глаза поднявши к небосводу
По братьям часто тосковал
Но жизнь бежит неудержимо
Дружина стала беспокоить
Не растерять того, что братья
Сумели для Руси присвоить
Собрав в кулак всю силу воли
Он занялся объединеньем
И положил стране начало
Удел единого правления
Руси границы расширял
Врагов немало победил
Он Муром, Полоцк и Ростов
И Новгород объединил…

Но снова княже запечалил
Уж такова для всех природа
Да смерть все ходит у порога
Задумал продолженье рода…

В один прекрасный летний день
Он деву увидал. Звездой
Она казалась в лунном небе
И княже потерял покой
Он день и ночь блуждая в мыслях
Все грезил о мечте своей
И жизнь теряла всякий смысл
В душе таив сезон дождей
Решился князь, пора жениться
Созвал дружину в путь друзья
Поедем сватать за дивчину
Туда, где есть судьба моя
Ефандой звали ту дивчину
Что Рюрика свела с ума
Дочь урманского рода князя
И князя нашего судьба…

Приехал княже: «Открывайте
Сударю ваши ворота
Да дочку замуж отдавайте.
Что пропадает красота?»
Ефанда в тишине всплакнула
Ну что ж поделать есть закон
Придется свататься. Вздохнула
Пошла к гостям да на поклон
Князь Рюрик обещает злато
Князь урманский его внимает
Дочь обеспеченна, богата
И предложенье принимает

Сыграли свадьбу словно в сказке
Устроив пир да на весь мир
Были гуляния и пляски
Подарки: золото, сапфир…

А после свадебных гуляний
Речь за наследника зашла
И в скором времени Ефанда
Сыночка князю родила…

Задумал некий Вадим Храбрый
Супротив князя заговор
Поднял народ весь новгородский
И снова сеять стал раздор
Что князь страною правит плохо
Что лишь жена ему важна
А вот судьба его народа
Ему совсем и не нужна
Созвал наш князь свою дружину
Восстание вновь подавить
И чтобы Храброму Вадиму
За клевету да отомстить…

Князь новгородское восстанье
С дружиной лихо подавил
И княжеской рукой Вадима
За грязь и ложь мечом убил
Поверг народ восставший в бегство
Не мог простить ему измену
До Киева гнал супротивых
Как королевский лев гиену…

Проправил Князь семнадцать лет
И умер Игоря оставив
На попечительство Олегу
Чтоб тот растил, страною правив

Широков Алексей

*****

«Встал род на род, была усобица»…
Спасём мы Русь! — себе поищем князя,
который сможет всех судить по праву.
Кого позвать? Пал выбор на варягов.
За море было от Руси посольство
направлено к соседям скандинавам:
«Земля у нас обильна, велика,
но, нет порядка в ней, придите княжить».
Предание о братьях скандинавских —
неверный перевод варяжской речи.

Три брата Рюрик, Трувор и Синеус,
согласно с сагами — «сине хус трувор», —
он «с домом и дружиной» прибыл, — Рюрик.
Его особенно и ждали люди!
По роду сам потомок Гостомысла, —
варяг и русич, — мать ходила «в греки»,
а новгородский князь гостеприимен…
И прадедом был русич Буровой, —
тот князь владел землёй в Кореле, также
в приладожье, где лён выращивали.

Фамильный лён хотелось удержать,
пожалованный раньше за заслуги.
Распространил он власть на чудь и весь,
на меру, мурому и кривичей.
Но, прежде Рюрик был морским пиратом,
грабительские рейды совершал
на север Франции, на побережья
Голландии и Англии набеги.
Слыл вольным он разбойником, с Олегом,
в бою искусным викингом, ходили.

Женою стала дочь Олега. Рядом —
Олег и сын Аскольд. Образовалась
свобода Киевской Руси таким путём,
и независимостью от Царьграда
господство Византии отсекалось.
В земле славянской жёсткою рукою
соперников Руси и супостатов
всех устранял. Поход военный Дира
и Аскольда на Царьград к брегам Босфора
нарушила морская буря. Двести

судов погибли. Русским Византии
Столицу взять не удалось. Франкийский
король вернул весь лён. Жил Русью Рюрик,
в права владения вступил, не льном,
он правил Русью, мудро, зорким оком
следил за нравами, и верой в Тора —
Перуна. Дни свои закончил в сто лет,
в Кореле, — город Приозерск теперь.
Родоначальник он династии,
герб — падающий на добычу сокол.

Уварова Людмила

*****

Дружины в доспехах ратных,
Сотни ладей у бодричей!
Рюрик идет с братьями
На Русь по призыву родичей!

Распахнут широкий ворот,
В даль очи глядят без страха,
И Синеус с Трувором
В кольчужных гребут рубахах.

Ветры! Дождями не плачьте!
Бодричи мы, не бродяги!
И реют на каждой мачте
С белым Соколом стяги!

Бьется в руках кормило,
Ладья из тумана вышла…
К берегу вотчины милой
Дедушки Гостомысла…

Волхов течет река,
Белою птицей Вьюга,
Здравствуй, страна Гардарика,
Сто крепостей по Кругу!

Старая в терем дверца,
Рядом журавль сутулый…
И защемило сердце,
Сколько уж зим минуло…

Туши на углях жарят,
Торг веселится шумный,
А на холме хазары
Дань собирали в сумы…

Дует холодный ветер,
Монета летит по блюду,
Тянут Иудины дети
Деньги и рухлядь всюду…

А сердце в груди немеет
И слезы в глазах от грусти,
И вякнуть никто не смеет,
Все в землю глаза опустят…

Но Солнце рванет сквозь Тучи,
Недолго терпеть неволю…
Варяги идут на кручи,
И нет у них хлеба — соли…

Запрыгнет волна на плесы,
Ладьи шевельнутся гордо!
И Рюрик ударит хлестко
Посла по хазарской морде!

Визжа и ругаясь грубо,
Поднявшись из черной грязи,
Вниз сплюнув на землю зубы,
Ответил хазарин князю:

Наш натиск — страшнее бури…
Ворона клекот слышишь?
И усмехнулся Рюрик:
Сокол летает выше!

Чалмами на шлемах увиты,
В своем одеянии черном,
По полю неслись дейлемиты,
На горе и смерть непокорным…

А Русы врагов не считали,
И кровь не застынет в жилах…
И алыми в рост щитами,
Прикрывшись, стоит дружина…

Поднялись над строем стяги,
Мы смотрим не по холопьи!
И сделали шаг Варяги
Врага принимая в копья!

И трубы завыли, залились,
Птицы рванули в стороны…
Сшиблись войска, сцепились,
Встретились Сокол с Вороном…

И хмель закружился красный,
Щитами упремся, други!
Отбросили с первого раза
Хваленую конницу с Юга!

Коль драка пошла в охоту,
То рабской не знать нам Доли!
Стальная в броне пехота,
Стеною идет по Полю…

Топор не подвел бы старый,
Всех бьем мы вокруг да около!
И катятся вниз хазары,
Давит дружина Сокола!

Лупили мы данов, свеев,
Все знают про Славу бодричей!
Хазары то чем сильнее,
На ратном, на честном поприще?

Вперед! — нам князья рекоша!
Вниз тянут секиры руки…
Но начисто посекоша,
Все вои царя Ханукки!

А Солнышко сядет скоро,
Скопилась в ногах усталость…
И кружит тот самый Ворон
Над тем, что в степи осталось!

Ну что, отлетал вражина?
Трувор стяг хазарский скинул!
И молча идет дружина,
Забросив щиты за спины…

Года пролетели в Круге,
Сменилась Зима Весною…
И спит знаменитый Рюрик
В могиле под Шум — Горою!

А Киев стоит и поныне!
И Днепр волною плещет!
И чашу у Рюрика принял
Олег, по прозванию Вещий…

И ныне сбирается Вещий Олег!

Сазонов Константин

*****

Варяги жили средь суровых скал.
Кто послабей, подался в дровосеки.
Кто посильней, разбоем промышлял
На всем пути, что из варягов в греки.

А правил ими некий царь Годлав.
Его три сына, хитрые лисицы,
Разбогатеть желающих собрав,
Пошли в цари к славянам напроситься.

Завоевали Ладогу и Псков,
Всех местных обложили легкой данью.
Мол, здесь их ждали испокон веков
И их приход стране даст процветанье.

А старший, Рюрик, в Новгород пошел:
«Давно пора покончить там со смутой.
Там воцарюсь, поставлю свой престол.
Кто недоволен, тех накажем люто».

Но этих новоявленных царей
Народ терпел лишь парочку годочков.
Синеуса с Трувором гнать взашей
Пришлось славянам: «Померли и точка».

Лишь Рюрик правил твердою рукой,
Учтя всю сложность трудного момента.
Вадим Хоробрый? Это кто такой?
Немедля к ногтю гада-диссидента!

Невесту из Норвегии привез.
Не гнула девка перед мужем спину,
Не проливала долго горьких слёз,
А родила для князя чудо-сына.

Сыночек Игорь требовал забот.
Приставил Рюрик к Игорю Олега.
«Пусть приглядит, пока мой сын растёт.
Чем черт не шутит, вырастит стратега»!

«Дружинник-дядька! Вот, не повезло!
А все дружки уже ушли за данью.
Эх, заиметь бы личное село.
Послал бы к черту князево заданье!

Послушай, Рюрик! Ширится молва,
Что на Днепре стоит богатый Киев.
Пусти в поход! Варяжская братва
Пойдет охотно. Знаешь, мы какие!»

Недолги сборы. Двинулись в поход.
Кругом леса, где много всякой дичи.
Народ приветлив. Сеет, скот пасет.
Лафа и только! Вот она, добыча.

Добрались до Днепровских быстрых вод.
Лазутчики свое явили рвенье.
Узнали: правит некий князь Сколот.
В Царьграде был и принял там крещенье.

Пришел ходок к Сколоту, чтоб сказать:
Мол, сам Олег от Рюрика приехал.
Приди на встречу. Надо поболтать.
Он безоружен, даже без доспехов.

Лопух Сколот поверил и пришел.
Его там ждал уже варяг-убийца.
Взошел Олег-язычник на престол
И правил долго. Лет, примерно, тридцать.

Ходил не раз за данью на Царьград,
Но одержим несбыточной идеей,
Коленом вражьим получал под зад.
Не смог прогнать хазаров-иудеев.

Его прозвали вещим, колдуном
За то, что часто избегал отравы,
Когда всыпали яд ему в вино,
Чем приобрел заслуженную славу.

Погиб Олег совсем не от коня.
Он был убит в сраженье на Кавказе.
Узнав об этом, плакала родня,
А Игорь с Ольгой тризну справил сразу.

Вот так и княжил рюриковский род:
То сборы дани, то война с соседом.
Страдали только местные, народ.
Кому — доходы, а кому-то — беды.

Древляне, коих Игорь обирал,
Расправились с мздоимцем без стесненья.
Отмстить хотели все: и стар, и мал.
Казнили князя у Искоростеня.

Остались три красивые вдовы.
Росли два сына: Глеб со Святославом.
Глеб Святославом был казнен, увы:
Крестился тайно. Заслужил расправу!
Потом не раз подобный пируэт
Судьба вершила с русскими вождями.
То вознесёт, а то спихнёт в кювет.
Да, вы об этом слышали и сами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *