Стихи о Юрии Никулине

Стихи о Юрии НикулинеТакие, как он, Юрий Никулин,
Как редкий алмаз, каких не сыскать,
Он в памяти нашей остался, его не забудем,
Мы часто о нём будем все вспоминать.
Актёр он хороший и клоун смешной,
О, как он играл, одно загляденье,
И на Цветном был директором он,
Но нет его с нами уже к сожалению.
Остались лишь фильмы, в которых снимался,
В которых любимым актёром остался
Хорошие фильмы, добрые очень,
И детям нравится нашим,скажу между прочим

Кононенко Владимир

*****

Когда арену покидает клоун,
То зрители по-доброму смеются;
Аплодисменты щедро раздаются,
И мало кто из них разочарован.
Скрепляет смех людей под стать цементу.
Улыбкой скорой расцветали лица:
Никулин вышел, — будем веселиться
И радоваться этому моменту!
Он на экране, также как и в жизни,
С иронией смотрел на вещи прямо,
И добивался цели, пусть, упрямо,
Но как достойный, храбрый сын Отчизны.
Ушёл за занавес, чтоб не вернуться,
На бис не вышел и на крики: «Браво!»;
У каждого из нас есть это право,
Оставив всех, прилечь и не проснуться.
Пуста арена, только киноплёнка,
Шурша, по кадрам собирает образ.
Совсем не важен был артиста возраст –
Мы потеряли словно бы ребёнка!

Дергачев Геннадий

*****

Великий комик. Мастер жеста, слова.
Любая роль – шедевр. Не «загогулина».
Как все ходили на футбол – на Черенкова,
Так все в кино ходили – на Никулина.

Индейкин Олег

*****

Юрий Владимирович народом был любим.
Добротой, искренностью обладал херувим.
Прост, непритязателен, помогал кому мог.
Был чутким, исполняя человеческий долг.

В профессиональной сфере Юрий жаждал
Стать актёром, чтобы порадовать каждого.
Юрия Владимировича не приняли во ВГИК,
Не увидев в нём актёрский талант иль лик.

На ВГИКе Никулин Юрий не остановился,
А в студию клоунады он взял и явился.
Поступил, работал как клоун-ассистент,
Румянцева-Карандаша новый ученик-клиент.

Помимо цирка Никулин снимался и в кино,
Порою надевая комедии, иронии кимоно.
Иногда ж играл он драматические роли,
Расширяя спектр артистического поля.

Кузьма Иорданов, Фёдор Фёдорович, Балбес…
В кинематографе и цирке он имел свой вес.
Старшина милиции, грабитель, клоун, вор…
Разрешить мог запросто Никулин любой спор.

Дворник, пиротехник и вор-домушник Петушок…
Уговорить мог выпить Труса, Бывалого на пасашок.
Мячикова, Лопатина, Некрасова не забудем никогда.
«Шёл, подскользнулся, гипс» — запомнится навсегда.

Юрий Никулин — талант с доброй душой и сердцем.
Всегда открыта была его отзывчивости дверца.
Вспомним 18 декабря великого артиста и человека,
Дарившего всем радость в кино, цирке аж полвека!

Мила Альпер

*****

Боль, щемящая в груди,
«Бревно», смешно и слёзы,
Нет Юрия Никулина, репризы
Их комизм, вызывает взрывы

Смеха! Парят гимнасты
Под куполом высоко! Ух ты!
Сердце ухает и кулаки
Сжимаются, и без страховки

Артисты показывают чудо, трюки,
А сердце сжимается в пружину! Ах!
Наконец-то закончен номер! Уф!
Аплодисменты, восторг оваций!

Цирк показал нам телевизор,
Чудесный ящик, волшебный цирка мир!
Когда мы смотрим, то забываем, восторг
Эмоций прорывается, кричим, хохочем

Ив цирк незримо попадаем.
Юрию Никулину девяносто лет!
А он войну прошёл, актёр
Кино и клоун выйдет на ковёр

Манежа, а красота души каскадом
Искр добра взорвётся. «Яблоки», кумир
Ушёл, а цирк рассыпался каскадом звёзд,
Молодых, красивых их встречает гром фанфар!
Манеж, он по нему ходил, походка, её узнаешь
Сразу, жесты, ликом «рисует» клоун смех!

И надо столько сил отдать, чтобы с лицом серьёзным,
И взглядом, не передать, тот смех, что внутри огнём
Дрожит, его и называют юмор! И самому не рассмеяться,
Костюм нелепый, мешковатый, а туфли ужасная пародия

На башмак. И беззащитность жестов, и Дух взрывается, весёлым
Смехом, высвобождается энергия, и получает её артист!
Эмоция защитный взрыв добра и радости внутри, и звуков
Вибрация, и счастье, невесомость волшебных сказок!

Всё это цирк! Блестящий мастер мимики, ваятель смеха,
Погаснет свет, а популярность смерть переживёт! Успеха
Он добился, и любви народной в ней нет корысти, а он АРТИСТ и КЛОУН
Служил России, и в этом вечность жизни, и память, и наш земной поклон!!!

Богомирская Анна

*****

Стихи на смерть Юрия Никулина

— 1 —

Не сберегли тебя обличье, старость
и светлый, грустный анекдот.
Что выражает седовласый парус
лица, который скоро уплывет?

Эпохи уходящей старый клоун,
солдат смешной, трагический артист —
все это съела старость, из кино он
ушел и стал вдвойне нелеп и чист.

Стал сразу строчкой памяти и думой:
остался напоследок человек,
учивший всех нас, что такое юмор,
даривший вместо хохота свой смех —

свой смех, простейший, человечный, вешний —
со зрителем деливший пополам
всю пустоту и тишину бессмешья,
и превративший цирк веселья в храм.

Гроза вестей прошелестит над нами.
Готовит исподволь разлуку смерть.
И мы готовимся как будто к драме,
но не к игре на этот раз, поверь.

Пусть вправду жизнь — подобие театра.
Но клоун в нем — есть просто человек.
Остался ты в немытых окнах кадров,
все время спотыкаешься об век.

А век — герой, скорбящий и продажный,
безликий акробат, гордец атлет,
вкушавший смерть артистов неоднажды,
останется незрел, ребячих лет.

— 2 —

С тобой прощается город,
чужой и далекий, который
в эти годы тоже воевал,
хворост по дорогам собирал.
Помнишь, время было такое —
переходное, а может, никакое.
Но скажу большее — не только этим
согревались мы.
Оставалась ветка, дарившая светом
иным среди зимы:
сознание прошлого, откуда не изгонят,
пристанище доброты,
не храм и не цирк, — и через столько лет я понял,
что это все был ты.

— 3 —

Вот как после стихотворения — медленно, тихо…
Медленно берег чурается, тихо — река
собственных образов, собственной меры, как лиха, —
август опрятный прорезала скорби строка.

Так принимай, Новодевичье, орешек лазоревый
сердца его, сбереги чудный сон навсегда.
Толща твоя и могильщики костью розовой
балованы, а большего нам не отдать.

Если нет фальши, слово оставит зарубки,
шут станет правдой, а жизнь — стихотворением.
В эту эпоху, не хрупкий, скорее, а крупный,
влез пошутил, значит, есть чем дышать поколению.

Смерть оттеняет и радуге дарит имя:
детское «гули-гули», журавли в облаках слышны.
И фонари под глазами старого грима.
Жили с тобой двадцать дней, да все без войны.

Клоун, циркач и артист — забирает все старость.
Глухо звучит где-то в спазмах трагедии смех
в знак о тебе, человек; седовласый твой парус
в смерть уплывет — остался один человек.

Вот как после стихотворения медленно, тихо
время течет и в русло вползает опять,
и берега в ожидании нового лиха, —
будто вновь разделило нас, — промолчат, промолчат.

Шубин Роман

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *