Стихи про кентавра

Стихи про кентавраКентавры. Несутся галопом
по краю Реки
красавцы Кентавры,
быстры и легки.
Им тысячи брызг
омывают бока,
песнь страсти поёт
голубая Река.
Целует копыта
шальная Волна,
к прекрасным созданьям
любовью полна.
Росою искрится
вода в волосах,
и солнце сияет
в их гордых глазах.
Свободны как ветер,
быстры и легки,
несутся Кентавры
по краю Реки…

*****

Вперёд, Кентавр, творенье Божье,
Несись взъерошенной волной —
Разбей галопом бездорожье,
И в бесшабашье — с головой!
Оставь ненужные тревоги,
Ты победителем рождён —
И нравов, что не очень строги,
И самых недоступных жён!
Бунтуй, Кентавр! Дитя природы,
Ты полон жизни и любви,
Со страстью силы плодородной
К себе притягивай, зови!

Фетисова Ирина

*****

Представь себе: еще кентавры и сирены,
Помимо женщин и мужчин…
Какие были б тягостные сцены!
Прибавилось бы вздора, и причин
Для ревности, и поводов для гнева.
Всё б страшно так переплелось!
Не развести бы ржанья и напева
С членораздельной речью — врозь.
И пело бы чудовище нам с ветки,
И конь стучал копытом, и добро
И зло совсем к другой тогда отметке
Вздымались бы, и в воздухе перо
Кружилось… Как могли б нас опорочить,
Какой навлечь позор!
Взять хоть Улисса, так он, между прочим,
И жил, — как упростилось всё с тех пор!

Кушнер Александр

*****

Кентавр бородатый,
мохнатый
и голый
на страже
у леса стоит.
С дубиной тяжелой
от зависти вражьей
жену и детей сторожит.
В пещере кентавриха кормит ребенка
пьянящем
своим молоком.
Шутливо трубят молодые кентавры над звонко
шумящим
ручьем.
Вскочивши один на другого,
копытами стиснувши спину,
кусают друг друга, заржав.
Согретые жаром тепла золотого,
другие глядят на картину,
а третьи валяются, ноги задрав.
Тревожно зафыркал старик, дубиной корнистой
взмахнув.
В лес пасмурно-мглистый
умчался, хвостом поседевшим вильнув.
И вмиг присмирели кентавры, оставив затеи,
и скопом,
испуганно вытянув шеи,
к пещере помчались галопом.

Белый Андрей

*****

кентавры северных лесов и чудовищные кресты озер —
о них говорили в доме
бледные рассветы светили сквозь очки директора музея
хранитель северных лесов и озер встречал в доме
гостей с юга
он показывал им дом где бледные рассветы светили
насквозь чудовищными крестами окон
из окон было видно: тени северных лесов и озер
светились насквозь в небе
кентавры северных лесов — лоси уходили в озера неба
возле дома — музея бледный хранитель показывал
женщине с юга чудовищные кресты и камни
тени северных лесов в небе — женщина с юга снилась
себе чудовищным крестом
в доме бледный хранитель равнодушно перебирал камни —
кентавры
среди северных лесов и озер светились их тени:
женщина — чудовищный крест и хранитель — бледный
кентавр

Сапгир Генрих

*****

Зеленый лес вплетает в косы розовые ленты.
Они так весело о лете говорят.
Гляжу сквозь вязь листвы на этот праздник света —
Он для меня целителен и свят.

Здесь меркнет боль несбывшихся надежд,
Стихают хоры общих мнений,
Где трубы и ударники невежд
Всегда глушили скрипки откровений…

Но снова слышу зов измученной души,
Той, чье веретено меня случайно укололо —
Кентавра. что спешит на зовы пола,
А грезит лишь о холоде вершин.

Белевская Элеонора

*****

Песен неистовый дух дарит всем
ветер погони желаньем свободы.
Бегство кентавров и ужаса плен
прятала складками ночь непогоды.

Сдвинуты наспех просветы меж звезд,
тенью Геракла упали доспехи.
Снова укрылась луна и от слез
падали капельки вспугнутым эхом.

Брошено светом копье, но давно
вздыблены гривы от гибельной драки.
Не увернулся вожак скакуном

от Немезиды — знакомые знаки
бегом созвездий даны, как тавро.
Неба прозренье, как танец сиртаки…

Шуленина Ирина

*****

Утро первого века. Пахнет медом и мятой,
Белки рыжие скачут по кедровым стволам.
И веселой толпою мчат кентавры куда-то…
Может быть, на прогулку, а быть может, по важным делам.

Припев:
Пусть века над землею проплыли,
Пусть нигде не осталось следа…
Кентавры, кентавры, вы все-таки были.
Кентавры, кентавры, куда же вы делись, куда?

Может, звездное небо — просто ваша дорога,
А земное столетье вам как день или час?
Может быть, на земле вы отдохнули немного
И отправились дальше, не грустя и не помня о нас.

Припев:
Пусть века над землею проплыли,
Пусть нигде не осталось следа…
Кентавры, кентавры, вы все-таки были.
Кентавры, кентавры, куда же вы делись, куда?

Ночь двадцатого века сердце вдруг растревожит.
Встану молча под небом у притихших берез,
И глаза призакрою, и услышу, быть может,
Как звенят под копытом голубые булыжники звезд.

Припев:
Пусть века над землею проплыли,
Пусть нигде не осталось следа…
Кентавры, кентавры, вы все-таки были.
Кентавры, кентавры, куда же вы делись, куда?

Дербенев Леонид

*****

Над речкой кентавр полусонный поет.
Мечтательным взором кого-то зовет.
На таре играет И струны звенят.
В безумных глазах будто искры горят.
В морщинах чела притаилась гроза.
На бледных щеках застывает слеза.
Вдали — точно Вечность. Все то же вдали.
Туманы синеют Леса залегли.
Уснет и проснется порыв буревой,
и кто-то заблещет, бездонно-немой.

Над речкой кентавр полусонный стоит.
В тревоге главу опустил и молчит.
Мечтатель со дна приподнялся реки,
раздвинув дрожащей рукой тростники.
И шепчет чуть слышно: «Я понял тебя…
Тоскую, как ты, я Тоскую, любя…
Безумно люблю и зову, но кого?
Не вижу, как ты, пред собой никого.
Учитель, учитель, мы оба в тоске —
бездомные волны на шумной реке…

Как ты, одинок я Ты робок, как я.
Учитель, учитель! Я понял тебя»…
Уснул и проснулся порыв буревой.
В волнах захлебнулся мечтатель речной.
Кентавр — хоть бы слово: в затишье гроза.
На бледных щеках застывает слеза.
Над речкой кентавр возмущенный зовет.
Уставшую землю копытами бьет.
Он вытянул шею. Он лиру разбил.
Он руки в безумстве своем заломил.
И крик его — дикое ржанье коня.
И взор его — бездна тоски и огня.
В волнах набегающих машет рукой
Двойник, опрокинутый вниз головой.

Андрей Белый

*****

В полупрозрачном мареве тумана
На бреге моря каменистых скал
Мне показалось, лошадь проскакала,
А пригляделся: это же кентавр.

Кентавр — женщина. Не знал что есть такие.
Копыта нежно трутся о прибой,
Ну а глаза, как волны, голубые,
И в них, как море, плещется любовь.

И я пропал, ее увидев руки,
Они, как дерзкая и тонкая лоза,
Душистые и мягкие, как булки.
Я вряд ли их достоин целовать.

Но вышел я своей судьбе навстречу…
Пусть будет так, как хочет того БОГ:
Или меня кентавром он излечит,
Или подарит ей две пары ног…

Шитов Геннадий

*****

Свершилось чудо!.. Червь презренный,
Который прежде, под землей,
Плодясь в стыде и потаенно,
Не выползал на свет дневной;
Который знал в былые годы,
Что мог он только воровски
Губить богатой жизни всходы,
В тиши подтачивать ростки, —
Преобразясь, восстал из праха!
Ничтожный гад стал крупный зверь;
И, прежнего не зная страха,
Подчас пугает сам теперь.
Заговорив людскою речью,
Как звери сказочных времен,
Как бы природу человечью
Порой выказывает он.
Знать, с классицизмом воротился
Мифологический к нам век:
Ни жеребец, ни человек —
Кентавр в России народился.
Носясь то вдоль, то поперек
По нашим нивам, весям, градам;
Кидая грязью с резвых ног,
Взметая пыль, лягая задом, —
Когда он, бешеный, бежит,
То с конским ржанием, то с криком,
И топчет все в порыве диком, —
Сама земля под ним дрожит!..
И утомясь, но все же гордый,
Что совершил безумный бег,
С своей полуживотной морды
Он пеной фыркает на всех…
И все сторонятся, робея,
Чтоб он не мог кого-нибудь —
Приняв, конечно, за плебея —
Иль оплевать, или лягнуть.
В ляганье вся задача скрыта;
Вся сила — в мускулах ноги…
Какая ж мысль, давя мозги,
Приводит в действие копыта?
Судя по всем чертам лица,
Нет мысли! Кроме разве задней..
Зато природа жеребца
В нем совершенней и приглядней.
Что за хребет! и что за рост!
Налюбоваться мы не можем!
Как гордо он вздымает хвост,
Своею мыслию тревожим…

Иных мыслителей в Москве
Теперь, по-видимому, бесит,
Что, стать пытаясь во главе,
Кентавр меж нами куролесит.
Им злой почудился в нем дух;
Глядят вперед они тревожно…
С их стороны такой испуг
Мне непонятен. Невозможно
Играть бесплоднее в слова
Иль заблуждаться простодушней…
Ведь ты ж сама была, Москва,
Его заводскою конюшней!..

Алексей Жемчужников

*****

Кентавров на покой
Ведёт тропа в ночи.
Следы слезы скупой
Выводит сердце глухо.
Нет сил как не кричи.
Вперёд зовёт прибой.
Волна ласкает тихо
Причал и чуткий слух.
И в час прощальный
Надежды свет потухнет
Лишь на миг и вспыхнет новь —
Мир зазеркальный,
Оставив в прошлом прах,
И остывшее в крови
Тепло живой любви.
Знак равновесия
Добра и зла,увы,
Заменен кем-то будет
На мракобесие.
Душой как не криви,
Злой рок взойдет
На трон и солнце спрячет.
Жизнь на серые дни
Запросто обменяет
Дурная слава,и нет
Радости от тени,
Что зло сопровождает.
Между мирами ответ
Потерян и крепко спит:
Кто сменит кентавров
И начала соединит?
Известное дело — смех
Судьбы из уст богов
Болью правды исходит,
И откупной за грехи
Станет подарок хаоса…

*****

Кентавр и русалка — прекрасная пара,
Красавице, правда, двух ног не хватало,
Зато у кентавра их было четыре,
Он всем говорил: «Две ноги — запасные».
К тому русалка толк знала в любви —
Мужик-жеребец, тут уж как не крути,
И чтобы о нём не твердили другие,
но «мачо» есть «мачо» — при теле и силе.
Природа — не дура, она точно знает,
Кому и чего для любви не хватает,
Парует, всем радости жизни даря,
Доверьтесь, она осчастливит, любя…

*****

Где в ущельях ветер стонет звонко,
Склоны гор усеял гордый лавр…
Полюбил лихую амазонку,
Злобный, необъезженный кентавр.
Через миг она его взнуздала,
От души пришпорила «коня»!
И попёр в неведомые дали
Бедный конь, подковами звеня…
…Стрелы словно молнии блистали
В жуткой битве… На исходе дня
Амазонка и кентавр устали
Стали потом мерзостным вонять!
Поскакав в родимую сторонку
В Фамагусту или даже в Гавр
Разлюбил лихую амазонку,
Робкий и объезженный кентавр!

Дядя Петя

*****

Я кентавр.
Нас осталось так не много.
Не увидишь ни в степи и не в пустыне.
Мы когда-то прогневили сильно бога
Не дождаться нам, что гнев его остынет.
Когда-то были милы для него
Ни кто не видел скакуна в узде
Осмеивали корысть врагов
Имея бескорыстных друзей

Это время бескорыстности на смену
Научило, что стрела перед полетом.
Небольшую, но свою имеет цену
Кто же будет бескорыстным идиотом.
Как будто бы и так ни чего
Мы расценили все и везде
И нестрашна нам злоба врагов
Ведь есть у нас полезность друзей
Бог за это разделил нам плоть душу.
Душу сами заарканим и седлаем.
Убиваем, превращая душу в тушу,
Что в ней проку, ведь она совсем не злая.
И не спасал ни кто ни кого.
Стрела нас находила везде
И сотни бескорыстных врагов
На каждого из наших друзей.
Это было нам изгнанием из рая.
И зачем нам был запретный плод расчета?
Как сказал один кентавр умирая,
Это дьявола мы встретили с почетом.
Но помощи не жди от него
И появились те, кто в узде,
И только беспощадность врагов
Помножена на корысть друзей.

Я кентавр. Нас осталось так не много.
Это страшно пережить свое же время.
Но не корысть выбирает мне дорогу,
Мною движет страх в узду попасть, под стремя
У бога не прошу ничего
Ни золота, ни сочных гроздей,
Ни прочного щита от врагов —
Вот разве бескорыстных друзей.

Но кроме лошадей ни кого.
Они ведь наши души — в узде.
Я не боюсь жестоких врагов.
Боюсь своих корыстных друзей.

Ростовцев Сергей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *