Стихи о Александро-Невской лавре

Стихи о Александро-Невской лавреВ Санкт-Петербурге есть чудесный уголок —
Приют спокойствия и умиротворенья;
Там тишина царит, нет суеты и склок,
А слышен звон колоколов да птичье пенье.
Придя туда, как будто сразу в мир иной
Ты попадаешь, забывая про невзгоды:
Жизнь не бурлит за монастырскою стеной —
Размеренным течёт, спокойным ходом…
Блестят на солнце золотые купола
Соборов Александро-Невской лавры;
Последний свой приют здесь обрела
Когорта сыновей России славных…
Спят вечным сном Чайковский и Крылов,
Жуковский, Дельвиг, Глинка, Достоевский,
Суворов, Мусоргский, Балакирев, Брюллов
В пределах лавры Александро-Невской.
И если в Петербург приедешь погостить,
Чтоб насладиться видом «северной столицы»,
То эту лавру постарайся посетить
И прикоснись к страны истории частице!

Крюков Михаил

*****

Суровым был князь Александр,
Предателям «вынимал» очи,
А в лавре к вечерне звонят,
А снег, какой снег этой ночью…

Я вновь пред тобою стою,
Целую эмали одежды,
Прости князь, мою простоту,
Даруй милосердье надежды…

Погибший «за други своя»,
Дай душу очистить надрывом,
Молиться позволь за врага,
Любимого сделай счастливым…

Гонтарева Галина

*****

Есть на Руси особые места,
Где тишина и умиротворение
И здесь, во времена Петровского поста,
Я жарким летом получил крещение.

У Лавры Питерской остановлюсь,
Остановлюсь и прикоснусь к честице,
Святой Руси, и низко поклонюсь
Как сердцу Северной столицы.

Я вижу голубя в небесной синеве,
На солнце золотые купола блестят,
Святой Никола-Чудотворец на стене,
И все святые выстроились в ряд.

Суворов полководец здесь лежит,
Тут для него последняя обитель.
Покой оберегают мрамор и гранит,
Он для России – Победитель!

Голубков Роман

*****

Призрак солнца освещает скупо
Облака и монастырский купол.

Полдень тих, и бесконечно грустно
Проходить некрополем искусства.

Ты внимай, забыв о скверной злобе,
Каменной симфонии надгробий.

Только той симфонии не слышно:
Ничего с бессмертием не вышло.

Иофе Юрий

*****

Мощённая дорога, лик Христа…
И за спиною остаётся суя.
Художник водит по лицу холста
Холодной кистью купола рисуя.

Народ идёт, но гулкие шаги
Нет, не прервут безмолвие молитвы.
Шепчу: «Христос, Спаситель, помоги!»
И чувствую как сердце мерит ритмы.

Вот запах хлеба, не опавший куст
Стоит зелёный весь под шалью снега.
В душе рождается так много разных чувств…
Мне хочется сказать, что это нега.

Тяжелые, как в рай, большие двери.
Я попадаю в храм и дрожь по коже.
Припав к иконам, повторяю: «Верю»
Вот только вера на любовь похожа.

Глазунов Антон

*****

Почему-то начало
во мне Петербурга —
от погоста у Лавры,
от паникадил,
от икон с их очами
смиренья и бури,
покаянья и славы
того, кто простил.

Видно, в жизни мне тесно
без чуда творенья,
чуда вечной надежды
и добрых цепей —
от того меня с детства
и тянет, наверно,
к людям в чёрных одеждах
и в строгость церквей.

От того и влекут
монастырские стены,
тайны древних обрядов
и звуки молитв.
Лишь они не солгут,
лишь они неизменны,
потому что по правде
там сердце болит.

Я по компасу памяти
улицей главной
замолить среди умерших
злую беду
не в соборы Испании —
в Невскую Лавру,
как на свет среди сумерек
серых, иду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *