Стихи о Америго Веспуччи

Стихи о Америго ВеспуччиАмериго Веспуччи – тихоня с высоким челом
Дал название двум континентам,
А не тот, кто вгрызался в пространство, кто пер напролом,
Кто из Нового Света грозил кулаком оппонентам.

Америго – не промах. Он времени зря не терял,
Он и карты чертил, он и письма ученой Европе
Потихоньку писал; неужели, как тот адмирал,
То сидеть в кандалах, то тонуть, словно муха в сиропе,

В похвалах и наградах, но сгинул в безвестном краю,
По доносу завистника гранда?
Лучше плавать в интригах и вечную славу свою
Основать, и не вспомнив про первого эмигранта!

Пучков Владимир

*****

…Огонь в камине начал угасать,
Пора подбросить в пламя сучьев.
Но как не хочется мне прерывать,
тебя, Америго Веспуччи!..

Как будто я увидел наяву
участников морского рейда,
глотая книгу – за главой главу –
писателя Стефана Цвейга.

О, как описан живо облик твой,
противника сидельцев в Сити!
Америго – сын волн, морей герой
и автор множества открытий.

Их ныне все великими зовут,
что, очевидно, объяснимо.
Ведь главный у Веспуччи труд –
открыть Америку, вестимо.

Цимбалов Вадим

*****

Его Величество Счастливый Случай,
Готовя имя двум материкам,
Выдёргивает наугад Веспуччи,
Играючи, как из колоды карт.

Без притязаний на чужие лавры,
Описывая новый континент,
Предприниматель обретает славу,
Которой ярче не было и нет.

А первооткрывателя Колумба,
Скандального конфуза не простив,
С вершин Олимпа потеснили грубо:
Небрежность, как известно, не в чести.

Бурнашева Наталья

*****

{I}Майским утром. Десятого. Пункт отправленья — Кадис.
Да не даст нам течение верный попутать градус!
Ветрено. Дует с востока,
что не может не радовать, ибо девиз эскадры
нашей — новые земли, металлы, шелка и кадры
(тоже новые). Только

звёздам путь в совокупности с Богом на пару виден.
Чем-то всё это кончится?.. Позже. К закату выйдем,
(слева пролив Гибралтарский)
на течение нужное. То-то начнётся!.. Позже.
Взяли курс на Канары. Там, если подумать, тоже,
как и дома, по-царски

можно жить, припеваючи. Климат вполне приемлем.
Высока урожайность, что ставить в заслугу землям
должно. А главное — пресной
(без неё предприятию крышка) воды в достатке.
Наконец, перед тем, как играть с terra nova* в прятки,
можно опыт полезный

получить в кренговании**, взором лаская пальмы
островов вышеназванных. Знало б, в какую даль мы
плыть вознамерились, тело
Христофора Колумба, — клянусь животом, от гонок
откреститься не вышло бы, ибо Колумб с пелёнок
грезит мыслью предела

в направлении западном, землю считая круглой,
непременно достичь. Что нас ждёт: непролазных джунглей
область, скалистых утёсов
непрерывная линия или же дно пучины?
Сколь масштабны последствия, если учесть причины,
будут? Масса вопросов,

разрешения ждущих… Неделю спустя. Канары.
Место, близкое к раю. Ну как тут минуешь пары
кружек игристого пива,
обнимая за талии пару мулаток стройных!
Здесь растительность нежится в вечнозелёных кронах.
Здесь настолько красиво,

что невольно завидуешь тем, кто сюда впервые
умудрился добраться. Здесь сходятся все кривые
водных путей и артерий.
Здесь лагуны усыпаны звёздами, подражая
небесам. Здесь Медведицы, Малая и Большая,
светят ярче — критерий,

утверждающий в мысли, что Северный тропик близко.
Здесь кончаются игры… Спустя восемь дней. Страх риска
держит от судна в ста ярдах.
Наконец, отплываем с запасом воды и рыбы,
строго следуя к западу. Там, впереди, Карибы.
Что за ними, на картах

ни черта не указано… Месяц июнь. Начало.
Треть команды бессовестным образом укачало.
Часть этой трети от рома,
остальных — по известной причине. Авось не суши
разрезаем поверхность. Спаси, Боже правый, души
наши! Тут вам не дома

под платаном развесистым. Тут либо штиль и пекло,
либо шторм. Тут к осмотру сторон норовишь не бегло
снова прибегнуть, а сверлишь
горизонт неотрывно. Тут путь в неизвестность начат.
Тут четыре судёнышка наших, увы, не значат
ни хрена. Тут ты дервиш,

потерявший недвижимость. Тут тебя может старым
раньше времени сделать. Тут птицы явленье даром
свыше считается. К слову,
тут в глубинах Бог знает какая таится нечисть…
Середина июня. В прыжке под светилом нежась
и сомкнувшись в «подкову»,

обдающую влагой форштевень, дельфинов стая
за компанию с нами плывёт. Сей журнал листая,
делаю вывод: когда бы
не моя астролябия***, сбились бы с курса… Полночь.
Двадцать третье июня. Никто не придёт на помощь
нашей братии. Дабы

не ворчала команда, две трети её в запое
пребывает глубоком. Кромешная тьма. Любое
телодвижение сверху,
из гнезда, что «вороньим» зовут, заставляет волос
шевелиться на темени. Это азарт и фобос,
вместе взятые. Эху

тридцать дней нездоровится… Позже. Прошли долготы,
за которыми даже Колумб не бывал. До рвоты
боязно… Через неделю.
Как и прежде, в безвестности. Пункт назначенья, кстати,
как ни жаль, но, похоже, отсутствует… На закате.
Тело грезит постелью

безупречной с мулатками… Позже. Светает. Баста!
Ливня мудрым посредством избавившись от балласта,
вдруг расступаются тучи
вдалеке. Святый Боже! Мы видим рельефа вздутья,
что, бесспорно, являются новой землёй, не будь я
Америго Веспуччи!..

Жаров Виталий
__________________________________________

* Terra nova (от лат.) — Новая земля.
** Кренгование — Наклон судна без выхода киля из воды, применяемый для чистки подводной части от обрастаний: ракушек и т.п., и для мелкого ремонта обшивки корпуса.
*** Астролябия (греч. астролабон, «берущий звезды») — Один из старейших астрономических инструментов. Основан на принципе стереографической проекции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *