Стихи о Антуане де Сент-Экзюпери

Стихи о Антуане де Сент-ЭкзюпериПосмотри на небо, посмотри
Там летал де Сент-Экзюпери
Дух мятежный, чистый и прямой,
Он держал в руках весь шар Земной.

Труженик морей и континентов
Пережил смертельные моменты
И не раз играл он роль Титана
В хищных лапах зверя-урагана

Крыльев всплеск в смертельной жуткой пляске —
Самолёт на гибель обречён
Со штурвалом в судорожной связке
Человек с машиной обручён.

Кто кого: стихия ли погубит
Храбреца, что долгу вверил рок
Или он природе не уступит
И докажет: смертный – полубог?

Сводит болью руки, плечи, шею
Вот уже всё тело онемело
И в мозгу засела мысль одна:
«Выровнять», избегнуть моря дна.

Где он, где – спасительный поток?
Как пилот в тот миг был одинок!
Двести сорок километров в час
Дует Вепрь – и …, чтоб ему пропасть,
С ним сражаться, утлая машина
Не имеет на борту бензина!

Еле дышут управленья тросы
Но пилотом самолёт не брошен.
Десять километров в час от силы
Выжимает лётчик из «кобылы».

И она, от радости воспрянув,
Понеслась к прибрежному туману.
Там друзья, товарищи в ненастье.
Спросите: «А был ли лётчик счастлив?»
Скромный ас не рассказал солдатам,
Что изведал за чертой возврата.

Спать хотелось, отлегло от сердца,
Жив остался, и земля вертелась.

 

*****

Улетали лётчики искать врага.
Затянуло к вечеру
туманом берега.
Кто-то не вернулся, кого-то не нашли…
Не поставишь на море ни крестов, ни плит.

Желтая пустыня — глухие пески.
Тихий ветер к вечеру
плачет от тоски.
Ночью в чёрном небе звёздный перезвон.
Тихо звёзды катятся на песчаный склон.

Если плакать хочется — уснуть нелегко.
Мальчик в одиночестве
бродит средь песков:
Может, сказка сбудется, может, сводка врёт,
Может, снова спустится взрослый самолёт.

И пойдут, как прежде — рука в руке —
Лётчик и мальчишка
к голубой реке.
И одно тревожит их: к звёздам путь далёк,
Не сломал бы ветер там тонкий стебелёк.

(А из синей чащи, где тени сплелись,
Смотрит одичавший рыжий старый лис.)

Крапивин Владислав

*****

Антуан де Сент-Экзюпери
(от первого лица)

Автобус старый довезёт меня…
Короткий взлёт, земля внизу осталась.
Я молод и влюблён, и мне досталось
Жить, постигая — ремесло, себя.

Попутный ветер нас перенесёт,
От Малаги быть может до Танжера.
Мотор поёт. Как вызвездило небо!
А кто-то там не спит и писем ждёт.

Пока ещё друзья вокруг меня,
И рация им весточки приносит.
Судьба нас далеко порой заносит,
Ведь почту нам доверили не зря.

С рассветом будут гаснуть маяки,
И свет дневной зальёт аэродромы,
А звёзды разбредутся по знакомым,
И вспомнится вдруг домик у реки.

Как будет всё о том не рассказать –
Ни радио, ни утренней газете.
Как написать потом мне книги эти?
А, может, их нельзя не написать?

… Друзья уйдут, один останусь я,
А время в книгах эхом сохраниться.
Мотор — поёт, ещё полёт мой длится,
И изменить здесь ничего нельзя.

Марсель-Малага-Танжер-…

Микулин Юрий

*****

Францию безмерно украшает
Ореол писательской зари,
Здесь творил в лазурном милом крае
Антуан де Сент — Экзюпери.

Патриот, философ, мастер слова,
Лётчиком работавший в войну,
Он — певец характера людского,
Жизнью защищавшего страну.

Во французском городе Лионе
Замок есть — Сент — Морис де Реман,
Здесь, в текстильно — знатном регионе
И родился мальчик Антуан.

По рожденью — граф. Весёлый, милый,
Озорной художник, музыкант,
«Звездочёт» и ангел белокрылый, —
Звали в детстве молодой талант.

Габриэль Вроблевски, польский лётчик,
Молодого графа «покатал»,
И всю жизнь, с двенадцати до «точки»,
Антуан боготворил штурвал.

В армию пошёл он добровольно,
Выбрал небо, как зенит мечты,
Но стеной в программе произвольной
Встали невезения черты.

Он однажды взял без разрешенья
Самолёт, и рухнул, с высоты,
Переломы, трудности движенья
В небо посжигали все «мосты».

Прозябал в Париже, где придётся,
И у друга в ванной мог поспать,
Не страдал, чем шалость обернётся,
Если кран с водой не закрывать.

Мать ему деньгами помогала,
Но случилось — замок продан был,
Он не ждал подобного финала,
Что нарушил вольной жизни тыл.

И ступил на путь серьёзной жизни
«Шалопай» — чистейший, как кристалл,
Вряд ли думал он, служа Отчизне,
Что тот путь ведёт на пьедестал.

В двадцать шесть он снова за штурвалом,
И ему пустыня — как причал,
И каким бы ни был он усталым,
Он всерьёз о подвиге мечтал.

Спал он на случайной жёсткой двери,
Лампу керосиновую чтил,
Жил в ладу с собой и очень верил
В святость дружбы до последних сил.

Выручает Ригеля и Сера,
Спас испанский сбитый экипаж,
Орденским почётным кавалером
Стал, как страстно убеждённый, страж.

Искренне и с верою в Победу
Написал «пустынный» свой роман,
О «Почтовом южном» всем поведал
Ставший знаменитым, Антуан.

Бернис, лётчик «Аэропостали»
Возит почту в Африку, в Дакар,
Хоть полёты там опасны стали,
Но влечёт людей не гонорар,

Их сближает труд и чувство локтя,
Свет души и ярких связей нить,
И мещанской тусклой жизни когти
Не способны нравственность убить.

Смысл общенья для друзей обычен,
Он в своей борьбе не одинок,
Хоть конец истории трагичен,
Друг доставит почту точно в срок.

Ласковым закатом позолочен
Был роман судьбы «Ночной полёт»,
Самолёт входил в ворота ночи,
В мир вершин и бурь водоворот.

Лётчики, что служат у Ривьера,
Знают, как опасен горный снег,
Не всегда прощают Кордильеры,
Что в покой их вторгся человек.

Строг Ривьер, при нём число аварий
Убывает, как источник зла.
Он считает, что гуманитарий
В лётном деле хуже, чем стрела.

Доброта — источник бед причинных,
Не позволит страху встать с колен,
Послабленье в мелочах невинных
Может жизнь потребовать взамен.

Этих характерных черт в Ривьере
Не хотели принимать друзья,
В индивидуальной атмосфере
Сплошь была позиция своя.

Автор жёстко, скупо, лаконично
Подводил итог работы всей,
Как набор ответственности личной
За успешность миссии своей.

Но не все спешили поделиться
Ей за свой конечный результат.
И позор увидели те лица,
Семь десятков лет тому назад.

В синем небе проторил дорогу
«Ас» — разведчик, безоружный «волк»,
Слабый о защите молит бога,
Сильный — с честью выполняет долг.

В напряженье зрения и слуха,
Находил в обстрелах «коридор»,
Подчиняя волю силе духа,
Он чеканил: «Слушаюсь, майор!»

Филигранность, честность — это кредо
За штурвалом в звёздной вышине…
Не его вина, что кто — то предал
Интересы Родины в войне.

У Премьера он принципиально
Предлагал решить судьбу страны,
Попросить союзников реально
Отодвинуть тень большой войны.

Поль Рейно не слышал патриота,
Был придавлен мощью сапога,
Сент — Экзюпери нашлась работа —
Делать фото в логове врага.

Никому уже не нужных фото,
Но давил бессмысленный приказ,
Вопреки начальству все пилоты
Возвратились с поднебесных трасс.

Он уединился для романа,
И строкой вступил в неравный бой,
И «Военный лётчик» Антуана,
Как живой, пополнил новый строй.

Он ответом главному фашисту
Прозвучал в сознании людей,
И французов звал путём тернистым
Грудью встать за торжество идей.

Повесть — цепь возвышенных суждений
О стране, о долге и Земле,
Человек в душе — свободный Гений
На уютном тесном корабле.

… Он был совершенно непригоден
Из — за травм к полётам боевым,
Но в стремленье в небо — благороден,
Даже Рузвельт шефство взял над ним.

И в Алжире, вновь в «своей» разведке —
В группе номер два дробь тридцать три,
Применял свой дар природный редкий
Антуан де Сент — Экзюпери.

Он служил Победе образцово,
И, дождавшись, вновь ушёл в полёт,
Где его близ города родного
Взял к себе лазурный небосвод.

Антуан явил единство прозы,
Жизни в небе, таинства души,
Совмещая смелость виртуоза,
С миром, где щебечут малыши.

Он писал о трудностях работы,
О друзьях, с кем сквозь огонь летал,
Собственная жизнь и самолёты, —
Это действий творческий накал.

Достоверный и неповторимый,
Восторгался действием людей,
К ним его влекло неодолимо,
В череде военных лет и дней.

В жизни были взлёты и паденья:
В Кордильерах, Андах и песках,
Люди же несли ему спасенье,
С лучшим гимном в собственных сердцах.

Он платил им за любовь любовью,
Были деньги — отдавал другим,
Он гипнозом им дарил здоровье,
И всегда делился дорогим.

Он был нежным, мужественным, сильным,
Как изобретатель и поэт,
И к своей Земле любвеобильным —
Самой лучшей из любых планет.

Есть такое правило на свете:
Утром встал — планету прибери, —
Взрослым людям, бывшим в прошлом детям,
В сказке говорил Экзюпери.

Он не удержался от гостинца —
Да такого, что в душе храним,
И землянам «Маленького принца»
Подарил он творчеством своим.

Главное увидишь не глазами,
Всё лишь сердцем можно рассмотреть,
Чтобы между звёздными мирами
Не возникла собственная клеть.

Жил — был принц на маленькой планете,
Он красивый сад в душе хранил,
Он работал, был за всё в ответе,
И вообще душой был очень мил.

Занесло в тот сад кокетку — розу,
Что самой судьбой предрешено,
Но сомненье поселилось в грёзы,
И с капризом ширилось оно.

Принц решил стать странником небесным,
Чтоб увидеть жизнь во всей красе,
Самому понять, что интересно
Там, на межпланетной полосе.

На Земле себе он ставит цели,
И ведёт серьёзный разговор,
О проблемах, ценностях и деле,
И о чувствах, странных, как узор.

Доброта порой нежней ягнёнка,
Чистотой восторженной любви,
Добрый автор — он с душой ребёнка,
На любовь его благослови.

Авиационная стихия
Антуана позвала в Москву,
Внучка императора России
Восторгалась им на «рандеву».

Друг России, он в страну влюбился,
Ход войны в нём вызывал протест,
И в состав «Нормандии» просился,
Но суров был на здоровье тест.

— — — — —

Стойкостью и духом жив писатель,
Поднимаясь над людской враждой,
Он обозреватель и спасатель,
Награждает верой и звездой,

Он сказал людскому поколенью,
Что судьба земного корабля —
Это и источник вдохновенья,
И надежда, что несёт Земля.

Принц ему промолвил на прощанье:
Будешь очень рад, что знал меня…
Мы горды узнать его призванье,
Преданность к писателю храня.

Мы ему обязаны прозреньем
Наблюдать духовность изнутри,
Потому нам дорог откровеньем
Антуан де Сент — Экзюпери.

Припаркин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *