Стихи о Бальмонте Константине Дмитриевиче

Стихи о Бальмонте Константине ДмитриевичеЯ Бальмонтовским стала заветом,
Но не в слоге, а в сути речей.
Дитя символа, творческой неге
Отдаюсь я до пыли костей —

Мое слово не остро, но полно,
Не печально, а горестно так,
Что в истощеньи — смысл новый:
Искупленье, целенье, смак.

С грузом веки свинца прикрываю
И страшусь, и в томлении жду:
Мой тысяча восемьсот девяностый настанет…
Боль была Ваша, превратилась в мою,

И дрожу я от смеха и страха,
В полном свете вуалью закрыта душа —
Не воспрянет ли она прахом?
Иль взнесется, пылко и живо дыша?

Жизнь утомила меня!..
В строках пыльных завета был голос Ваш слышен.
Смерть, убаюкай меня!..
Я хотела б дышать, как прах Ваш дышит.

Душ тонких под негой забвенья
Единая нить проникающей меткой
Под символом грязного асфальта виденья
Связала, уродуя кровью дуновенья!

И я, стряхнув пыль у наследия Ночи,
Все глубже вдыхаю признанье Отцово —
Вы умерли, воскреснув снова! Впрочем,
Не все Вами испито вино мировое:

Разделяю бокал звезд небесных,
Означающих мертвых и ныне живых,
Угасающих так же и в пене воспетых,
Настолько могущих, как Мы.

Вы зажгли мое сердце глаголом,
Вселяя от жизни весь трепет, огонь…
Я лелею Миг снова и снова —
Прекрасен он, кто в Жизнь влюблен…

Суворова Нинель

*****

Ни песен, ни солнца… О, сердце мое!
Ты песней звенело, ты солнцем дышало,
Ты жаждало веры, чтоб верить любви…
– И все навсегда, навсегда миновало…

Забвенья, покоя!.. В душе тишина…
Но сном благодатным забыться – нет мочи;
Печально мерцает свеча до утра,
И медленно тянутся скорбные ночи…

И только порой – на мгновенье одно, –
Поникнув в раздумьи, в молчаньи глубоком,
Я слышу – опять эта песня звучит
О чем-то родимом… далеком-далеком…

И только порой в ней надежду ловлю,
Что ветер внезапный развеет ненастье
И дверь распахну я на солнечный блеск
Для новой работы, для нового счастья!

Иван Бунин

*****

Ты похож на Морро колдуна
В мультике с страною Мумитроль.
Ищешь камень света и тепла
В сумрачной стране своей большой.

Есть в твоих стихах печаль и боль,
Безысходность жизни на Земле…
Вижу я, что ты колдун не злой —
Ищешь ты тот свет, чтобы помочь Земле.

Когда художники тот мультик создавали
Наверное твои стихи читали?

Vselennaya-viollla

*****

Бальмонту

В золотистой дали
облака, как рубины,-
облака как рубины, прошли,
как тяжелые, красные льдины.

Но зеркальную гладь
пелена из туманов закрыла,
и душа неземную печать
тех огней — сохранила.

И, закрытые тьмой,
горизонтов сомкнулись объятья.
Ты сказал: «Океан голубой
еще с нами, о братья!»

Не бояся луны,
прожигавшей туманные сети,
улыбались — священной весны
все задумчиво грустные дети.

Древний хаос, как встарь,
в душу крался смятеньем неясным.
И луна, как фонарь,
озаряла нас отсветом красным.

Но ты руку воздел к небесам
и тонул в ликовании мира.
И заластился к нам
голубеющий бархат эфира.

Андрей Белый

*****

К. Д. Бальмонту («Вечно вольный, вечно юный…»)

Вечно вольный, вечно юный,
Ты как ветер, как волна,
Речь твоя поёт, как струны,
Входит в души, как весна.

Веет ветер быстролётный,
И кругом дрожат цветы.
Он ласкает, безотчётный,
Всё вокруг — таков и ты!

Ты как звёзды — близок небу.
Да, ты — избранный, поэт!
Дара высшего не требуй!
Дара высшего и нет.

«Высшим знаком ты отмечен»,
Чти свою святыню сам,
Будь покорен, будь беспечен,
Будь подобен облакам.

Все равно, куда их двинет
Ветер, веющий кругом.
Пусть туман как град застынет,
Пусть обрушится дождём,

И над полем, и над бездной
Облака зарей горят.
Будь же тучкой бесполезной,
Как она, лови закат!

Не ищи, где жаждет поле,
На раздумья снов не трать.
Нам забота. Ты на воле!
На тебе её печать!

Может: наши сны глубоки,
Голос наш — векам завет,
Как и ты, мы одиноки,
Мы — пророки… Ты — поэт!

Ты не наш — ты только божий.
Мы весь год — ты краткий май!
Будь — единый, непохожий,
Нашей силы не желай.

Ты сильней нас! Будь поэтом,
Верь мгновенью и мечте.
Стой, своим овеян светом,
Где-то там, на высоте.

Тщетны дерзкие усилья,
Нам к тебе не досягнуть!
Ты же, вдруг раскинув крылья,
В небесах направишь путь.

Валерий Брюсов

*****

К. Д. Бальмонту («Нет, я люблю тебя не яростной любовью…»)

Нет, я люблю тебя не яростной любовью,
Вскипающей, как ключ в безбрежности морской,
Не буду мстить тебе стальным огнём и кровью,
Не буду ждать тебя, в безмолвной тьме, — с тоской.

Плыви! ветрила ставь под влажным ветром косо!
Ты правишь жадный бег туда, где мира грань,
А я иду к снегам, на даль взглянуть с утёса.
Мне — строгие стези, ты — морем дух тумань.

Но, гребень гор пройдя, ущелья дня и ночи,
И пьян от всех удач, и от падений пьян,
Я к морю выйду вновь, блеснёт мне пена в очи, —
И в Город я вступлю, в столицу новых стран.

И там на пристани я буду, в час рассветный, —
Душа умирена воскресшей тишиной, —
С уверенностью ждать тебя, как сон заветный,
И твой корабль пройдёт покорно предо мной.

Мой образ был в тебе, душа гляделась в душу,
Былое выше нас — мы связаны — ты мой!
И будешь ты смотреть на эту даль, на сушу,
На город утренний, манящий полутьмой.

Твой парус проводив, опять дорогой встречной,
Пойду я — странник дней, — и замолчит вода.
Люблю я не тебя, а твой прообраз вечный,
Где ты, мне всё равно, но ты со мной всегда!

Валерий Брюсов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *