Стихи о Большом театре

Стихи о Большом театреВ Большом театре я сидел,
Давали Скопина: — я слушал и смотрел.
Когда же занавес при плесках опустился,
Тогда сказал знакомый мне один:
Что, братец! жаль! — вот умер и Скопин!..
Ну, право, лучше б не родился.

Михаил Лермонтов

*****

Большой! Бал правят опера, балет,
Оркестр прекрасный, занавес и сцена,
Солисты, музыка, певцы, кардебалет.
Здесь всё весомо, дорого, бесценно.

В глазах находят восхищенный отклик
Муз сочетания, колонн, теней, огней.
Фасад волшебный. И красивый портик.
Парят легко квадрига, с лирою Орфей.

Великолепен его царственный наряд.
Всё здание в изысканном убранстве.
Даёшь ты зрителям пожизненный заряд
И раздвигаешь время и пространство.

Уносишь душу в чувственный полёт
Фантазией в процессе представленья.
Мысль поднимаешь до космических высот.
А сердцу даришь трепет возбужденья.

С тобой свиданье нежно лечит душу,
Уводит грусть, печаль и тень сомнений,
Когда свечей свет медленно потушен
И наберёшься новых впечатлений.

Там с буднями не мудрено расстаться,
Когда на небо музыка волшебная зовёт.
И заставляет над землёй подняться,
В потоке странствий в сказочный полёт.

Там с первым тактом бодрой увертюры
Захвачен зритель в золотой предел
Всем существом пленительной натуры,
Где славным Музам отведён удел.

Булгаков Анатолий

*****

Когда с фронтона Большого театра
подковами бронзовыми звеня,
стремительно скатывается тройка
и мчится в сумерках на меня,
я вижу бег ее напряженный,
она уже — рядом, невдалеке,
там — белокурый бог обнаженный,
вьюгой февральскою обожженный,
с поводом ненадежным в руке,
изгибается на передке.
Стужей февраль пропах и бензином.
Тройка все ускоряет бег
1967 по магазинам… по магазинам…
мимо троллейбусов, через снег,
чтобы под дикий трезвон уздечки
прочно припасть на все времена
к розовым россыпям сытной гречки,
к материкам золотого пшена,
чтоб со сноровкою самой будничной
и с прилежанием на челе
меж пьедесталом своим и булочной
в уличной кружить толчее…
С Духом святым, и Отцом, и Сыном.

Булат Окуджава

*****

Каких людей здесь бродят тени, —
Людей космической породы,
Воистину был каждый гений —
«Произведение» Природы!

Каких людей здесь бродят тени,
И отголоски пения звучат.
Но много видевшие стены
Нам об увиденном молчат…

Великолепье, как бывало встарь,
Хрусталь и позолота. Ложи блещут!
Но в ложу царскую не сядет Государь,
И зал ему не рукоплещет…

Какие здесь царили имена —
Певцы, танцоры, музыканты…
И радость публике дана
Звучавшими сопрано и бельканто…

Как будто эти имена я открываю заново —
Шаляпин… Собинов… Нежданова…
Нет, имена из памяти не выпали! —
Козловский… Лемешев… Архипова…

Обухова, Вишневская там пели,
Максакова и Барсова еще.
Их просто вспомнишь, — в самом деле,
И на душе так станет хорошо!

…Пускай не на Олимп вела тропа,
Но коридорами Большого
Шёл к славе с блеском Петипа…
А позже пела Образцова…

Здесь танцевало столько прим балетных —
Уланова, Плисецкая, Максимова,..
Театр любивших беззаветно,
Искусству отдававших силы.

Ещё Васильев, Григорович и Лиепа,
И Цискаридзе — современник наш…
Поверьте, зрители не слепы,
За их таланты все отдашь!

…Когда стою вблизи театра
И на фасад смотрю Большого,
Мечтаю я, что, может, завтра
Туда войду, волнуясь, снова!

Тамара Куст

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *