Стихи о дезертирах

Стихи о дезертирахХочет он беспечно жить
И Отчизне не служить,
Прячась в сумраке квартир,
Потому, что дезертир.

Талызин Владимир

*****

Из-за чего солдаты в дезертирах?
Войны ведь нет, а всюду льется кровь.
Бегут от беспредела дедовщины?
Иль подвиг Рембо им покоя не даёт?

Рекламы слишком забодали?
Там книг пример — Убей мента.
Наркотиков губительно влиянье?
Какая истина по вашему верна?

А может, к девушкам своим стремятся?
Разлуки время им невмоготу?
Им вольные края ночами снятся?
Иль легче смерть, чем жизнь в аду?

Душа людская — для нас потемки.
И нервный взрыв — взбесившийся вулкан.
Но попадают под смертельные осколки,
Все те, кто рядом там нечаянно стоял.

Швыдун Лариса

*****

Дезертир

Часовой усталый уснул,
Проснулся, видит: в траве
В крови весь караул
Лежит голова к голове.

У каждого семья и дом,
Становись под пули, солдат,
А ветер зовет: уйдем,
А леса за рекой стоят.

И ушел солдат, но в полку
Тысяча ушей и глаз,
На бумаге печать в уголку,
Над печатью — штамп и приказ.

И сказал женщине суд:
«Твой муж — трус и беглец,
И твоих коров уведут,
И зарежут твоих овец».

А солдату снилась жена,
И солдат был сну не рад,
Но подумал: она одна,
И вспомнил, что он — солдат.

И пришел домой, как есть,
И сказал: «Отдайте коров
И овец иль овечью шерсть,
Я знаю всё и готов».

Хлеб, два куска
Сахарного леденца,
А вечером сверх пайка
Шесть золотников свинца.

Тихонов Николая

*****

Смерть дезертира

– Дезертир?
– Отстал от части.
– Расстрелять его на месте.
(Растерзать его на части!)
Куст,
Обрыв, река,
Мост
И в солнце облака.
Запрокинутые лица
Конвоиров,
Офицера.
Там
Воздушный пируэт –
Самолет пикирует.
Бомба массою стекла
Воздух рассекла –
УДАР…

Наклонился конвоир,
Офицер,
Санитар.
… еще живет.
… нести.
Разрывается живот,
Вывалились внутренности.
Сознания распалась связь…
Комар заплакал, жалуясь.
Вьется и на лоб садится,
Не смахнуть его с лица…

По участку ходит мрачен,
Озабочен:
На доме прохудилась крыша,
На корню
Засохла груша,
Черви съели яблоню.
Сдох в сарае боров,
Нет на зиму дров.
А жена? Жена румяна –
На щеках горят румяна,
Она гуляет и поет, –
Никого не узнает.
Говорит: «Чудные вести:
Пропал без вести,
Пал героем,
Расстреляли перед строем!»

Взял молоток,
Влез на чердак
И от злости
И тоски
Загоняет гвозди
В доски,
Всаживает
В свой живот.
Что ни гвоздь,
То насквозь.
Нестерпимая резь.
– Ай!
– Ой!

– Смотри: еще живой.
– Оставь, куда его нести,
Вывалились внутренности.
(Комар не отстает, звеня.)
– Братцы, убейте меня.

Сапгир Генрих

*****

Сказка о дезертире, устроившемся недурненько, и о том, какая участь постигла его самого и семью шкурника

Хоть пока
победила
крестьянская рать,
хоть пока
на границах мир,
но не время
ещё
в землю штык втыкать,
красных армий
ряды крепи!
Чтоб вовеки
не смел
никакой Керзон
брать на-пушку,
горланить ноты, —
даже землю паша,
помни
сабельный звон,
помни
марш
атакующей
роты.
Молодцом
на коня боевого влазь,
по земле
пехотинься пеший.
С неба
землю всю
глазами оглазь,
на железного
коршуна
севши.
Мир пока,
но на страже
красных годов
стой
на нашей
красной вышке.
Будь смел.
Будь умел.
Будь
всегда
готов
первым
ринуться
в первой вспышке,
Кто
из вас
не крещён
военным огнём,
кто считает,
что шкурнику
лучше?
Прочитай про это,
подумай о нём,
вникни
в этот сказочный случай.
Защищая
рабоче-крестьянскую Русь,
встали
фронтами
красноармейцы.
Но — как в стаде
овца паршивая —
трус
и меж их
рядами
имеется.
Жил
в одном во полку
Силевёрст Рябой.
Голова у Рябого —
пробкова.
Чуть пойдёт
наш полк
против белых
в бой,
а его
и не видно,
робкого.
Дело ясное
бьётся рать,
горяча,
против
барско-буржуиского ига.
У Рябого ж
слово одно:
«Для ча
буду
я
на рожон прыгать?
Встал стеною полк,
фронт раскинул
свой
Силевёрст
стоит в карауле.
Подымает
пуля за пулей
вой.
Силевёрст
испугался пули.
Дома
печь да щи.
Замечтал
Силевёрст.
Бабья
рожа
встала
из воздуха.
Да как дёрнет Рябой!
Чуть не тыщу вёрст
пробежал
без единого
роздыха.
Вот и холм,
и там
и дом за холмом,
будет
дома
120 в скором времечке.
Вот и холм пробежал,
вот плетень
и дом,
вот
жена его
лускает
семечки.
Прибежал,
пошёл лобызаться
с женой,
чаю выдул —
стаканов до тыщи:
задремал,
заснул
и храпит,
как Ной, —
с ГПУ,
и то
не сыщешь.
А на фронте
враг
видит:
полк с дырой,
враг
пролазит
щелью этою.
А за ним
и золотозадый
рой
лезет в дырку,
блестит эполетою.
Поп,
урядник —
сивуха
течёт по усам,
с ним —
петля
и прочие вещи.
Между ними —
царь,
самодержец сам,
за царём —
кулак
да помещик.
Лезут,
в радости,
аж не чуют ног,
где
и сколько занято мест ими?!
Пролетария
гнут в бараний рог,
сыпят
в спину крестьян
манифестами.
Отошла
земля
к живоглотам
назад,
наложили
наложища
тяжкие.
Лишь свистит
в урядничьей ручке
лоза —
знай, всыпает
и в спину
и в ляжки.
Улизнувшие
бары
едут в дом.
Мчит буржуй.
Не видали три года, никак.
Снова
школьника
поп
обучает крестом —
уважать заставляет
угодников.
В то село пришли,
где храпел
Силевёрст.
Видят —
выглядит
дом
аккуратненько.
Тычет
в хату Рябого
исправничий
пёрст,
посылает занять
урядника.
Дурню
снится сон:
де в раю живёт
и галушки
лопает тыщами.
Вдруг
как хватит
его
крокодил
за живот!
То урядник
хватил
сапожищами.
«Как ты смеешь спать,
такой рассякой,
мать твою растак
да разэтак!
Я тебя запорю,
я тебя засеку
и повешу
тебя
напоследок!» —
«Барин!» —
взвыл Силевёрст,
а его
кнутом
хвать помещик
по сытой роже.
«Подавай
и себя,
и поля,
и дом,
и жену
помещику
тоже!»
И пошёл
прошибать
Силевёрста
пот,
вновь
припомнил
барщины муку,
а жена его
на дворе
у господ
грудью
кормит
барскую суку.
Сей истории
прост
и ясен сказ,
посмотри,
как наказаны дурни;
чтобы то же
не стряслось и у вас, —
да не будет
меж вами
шкурник,
Нынче
сына
даём
не царям на зарез, —
за себя
этот боище
начат.
Провожая
рекрутов
молодолес,
провожай поя,
а не плача.
Чтоб помещики
вновь
не взнуздали вас,
не в пример
Силевёрсту бедняге, —
провожая
сынов,
давайте наказ:
будьте
верными
красной присяге.

Владимир Маяковский

*****

Баллада о дезертире Осоке Кудель и командире Тернике

Николаю Островскому
Смушковая шапка,
Серая шинель.
По полю гуляет
Снежная метель.

А в тепле за чаем
Два дружка сидят.
Рыж один, как пламя,
А другой щербат.

Говорит щербатый:
«Мне начхать на мир.
Я Кудель Осока,
Вольный дезертир.

У меня в деревне
Мельница и дом.
Брат мой при хозяйстве.
Хорошо живём.

Ну, а ты, товарищ?
Кто ты есть такой?
Почему качаешь
Рыжею башкой?..»

Отвечает рыжий:
«Не чихай на мир.
Я товарищ Терник,
Красный командир.

У тебя в деревне
Мой отряд стоит.
За рекой у белых
Брат в петле висит.

Не растопишь бани,
Не поспишь с женой,
Скоро в снег уткнёшься
Мёртвой головой.

Ну, вставай, Осока,
Выходи на двор!
Кровью я отмою
Чёрный твой позор…»

По полю гуляет
Снежная метель.
Смушковая шапка,
Серая шинель…

Михаил Голодный

*****

Дезертиры англо-бурской войны

На поле боя павшие
И без вести пропавшие.
Есть две альтернативы –
Курьезный путь на небеса
Иль дезертировать в леса,
Как мы, что нынче живы.

Газеты врут – там все подлог,
Прочтешь о нас ты некролог:
– Герой, мол, был служивый!
Не черпай правды из газет, –
Им место – засранный клозет, –
Ведь мы доселе живы.

Когда орудья отревут,
Медбратья к трупам подползут,
Где воронье пугливо.
Где глаз, где нос не разберут,
Лишь с униформы заберут
Твой документ в архивы.

Мой шанс – согнуть судьбу в дугу, –
Чин, имя, славы шелуху,
Плач, похоронные мотивы
Отдать убитому врагу.
Одно в себе лишь сберегу –
Жизнь! Средь тех, кто нынче живы.

Поставят к перекличке в ряд
Из боя вышедших солдат,
Везучих и правдивых.
Про нас, конечно, подтвердят
И в похоронках сообщат:
– Погибли, мол, красиво!

Когда колонны отойдут,
Пойдем искать мы свой уют,
Надежный и счастливый,
Заставив прошлое забыть,
Мы вновь научимся любить
Девчонок шаловливых.

И, может, женимся опять,
Но детям это рассказать
Не сможем так правдиво.
Могилы порастут травой.
Ты к ним придешь полуседой
И те, кто нынче живы.

Меня поймет простой солдат.
Тем, кто в дезертирстве обвинят,
Скажу: «Слова все ваши лживы!»
Слабо шагнуть в последний бой?
Что? У вас неладно с головой?!
Поэтому вы живы!

Редьярд Киплинг
(Перевод Александра Булынко)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *