Стихи о Диогене

Стихи о ДиогенеЖил-был философ Диоген,
он всюду с фонарём ходил,
он днём с огнём искал людей
и только тени находил.

Но долгожданный миг настал,
сбылась философа мечта:
«О, Человек!» — он прокричал…

Молчало зеркало пруда.

Ушкин Антип

*****

Хоть вы видите меня
С фонарем средь бела дня,
Я не умственный калека,
А ищу я человека!
Потому что в наши дни
Стали редкостью они.
Вот в чем главная проблема
По сужденью Диогена.

Емельянова Олеся

*****

В древней Греции очень давно
Жил философ один – Диоген. –
Сын менялы, любимец сирен…
Жил, болтают, ужасно смешно.
В бочке спал и почёсывал пах.
Представляете…
и с фонарём
Человека искал ясным днём…
Не нашёл…
И остался в веках…

Чертенков Анатолий

*****

Жил на земле когда-то
Мудрый чудак Диоген.
Немытый и бородатый,
Богатство, считал он, — тлен.

Умом своим заработать
Он мог бы гору монет,
Но низменным этим заботам
Сказал он однажды: нет!

Он в бочке пустой поселился
И спал на сене с травой.
С одеждой навек простился,
С шкафами и прочей мурой.

Одну лишь дал он поблажку
Старым привычкам своим:
Оставил себе он чашку
Для жидкостей всяких и вин.

Но мальчика встретив однажды,
Что воду ладошками пил,
Он тут же, не думая дважды,
Чашку в реке утопил.

По солнечным улицам часто
Он с лампой зажжённой бродил.
Прохожих оглядывал страстно,
Но нужного не находил.

А толпы людские всё плыли –
Безликие тени Того…
«Ищу Человека!» — твердили
Засохшие губы его.

Над ним насмехались зеваки
И знатные гордецы.
Его бродячей собакой
Дразнили хмельные юнцы.

Но Время как мельница мелет,
Сквозь сито веков пропустив
Властителей тощих и в теле,
Бессмертием вечным прельстив.

Над прошлым расставлены точки.
Достойных отметил Бог.
Он жив, Диоген из бочки,
И с нами ведёт диалог.

Срагович Аркадий

*****

Жил в Элладе Древней грека, звался просто – Диоген,
Был обычным человеком, не имел больших проблем,

Сбор в казну платил исправно, аккуратен был в делах,
Но фортуна своенравна: жахнул кризис, дело – швах.

Обвалилась мигом драхма, нищетой стране грозя…
Знамо, деньги-то не пахнут, он станок печатный взял,

Разбодяжил медью злато, и открыл подпольный цех,
Если есть ума палата – зарывать таланты грех.

И в итоге той кадрили загремел он под статью,
Судьи долго не рядили, штраф вменили – и адью.

Стал скитаться по Элладе, бос и гол, всего лишён,
И от моря в пару стадий бочку в рост себе нашёл.

Знаменитым стал в Афинах: кормят, деньги подают,
Только местные фемины любят роскошь и уют.

— Сам подумай, голубочек, ну, какая тут «ля-мур»?
Не впихнуть дивана в бочку, не поставить гарнитур.

А ему и так отлично – нафига попу гармонь?
— Отвяжись ты, фря столична, и философа не тронь!

Он живёт, беды не зная, как свободный индивид —
Олигархов посылает и гетерок материт.

На коллег он бочку катит, те молчат, ядрёна вошь,
Нет сказать, заткнись, мол, хватит – киник, что с него возьмёшь?

Ведь посмел при всём народе Македонскому орать:
— Смойся, ваше благородье, не мешай мне загорать!

Александр извинился, тот хотя его послал:
— Каб царём я не родился – Диогеном точно б стал!

Любавина Ксения

*****

Аплокион Синопский* Диоген
Терпеть не мог у дома крепких стен,
Увы, ему не нравился, душил уют покоев,
И только на свободе был он счастлив и спокоен…

Любил он очень сладко в пифосе** поспать,
А заодно там и о чем-то помечтать,
А то, что бочка – это место для вина,
Бог с ней, коль из нее так истина видна!

Да, бедность это судя по всему и не порок!
Быть в нищете богатым лишь мудрец бы только смог!
Когда и если милостыню он просил на хлеб,
То говорил: «Подайте, я прошу ведь не на склеп!»

Но и не каждый может взять и что-то попросить,
Не каждому дано свою гордыню усмирить!
А Диоген умел нарушить всякого покой,
Нося в суме повсюду мудрость мира за собой!

То проницательность философа от Бога!
Всегда спешил в пути… ждала его дорога…
Он столько повидал и столько горя перенес,
Об этом знал и рассказал Киникский*** верный пес!

Так, Диоген учил врагами не пренебрегать,
Чтобы в игре вперед ходы врага предугадать,
Враг первый, кто погрешности твои приметит,
Поэтому и должен быть в авторитете!

Не признавая и не зная слова лесть,
Довольствоваться только тем, что нынче есть!
Себя считая вечным гражданином мира,
Не воздвигал бездумно для себя кумира!

Как эта ржавчина съедает и железо,
Так и завистников сжирает глупый нрав,
Бывает пальцу очень больно от пореза,
Так и философ был, конечно, в этом прав…

Есения
_______________________________________

* Диоге́н Сино́пский (др.-греч. Διογένης ὁ Σινωπεύς; около 412 до н. э., Синоп — 10 июня 323 до н. э., Коринф) — древнегреческий философ, ученик Антисфена, основателя школы киников.
Ки́ники (др.-греч. κῠνικοί, от κύων (собака) и/или Κῠνόσαργες (Киносарг, холм в Афинах); лат. Cynici),
аплокион (ἁπλοκύων, истинный пёс). От этого слова происходит название школы, кинизм. (По другой версии, название школы происходит от названия места, где находился гимнасий, в котором Антисфен вёл беседы с учениками — Киносарг, Κῠνόσαργες, «Зоркий пёс».) Эта программа Антисфена послужила основой программы всей школы, а на могиле Диогена Синопского был установлен памятник паросского мрамора со скульптурой собаки (в благодарность за то, что он «указал наипростейший путь к жизни»[2]).

** Пи́фос (др.-греч. πίθος) — большой древнегреческий кувшин (мог быть размером с человека и более), сосуд для хранения продуктов — зерна, вина, оливкового масла, солёной рыбы. Получил распространение по всей территории Средиземноморья, в особенности в культурной области Эгейского моря, включая остров Крит. Производство пифосов требовало от гончара специальных навыков.

*** Диоген своё жилище он устроил возле афинской агоры в большом глиняном сосуде — пифосе, который закапывали в землю и в котором хранили зерно, вино, масло или хоронили людей. (Часто говорят о проживании Диогена в бочке, но древние греки бочек не делали).

*****

Фонарь Диогена

Во мраке столетий — Подвох и Подмена,
Обман и Коварство — в фаворе у Тьмы!
Во мраке столетий Фонарь Диогена
Горит одиноко, смущая умы…

Хмельные базары беспечной Эллады
Обходит философ, о чем-то грустя…
Смеются гречанки: «Чего ему надо?..»
И шепчутся старцы: «Он глуп, как дитя…»

И слышится эхо от века до века:
«Ищу Человека!.. Ищу Человека!..»

И женщина где-то вздыхает устало.
И вновь говорит ей заботливо мать,
Мол, годы идут. Ты б не долго искала.
Давно бы пора жениха бы сыскать…

Советами ей надоели продруги,
Мол, стерпится-слюбится! Главное — брак!..
Из Риги, Полтавы, Москвы и Калуги —
Всё парни, как парни, всё так… Да не так.

И вторит ей эхо из давнего века:
«Ищу Человека!.. Ищу Человека!..»

В нас спорят и спорят язычества гены!
Нам Золото — Идол!.. Тот Идол жесток!
Во мраке столетий Фонарь Диогена —
Нелепым страстям ироничный упрек.

На крыльях удачи всё выше взлетая,
Всё выше мы ценим презренный металл!
Искать Человека — затея пустая,
Когда ты и сам Человеком не стал…

Но слышится эхо от века до века:
«Ищу Человека!.. Ищу Человека!..»

Воротняк Николай

*****

Диоген и Александр

Давным давно, в прославленной Элладе,
Всем утверждая, что богатство — тлен
Не помышляя о земной награде,
Мудрец жил в бочке, звали Диоген.

Для истины, пиар людской не нужен,
Она как свет, в ночи от фонаря
И слух о том, благочестивом муже,
Дошёл до Македонского царя.

Сам Александр, тоже был смышлёный,
Любил погрызть учебников гранит
И теми слухами о мудреце прельщённый,
Взглянуть решил, чего он там чудит?

Свернув дела, над «й» расставив точки,
Отправился за мудростью в поход,
Расположился станом, возле бочки,
Той самой, где философ тот живёт.

Аскета стойкостью, правитель восхищённый,
Свободный нрав его он полюбил
И предложил, как властью облечённый:
«Проси, что хочешь, дам по мере сил».

— «О да великий, есть одна услуга» —
Сказал мудрец, печальный бросив взор
— «В сторонку отойди, прошу тебя, как друга,
Ты солнце мне закрыл и местности обзор»

— «Ты поразил меня мудрец, признаюсь…»
Сказал воитель латами звеня
— «…что я во многом Диоген нуждаюсь,
Знать ты богаче, независимей меня.

Достоин ты философ восхищения,
Ты уловил царя словами в плен,
Не будь я Александром от рождения
Я взял бы себе имя — Диоген!»

Блажен, кто ни о чём, ни у кого не просит
От мира благости, взамен трудам не ждёт
Он с лёгкостью лишения переносит
И радость не земную обретёт.

Кульпин Дмитрий

*****

Диоген И Александр

— Я царь великий, Александр.
— А я, собака Диоген.
Светило жарко в небе солнце,
Нищий философ тело грел.

— За что тебя зовут собакой?
— Кусок мне брось – виляю я,
Облаю, если не бросаешь,
А коли злой кусаю я.

— Ну а меня скажи боишься?
— А что ты есть добро, иль зло?
— Добро, конечно – царь склонился
И солнца заслонил тепло.

— А кто ж скажи добра боится? –
Тут подытожил Диоген.
Ответом царь развеселился,
— Проси, что хочешь – решил он.

А что для счастья в жизни надо?
Каким путём, куда идти?
— Ты солнце заслонил мне – молвил
Философ нищий – отойди…

Бобинов Виктор

*****

Баллада о Диогене и Александре Великом

Однажды Диоген, свою латая бочку,
Услышал голос македонского царя.
И в размышлениях своих поставив точку,
Взглянул на небо: занималась там заря.

Царь подошёл к нему, могучий,
Пол мира под его пятой;
На небе ни единой тучи,
И воздух чистый над водой.

Давно уж Персия разбита,
Жестоко был наказан Тир,
И очень скоро целый мир
Забудет прежние кульбиты;

Под Александровой рукой
Объединён он будет твердой;
И будет повелитель гордый
Хранить империи покой.

Подходит царь к дырявой бочке,
Неужто здесь живёт мудрец?
Вокруг ухабы, пни да кочки,
Так не похоже на дворец!

«Проси что хочешь у меня!»,
Так молвил царь и ждал ответа,
Он слез с любимого коня;
«Проси, ведь я владыка света!»

Теперь все жаждут, как и встарь,
Дворцов, и золота и власти.
Но Диоген сказал: «О, царь,
Уйди и солнце мне не засти!»

Беляев Антон

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *