Стихи о Друниной Юлии Владимировне

Стихи о Друниной Юлии ВладимировнеЯ ушла из детства в грязную теплушку,
В эшелон пехоты, в санитарный взвод.
Дальние разрывы слушал и не слушал
Ко всему привыкший сорок первый год.

Я пришла из школы в блиндажи сырые,
От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,
Потому что имя ближе, чем «Россия»,
Никогда я не могла сыскать.

Юлия Друнина

*****

Я не привыкла,
Чтоб меня жалели,
Я тем гордилась, что среди огня
Мужчины в окровавленных шинелях
На помощь звали девушку —
Меня…

Но в этот вечер,
Мирный, зимний, белый,
Припоминать былое не хочу,
И женщиной —
Растерянной, несмелой —
Я припадаю к твому плечу.

Юлия Друнина

*****

Я родом не из детства — из войны.
И потому, наверное, дороже,
Чем ты, ценю я радость тишины
И каждый новый день, что мною прожит.

Я родом не из детства — из войны.
Раз, пробираясь партизанской тропкой,
Я поняла навек, что мы должны
Быть добрыми к любой травинке робкой.

Я родом не из детства — из войны.
И, может, потому незащищённей:
Сердца фронтовиков обожжены,
А у тебя — шершавые ладони.

Я родом не из детства — из войны.
Прости меня — в том нет моей вины…

Юлия Друнина

*****

Юлии Владимировне Друниной

Я не знаю, что мне сказать ей,
Как поступок ее оправдать,
Я готов целовать запястье,
Только бы умереть ей не дать.

Я готов поклониться в ноги,
Все готов ей простить грехи,
Где вы были, о боги, боги!
Ведь, такие писала стихи!

Она видела бой рукопашный,
Наяву и потом во сне,
Но и жизнь оказалась страшной,
Как тогда, в том бою на войне.

Там был враг, было ясно, что делать –
Вот фашист, а вот это свой,
А теперь вся страна сдурела.
И фашисты идут по Тверской.

Она видела бой рукопашный,
Наяву и потом во сне…
Оказалась она вчерашней,
Не готовой жить чуть не в дерьме…

Саприцкий Эрнст

*****

Изменить ничего не в силах…
Силы есть, чтобы умереть.
«Как летит под откос Россия,
Не могу, не хочу смотреть!» —

написали Вы другу. Страшно
в тех, кого уважал и знал,
у товарищей у вчерашних
вдруг звериный узреть оскал.

Вы ушли. Избежали плена
поношений и клеветы.
Шаг решительный – не измена,
а достоинство правоты.

Нет, не трудности, не лишенья
разрушали советский строй:
чёрной меткой на поколеньи
подлый год – пятьдесят шестой.

Год – когда оскверняли души.
Год – предвестник беды и смут.
Год, когда Вашу веру рушил
недоучка, расстрельщик, шут.

Сорок лет «моисеи» ждали:
вымрут те, кто спасал страну.
Постареют… Не надо стали,
Чтоб потом завершить войну.

Не болезни Вас подкосили.
У поступка – мотив иной.
«Светлокосый солдат» России,
Вы ушли от нас – со страной.

Вы остались с большой державой,
С Красным знаменем — навсегда.
С поколеньем, покрытым славой.
Не предавшая — никогда!

Мартьянова Елена

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *