Стихи о Джеке Лондоне

Стихи о Джеке ЛондонеЧитая Джека Лондона
Представить я не мог,
Сколь мною будет пройдено
Тропинок и дорог.

Я спать ложился с книгою,
Являлся север в сон,
Не ведая, что КИренга
Заменит мне Юкон.

И Белое Безмолвие
Являлось мне в снегах.
И я считал крамолою
Все мысли о югах.

Гремел каскад порогами
В скалу вросла пихта.
Манила даль отрогами
Байкальского хребта.

А годы солнцем плавились
Несясь лавиной с гор.
…И жил я не по правилам,
И шёл наперекор.

Филатов Саша

*****

Он наполнил мечтой воздух нашего детства.
Он впервые сказал нам, что время не ждёт,
Что от долгих разлук никуда нам не деться,
Но за ними и встреч наступает черёд.

Мы искали его с той поры упоённо
В старых, пыльных хранилищах библиотек,
Где шумели ручьи Золотого каньона
И безмолвствовал в белом сиянии снег.

В эти строки ныряли, как шхуны в цунами,
В страшный вал океанской просоленной мглы –
Там «Летучий голландец» летел над волнами,
И секстанты неверно считали углы.

А когда, цепь порвав, уходили без всплеска
Якоря в глубину, где Нептун не бывал,
Я его у грот-мачты в промокшей зюйдвестке,
Со штурвалом в руках без труда узнавал.

Он кричал мне в лицо: «Поменял бы свой нрав ты!
Почему не сидится в тепле молодым?»
Но спешили упрямо его аргонавты,
Как тогда – в старину, за руном золотым.

Словно чайки на риф, мы взлетали на ванты,
Становились команды по-шкиперски злы –
Он сплетал наши мышцы в стальные канаты,
Он вязал наши нервы в морские узлы.

Нам норд-осты моря, словно книги листали,
И меж волн, как меж строк, видел тот, кто хотел –
Волк морской никогда не сбивается в стаи,
А в безмолвии белом не счесть черных дел.

Вот раскручен сюжет, мачты в небо упёрты,
Марсовые свои занимают места –
Возвращались мы в порт, и кончалась у порта
То ли повесть его, то ли наша мечта…

Рогалев Николай

*****

Помнишь?.. Джека Лондона читали
увлечённо, в юности, взапой,
и о приключениях мечтали
на далёком севере, с тобой.

Бредили заснеженной Аляской,
и мечты, как дивные цветы,
расцветали и манили в сказку
из июльской пыльной духоты…

Всё сбылось. Почти… Снега без края.
…мой «Буран*» заглох, и ни души.
За спиной метель, как волчья стая,
подвывала, в гибельной глуши.

Лыжи, снедь. Полсотни вёрст во мраке?..
Не дойти. И тут же злился – врёшь!
Не из тех, кто поддаётся в драке,
с кондачка так просто не возьмёшь!

Словно другу, компасу доверясь,
уходил на запад, впав в азарт,
ободряясь: «На ходу согреюсь,
выпадал по жизни часто фарт.

И не выпасть снова нет причины.
Приключенья грезились?.. Сбылось!
Полста вёрст по снегу для мужчины?!
Испытанья круче не нашлось?»

Сбился дых.
Лишь пять минут и встану…
Белый снег податливый, как шёлк.
Тень мелькнула или всплеск бурана?..
(Белый клык, из книги старой, волк).

Подошёл совсем без опасенья,
ткнулся в руки, я был удивлён
(что, дошёл? И вот оно спасенье…
Белый волк, волчица… Я спасён?..

Резкий крен. Ударившись, очнулся.
Дизель завывал, как дикий зверь.
Кто-то прокричал: «Раз не загнулся,
значит долго жить ему теперь».

Как же не замёрз в такой метели?
Голос плыл мотору в унисон.
Волки… Волки белые согрели,
забываясь, я хрипел сквозь сон.

Надо мной склонялись чьи-то лица
«Весь горит. Эх, не было б беды.
Белый волк?.. И белая волчица?..
А ведь точно, были там следы».

«Помнишь, Джека Лондона читала
ты в саду, с искринками в глазах?..»
– Бредил вслух…
А наш ГТ** качало
на ухабах в голубых снегах.

Всё смешалось: рации звучанье,
и моторов запредельный рык…
Ты в саду; Полярное сиянье,
Белая волчица, Белый клык.

Жмурко Леонид
_________________________

* – снегоход.
** – гусеничный тягач.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *