Стихи о Эрике Булатове

Стихи о Эрике Булатове«Художник на пленэре» Эрика Булатова

Ногами он в постмодернизме,
А головой и телом в реализме.
Он был рожден в социализме,
Расцвел его талант в капитализме.

В Париже он живет. Имеет
В Москве квартирку тоже небольшую.
В Париже будучи, жалеет,
Что не в Москве, картины он рисует.

А будучи в Москве, стремиться
Попасть в Париж с Европою единым,
Где может с миром поделиться,
Написанной в Москве, своей картиной.

Он там и там, как на пленэре
Активно пишет, создает картины,
Лишь в свойственной ему манере,
С энергией своей неукротимой.

Ханин Борис

*****

«Русский ХХ век П» Эрика Булатова

Страна огромная. Без края и конца.
Пейзаж патриархальный, безмятежный.
Две цифры римские закрыли небеса
А также весь в картине вид безбрежный.

Две цифры красные — они двадцатый век,
В котором Русь живет, обозначают.
Собой подчеркивая быстрый время бег,
Которого страна не замечает.

Крутой двадцатый век вторгается в страну
Бесцеремонно, даже символично.
В страну, давно уж находящейся в плену
Патриархальной жизни, ей привычной.

Церквушка древняя, избенки и дома
Малоэтажные, и ряд сараев.
Русь, как и прежде, и убога, и темна.
И все же медленно, но оживает.

Проглядывает сквозь решетку красных цифр
Ее надежда — церковь, вера в Бога.
Наверно, здесь заложен жизни тайный шифр
Руси — быть и могучей, и убогой.

Ханин Борис

*****

«Прыжок» Эрика Булатова

Прыжок — путь в воздухе весьма недолгий,
Коль от опоры оттолкнулся человек,
И отделились от опоры ноги,
И в воздухе свой прекратили быстрый бег.

Он, оттолкнувшись, из Москвы — столицы
Перелетел писать свои панно в Париж.
Их выставляли в Лувре. За границей
Он приумножил многократно свой престиж.

Он, оттолкнувшись от соцреализма,
Перелетел, попав в соц-арт или поп-арт.
Сей термин, как продукт неологизма,
Так обозначил для искусства новый старт.

Он характерен массовой культурой,
Доступной для любого, кто пришел за ней.
Не изменяя прежнюю фактуру,
Он выделяет то, что все — таки важней.

Лица не видно. Он был неизвестен.
Но, опираясь на талант, свершил прыжок.
Он стал для мира очень интересен
И творчеством к себе внимание привлек.

Он прыгал, опершись на свои руки,
Умеющие кисть держать и рисовать.
Доказывая, что художник русский
Оригинален и не хочет подражать.

Ханин Борис

*****

«Ночной город» Эрика Булатова

Она в окне воспоминаний.
Темно, уж вечер, поздний час.
Она одна. Чреда свиданий
Тревожит душу каждый раз.

Сегодня не было свиданья.
Не прозвучал его звонок.
Устала все ж от ожиданья.
Не захотел или не смог?

А может быть не интересно
И стало скучно ему с ней?
Ну, так скажи об этом честно.
Так просто было бы, умней,

А может что-то с ним случилось
И он не смог ей позвонить?
А может сердце покорилось
Другой? Он стал ее любить.

От ревности душа сжималось.
Увидеть бы его сейчас.
В лицо б всмотреться постаралась,
Как это было много раз.

Она в окне воспоминаний.
Темно везде. Уж поздний час.
Она одна. Волна терзаний
Видна в потемках темных глаз.

А город спит в ночи унылой.
Ни до кого в нем дела нет.
Здесь для кого-то ночь счастливой
Была. А кто-то ждал рассвет.

Ханин Борис

*****

«Лувр. Джоконда» Эрика Булатова

В Лувр вторгается красная масса,
Заслоняя собой все и вся.
Всех встречает с улыбкой прекрасной
Мона Лиза, пощады прося.

Агрессивная масса людская
Тоже хочет ее посмотреть,
Стоит намертво не подпуская,
Тех кто сзади готов напереть.

Спины, спины, одни только спины
Выделяют мальчонки лицо,
Чем-то схоже с Джокондой в картине:
Тоже смотрит слегка с хитрецой.

Так с картины взирает мальчонка.
Ему к Джоконде не подойти.
Стена спин — от искусства заслонка.
Остается лишь мимо пройти.

Будто снимок в советской газете,
Где господствует красный лишь цвет.
Кто за этих детишек в ответе,
Коль к искусству им доступа нет.

Диалоги искусства и массы
Могут быть? В этом главный вопрос.
Ведь кругом агрессивный, ужасный
На искусство, культуру запрос.

Ханин Борис

*****

«Горизонт» Эрика Булатова

Эта лента от ордена Ленина
Закрывает собой горизонт,
И страна в эту ленточку верила,
Будто бы в миражи Дон Кихот.

Жили в социализме загадочном,
Дружным строем все шли в коммунизм,
Где всем «завтра» казалось тем сказочным,
Что пророчил «марксизм-ленинизм».

Объясняли нам принципы бедности:
От способности и по труду.
От способности и по потребности —
Принципы, что к богатству ведут.

Коммунизм привлекал светлым будущим.
Он казался всем, как горизонт,
Смутно видимым так, но волнующим,
Будто в землю вошел небосвод.

К горизонту прийти нет возможности:
Отступает вся линия вдаль.
Убедилась страна в безнадежности
К коммунизму идти. Очень жаль,

Что так много из жизни потрачено
На какую-то там ерунду.
Потому и стоит озадаченно
Люд у синего моря. И… ждут.

Ханин Борис

*****

«Улица Красикова» Эрика Булатова

Народ идет: кто на работу,
А кто в аптеку, магазин.
Здесь проявляет всю заботу
О людях Ленин. Он один

Встречает радостно, идущих,
Со стенда, что невдалеке,
Людей в иной стране живущих,
Чем он. С газетою в руке,

В пальто, в петлице с красным бантом
И в кепке с длинным козырьком.
Он выглядит почти гигантом,
Идущим, торопясь, пешком.

Куда идет — никто не знает.
Но, видно знает, коль идет.
С вождями всякое бывает
Никто не знает наперед

Когда закончится дорога,
Куда она всех приведет.
Как говорится, все от Бога,
А может — все наоборот.

Народ и вождь идут друг к другу.
Его — уж нет. Народ — живой.
Он заполняет всю округу,
Идя дорогой роковой.

Народ проходит мимо стенда,
Не замечая кто на нем.
Фигура эта, как легенда.
По той легенде мы живем.

Ханин Борис

*****

«Наше время пришло» Эрика Булатова

Лестница. Переход с одного на другое.
Кто поднялся наверх, кто спускается вниз.
Для чего переход? Чтоб случалось такое:
Круговерть вверх и вниз — это, в сущности, жизнь.

Кто-то вышел наверх, где светло и просторно
Кто спустился уж вниз,оказавшись в тени.
Везде цели свои. К ним стремятся упорно
Люди в этой стране, в эти смутные дни.

Пережив перестройку, развал государства,
Продолжая в тумане движенье свое,
Госмашина буксует в грязи казнокрадства.
А народ, сильно бедствуя, как-то живет.

Говорят, в экономике правит всем рынок.
Понимают его, как «купи да продай»
В управленье страной видна масса ошибок.
В ней купить можно все, только не прогадай.

Слева виден ломбард. Заложить свои души
Можно здесь навсегда за понюх табаку.
Совесть здесь не нужна, нужны деньги, чтоб лучше
Сделать быстрый «гешефт» иль дела провернуть.

Велика была мощь всей советской системы,
Но, как карточный домик, разрушилась в миг.
И остались еще обветшалые стены.
Потому новый строй не понятен и дик.

Нет, еще не пришло наше время в картине.
Переходный период надолго пришел.
Здесь и кризис еще, да сидим в карантине
Санкций. А этот груз и велик, и тяжел.

Ханин Борис

*****

«Вид Москвы из Мадрида» Эрика Булатова

Прекрасны улицы Мадрида.
Они нарядны и светлы.
Москва в картине не забыта
И контуры ее видны.

В ней виден кремль и колокольни,
Дома жилые, вышки труб.
Места знакомые до боли
Предстали мертвыми, как труп.

На темно-красном фоне неба
Глядится с траурной тоской
Московский силуэт. Как небыль,
Воспринимается живой,

К тому ж еще огромный город,
В котором жил художник сам,
Учился здесь, когда был молод,
Работал. С горем пополам

Существовал. Потом уехал
На Запад, где был оценЕн.
Что стало в жизни новой вехой.
Известным стал среди имен

Художников со взглядом новым
На живопись и цель ее.
Готовый удалить оковы,
Что заслоняют бытие.

Москву так видит из Мадрида
В картине сей художник наш.
Какая ж в нем сидит обида,
Что породила сей пейзаж.

Он видит, как сгущаясь тучи,
Вещают новую грозу
Стране, которая могучей
Была. А как ее спасут?

Ответ в картине не услышат.
В другой он сможет дать совет,
Когда Мадрида вид напишет,
Но из Москвы, а в ней — ответ.

Ханин Борис

*****

«Картина и зрители» Эрика Булатова

В картине ИвАнова мы видим иудеев,
Которые пришли креститься к Иордану
С Крестителем Иоаном, тоже из евреев,
Для обновления их душ. Здесь чище станут.

Поручено Крестителю Иоану Богом
Народ к ученью Мессии подготовить,
Его представить, чтоб шли за ним одной дорогой.
Учению Христа совсем не прекословить.

На рубеже эпох стоит народ Иудеи:
Между язычеством и верою христианской.
Там, где Креститель — апостолы и фарисеи.
Не весь народ проникся верой Мессианской.

Он делится на тех, кто избавления жаждет
И тех, кто не желает обновленья вовсе.
Путь правильный им всем один Христос покажет.
В чем убедится каждый на своем погосте.

Булатов продолжает ИвАнова картину
Он современников вписал на план передний.
Пытаясь всех понять — помещенных в середину
И тех, кто нарисован на холсте последним.

У них похожи даже написанные лица.
И отношение к Христу неоднозначно.
Мы наблюдаем лиц случайных. И вереницу
Тех, кому картина все ж кажется удачной.

Кто слушает с большим вниманьем экскурсовода,
И тех, кто даже жестом как-то возражает,
Здесь в мненьях пришедших зрителей полно разброда,
Как и в учении Христа. Кто понимает.

Ханин Борис

*****

«Вид Москвы из Мадрида» Эрика Булатова

Прекрасны улицы Мадрида.
Они нарядны и светлы.
Москва в картине не забыта
И контуры ее видны.

В ней виден кремль и колокольни,
Дома жилые, вышки труб.
Места знакомые до боли
Предстали мертвыми, как труп.

На темно-красном фоне неба
Глядится с траурной тоской
Московский силуэт. Как небыль,
Воспринимается живой,

К тому ж еще огромный город,
В котором жил художник сам,
Учился здесь, когда был молод,
Работал. С горем пополам

Существовал. Потом уехал
На Запад, где был оценЕн.
Что стало в жизни новой вехой.
Известным стал среди имен

Художников со взглядом новым
На живопись и цель ее.
Готовый удалить оковы,
Что заслоняют бытие.

Москву так видит из Мадрида
В картине сей художник наш.
Какая ж в нем сидит обида,
Что породила сей пейзаж.

Он видит, как сгущаясь тучи,
Вещают новую грозу
Стране, которая могучей
Была. А как ее спасут?

Ответ в картине не услышат.
В другой он сможет дать совет,
Когда Мадрида вид напишет,
Но из Москвы, а в ней — ответ.

Ханин Борис

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *