Стихи о Есенине Сергее Александровиче

Стихи о Есенине Сергее АлександровичеСергей Есенин!
Это имя —
В степях разбуженной России,
В березах розовых и синих,
В зеленых с проседью осинах,
хлебах из золота осенних,
В твоих стихах, Сергей Есенин!
Под их задумчивою сенью
Мужаем мы в бетонных кельях,
Под их томительное пенье
Твоим мы пенимся весельем!
Твоя любовь, твоя тоска,
Твои непонятые слезы
Струятся к нам в твоих стихах
Как сок из срубленной березы…

Коваль Александр

*****

Стихи Есенина, — стихия:
Ока на заливных лугах.
И от того, что «от сохи я»,
купаюсь я в его стихах.
Душа радушно принимает
его поэзии волну
и сердце трепетно внимает
таланта — ширь и глубину.

Соловьев Юрий

*****

Есенин — сын земли раздольной,
Где липы, ивы, тополя.
Красу познав, России вольной,
Воспел родимые края.
Воспел берёзовые рощи,
Опавший клен, хоть сам зелёным был.
И ширь полей и нивы и покосы,
В скуфье, где иноком ходил.
Ждала, грустила мать старушка,
В селе, где был храним от бед.
И в сновиденьях виделась избушка,
И лился с неба несказанный свет.
Но отгорел, костёр рябины красной,
Ушла с души, сиреневая цветь.
И в день холодный и ненастный,
Погасла жизнь, ей больше не гореть.
Как все, он в этом мире странник,
На миг, зашедший в дом земной,
Ушедший к Богу, как избранник,
С затихшей пламенной струной.

Волков Владимир

*****

Есенин

Он в жизнь вбегал рязанским простаком,
Голубоглазым, кудреватым, русым,
С задорным носом и веселым вкусом,
К усладам жизни солнышком влеком.
Но вскоре бунт швырнул свой грязный ком
В сиянье глаз. Отравленный укусом
Змей мятежа, злословил над Иисусом,
Сдружиться постарался с кабаком…
В кругу разбойников и проституток,
Томясь от богохульных прибауток,
Он понял, что кабак ему поган…
И богу вновь раскрыл, раскаясь, сени
Неистовой души своей Есенин,
Благочестивый русский хулиган…

Игорь Северянин

*****

Памяти Сергея Есенина

Так просто можно жизнь покинуть эту,
Бездумно и безбольно догореть.
Но не дано Российскому поэту
Такою светлой смертью умереть.
Всего верней свинец душе крылатой
Небесные откроет рубежи,
Иль хриплый ужас лапою косматой
Из сердца, как из губки, выжмет жизнь

Анна Ахматова

*****

Тоскуют, тоскуют берёзы!
Осенним исходят дождем.
И жёлтые листья, как слёзы,
Роняют и ночью и днём.
Дрожат от мороза под утро
И вдруг замирают в забвеньи.
И шепчут тоскливо кому-то:
«Есенин, Есенин, Есенин…»

Смертина Татьяна

*****

Берёзонька, берёзушка, берёзка,
Ну до чего ты, дева, хороша!
Тебя любил Есенин наш Серёжка —
В любви к тебе взросла его душа.

Берёзонька, берёзушка, берёза,
Пока ты есть на свете — светел мир.
И по тебе рыдает небо слёзно,
И струи ливней — словно струны лир.

Берёзонька, берёзушка, царица,
Твой прутик-ветвь — амурная стрела…
Россия-матушка красавицей гордится —
Сердец владычицей ты издревле была!

Самоний Наталья

*****

В горниле суеты и грез
Творил ты слово, людям нес
Сквозь безразличье, тьму, туман
Сквозь мир, похожий на обман

О небе, зелени, весне
Любви, победе и войне
России, людях, глубине
Тоске, печали и о дне

Ты чувствовал, предсказывал, страдал
Судьбу народа угадал
Не смог терпеть того, что знал
Кто не горел — тот не летал

Да будет свет тебе, Мессия
Великий Соловей России.

Арьков Владимир

*****

Сергею Есенину

Когда твои отзеленели рощи —
Ты сам листом качнулся золотым.
И как уйти еще честней и проще,
Чем ты ушел, как с белых яблонь дым.

Молчит поэт — а люди скажут: горд он!
Смеется он — и скажут: — легок нрав!
А ты — как конь с оборванною кордой —
Был просто резв, кипуч и не лукав.

С ветрами ветер, и в колосьях колос,
Герой с героями, и с нищими — бедняк, —
В метельных днях сорвал ты вещий голос,
Как с петель дверь срывается во мрак.

Любимейший нежнейшею любовью,
Прости, что мы тебя не сберегли
Мы над твоею васильковой кровью
Колосьями под градом полегли.

Зубакин Борис

*****

Как ты там, Сергей Есенин?
Ты нас слышишь, милый друг?
Приходи на хороводы
И вставай в веселый круг!

Расскажи нам как на небе,
В черной мгле или в раю,
Принимали на поруки
Душу грешную твою!

Ты оставил нам зарницы,
Дым печной и сердца стук,
Когда солнце льется в душу
Как дожди в зеленый луг.

Не оставил лишь свободу,
Что жила всю жизнь в тебе,
И которой не скончаться
В Англетере на трубе.

Ты живой и дышишь с нами,
Русским воздухом святым,
Возвращайся поскорее,
Мы тебя в себе храним…

Строков Виктор

*****

У Есенина день рождения

Мне приснился сон о Есенине,
Ведь родился он в ночь осеннюю.
Догорает лес, золотит закат,
Как листки стихов.

У Есенина день рождения.
В звонком золоте даль осенняя,
Словно музыка вдохновения
Над землей шумит листва.

Выходила мать за околицу,
Сердцем верила, он торопится.
Рядом с нею ждал золотистый клен,
Как похож листвой на Сережу он.

Вновь звучат стихи синей полночью,
Все хорошее в ними вспомнится.
По-есенински я хочу любить,
Чтобы с песнею всюду рядом быть.

Осень празднует день рождения
Гроздья красные, даль осенняя
У Есенина день рождения
День рождения любви.

Дементьев А.

*****

Памяти Есенина

На Ваганьковском кладбище осень и охра,
Небо — серый свинец пополам с синевой.
Там лопаты стучат, но земля не оглохла —
Слышит, матушка, музыку жизни живой.

А живые идут на могилу Есенина,
Отдавая ему и восторг и печаль.
Он — Надежда. Он — Русь. Он — её Вознесение.
Потому и бессмертье ему по плечам.

Кто он?
Бог иль безбожник?
Разбойник иль ангел?
Чем он трогает сердце
В наш атомный век?
Что все лестницы славы,
Ранжиры и ранги
Перед званьем простым:
Он — душа-человек!

Всё в нём было —
И буйство, и тишь, и смиренье.
Только Волга оценит такую гульбу!
Не поэтому ль каждое стихотворенье,
Как телок, признавалось:
— Я травы люблю!

И снега, и закаты, и рощи, и нивы
Тихо, нежно просили: — От нас говори! —
Не поэтому ль так охранял он ревниво
Слово русское наше, светившее светом зари.

Слава гению час незакатный пробила,
Он достоин её, полевой соловей.
Дорога бесконечно нам эта могила,
Я стою на коленях и плачу над ней!

Боков Виктор

*****

Этот ветер восточный,
Этот ветер хмельной
Разбудил меня ночью,
Будто знался со мной.
Я спросил его: «Ветер,
Что ты ищешь во мне?».
Ветер тихо ответил:
«Шаганэ, Шаганэ».
Я сказал ему: «В грустной
Русской вьюге-пурге
Про персидские чувства
Знал Есенин Сергей.
От земель Алазани,
Хорасанских огней
Долети до Рязани
И найдешь Шаганэ».
Ветер веял и слушал,
Но понять не хотел,
Что в пустынную душу
Он сейчас залетел.
И, наполнив собою
Все пустоты души,
Ветер странной мольбою
Растворился в тиши.
И я мучился ночью
И не знал, что со мной…
Ах, ты, ветер восточный,
Ах, ты, ветер хмельной!

Ирмухамедов Бахтиёр

*****

Любой березняк —
По Есенину звонница!
Никто уже так
Перед ней не помолится.

У нас деревень
Нынче тыщи разрушено.
И злато полей
По ветрам буйным пущено.

Увечье земли
Как от гнёта тиранского.

К чему мы пришли
Без уклона крестьянского?

Как храм, березняк
В честь Поэта возносится.
Никто уже так
На нож правды не бросится.

Смертина Татьяна

*****

Памяти С. Есенина…

Поёт сонеты вольный ветер —
Артист шальной слагает гимн.
Мажорным словом о поэте
Я подпеваю… Солнце — нимб
Тому, кто памяти достоин,
И кто по сути вечный воин,
Силён и делом и строфой;
Есенин — сердца рыцарь мой!
Сражает лирикой своею:
Елеем рифма, смелость строк,
Нектар стиха — берёзы сок…
И, от Есенина хмелея,
Навеки оды буду петь,
А память солнцем ярко рдеть!

Самоний Наталья

*****

На стол Есенин встал
В парижском ресторане.
«Интернационал»
Он пел во вражьем стане.
Да, был такой скандал.
Не тем поэт нам ценен.
А всё же пел Есенин
«Интернационал»!

Губарь Юрий

*****

Для меня Есенин — буйство красок,
Буйство звуков, запахов и чувств.
И пейзажи в стиле русских сказок,
Где берёзки да рябины куст.

Он воспел закаты и восходы,
Родину, что искренне любил.
Красоту родной своей природы
Для потомков в виршах сохранил.

Был московским озорным гулякой,
Только сердце доброе имел.
Умилялся он зверушкой всякой,
Мужика-крестьянина жалел.

Гениальный лирик и философ
В наши дни шагнул с далёких лет.
До сих пор на многие вопросы
Я в его стихах ищу ответ.

Тарасова Ольга

*****

Сергей Есенин

Сказка это, чудо ль,
Или это — бред:
Отзвенела удаль
Разудалых лет.

Песня отзвенела
Над родной землёй.
Что же ты наделал,
Синеглазый мой?

Отшумело поле,
Пролилась река,
Русское раздолье,
Русская тоска.

Ты играл снегами,
Ты и тут и там
Синими глазами
Улыбался нам.

Кто тебя, кудрявый,
Поманил, позвал?
Пир земной со славой
Ты отпировал.

Было это, нет ли,
Сам не знаю я.
Задушила петля
В роще соловья.

До беды жалею,
Что далеко был
И петлю на шее
Не перекусил!

Кликну, кликну с горя,
А тебя уж нет.
В чёрном коленкоре
На столе портрет.

Дождичек весенний
Окропил наш сад.
Песенник Есенин,
Синеглазый брат,

Вековая просинь,
Наша сторона…
Если Пушкин — осень,
Ты у нас — весна!

В мыслях потемнело,
Сердце бьет бедой.
Что же ты наделал,
Раскудрявый мой?

Орешин Петр

*****

День прозрачно осенний
Мчит, листвою шурша…
Ах, Сергей наш Есенин —
Нараспашку душа!

Ах вы, русские дали —
Ширь и синь без конца.
Как тепло вы встречали
Удалого певца!

Необъятным простором
Был он с детства пленён.
Русским сказочным взором
Его стих озарён.

В нём печальная нежность,
Плач тальянки в тиши
И лихая небрежность
Разудалой души.

Струн любви переборы,
Ожиданий часы.
Мимолётные взоры
Сердцу милой красы.

Всё такое родное:
Лес, сиянье луны…
Всё, что дорого стоит
И не знает цены.

Степи, рощи родные,
Колокольчика звон.
Песни ветра шальные —
Всё впитал в себя он.

В слове, сердцем согретом, —
Край любимый, большой,
Он родился поэтом
С нашей русской душой.

Попов Д.

*****

Здравствуй, Сергей Александрович!
Здравствуй, для сердца родной!
Мир, где ты больше не пьянствуешь
Вновь взбудоражен весной…

Прошлого муть ледянящая
В памяти сходит на нет!
Ты для меня — настоящее,
Спившийся напрочь поэт!

Ты для меня — откровение
Сгубленной русской души…
Жизнь от похмелья к похмелию —
Верная смерть, а не жизнь…

Жизнь станет будничным трауром,
Если без веры она.
Чувства, объятые пламенем,
Гасит бутылка вина.

Как ты любил нашу Родину!
Как ты умел показать
Всю красоту её скромную!
Всю её святость и стать!

Как ты умел неприметное
Песней окрасить своей.
Чистое. Тихое. Светлое.
В этом — Есенин Сергей:

Как же страдал ты, как мучился!
Всюду один среди всех!
Всюду — тоска неминучая,
Горький обманчивый смех…

Ты пустоте одиночества
Душу отдал на убой!
Мысли безумием скорчились,
Свились незримой петлёй!

Жизни окончилось странствие,
Но ты и в смерти — Живой!
Здравствуй, Сергей Александрович!
Здравствуй, для сердца родной!

Филатов Богдан

*****

Зеленый дым на деревьях
Клубится под майским огнем.
Словно в старинных поверьях
Земля просыпается в нем.

Она проснется не сразу,
Сначала откроет глаза
И скажет простую фразу —
Здравствуйте — это весна.

Протянет тысячи почек,
Запахнет клейкой листвой.
И скажет миру Есенин —
Я одурманен весной!

Ковалев Р.

*****

До свиданья, друг мой, досвиданья.
Милый мой, ты уменя в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.
До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей, —
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.

Так писал поэт
В тридцать лет.
На каком-то листе,
Своей кровью.
В этой жизни, он больше не встретит рассвет.
Он решил распроститься с судьбою.

О жизни, каждый рассуждать
Берётся, сам того не зная,
Что не дано ему понять
В чём жизни тайна есть святая!

Есенин, человеком был —
Он человеком и остался!
С. Есенин мой кумир,
Я рад, что я в этом признался!

Он рос обычным мальчуганом,
У деда воспитался он,
Его прозвали шарлатаном,
А он был в девочек влюблён!

Он с юности стихи писал.
Ему не помогала мама,
Всё потому что твёрдо знал,
Что жизнь свою построит сам он.

Он посвящал стихи России,
Той Родине где родился:
«России в мире нет красивей
И спорить с этим нам нельзя.

Он женщинам стихи писал,
В коих, в любви им признавался
Хоть он и не был-Идеал,
Но он таков, таким остался.

Он как и я два века видел
— там он, родился
— здесь — творил,
Кого-то может, ненавидел,
Кого-то пламенно любил!

Да, жизнь закончил он трагично
Самоубийство совершив,
Но каждый всё же скажет лично
— в душе себя Есенин жив!

Не нам его судить за это!
Не в праве мы судить его,
Мы лицизреем лишь ПОЭТА
В стихах, что память чтят его!

Брославский Николай

*****

В летних зорях,в золоте осеннем,
В каждом зарождающемся дне
Скачет по святой Руси Есенин
На крылатом розовом коне.

Он с метелями летит над нами,
Возрождается весной в цветах,
Человек с небесными глазами,
С песнею медовой на устах.

Он весь тутошный душой и телом,
Гений русской матушки земли.
Сердце его Русь в стихах воспело,
Как воспеть другие не могли.

Преумножил он любовь народа
К нашим рощам, речкам и полям,
К лучезарным зорям и восходам
И летящим в небе журавлям.

И поныне в тесном мире этом
Звезды светят, и ручьи журчат,
Но как трудно быть, Сергей, поэтом,
Коль вокруг твои стихи звучат.

В летних зорях, золоте осеннем,
Пока вьется жизни круговерть,
Будет жить в стихах Сергей Есенин,
Его песнь тальянки будут петь.

Вознесенский-Гриневский Аркадий

*****

Всё ли осыпали золото
В вечную грязь да на ветер?
Все ли иконы расколоты?
Все ль инкубаторны дети?

Всё ль у вас продано, милые?
Лён для удавок взрастили?
Толпы для зрелищ сдебилили?
Рожки козлам наточили?

Что Вы, Сергей Александрович,
Дел они много не сделали:
Рано нам плакать над ранами —
Матушку Русь не зарезали.

Точат ножи они острые,
Вновь на невинных охотятся.
Только такое не сбудется —
Смотрит с холма Богородица.

Смертина Татьяна

*****

У березки кудрявой, осенней,
Той, что ветер слегка причесал,
Задержался Сережа Есенин
И стихи про нее написал;

Написал так светло и просторно,
Что остались в тех строчках навек
И березовый ситец узорный,
И порыв ветерка непокорный,
И нечаянно выпавший снег.

Он писал и другое — не спорю,
Но и в этом был искренне чист…
. . . . .
О, Россия! Где воля — там горе.
…По небесному звездному морю
Ветер гонит березовый лист.

Максимчук Людмила

*****

Ты мой нерв и надрыв осенний
За тобой я пойду, жаль, в ад?
Милый гений С.А. Есенин
Перезрелый слегка виноград.

Да, горчит вино, но и греет
И сжигает плесень с души
Алой розой любви вееет
И звенит соловьём в тиши.

Ах! Серёжка, ну кто опишет
Эти ночи просторов Руси?
Даже ветер скучая, свищит,
Но не может снять с сердца тоски.

Мне берёзки теперь как сёстры.
Васильки и собаки — друзья.
Я гляжу на далёкие звёзды
И всегда вспоминаю тебя.

Нет уж девушки больше в белом
И давно умерла в голубом,
Но как прежде в любви смело
Признаются твоим стихом.

Ты хотел стать таким как Пушкин
Пушкин бронзовый, ты — нет.
Он один, ты всегда с подружкой.
Ты певец, он только поэт.

За тобой полетела бы в небо.
Я с тобой наслаждалась бы дном.
Никогда ты святой водой НЕ был,
Зато стал первоклассным вином!

Бортяш Оксана

*****

Сергей Есенин

В этом имени — слово есень,
Осень, ясень, осенний цвет…
Что-то есть в нём от русских песен:
Поднебесье, тихие веси,
Сень берёзы
И синь-рассвет.

Что-то есть в нём и от весенней
Грусти, юности, чистоты…
Только скажут:
Сергей Есенин —
Всей России встают черты.

И над заводью месяц тонкий,
И в степи, у заросших троп,
Красногривого жеребёнка
Неуклюжий, смешной галоп.

И весенних осин серёжки,
И продрогшего неба ширь.
И просёлочные дорожки,
И приокские камыши.

А я помню его, живого,
Златоуста,
А я слыхал,
Как слетало златое слово
В затаивший дыханье зал.

И как в души оно врывалось,
Мучась, жалуясь, ворожа,
И как в нём закипала ярость
Пугачёвского мятежа!

Слово болью шло, замирая,
Будто било в колокола:
Русь, Россия!
Не надо рая,
Только ты бы одна жила!

…Если б чёрное знать предвестье
И от гибели остеречь!
Только руки в широком жесте
Выше плеч летят,
Выше плеч,

Над Россией летят…
Есенин!
Осень, есень, осенний цвет…
Всё равно — это цвет весенний,
Сень берёзы
И синь-рассвет!

Браун Н.
____________________________

* Есень — церковнославянское и рязанское — осень.

*****

Вы посмотрите на грозные дали
и колосья по полю шумят,
я пройдусь по тропинки с печалью,
и только деревья одиноки стоят.

Почему у нас печальные лица
мне не жаль убежать вдаль,
и только мама мне присниться
как будто белая нежная птица.

Начинаю, свой подвиг писание
я чувствую, сладкие яблони
Есенины стихи где-то льются,
а я посмотрю, как круглолица.

Широкие просторы и дали
ты показываешь свои печали,
зачем мне эти все дали
как будто все по расписанию.

Я должен почувствовать все
ведь это в душе у меня все ровно
да здравствуй душа писателя
ведь Есенин на землю пришел.

Костромин Антон

*****

Сергею Есенину

Вы ушли,
как говорится,
в мир иной.
Пустота…
Летите,
в звезды врезываясь.
Ни тебе аванса,
ни пивной.
Трезвость.
Нет, Есенин,
это
не насмешка.
В горле
горе комом —
не смешок.
Вижу —
взрезанной рукой помешкав,
собственных
костей
качаете мешок.
— Прекратите!
Бросьте!
Вы в своем уме ли?
Дать,
чтоб щеки
заливал
смертельный мел?!
Вы ж
такое
загибать умели,
что другой
на свете
не умел.
Почему?
Зачем?
Недоуменье смяло.
Критики бормочут:
— Этому вина
то…
да се…
а главное,
что смычки мало,
в результате
много пива и вина. —
Дескать,
заменить бы вам
богему
классом,
класс влиял на вас,
и было б не до драк.
Ну, а класс-то
жажду
заливает квасом?
Класс — он тоже
выпить не дурак.
Дескать,
к вам приставить бы
кого из напостов —
стали б
содержанием
премного одарённей.
Вы бы
в день
писали
строк по сто,
утомительно
и длинно,
как Доронин.
А по-моему,
осуществись
такая бредь,
на себя бы
раньше наложили руки.
Лучше уж
от водки умереть,
чем от скуки!
Не откроют
нам
причин потери
ни петля,
ни ножик перочинный.
Может,
окажись
чернила в «Англетере»,
вены
резать
не было б причины.
Подражатели обрадовались:
бис!
Над собою
чуть не взвод
расправу учинил.
Почему же
увеличивать
число самоубийств?
Лучше
увеличь
изготовление чернил!
Навсегда
теперь
язык
в зубах затворится.
Тяжело
и неуместно
разводить мистерии.
У народа,
у языкотворца,
умер
звонкий
забулдыга подмастерье.
И несут
стихов заупокойный лом,
с прошлых
с похорон
не переделавши почти.
В холм
тупые рифмы
загонять колом —
разве так
поэта
надо бы почтить?
Вам
и памятник еще не слит, —
где он,
бронзы звон,
или гранита грань? —
а к решеткам памяти
уже
понанесли
посвящений
и воспоминаний дрянь.
Ваше имя
в платочки рассоплено,
ваше слово
слюнявит Собинов
и выводит
под березкой дохлой —
«Ни слова,
о дру-уг мой,
ни вздо-о-о-о-ха»
Эх,
поговорить бы иначе
с этим самым
с Леонидом Лоэнгринычем!
Встать бы здесь
гремящим скандалистом:
— Не позволю
мямлить стих
и мять! —
Оглушить бы
их
трехпалым свистом
в бабушку
и в бога душу мать!
Чтобы разнеслась
бездарнейшая погань,
раздувая
темь
пиджачных парусов,
чтобы
врассыпную
разбежался Коган,
встреченных
увеча
пиками усов.
Дрянь
пока что
мало поредела.
Дела много —
только поспевать.
Надо
жизнь
сначала переделать,
переделав —
можно воспевать.
Это время —
трудновато для пера,
но скажите
вы,
калеки и калекши,
где,
когда,
какой великий выбирал
путь,
чтобы протоптанней
и легше?
Слово —
полководец
человечьей силы.
Марш!
Чтоб время
сзади
ядрами рвалось.
К старым дням
чтоб ветром
относило
только
путаницу волос.

Для веселия
планета наша
мало оборудована.
Надо
вырвать
радость
у грядущих дней.
В этой жизни
помереть
не трудно.
Сделать жизнь
значительно трудней.

Владимир Маяковский

*****

Это не чушь вам из сонника,
Смотрите-ка, Боже ты мой,
чёрно-белая кинохроника:
Есенин Сергей — живой!

Вот она вам — история:
Русский поэт-хулиган
У двери «Уолдорф Астория»
И с ним Айседора Дункан.

Что же вы, академики,
Мало его, мол, в кино.
Лишь у памятника Кольцову.
Вот, мол, и всё…

А он стоит улыбается,
Строгий костюм. как всегда,
И волосы чуть завиваются,
И в глазах его, Бог мой, звезда.

О, Русь моя, милая родина!
Как и он, я повязан с тобой!
Чёрно-белая кинохроника:
Есенин! Сергей! Живой!

Чибриков Владимир

*****

Памяти Есенина

На Ваганьковском кладбище осень и охра,
Небо — серый свинец пополам с синевой.
Там лопаты стучат, но земля не оглохла —
Слышит, матушка, музыку жизни живой.

А живые идут на могилу Есенина,
Отдавая ему и восторг и печаль.
Он — Надежда. Он — Русь. Он — ее Вознесение.
Потому и бессмертье ему по плечам.

Кто он?
Бог иль безбожник?
Разбойник иль ангел?
Чем он трогает сердце
В наш атомный век?
Что все лестницы славы,
Ранжиры и ранги
Перед званьем простым:
Он — душа-человек!

Все в нем было —
И буйство, и тишь, и смиренье.
Только Волга оценит такую гульбу!
Не поэтому ль каждое стихотворенье,
Как телок, признавалось:
— Я травы люблю!

И снега, и закаты, и рощи, и нивы
Тихо, нежно просили: — От нас говори! —
Не поэтому ль так охранял он ревниво
Слово русское наше, светившее светом зари.

Слава гению час незакатный пробила,
Он достоин ее, полевой соловей.
Дорога бесконечно нам эта могила,
Я стою на коленях и плачу над ней!

Боков В.

*****

Взгрустнуть у домика Есенина,
Не грех и выпить двести грамм.
Сегодня ночью за деревнею
Молился кто-то небесам.

И отражался месяц в озере,
Как воду пьющий рыжий конь.
А где-то местные колхозники
Терзали хриплую гармонь.

О чём-то лаяли собаки.
Лишь я один на всей земле
Шёл по траве, через овраги,
Шёл по равнине, по стерне.

Я шёл и шёл, сбивая ноги,
Сшибая звёзды головой,
И удивительные строки
Текли, текли сами собой.

И переполненный веселья,
О, позавидуйте ж вы мне,
Взгрустнул у домика Есенина
Увидев свет в его окне.

Чибриков Владимир

*****

Слово Есенину

Красивым, синеглазым
Не просто умирать.
. . . . . . . . .
Он пел, любил проказы,
Стихи, село и мать…

Нам всем дана отчизна
И право жить и петь,
И кроме права жизни

И право умереть.

Но отданные силой
Нагану и петле,

Храним мы верность милой,
Оставленной земле.

Я видел, как в атаках
Глотали под конец
Бесстрашные вояки
Трагический свинец.

Они ли не рубили
Бездарную судьбу?
Они ли не любили
И землю,
И борьбу?

Когда бросают женщин,
Лукавых, но родных,
То любят их не меньше
И уходя от них.

Есть ужас бездорожья,
И в нем
конец
коню!
И я тебя, Серёжа,
Ни капли не виню.

Бунтующий и шалый,
Ты выкипел до дна.
Кому нужны бокалы,
Бокалы без вина?..

Кипит, цветёт отчизна,
Но ты не можешь петь!
А кроме права жизни,
Есть право умереть.

Уткин И.

*****

Надо б съездить к Серёже Есенину.
На могилке его посидеть,
Покурить у заветного деревца,
Вспомнить: были здесь мать и отец.

Где же ещё погрустить в одиночестве,
Как не здесь, где великая тишь.
И глубокое в сердце пророчество
Проникает, когда ты молчишь.

Каждый листик там близок до нежности,
Как любой муравей на земле.
Не на этом ли родина держится,
Не на этом стоим ли мы все.

Больше некуда в жизни наведаться:
К Серёже! К Есенину! Там
Сяду я под тонюсеньким деревцем,
Хлебца дам поклевать воробьям.

Пробежал вон священник из церковки,
Может, будет готовить молебн.
Две старухи завыли по — детски вон
И не могут подняться с колен.

Шелестят, шелестят так задумчиво
Над могилкой венки. Словно им
Побеседовать свыше поручено
С златокудрым поэтом самим.

А мне сон навевается местностью,
И растаяли мысли, как дым.
Надо б съездить к Серёже, к Есенину,
Что остался навек молодым.

Чибриков Владимир

*****

Вдрызг разбита Христа дорога,
В строгом платье по ней бредет Русь.
Помолясь у родного порога,
Молча в ноги я ей поклонюсь.

Поклонюсь и венку стихов,
Ярче звезд он горит над Россией.
Такова твоя сила слов,
Такова твоей веры сила.

Знаю в грозные времена,
Зазвонят по церквам в селеньях.
И восставшие племена
Снова Русь обретут в сраженьях

Вдрызг разбита Христа дорога,
Божий путь одолеть не боюсь.
Ты воскреснешь, Есенин Серега, —
И споешь про Любимую Русь!!!

Ненашев Валерий

*****

Есенин! Как хочу сказать я Брат!
Ты нам раскрыл России душу,
Земле родной был верен как солдат
Сказавший: — Клятву не нарушу!

Ты Родину, как мать родную,
Душою, с детства, искренне любил.
Талант врождённый, лихость удалую,
Ты ей всецело посвятил.

Да и она тебя любила,
Всю красоту природы подала.
С тобой всегда и всюду бЫла,
И твоим сердцем, видимо былА.

И как певец, земли России волной,
Стихом своим, ты дань красе воздал.
Чуть-чуть разгульный, но в чести достойный,
Я от тебя Россию постигал.

Есенин! Брат! Я пред тобой признаюсь,
Тебя как русский, искренне люблю.
Твои стихи в народ нести пытаюсь,
Чтоб славить Родину свою!

Волков Владимир

*****

Рубцов и Есенин

В стае вновь прилетевших скворцов
Над лугами снуют ваши тени,
Вологодский поэт Рубцов
И рязанский поэт Есенин.

Нет, ушедший поэт не прах,
Дух его на земле нетленен.
Средь ликующих в небе птах —
Златоусты Рубцов и Есенин.

Как нельзя усмирить любовь
И поставить Кармен на колени,
К небесам сквозь угар и кровь
Вознеслись и Рубцов, и Есенин.

Алёшина Л.

*****

Пускай во сне, пускай — не наяву,
Когда смолкают все дела и речи,
Я памятью послушной призову
С тобою дорогие встречи.

Приди опять!
Я буду ждать звонка,
Я у окна бессменно отдежурю,
Твоим коням не надо ямщика,
Они несут тебя сквозь снег и бурю.

Ты весел, милый!
Руки не дрожат,
Клянешься Богом — старая привычка.
И вот уже друзья к тебе спешат,
Спешат друзья к тебе на перекличку.

Глаза на миг чуть заслонив рукой,
Ты улыбаешься слегка лукаво —
Над дружбой, или над судьбой,
Иль над своею звонкой славой?

Ты говоришь:
Ведь я ничей поэт. —
Искусство? Да, искусство остается,
А ты уходишь, разве нет?
Никто другой нам так не улыбнется!

Не уходи! Еще такая рань,
Куда спешишь? Ведь ты побудешь с нами?
Сергей, Сергей! Куда ни глянь,
Весь мир цветет веселыми огнями.
Но заволакивает все туман.

Конечно, я уснул и бредил,
Доносится из дальних стран
Неумолимый голос меди.
Иннокентий Оксенов

Свиридов Г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *