Стихи о Гаршине Всеволоде Михайловиче

Стихи о Гаршине Всеволоде МихайловичеЧиста, как снег на горных высотах,
И кротости исполнена безмерной
Была душа твоя, почивший брат.
Незлобив быль, как голубь, ты; вражды
И зависти твое не знало сердце.
Любви и всепрощения родник,
Неиссякаемый в груди твоей таился.
Любовью все твои созданья дышат, —
Глубокою любовью к человеку…
Не отвергал с презреньем падших ты,
Но пробуждал к ним в ближних состраданье;
Вот почему все честные сердца
Ты влек к себе с неотразимой силой!
Немного тех, кто чистоту души
Умел сберечь среды мутных вод житейских,
Как ты сберег, — и в ком не в силах были
Они любви светильник потушить…
Спи мирно, брат наш милый!.. Долго будет
В сердцах людских жить светлый образ твой.
О, если бы могли хотя на миг
Твои открыться вежды!.. В наших взорах
Прочел бы ты — какою беспредельной,
Великой скорбью душу наполняет
Нам мысль, что ты навек от нас ушел!

Алексей Плещеев

*****

Смерть Всеволода Гаршина

Погиб и он — когда тот слух к нам долетел,
Не верилось, и в страхе мы внимали,
Мысль отрывалась вдруг от мелких, пошлых дел,
От будничной заботы и печали;
«И он, и он погиб», — бледнея, мы шептали.
Нас ужас леденил нежданного конца;
И что-то пронеслось, и душу нам смутило,
И содрогнулися беспечные сердца
Пред этой новою открывшейся могилой…
Как будто все почувствовали вдруг,
Что слишком близки нам его мученья
И что недуг его — для всех родной недуг;
Как будто поняли мы сердцем на мгновенье
Последний вопль его предсмертных мук…
Зачем так много сил дала ему природа?
Ведь с чуткой совестью и страстною душой
Нельзя привыкнуть жить меж нас во тьме глухой…
И он страдал всю жизнь, не находя исхода,
Истерзан внутренней, незримою борьбой.
О, горе тем, кто в наше время
Проснулся хоть на миг от рокового сна, —
Каким отчаяньем душа его полна,
И как он чувствует тоски гнетущей бремя!
О, горе тем, кто смел доныне сохранить
Живую душу человека,
Кто не успел в себе сознанья задушить
И кто во прах не пал пред идолами века!
В нем скорбь за всех людей была так велика,
Что, нежным ландышем главу к земле склоняя,
На ниве жизненной он пал, изнемогая,
Как будто ядом «Красного цветка»
Была отравлена душа его больная…

Друзья, вот бесконечный ряд могил, —
Редеет круг бойцов… Не стало лучших сил.
Всё честное хороним мы послушно,
Но долго ли еще нам, братья, хоронить?..
Ведь жизнь теперь, как склеп, где так от трупов душно,
Что скоро нам самим нельзя в нем будет жить…

О, если правда в нас заглохла не совсем,
И голос совести еще не вовсе нем, —
Сюда, друзья, сюда на раннюю могилу!
Оплачем юные надежды и мечты…
Подавленную творческую силу,
Оплачем нежные, убитые цветы,
Мир отстрадавшему!.. Здесь, братья, мы сойдемся
Над гробом тесной, дружеской толпой
И в общей горести хотя на миг сольемся,
И прах его почтим горячею слезой.

Мережковский Дмитрий

*****

Посвящается Гаршину Всеволоду Михайловичу

Что мне в жизни ещё осталось?
Осень мокрая. Бледный стих…
Как она другим улыбалась!
Как она любила других!
Вот, бывает бредёт проспектом
Мимо сонных городовых,
Что стоят, как живые метки
Переулков пустых и глухих.

Вся взъерошена, как котёнок.
В муфту спрятаны мёрзлые руки.
А она, ведь, совсем ребёнок
И уже умирает от скуки.

Она любит чужие ласки
И за деньги дарит свои.
На лице, размалёванном краской, —
Предложение для двоих.

Что мне в жизни ещё осталось?
Ночи пасмурной черное дно?
Ждать мгновенье (какая жалость!),
Когда гаснет её окно…

Колчин Сергей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *