Стихи о гобелене

Стихи о гобеленеТо ковёр с цветным узором,
Мы оцениваем взором
Украшение для стен —
Очень ценен гобелен.

Талызин Владимир

*****

Истончается тонкий тлен —
Фиолетовый гобелен,

К нам — на воды и на леса —
Опускаются небеса.

Нерешительная рука
Эти вывела облака.

И печальный встречает взор
Отуманенный их узор.

Недоволен стою и тих,
Я, создатель миров моих, —

Где искусственны небеса
И хрустальная спит роса.

Осип Мандельштам

*****

Наносят быстрые мелки
Эскизы перемен…
Цветные нити, узелки,
Сплетают гобелен…
За нитью нить, ведёт челнок
Ряды, за шагом шаг…
Закономерно, Холст — итог.
С изнанки виден брак…

*****

На гобелене
Взгляды ласкает узор
Нитей сплетенье

В каждой картине узор
В нем есть труд и уменье

Геннадий Нов

*****

В полумраке пыльного сарая
Где паук сучит в тенётах тлен
Ветхое тряпьё перебирая
Я увидел старый гобелен.

Над скалой взметнулся древний замок,
В сонный лес отбрасывая тень,
И олень выгуливает самок
У пруда, где в ряске дремлет лень.

И в лесу, я вдруг увидел детство,
Бабушка ко мне его вела,
За щекой орех припрятан грецкий,
В кулачке зажата пастила…

И кадык пошёл гулять по горлу,
И пылинка заскочила в глаз,
И внутри меня пацан заёрзал,
В замок отыскать пытаясь лаз…

Сохраню я память от огня,
Над кроватью вывешу как знамя,
Пусть из детства смотрит на меня
Бабушка оленьими глазами.

Кульгускин Николай

*****

Бывали дни, в которых мы с тобой
плели таиственные гобелены:
из тонких нитей и ажурной пены,
из музыки, обнявшейся с волной,
из тысячи несбыточных желаний,
которые, как лебеди, уплыли.
А в центре мы — трагически застыли
с изяществом античных изваяний.

Винокур Елена

*****

— Вчера опять не отпускала боль,
Всё как иглой пронзало позвоночник…
Ах, да, простите, это всё не столь
Занятно Вам. Да, мук моих источник –

Недуг спины – гнетёт меня давно,
И с болью я свыкаюсь поневоле.
Взгляните лучше вот на полотно –
Здесь мир, где нет ни тяжести, ни боли.

Хочу назвать картину: «Гобелен».
— О, да! Пожалуй, это будет смело!
А это кто? Похожа на Элен!
— Вы угадали. Но не в этом дело!

Елена – вдохновение моё!
Ах, мой недуг – отчасти ей обуза.
И я себя не мыслю без неё,
Она мне – друг, помощница и муза!

Её, быть может, в утешенье мне
Послал всевышний, чтобы боль и слёзы
Забыть порой, и там, на полотне,
Я мог уйти бы в мир, где властны грёзы.

— Да, да! Вы правы. Что-то в этом есть!
Весь этот мир застывших сновидений
Как будто скорбь земли оставил здесь,
Картиной выткавшись на гобелене.

И сквозь года, с безмолвных древних стен,
Как будто ведая о чём-то тайном,
Секретничает с нами гобелен.
В повествовании исповедальном,

О мире том, без боли и тревог,
Где все почтительно невозмутимы,
Где грусть легка, изящен речи слог, —
Где взор пленяют милые картины.

Верба Александр

*****

Я прекрасный сотку гобелен,
из своих потаенных желаний.
В той картине не будет измен,
с госпожой Неудачей свиданий.
Разноцветные чувства любви,
я вплету в полотно своей жизни,
дорисую свой «Спас на крови»
без ошибок и лозунгов книжных.
А потом подарю все тому,
кто себя потерять не боится.
«я в глазах твоих, карих тону»,
кто однажды сказать мне решится…

Зафира

*****

Я первый день рождения
Справляю меж людей.
Вы пришли, надеясь
на антиюбилей.

Анти Маяковский?
Анти Басаев?
Анти взорвать бы зал Чайковского?
Это не спасает.

Может, к попке бантик
приколоть велюровый?..
Колонны в белых ватниках
пухнут каннелюрами.

Скажу не на камеру,
чтоб вас не расстроить:
«Не время бросать камни,
время — камни строить!»

Мы же – антимыши
Книзу головой.
Антилопы мыслят
Тыльной стороной.
Антиглобалисты
Хочут шар земной

Никогда не ной –
Станешь Антиной.

В нашей антижизни
черное — белей.
Ты еще таджикам
справь антиюбилей!
Кажет нам прожилки
с изнанки гобелен.

Черный кобелина?
Белый Блок?
Мне из ГОБелена
проступает БОГ.

Бог елен Прекрасных temple
Год велел украсть все в темпе бл…
God eleventh of September
дембель предлагает тендер

Подсознанье. Гоби-ленд.
Бог. Изнанка. Гобелен.

Рядом разбирались,
вызвав антигрусь:
«Таллин убер аллес!
Юбер аллес Русь!»

Антиюбилярус?
отвечу вам:
«Господь uber alles!»
я строю Храм.

Мне Царевна — лебедь
в зеркале кривом
приоткрыла трепет
храмовым крылом.

Я Твои из Всенощной
слышу зуммера.
Лучшая из женщин
в камне замерла.

Бывшее купелью
для моих стихов
станет искуплением
земных грехов.

Я — первый из поэтов,
который для людей
Храм построю. Это —
антиюбилей.

Вознесенский Андрей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *