Стихи о горе Эверест, Джомолунгма

Стихи о горе Эверест, ДжомолунгмаЛедяной Эверест
С кислородом и без
Покоряли мужчины.
Эверест ледяной,
А в скале крюк стальной,
А в глазах – блеск вершины!

Лезем мы не во сне
По великой стене,
А кто-то выше на гребне.
Там у них все о`кей,
А у наших парней
Снаряженье дешевле.

Топчем медленный след,
Сбоку — вмерзший скелет,
Чьих надежд здесь осколки?
Минус тридцать мороз,
Снег все скалы занес,
В хриплых легких иголки.

Экономим крюки
И веревок мотки –
Все, что куплено в обрез нам.
А у тех сгинул шерп,
Отпахал трудный хлеб,
Мимо нас рухнул в бездну!

Следом камни, рюкзак,
Из пластмассы башмак,
И падения ужас…
С Гималаев людей
Не несут, где теплей –
Слепит мумию стужа!

Здесь гора сберегла
Всех замерзших тела
Между небом и фирном.
Здесь хранит свой секрет:
Кем был взят Эверест?
Связка Мэллори – Ирвин.

Твой баллон, парень, пуст!
Здесь сугроб, а не куст, —
Миражи с лживой сутью.
Ты внизу одинок,
Ну, а здесь потолок
Немощи и безлюдью!

Трудно в мгле мертвых зон,
Попадая в муссон,
Лезть на панцирь химеры!
Нету сердца под ним,
Те ребята, глядим,
Вниз пошли, зная меру.

Что ж сезон потерять? —
Вновь нам средств не достать,
Бросьте эту манеру!
Парень, сопли утри,
И на тех не смотри,
Кто ушел, зная меру!

Мы продолжим подъем
На снаряже плохом,
На питании холодном.
Не согнуть нас в дугу,
Хоть в валютном долгу,
И в долгу кислородном!

И альтиметр заел,
И партнер в снежник сел. –
Свой баллон ему включая,
Не уйдешь из игры,
После штурма горы
Судят нас Гималаи!

Ледяной Эверест,
Взгляд с вершины окрест, –
Нет дешевых эмоций.
Эверест ледяной,
Кто живой – стал другой,
Кто погиб – с ним сольется!

Стребежев Виктор

*****

В Гималаях есть высокий —
Превысокий пик!
Поломаешь руки — ноги,
Шею и язык.
Даже выговорить трудно,
А не то, что влезть:

Сагарматха,
Джомолунгма
Или Эверест!

Три загадочных названья
Этой высоты
Бормочи, как заклинанье,
Днём и ночью ты.
И, бесспорно, очень скоро,
Ты запомнишь текст:

Сагарматха,
Джомолунгма
Или Эверест.

Если ты раз девяносто
Это повторил,
То считай, что очень просто
Гору покорил
И тогда тебе безумно
Вскоре надоест

Сагарматха,
Джомолунгма
Или Эверест!

*****

Над облаками красуется гордой вершиною.
Острые камни укрыты серебряной мантией.
Ради подпитки энергией адреналиновой
Ждёт Джомолунгма упрямых, бесстрашных романтиков.

Летние ветры муссонные к людям неласковы.
Резко погода меняет своё настроение.
Воздух разреженный – смерть. С кислородными масками,
В экипировке рискованное восхождение.

Осень, сезон ураганов – жестоких, неистовых.
Демон куражится, злобствует властным хозяином:
Сдует безумца, как щепку, со склона ребристого,
Вытряхнет душу, а тело укутает саваном.

Тайны в расщелинах прячет гора златоглавая –
Если безоблачно, свет отражает оранжево.
Вниз извергаются духи с лавинной облавою,
Под барабанную дробь ритуала шаманского.

Пренебрегая опасностью неотвратимою,
Веря в удачу и сил не жалея, потраченных,
Вновь Джомолунгму прощупывают одержимые:
Вверх, по страховке, а там, что судьбой предназначено…

Осадчая Галина

*****

Предстояла горная дорога
Мне однажды: каждому свой крест.
Положившись на себя — не Бога,
Я карабкался на Эверест.
Справа, слева — жуткие ущелья…
Оступился… Слава Богу — куст!
И впервые с вёсен некрещенья
Показался мир мне глух и пуст.
Кто услышит вопль мой?.. И, слабея,
Из последних сил держась за ветвь,
Я воззвал к Спасителю, робея:
«Господи, помилуй мя! Ответь!»
И великий глас исторгся свыше:
— Хорошо, попробую спасти,
Если ты теперь Меня услышишь.
Коли веришь — ветку отпусти!
…До сих пор я истово божусь
И за ветку хлипкую держусь.

Алёнин Евгений

*****

Блистает пик живым огнем,
Непокоренного атлета,
Задрали головы и ждем —
Нам предстоит проделать это.

Молчит великий Эверест —
Не покорен никем доныне.
Таких гигантов нет окрест
И в мире нет в помине.

По юго-западной стене
Рвем облака, ветра шальные.
Ценою в жизнь наше турне
Смертелен путь, идем впервые.

Ползем, карабкаемся вверх.
Нет на высотах кислорода.
Мороз и лед, и яркий снег,
Обрыв скалы и непогода.

Вершина манит, рядом ждет.
Усталость — вверх ни метра.
Сил нет дышать, а ярость жжет,
И стонем в стонах ветра.

Мороз прижал под шестьдесят,
Но мы еще живем.
Последних триста пятьдесят
Восемь часов ползем.

Мы покорили этот миф
И эту высоту.
Увидели прекрасный мир —
Непала красоту.

Мечта у альпинистов есть —
Там высоко в горах,
Но выше гор есть в жизни честь —
Ей неподвластен страх.

*****

Всегда в волшебной дымке пребывает
пик Эверест – могучая, волшебная скала.
На своих склонах ежечасно принимает
живых и мёртвых, кому грусть равнин мала.

Своим сияньем взгляд твой очарует.
Закружит мозг он ядом вдоха своего.
И несказанным счастьем околдует
того, кто наконец добрался до него.

Но тех счастливчиков совсем немного.
Кто мог сказать: я был, я покорил его!
У многих здесь закончилась дорога
кто проиграл тщеславью против разума его.

Коварный пик кресты на склонах множит.
Поёт им песни горных вихрей свист.
И следующий здесь голову положит.
Лишь крест и надпись: «Неизвестный Альпинист».

Не возвратился он. Неделю вьюга кружит.
Друзья вздохнут и сдвинут чашки с водкой вкруг,
но снег пройдёт, а высь им голову закружит.
И обезумит их сверкая лёд вокруг.

Недолги сборы, как не свежи’ воспоминанья.
Опять подъём и злого ветра свист.
Опять манят своим сияньем горы.
И снова надпись: «Неизвестный Альпинист».

Нелипович Кирилл

*****

Нет, — то не тень раздумий книжных,
Не отблеск древности… О, нет.
Один и тот же сон недвижный
Томит мне душу столько лет.

И вижу зданья в сне упорном,
Не виданные никогда:
Они подобны кряжам горным
В одеждах плещущего льда.

Ещё родней, ещё напевней,
Они подобны душам гор,
Ведущим в благости полдневной
Свой белоснежный разговор.
И белоснежным великаном
Меж них — всемирный Эверест.
Над облаками, над туманом
Его венцы и странный крест.

Он — кубок духа, гость эфира,
Он — новой веры торжество,
Быть может, храмом Солнца Mipa
Потомство будет звать его.

Быть может, там, на перевалах
В страну непредставимых дней,
Хоругви празднеств небывалых
Заплещутся у ступеней.

Но поцелую ль эти камни,
В слезах склонясь, как вся страна,
Иль только вещая тоска мне
Уделом горестным дана?

Но если дух страны подвигнут
На этот путь — где яд тоски?
Гимн беломраморный воздвигнут
В заветный час ученики.

Андреев Даннил

*****

Гора ты гор в краю чудес Востока,
Среди сверкающих вершин Земли
Твой пик крутой сияет одиноко,
Как цель для всех, чтоб покорить смогли.

Достоин цели должен быть счастливец,
Допущенный до манящих вершин,
Пройдящий пик блаженства твой, спесивец,
Который он с улыбкой пережил.

Возможно ль обладать тобой, далёкой,
Найдётся ли кудесник, кто с утра,
С восходом Солнца рифмою высокой
Сказать бы смог тебе – «Моя Гора»?

Найдётся ли правитель сумасбродный,
Воздвигнувший забор тебя вокруг,
Чтоб больше ты не открывала склоны
Объятиям мужских умелых рук?

Быть может, есть владыка мирозданья,
Кто обладать тобой один бы смог,
Другим удачей выпали свиданья,
И память их сомнений и тревог.

Лишь избранных допустишь ты к вершинам,
Души и тела ощутить восторг
Позволишь, и не всем твоим мужчинам
Дашь шанс вернуться снова на Восток.

Как много было тех, других – пропавших,
На склонах сгинувших твоих бедняг,
И издали тебя постичь желавших,
Не сделавших к тебе свой смелый шаг…

Устала ты от рвущихся к победе,
Томишься и от тех, и от других,
Мечтая втайне просто о дуэте
Двух душ земных, открытых и простых.

Ты ждёшь свой час уйти, пропасть и сгинуть
На день, на год, иль может навсегда,
Оставив лишь письмо — «Должна покинуть…» —
И облаков кольцо вложив туда.

Возникнуть в одночас среди Парижа,
К Монмартру в гости мило завалясь,
И с ним в кафе-бистро сидеть «У Стрижа»,
Абсент вдвоём смакуя и смеясь…

Щедрин Сергей

*****

Красивая, играясь, ты способна
Разжечь огонь в больной душе поэта,
Смеясь беспечно, сделать очень больно
И удалиться, даже не заметив,

Как бьётся сердце, жаром взгляд горит,
Как рвётся разум прочь, на всё готов,
И к безразличья айсбергу прибит
Я остриём высоких каблуков.

О, леди Эверест, о Горе-леди!
Я заплутал в горах причуд твоих.
И, леденея в глаз жестоких свете,
Я снова таю морем слёз любви.

Который раз – дурак неутомимый –
Не раз срываясь в пропасть с высоты,
Карабкаюсь я вверх, чтоб у вершины
Вздохнув, услышать смех из уст твоих.

Смеёшься. Ты в любовь не веришь вовсе.
А я всего забава для тебя.
Пишу признанья горькие, да только
Увы, ты не прочтёшь их никогда…

Ушибов Федот

*****

На пике в битве с горой,
В крике:
«Я свой с вершиной!»
Бальтазар двуликий, порой.

Киноцентр «Пик»,
Красивый акцент,
Милый комплимент,
Удивительный концепт.

Гора Эверест не ждет наверху,
Здесь нет лишних мест:
Но быть начеку.

Мало воздуха, трудно дышать
Много вопросов «Как?»,
«Зачем?».
Что же решать?

Идти наверх,
Все, что не грех, то добродетель,
Все, что не смех, то не ощущает
Увертий.

Всё — это вверх. Вверх!

Герои безумий, холодных мумий
И реальных вещей, ищеек и
Желания жить, быть и стремиться,
Словно птица колоситься на ветру.

Экспедиции, коллективу, группе лиц
По нутру находиться без рамок,
Жить без границ.

Иванилова Екатерина

*****

А мне во сне приснились Гималаи,
я там вершину видела одну,
где вечный лёд, наверное, не тает
и не смывает вечную вину.
Молчит гора, но дерзостью буянит,
насыпав солнца с небом в рукава.
И чёрной точкой на большом экране
застыла я от дивного родства.
Нет, к восхожденью — тело не готово,
но воспарила песня к небесам,
вдыхая вкус божественного слова,
любовный привкус — ощущая там.
И закружившись, словно в карусели,
мечта спиралью улетела вверх,
и пригубив небесной акварели,
вдруг заиграла на глазах у всех.
Моя душа – крылатой песней стала
на высочайшем пике Эверест…

У жизни нет конца и нет начала,
Пока весь мир любить не надоест…

Ольга Заря

*****

По спинам гор льётся солнца бронза —
Ночь будет долгою и без сна.
…Она стоит на ветру. Серьёзна,
Но не зловеща и не грустна.

И тем немногим, кому укажет
Звезда дорогу на дальний пик…
«Ты мой жених? Я согласна замуж.
Здесь было много: красивых, злых,

Ты — самый сильный, ты — самый смелый…» —
Певучим голосом говорит
Седая девушка в платье белом,
Хозяйка горных могильных плит.

Не заслужившая всех проклятий,
Не воплощая собою зло,
Она раскроет свои объятья,
Согрев навечно любви теплом,

И мир, танцующий и огромный,
Совьёт до тонкой иглы, струны…
А за спиной её, будто волны,
Взмывают снежные буруны,

На ледниках оживают тени
Всех тех, кто взглядом её ласкал…
И кто-то падает на колени,
А кто-то в пропасть с отвесных скал,

Но кем бы ни был он в мире ясном
И кем не станет отныне быть —
Она таинственна и прекрасна,
Такую можно ли не любить?..

Тут мыслям трезвым покажешь кукиш —
Такую разве внизу найдёшь,
Такую разве за деньги купишь?
Ей все богатства земные — грош.

…Остры холодных высот кинжалы.
Едины телом, судьбой, душой.

Она уводит за перевалы
Того, кто сердце её нашёл.

…И начинаются снова споры
О том, что люди сейчас глупей,
Какого чёрта несёт их в горы,
Не стоят горы таких потерь,

Мол, вот придурки — что тот, с вершиной
Обнявшись, дремлющий десять зим,
Что этот, скрытый навек лавиной —
Не найден, призрачен, боже с ним,

Где прожил жизнь, там бы тихо умер!..
И понимает их только лишь
Седая мудрая Джомолунгма —
Царица самых высоких крыш.

Хельта Витковская

*****

У каждого свои звезда и крест,
Огонь побед и стыд ошибок жгучий.
Не надо только путать Эверест
С насыпанной в саду навозной кучей.

Ожоги сердца не залечит мазь,
Надлом души не стянут гипс и шины…
Не стоит жить, по прошлому томясь.
У горизонта — новые вершины!

*****

Покорение Эвереста

Блистает пик живым огнем,
Непокоренного атлета,
Задрали головы и ждем —
Нам предстоит проделать это.
Молчит великий Эверест —
Не покорен никем доныне.
Таких гигантов нет окрест
И в мире нет в помине.
По юго-западной стене
Рвем облака, ветра шальные.
Ценою в жизнь наше турне
Смертелен путь, идем впервые.
Ползем, карабкаемся вверх.
Нет на высотах кислорода.
Мороз и лед, и яркий снег,
Обрыв скалы и непогода.
Вершина манит, рядом ждет.
Усталость — вверх ни метра.
Сил нет дышать, а ярость жжет,
И стонем в стонах ветра.
Мороз прижал под шестьдесят,
Но мы еще живем.
Последних триста пятьдесят
Восемь часов ползем.
Мы покорили этот миф
И эту высоту.
Увидели прекрасный мир —
Непала красоту.
Мечта у альпинистов есть —
Там высоко в горах,
Но выше гор есть в жизни честь —
Ей неподвластен страх.

*****

Песня про восхождение на Эверест

До

Где-то в Южных Гималаях
королевство есть Непал,
а у них (я точно знаю)
Эверест, гора такая,
выше нет, я узнавал.

На вершине Эвереста
не хватало раньше нам
узаконенного места,
но ведь мы же не из теста,
наше место тоже там.

Мы пройдём по контрфорсу
юго-западной стены.
Не для славы, не для форса,
для ответа на вопросы
мы пройти его должны.

Но пока мы у подножья
и глядим не сверху вниз.
Нам ползти по бездорожью,
мы не шерпы, мы с Поволжья
и, пока что, ставка – жизнь!

После

Ну, вот и сбылось: ты лез и долез,
вершин не бывает выше,
взят Эверест, покорён Эверест,
и ты побывал на «крыше».

Взят Эверест, покорён Эверест,
И ты постоял на «крыше».

Ты всё перенёс и взял высоту,
мог бы погибнуть, но выжил,
но этим свою ты убил мечту –
все горы, где не был, ниже.

Но этим убил ты свою мечту –
Всё, где ты не был, ниже.

Как, альпинист, ты теперь будешь жить?
Всё кончилось в двадцать пять.
Тебе внизу не хотелось выть
И брать Эверест опять?

Тебе внизу не хотелось выть
И штурмовать опять?

Ну, вот и сбылось: ты лез и долез,
вершин не бывает выше,
взят Эверест, покорён Эверест,
и ты постоял на «крыше».

Вчера тобой покорён Эверест
и завтра некуда выше.

Глухов Андрей

*****

Покорение Джомолунгмы

Мечта, фантазия. Свобода!
Нет расстояний и границ.
Подвластны Время и Природа.
И есть достаточно страниц!

Пусть этот мир и виртуален,
Но каждый видел, кто мечтал.
А человек вполне реален.
Нам мысль для творчества Бог дал.

И наши мысли – нити ткани
Плетут в реальности ковёр.
В нём опыт всех и мудрость знаний.
Лишь пожелай, — он будет твой.

Я этим пользуюсь и часто.
Уносит он меня в Миры,
Где удивительно прекрасно
И, как реальность, все мечты.

Вот я стою на Эвересте,
А подо мною облака.
Я вас зову! Давайте вместе!
Мечтам подвластна высота.

Вокруг вздымаются вершины,
Как волны Матушки – Земли.
И купол неба синий-синий,
И сотни вёрст лежат вдали.

Морозит щёки ветер слабый.
Представить сможем ураган.
Здесь мир суровый, первозданный,
Для испытания нам дан.

Попросим Время бег замедлить
И повернём его назад…
И то же место на Планете
Но нет здесь гор, — здесь Океан!

Пойдём назад; — из Моря Суша,
Землетрясением дрожа,
Вздымает горы выше, круче!
Упёрся, давит Индостан.

Вновь наше время. Величаво
Вершины снежные стоят.
Что будет дальше? Наше право.
Мы бросим в будущее взгляд.

Ещё поднимутся вершины.
Потом замрут и снова вспять.
Разрушат Время, ветры, ливни.
Возможно, люди сохранят.

В их власти будут все стихии,
А рядом с ними Бог стоять.
Преображать, — им всё по силам,
И Красотой всё украшать.

Вернёмся снова на вершину,
Хотя и трудно здесь дышать,
Понять, хотелось бы, причину,
Зачем их надо покорять?

Чем выше мы, — тем дальше видим.
Отодвигаем горизонт.
Мы земли новые открыли,
Нас Космос тайнами зовёт.

Понять, увидеть, прикоснуться,
Познать себя и тот предел,
Когда ты сам, в восторге чувства!
Достиг и смог, — преодолел.

И погружаются в пучину,
И открывают полюса,
И покоряют ту вершину,
Что недоступною была.

Господь нам дал такое право,
Но не у каждого стезя
Вела к вершине, чести, славе
И за собой других звала.

Достойный путь не все избрали,
Удел героев, — и всегда
Они победы достигали.
Их жизнь, как подвиг и мечта.

И даже, если погибали,
На том пути, где цель была.
Их смерть, — ступенька к пьедесталу,
С неё продолжили дела.

У Эвереста есть название: —
«Божественная Жизни Мать».
Она звала своим сияньем,
Стремиться вверх и побеждать.

И люди шли и погибали.
Кто шёл по следу, — это знал.
Но с каждым шагом приближали
Желанный, снежный пьедестал.

Народность, — Шерпы*; — всем известна
Трудолюбивы и сильны.
Пришли с Востока, — здесь осели.
Высокогорные орлы!

Они дорогу пролагали,
Они поклажу всю несли.
И многие здесь погибали,
Но, всё равно, упорно шли.

Их Родина – Высокогорье.
Грудная клетка, крепость ног
И опыт предков, и сноровка,
И, почти рядом, — с ними Бог.

Их было много, не дошедших,
И, со слезами на глазах,
Всего лишь несколько сот метров,
Но выше, — смерть и шли назад.

Седьмой раз в жизни шерпа Тенцинг
Шёл Джомолунгму покорять.
И в снаряжении английском,
Чтоб славу Англии поднять.

Взойти так трудно на вершину, —
Организация должна.
И тонны груза, — всё на спину.
Но общность цели всех вела.

Об экспедиции все знали.
В ней каждый опытен и смел.
А шерпы дружно помогали.
Год полста третий, март – апрель.

Гора два раза в год давала
Возможность на неё взойти.
Потом снега и ураганы
Встают преградой на пути.

И, даже в это время года,
Когда большая высота,
Пусть распрекрасная погода,
У человека тошнота.

Бессонница и сухость горла,
И без очков ходить нельзя.
А руки, ноги от мороза, —
Тройной защита быть должна.

Нет аппетита, кислорода,
Теряют в весе и всегда; —
Желанье пить, — слюной исходят.
А ветер! Холод! Шаг, — борьба!

Ледник Нуптсе, — и всё готово.
«Добро», — Гора своё дала.
Хилари, Тенцинг, ещё двое.
От них побед Земля ждала.

Для них несли все грузы шерпы,
Для них старались их друзья.
Нельзя взойти на Гору вместе,
Лишь на двоих надежда вся.

И Буреллон, и Эванс смело.
Идут на штурм. Провал? Успех?
Все в напряжении. Под вечер
Вернулись; — и упали в снег…

Представить трудно состояние,
Когда цель жизни так близка!
И отказаться… Ох! Страданье…
Но смерть там ждёт наверняка.

Двадцать девятое, — май месяц.
Хилари, Тенцинг, — значит, вам.
Утих и ветер на рассвете.
Все силы, мысли; — только ТАМ!

«А ча? А ча!» — То есть готовы.
И ледоруб всегда в руке,
А к рукоятке шнур примотан
Четыре флага вместе все.

ООН и Англия, Непал и Индия.
И красно-синий карандаш, —
Горе подарок дочки Нимы
Шерп Тенциг нёс и каждый шаг
Всё выше, ближе и до цели
Остались метры! И вдвоем!
Хилари был на метр первым
Не это главное во всём!

Рукопожатие, объятие!
И кулаками по спине!
И фотография на память.
Флажки, подарки, — всё Тебе!

О, Джомолунгма! Матерь Жизни!
Вершина Мира на Земле!
Ты покорилась, — мы достигли!
От всех людей, — поклон Тебе!
. . .

«Великая гора нас учит быть великим».
Но одному всегда трудней идти.
Зови других и общее величье
Преодолеют всё, что будет на пути.

Идут года. От Даты шесть десятков.
Протоптана тропа, верёвки – леера.
И тонны мусора: — баллоны и палатки
И мёртвые тела не убраны лежат.

Всего погибло более двух сотен.
Четыре тысячи здесь встретились с Мечтой.
Совершена посадка вертолёта
И дельтаплан летал над головой.

Одиннадцать советских альпинистов
К вершине проложили свой маршрут.
Имеют право подвигом гордиться: —
Непроходимым был, — теперь и здесь идут.

Здесь был слепой, здесь был почти ребёнок.
И в семьдесят шесть лет мужчина здесь стоял,
И женщины, и при Луне, и, не боясь потёмок,
И, почти сутки, шерп здесь проживал.

Поток желающих взойти не иссякает.
И пусть для каждого высокая цена.*
Ни холод, и ни труд, ни риск не испугают
Того, кого зовёт великая Мечта!

Конечно, легче, чем первопроходцам.
Теплее вещи, знают, что их ждёт,
Но и вершина просто не даётся
И смерть всё время рядышком идёт.

Там ветер. И мороз бывает минус сорок!
И каждый килограмм в пять раз там тяжелей.
Сгорает тело, будто в страшный голод.
И рот и лёгкие забиты от слюней.

Там воздуха в три раза не хватает.
Там Солнца свет в пятнадцать раз сильней.
И пальцы рук и ног, бывает, отмерзают,
И мысль: — «Вернуться! Хватит! Стой! Не смей!»

Но Первый был! И, значит, это можно!
И он дойдёт, — ведь он же Человек!
Последний шаг ступает осторожно…
Земля внизу! И вот он выше всех!!

Я был в горах и есть моя вершина
Ничтожная, в сравнении с Горой.
Но видел небо тёмно-тёмно синим
И красоту такую, — Боже мой!

Жалею я, что мало так добился,
Ведь альпинизм не просто трудный спорт.
Здесь совесть и душа, и тело организма
Дают тебе честнейший свой отчёт.

Пусть умный не идёт. Зачем наверх стремиться?
Там денег нет, — для бизнеса там ноль,
Но не узнает он, что можно так гордиться; —
Преодолел себя, свой страх и пот, и боль.

А пьедестал такой, что сердце замирает!
И, кажется, с улыбкой смотрит Бог.
Друзей надёжных здесь приобретаешь
И радость в том: — «Я это сделать смог!»

Да! Я приветствую нормальных экстремалов.
До Северного полюса, идущие зимой,
И, словно, птицы, стаи парапланов,
На яхтах, обогнувших Шар Земной!

Но, преклоняюсь я в восторге перед Первым!
Зажёг Огонь, построил Лодку, Дом.
Добыл железо, сделал лук и стрелы,
До Полюсов, до Космоса дошёл!

Хилари, Тенцинг! Ваша Джомолунгма!
Вам помогали, но лишь вы дошли.
И не забудут никогда вас люди, —
Вы вписаны в Историю Земли!

А я с Мечтой стою на Эвересте.
Там никогда реально не бывал.
Представил я, что шли наверх мы вместе…
Последний взгляд. Какая высота!

Застыли волны – снежные вершины
И далеко внизу, в тумане монастырь.
И Солнце яркое, и облака в долине.
Взмахну я «крыльями», что Бог мне подарил!

И «опущусь» за стол. Тетрадь и авторучка.
Я шесть страниц за сутки «настрочил».
Пусть не стихи, не поэтична строчка.
Я свои мысли прочно закрепил!

Ченин Александр

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *