Стихи о Грибоедове Александре Сергеевиче

Стихи о Грибоедове Александре СергеевичеАлександр Грибоедов!
Ваше имя звездою
Светит нам сквозь века –
Светозарной зарею,
Хоть потеря горька.

Рождены в большом свете,
Где могли бы блистать,
Но суждено было в высшем совете
Вам за Родину сердце отдать.

Любили так свою Россию,
Как только Вы могли любить,
И столько бед смогли осилить,
И только ей одной служить!

России труд свой подарили –
То было «Горе от ума». –
Вы декабристов ободрили,
Хоть ожидала Вас тюрьма.

Вы Пушкина предвосхитили,
Спев гимн уму и чести,
Комедией нас восхитили,
И мы навеки вместе.

Глух Никита

*****

Как у Полтавы рать бегущих шведов,
Злой пошлости развеяна чума,
Когда стихами «Горя от ума»
Заговорил в России Грибоедов.

Мир пестрых фраков, сплетен и обедов,
Где все вершит протекция-кума,
Так эпиграмм нетощая сума
Отметила повадки наших дедов.

Герои эти чопорны иль грубы,
Но эпиграммы умеряют гнев.
Молчалины-лакеи, Скалозубы,

В сатире и они почти что любы,
А Чацкий задохнулся, побледнев,
И Софья до крови кусает губы.

Александров Ростислав

*****

Россия, бедная Россия,
Теряешь ты своих сынов!..
Вдали Москвы и Петербурга,
Среди кремнистых тех хребтов,
В далеком, чуждом Тегеране,
Он честь России сохранил
И, защищая русских женщин,
Своею кровью обагрил
Чужую площадь там, в Иране…

О чем он думал в миг последний,
Когда, посольство защищая,
Расстался с жизнью молодой?!.
Ведь мог бы отступить в надежде,
Что русских силы подойдут,
Что обойдется всё, как прежде,
И казаки не подведут?

Нам не дано предугадать,
О чём он думал, погибая,
И вспомнил ли седую мать,
Когда ждала его супруга молодая.
Жену свою он так любил,
И сыну был бы очень рад, –
Но миг настал, и час пробил –
И пал поэт, Руси солдат.

Погиб российский дипломат,
Убит, как многие поэты,
России честь был видеть рад –
И в страшной схватке пал за это.
И без него года идут,
И более двухсот уж миновало –
А на Руси его все чтут,
Жалеют, что он прожил мало.

Глух Никита

*****

Памяти А. С. Грибоедова

Убит… За то ль венец терновый
Сплел для него коварный рок,
Что озарил он мыслью новой
Всю Русь родную, как пророк?!

Зачем он шел, как раб покорный,
В страну фанатиков — врагов,
Когда уже нерукотворный
Был памятник его готов?

Но пусть судьбы предначертанья
Обычным движутся путем! —
Творец великого созданья,
Мы смело за тобой идем!

Не малый срок твой дивный гений
Дал поколеньям для того,
Чтоб образы твоих творений
Уж не смущали никого.

Но нет!.. Борьбу окончить эту
Не скоро правде даст порок, —
Ведь бедный Чацкий твой по свету
Все тот же ищет уголок.

Хетагуров Коста

*****

Памяти Грибоедова

Когда еще ты на земле
Дышал, о друг мой незабвенный!
А я, с тобою разлученный,
Уже страдал в тюремной мгле, —
Почто, виденьем принесенный,
В отрадном, благодатном сне
Тогда ты не являлся мне?
Ужели мало, брат мой милый,
Я, взятый заживо могилой,
Тоскуя, думал о тебе?
Когда в боязненной мольбе
Слова в устах моих коснели,
Любезный образ твой ужели
Без слез, без скорби звал к себе?
Вотще я простирал объятья,
Я звал тебя, но звал вотще;
Бессильны были все заклятья,
Ты был незрим моей мечте.
Увы мне! только раз единый
Передо мной полночный мрак
Воззвал возлюбленный призрак —
Не в страшный ль час твоей кончины?
Но не было глубоких ран,
Свидетелей борьбы кровавой,
На теле избранного славой
Певца, воспевшего Иран
И — ах! — сраженного Ираном! —
Одеян не был ты туманом,
Не искажен и не уныл,
Не бледен… Нет, ты ясен был:
Ты был в кругу моих родимых,
Тобой незнанных, но любимых,
Тебя любивших, не видав.
В виденьи оной вещей ночи
Твои светлее были очи,
Чем среди смехов и забав,
В чертогах суеты и шума,
Где свой покров нередко дума
Бросала на чело твое, —
Где ты прикрыть желал ее
Улыбкой, шуткой, разговором…
(Но дружбе взор орлиный дан:
Великодушный твой обман
Орлиным открывала взором.)
Так! мне однажды только сон
Тебя представил благотворный;
С тех пор, суровый и упорный,
Отказывал мне долго он
Привлечь в обитель испытанья
Твой дух из области сиянья.
И между тем мои страданья
Копились и росли. — Но вдруг
Ты что-то часто, брат и друг,
Златую предваря денницу,
Спускаться стал в мою темницу.
Или зовешь меня туда,
Где ты, паря под небесами,
Ликуешь с чистыми духами,
Где вечны свет и красота,
В страну покоя над звездами?
Или же (много я любил!)
Те, коих взор и в самом мраке,
Как луч живительных светил,
Как дар былого, я хранил,
Все, все в твоем слиялись зраке?

Кюхельбекер Вильгельм

*****

Александр, вы блистали
И умом, и видной статью,
Александр, вы пленяли
Дочерей столичной знати.
— Мой гусар — шептали губы,
— Мой корнет — качался веер,
Адъютант… Как принимали
Вас мадам, в желанность веря.
У Ловаль без Вас скучали
Чаадаев, Кюхельбекер,
Даже Пушкин ревновал к Вам
Свежесть музы в Старом Свете…
По чужим краям носило,
Добровольно, по указу,
Победитель! Своё имя
Не роняли Вы ни разу.
Александр, как же лихо
Пленных в Персии спасали,
Муджшехид и его свита
Не перечили, молчали.
Но игрою предрешённой
Гнев толпы на Вас наслали,
Порубили ночью тёмной
Чужеземца, растерзали.
Эх, судьба.., видала виды…
Вас сама княжна любила,
На Святой Горе Давида
Вас, в печали, хоронила,
Жизнь прожив, ушла в могилу
Безутешною женою!
В сердце Вас своём хранила
Чёрной розою, вдовою.
От ума пришло к Вам горе,
Не угодная миссИя,
Своей памятью не больно
Жалует сынов Россия,
А сынов, достойных, слава
Ей сыскала стать и твёрдость,
Скольких их земля знавала,
Ей Они сложили гордость!

Марфина Елена

*****

На смерть поэта А. С. Грибоедова

Где он? Кого о нем спросить?
Где дух? Где прах?.. В краю далеком!
О, дайте горьких слез потоком
Его могилу оросить,
Ее согреть моим дыханьем;
Я с ненасытимым страданьем
Вопьюсь очами в прах его,
Исполнюсь весь моей утратой,
И горсть земли, с могилы взятой,
Прижму — как друга моего!
Как друга!.. Он смешался с нею,
И вся она родная мне.
Я там один с тоской моею,
В ненарушимой тишине,
Предамся всей порывной силе
Моей любви, любви святой,
И прирасту к его могиле,
Могилы памятник живой…

Но под иными небесами
Он и погиб, и погребен;
А я — в темнице! Из-за стен
Напрасно рвуся я мечтами:
Они меня не унесут,
И капли слез с горячей вежды
К нему на дерн не упадут.
Я в узах был; — но тень надежды
Взглянуть на взор его очей,
Взглянуть, сжать руку, звук речей
Услышать на одно мгновенье —
Живило грудь, как вдохновенье,
Восторгом полнило меня!
Не изменилось заточенье;
Но от надежд, как от огня,
Остались только — дым и тленье;
Они — мне огнь: уже давно
Всё жгут, к чему ни прикоснутся;
Что год, что день, то связи рвутся,
И мне, мне даже не дано
В темнице призраки лелеять,
Забыться миг веселым сном
И грусть сердечную развеять
Мечтанья радужным крылом.

Одоевский Александр

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *