Стихи о гусарах

Стихи о гусарахГусары русские – красавцы,
Любимцы женщин и девиц,
Для них война милей, чем танцы,
Благоговение цариц.

Усы, рейтузы, доломаны,
Соболий ментик на плече,
Как восхищались этим дамы,
И бахромою на парче.

Гусары русские — лихие
Кавалеристы, и в бою
Их кони мчались, как шальные,
Навстречу вражьему ружью.

Гусар не знал в сраженьях страха,
В любви не ведал он границ,
Не жил гусар судьбой монаха,
Ведь жизнь была его, как блиц.

Гусары русские – поэты,
С красивой, тонкою душой,
Стихи их нежностью согреты,
Любовью к дружбе боевой.

Любовью к Родине великой,
К России-матушке святой.
Гусар – ты жив, ты – не забытый,
Поэт и воин, ты – герой!

Зеленский Леонид

*****

Если с виду неказист,
Или возрастом стал стар —
То ты не кавалерист,
И не бравый уж гусар.

Талызин Владимир

*****

О бедном гусаре замолвите слово:
Ваш муж не пускает меня на постой.
Но женское сердце нежнее мужского,
И сжалиться может оно надо мной.

Я в доме у вас не нарушу покоя,
Скромнее меня не найти из полка.
И если свободен ваш дом от постоя,
То нет ли хоть в сердце у вас уголка?

О бедном гусаре замолвите слово…

*****

Напрасно думаете вы,
Чтобы гусар, питомец славы,
Любил лишь только бой кровавый
И был отступником любви.
Амур не вечно пастушком
В свирель без умолка играет:
Он часто, скучив посошком,
С гусарской саблею гуляет;
Он часто храбрости огонь
Любовным пламенем питает —
И тем милей бывает он!
Он часто с грозным барабаном
Мешает звук любовных слов;
Он так и нам под доломаном
Вселяет зверство и любовь.
В нас сердце не всегда желает
Услышать стон, увидеть бой…
Ах, часто и гусар вздыхает,
И в кивере его весной
Голубка гнездышко свивает…

Денис Давыдов

*****

Гусар! ты весел и беспечен,
Надев свой красный доломан;
Но знай — покой души не вечен,
И счастье на земле — обман.

Крутя лениво ус задорный,
Ты вспоминаешь шум пиров;
Но берегися думы черной,
Она черней твоих усов.

Пускай судьба тебя голубит,
И страсть безумная смешит;
Но и тебя никто не любит,
Никто тобой не дорожит.

Когда ты, ментиком блистая,
Торопишь серого коня,
Не мыслит дева молодая:
«Он здесь проехал для меня».

Когда ты вихрем на сраженье
Летишь, бесчувственный герой,
Ничье, ничье благословенье
Не улетает за тобой.

Гусар! ужель душа не слышит
В тебе желания любви?
Скажи мне, где твой ангел дышит?
Где очи милые твои?

Молчишь — и ум твой безнадежней,
Когда полнее твой бокал…
Увы — зачем от жизни прежней
Ты разом сердце оторвал!

Ты не всегда был тем, что ныне,
Ты жил, ты слишком много жил…
И лишь с последнею святыней
Ты пламень сердца схоронил.

Михаил Лермонтов

*****

Господа, снова бал, снова звуки кадрили…
Снова шёлк, кружева, озорные глаза.
И гусары нужны, что бы не говорили…
На балу без гусар, уж поверьте, нельзя.
На балу все под музыку в зале порхают,
Обнимаются пары в саду втихаря,
Лишь под утро в каретах домой уезжают,
Поцелуи в награду за танец даря.

Лэнц Лана

*****

Ради Бога, трубку дай!
Ставь бутылки перед нами!
Всех наездников сзывай
С закрученными усами!
Чтобы хором здесь гремел
Эскадрон гусар летучих;
Чтоб до неба возлетел
Я на их руках могучих;
Чтобы стены от ура
И тряслись, и трепетали!..
Лучше б в поле закричали…
Но другие горло драли:
«И до нас придет пора!»
Бурцов, брат! что за застолье!
Пунш жестокий!.. Хор гремит!
Бурцов, пью твое здоровье:
Будь, гусар, век пьян и сыт!
Понтируй, как понтируешь,
Фланкируй, как фланкируешь;
В мирных днях не унывай
И в боях качай-валяй!
Жизнь летит: не осрамися,
Не проспи ее полет.
Пей, люби да веселися!
Вот мой дружеский совет.

Денис Давыдов

*****

Расписку просишь ты, гусар,
Я получил твое посланье;
Родилось в сердце упованье,
И легче стал судьбы удар;
Твои пленительны картины
И дерзкой списаны рукой;
В твоих стихах есть запах винный,
А рифмы льются…

Борделя грязная свобода
Тебя в пророки избрала;
Давно для глаз твоих природа
Покров обманчивый сняла;
Чуть тронешь ты жезлом волшебным
Хоть отвратительный предмет,
Стихи звучат ключом целебным,
И люди шепчут: он поэт!

Так некогда в степи безводной
Премудрый пастырь Аарон
Услышал плач и вопль народный
И жезл священный поднял он,
И на челе его угрюмом
Надежды луч блеснул живой,
И тронул камень он немой, —
И брызнул ключ с приветным шумом
Новорожденною струей.

Михаил Лермонтов

*****

Взгляните: вот гусары смерти!
Игрою ратных перемен
Они, отчаянные черти,
Побеждены и взяты в плен.

Зато бессмертные гусары,
Те не сдаются никогда,
Войны невзгоды и удары
Для них как воздух и вода.

Ах, им опасен плен единый,
Опасен и безумно люб,
Девичьей шеи лебединой
И милых рук, и алых губ.

Николай Гумилёв

*****

Смерть, огонь и гром, бури и удары
Все прошли гусары на коне верхом
И любой корнет знает непременно
Что на свете несомненно ценно а что нет.

Припев:
Картечь ложится ближе, ближе
И нам давно пора удрать.
Но честь — она всего превыше.
Умри, гусар, но чести не утрать
Умри, гусар, но чести не утрать.

Тройка, семерка, туз — пиковая краля
Вывози, кривая, ах, какой конфуз.
Дело мое табак — деньги и пожитки
Все до самой последней нитки пущено ва-банк

Припев:
Иди, исчезни тиши мыши
В Тамбов, где ждет старушка мать
Но честь — она всего превыше.
Умри, гусар, но чести не утрать
Умри, гусар, но чести не утрать.

В наш прекрасный век все так деловиты
Счеты и кредиты заворожили всех
Черни и толпе дьявол душу застит
Но на счастье иль несчастье мы верны себе

Припев:
Пускай подлец из грязи в князи вышел
Пускай глупца ласкает двор и знать
Но честь — она всего превыше.
Умри, гусар, но чести не утрать
Умри, гусар, но чести не утрать.

*****

По селу бегут мальчишки,
Девки, бабы, ребятишки.
Словно стая саранчи
В трубы дуют трубачи.

Раздаются тары бары,
К нам приехали гусары.
Все красавцы усачи
В трубы дуют трубачи.

Слышен голос командира:
— Размещаться по квартирам.
Дело близиться к ночи,
В трубы дуют трубачи.

В эту ноченьку немало,
Баб с солдатами шептало:
— Без тебя хоть милый плачь,
Протруби и мне трубачь.

А когда зарю сыграли,
Бабы слезы утирали.
И в котомки взяв харчи,
Уходили трубачи.

Через год в каждой избенке,
Народилось по мальчонку.
Глотки драли как сычи,
Тоже будут трубачи.

*****

Играй трубач, зови на подвиги!
Ждут с обожанием поклонники.
Идёт гусарский полк и взгляды из окон
И дамы вышли на балкон.

Припев:
Летят со всех сторон цветы
И барышни кричат — Гусары молодцы!
В ответ несётся громогласное — Ура!
Зовёт на подвиги труба.

Гусар не знает поражения
И смотрят дамы с восхищением во след
И посылают им воздушный поцелуй.
Гусар, ты с дамой не балуй!

Под звуки марша с песней бравою
Идут на бой они с отвагою.
Гусар готов за честь и славу умереть,
Но перед этим песню спеть.

Припев:
Летят со всех сторон цветы
И барышни кричат — Гусары молодцы!
В ответ несётся громогласное — Ура!
Зовёт на подвиги труба.

Осядет пыль на мостовой,
Гусарский полк уйдёт и в городе — покой.
Лишь дамы будут день с улыбкой вспоминать
И о гусарах всё мечтать.

Печёрный Юрий

*****

Грозной битвы пылают пожары,
и пора уж коней под седло.
Изготовились к схватке гусары:
их счастливое время пришло.
Впереди — командир, на нем новый мундир,
а за ним — эскадрон после зимних квартир…
А молодой гусар, в Наталию влюбленный,
он все стоит пред ней, коленопреклоненный.

Все погибли в бою, флаг приспущен,
и земные дела не для них,
и летят они в райские кущи
на конях на крылатых своих.
Впереди — командир, на нем рваный мундир,
следом юный гусар покидает сей мир…
Но чудится ему, что он опять влюбленный,
опять стоит пред ней коленопреклоненный.

Вот иные столетья настали,
и несчетно воды утекло,
и давно уже нет той Натальи,
и в музее пылится седло.
Позабыт командир — дам уездных кумир,
жаждет новых потех просвещенный наш мир…
А юный тот гусар, в Наталию влюбленный,
он все стоит пред ней, коленопреклоненный.
А юный тот гусар…
А юный тот гусар…

Булат Окуджава

*****

На солнце оружие блещет,
Во взорах огонь и порыв.
И женское сердце
Дрожит и трепещет,
Заслышав знакомый мотив.

Припев:
Сколько было, братцы?
Сколько ещё будет?
Господа, гусары, вперёд!
Друг не выдаст, бог не осудит,
Добрый конь не подведёт!

Красотки младые навстречу
Бегут, обо всем позабыв.
Сдаются без бою,
Но — чу! Что такое?
Раздался знакомый мотив.

Припев:
Сколько было, братцы?
Сколько ещё будет?
Господа, гусары, вперёд!
Друг не выдаст, бог не осудит,
Добрый конь не подведёт!

Простите, красотки младые,
Вы слышите, трубы зовут!
Дворянки и прачки,
Прощайте, не плачьте,
За нами уланы прийдут.

Припев:
Сколько было, братцы?
Сколько ещё будет?
Господа, гусары, вперёд!
Друг не выдаст, бог не осудит,
Добрый конь не подведёт!

Друг не выдаст, бог не осудит,
Добрый конь не подведёт!

*****

Скорей наденьте доломаны
Гусары прежних славных лет,
Вставляйте в кивера султаны
И пристегните ментишкет.
Для нас сегодня день великий
Гусар и партизан Денис,
Услыши говор наш и клики
Из гроба встань сюда явись.
Ты вдохнови наш пир речами,
Коснись лохани золотой,
Чтоб черпая вино ковшами,
Мы почерпнули гений твой.
Явись как раньше то бывало,
Чуть песни дружбы зазвучат
Ты тут как тут и запевало,
На твой настраивает лад.
И я хочу себя настроить
На песни те, что ты певал,
Хочу тебе, Давыдов вторить
И за тебя поднять бокал.
А мы сейчас подымим чары
Болтать довольно, пить пора,
И так да здравствуют гусары,
За их здоровие, Ура!

*****

Последнее не вымолвлено слово,
Недоуменьем перекошен рот —
Да, сударь, Ваша карта бита снова,
И Вы банкрот. Да, сударь, Вы банкрот.

Я понимаю — глупо. И жестоко,
Но Вы же офицер, а не корсар.
От карты в рукаве немного проку,
Какой же, сударь, право, Вы гусар?

Нет, не надейтесь, Вам не будет ссуды,
Вы проигрались в пух, и поделом!
А раз Вы ТАК играть решили, сударь,
Не место Вам за ломберным столом.

Я понимаю — женщины, растраты,
Больная мать, в имении пожар,
Но шулера всегда найдёт расплата,
Поэтому, увы, оревуар.

Позора не желаю Вам, и мести
Моя душа не жаждет, право, нет.
Но если в Вас осталась капля чести,
Прощайте, сударь, вот Ваш пистолет.

Порошин Алексей

*****

Нужны ли гусару сомнения,
Их горький и въедливый дым,
Когда он в доспехах с рождения
И слава всегда перед ним?

И в самом начале сражения
И даже в пылу, и потом
Нужны ли гусару сомнения
В содеяном, в этом и в том?

Покуда он легок, как птица,
Покуда горяч и в седле,
Врагу от него не укрыться:
Нет места двоим на земле.

И что ему в это мговение,
Когда позади — ничего,
Потомков хула иль прощение?
Они не застанут его.

Он только пришел из похода,
Но долг призывает опять,
И это, наверно, природа,
Которую нам не понять.

Нужны ли гусару сомнения,
Взращенному жгучим свинцом?
Пожалуй, лишь так, для сравнения
Шафирки с бывалым боицом…

… Ну ладно. Враги перебиты,
А сам он дожил до седин
И, клетчатым пледом укрытый,
Рассеянно смотрит в камин.

Нужны ли гусару сомнения
Хотя бы в последние дни,
Когда, огибая поленья,
В трубе исчезают они?

*****

Скребницей чистил он коня,
А сам ворчал, сердясь не в меру:
«Занес же вражий дух меня
На распроклятую квартеру!

Здесь человека берегут,
Как на турецкой перестрелке,
Насилу щей пустых дадут,
А уж не думай о горелке.

Здесь на тебя как лютый зверь
Глядит хозяин, а с хозяйкой —
Не бось, не выманишь за дверь
Ее ни честью, ни нагайкой.

То ль дело Киев! Что за край!
Валятся сами в рот галушки,
Вином — хоть пару поддавай,
А молодицы-молодушки!

Ей-ей, не жаль отдать души
За взгляд красотки чернобривой.
Одним, одним не хороши…»
— А чем же? расскажи, служивый.

Он стал крутить свой длинный ус
И начал: «Молвить без обиды,
Ты, хлопец, может быть, не трус,
Да глуп, а мы видали виды.

Ну, слушай: около Днепра
Стоял наш полк; моя хозяйка
Была пригожа и добра,
А муж-то помер, замечай-ка!

Вот с ней и подружился я;
Живем согласно, так что любо:
Прибью — Марусинька моя
Словечка не промолвит грубо;

Напьюсь — уложит, и сама
Опохмелиться приготовит;
Мигну бывало: Эй, кума! —
Кума ни в чем не прекословит.

Кажись: о чем бы горевать?
Живи в довольстве, безобидно;
Да нет: я вздумал ревновать.
Что делать? враг попутал видно.

Зачем бы ей, стал думать я,
Вставать до петухов? кто просит?
Шалит Марусинька моя;
Куда ее лукавый носит?

Я стал присматривать за ней.
Раз я лежу, глаза прищуря,
(А ночь была тюрьмы черней,
И на дворе шумела буря)

И слышу: кумушка моя
С печи тихохонько прыгнула,
Слегка обшарила меня,
Присела к печке, уголь вздула

И свечку тонкую зажгла,
Да в уголок пошла со свечкой,
Там с полки скляночку взяла
И, сев на веник перед печкой,

Разделась донага; потом
Из склянки три раза хлебнула,
И вдруг на венике верхом
Взвилась в трубу — и улизнула.

Эге! смекнул в минуту я:
Кума-то, видно, басурманка!
Постой, голубушка моя!..
И с печки слез — и вижу: склянка.

Понюхал: кисло! что за дрянь!
Плеснул я на пол: что за чудо?
Прыгнул ухват, за ним лохань,
И оба в печь. Я вижу: худо!

Гляжу: под лавкой дремлет кот;
И на него я брызнул склянкой —
Как фыркнет он! я: брысь!.. И вот
И он туда же за лоханкой.

Я ну кропить во все углы
С плеча, во что уж ни попало;
И всё: горшки, скамьи, столы,
Марш! марш! всё в печку поскакало.

Кой чорт! подумал я; теперь
И мы попробуем! и духом
Всю склянку выпил; верь не верь —
Но к верху вдруг взвился я пухом.

Стремглав лечу, лечу, лечу,
Куда, не помню и не знаю;
Лишь встречным звездочкам кричу:
Правей!.. и на земь упадаю.

Гляжу: гора. На той горе
Кипят котлы; поют, играют,
Свистят и в мерзостной игре
Жида с лягушкою венчают.

Я плюнул и сказать хотел…
И вдруг бежит моя Маруся:
Домой! кто звал тебя, пострел?
Тебя съедят! Но я, не струся;

Домой? да! чорта с два! почем
Мне знать дорогу? — Ах, он странный!
Вот кочерга, садись верьхом
И убирайся, окаянный.

— Чтоб я, я сел на кочергу,
Гусар присяжный! Ах ты, дура!
Или предался я врагу?
Иль у тебя двойная шкура?

Коня! — На, дурень, вот и конь. —
И точно; конь передо мною,
Скребет копытом, весь огонь,
Дугою шея, хвост трубою.

— Садись. — Вот сел я на коня,
Ищу уздечки, — нет уздечки.
Как взвился, как понес меня —
И очутились мы у печки.

Гляжу; всё так же; сам же я
Сижу верьхом, и подо мною
Не конь — а старая скамья:
Вот что случается порою».

И стал крутить он длинный ус,
Прибавя: «Молвить без обиды,
Ты, хлопец, может быть, не трус,
Да глуп а мы видали виды».

Александр Пушкин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *